на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Аборт (Abortion).

Преднамеренное прекращение беременности, предполагающее умерщвление эмбриона или зародыша. Хотя выкидыш иногда рассматриваюткак "непредумышленный аборт", эта статья будет посвящена только "предумышленному аборту".

Христианский взгляд на аборт в противоположность дохристианскому язычеству суммирован в высказывании Г.О. Дж. Брауна: "Подавляющее большинство духовных лидеров протестантизма, начиная с эпохи Реформации и до наших дней, однозначно против абортов. Для протестантов, живущих в соответствии с библейскими заповедями, нет никаких сомнений в том, что аборт есть величайшее зло, ибо здесь имеет место посягательство на образ Божий в развивающемся ребенке" (The Human Life Review, Fall, 1976).

Позиция К. Барта в этом вопросе представляется нормативной: "Нерожденное дитя - это прежде всего дитя. Оно еще развивается и не обладает независимым существованием. Но это человек, а не вещь, его нельзя рассматривать просто как часть материнского тела... Тот, кто уничтожает зарождающуюся жизнь, убивает человека... Бесспорно, решительное "нет" должно быть предпосылкой всех дискуссий по поводу абортов, тем более в наше время" ("Церковная догматика", III/4, 415идал.).

Мы уже отмечали, что величайшие европейские теологи XX в. выступали против абортов. Так, напр., об этом писалиЭ. Бруннервкниге "Божественный императив"; Д. Бонхёффер в "Этике", где он назвал аборт "убийством"; Г. Тилике в "Этике половых отношений".

Общественные дебаты по вопросу абортов драматически обострились в связи с решением Верховного суда 1973 г. по делу "Роу против Уэйда". Хотя опрос общественного мнения показал, что большинство опрошенных составили себе неверное представление о решении суда, полагая, что суд признал законным совершение аборта лишь в первые три месяца беременности, в действительности суд допускал возможность аборта в течение девяти месяцев беременности. Суд полагал, что в течение первого триместра (трех месяцев) право принятия решения в этом вопросе должно принадлежать исключительно женщине и ее врачу. Во время второго триместра государство может лишь применить законы, регулирующие совершение абортов, к-рые должны производиться с соблюдением всех "разумных требований и без ущерба здоровью матери" (подразумевается, что аборты могут делать лишь профессиональные врачи, а соответствующие медицинские учреждения обязаны учитывать требования органов здравоохранения). В течение последнего триместра государство, в соответствии с решением суда, имеет право запрещать аборты, кроме тех случаев, когда это необходимо для сохранения "здоровья или жизни" матери. Однако поскольку суд слишком широко трактовал понятие "здоровье", включая в него психологические и эмоциональные факторы, то фактически запрещение абортов - даже если они совершались чуть ли не перед самыми родами - во многих случаях могло рассматриваться как "незаконное". Наделе это означало, что аборты было невозможно запретить на протяжении всего срока беременности, если доктор, наблюдавший за состоянием беременной, полагал, что дальнейшее вынашивание плода может нанести психологический ли-60 эмоциональный ущерб ее здоровью.

Сторонники абортов приводят три основных аргумента в защиту своей позиции. Вопервых, решение женщины еделать аборт составляет существенную часть ее права выбора (иногда это называют ее "интимным правом", или правом "распоряжаться собственным телом"). Ответ противников абортов вкратце сводится к тому, что человеческая свобода действий простирается только до известных пределов, переходя к-рые она посягает на права другого. В данной ситуации необходимо учитывать как права матери, так и права нерожденного ребенка. Противники абортов отказываются видеть в нерожденном ребенке всего лишь придаток тела матери и считают его полноценным человеком, обладающим собственными неотчуждаемыми правами.

Второй аргумент, к-рый обычно приводят в оправдание абортов, исходит из того, что политика их запрещения означала бы навязывание нашему законодательству частных моральных суждений, специфической системы ценностей. Эта позиция основана на допущении (иногда оно выражено явно, но гораздо чаще принимается неявным образом), в соответствии с к-рым такое "морализирование в вопросах законодательства" неприемлемо в обществе, придерживающемся принципов плюрализма. Противники абортов отвечают на это, что не существует такой позиции, края была бы "нейтральна по отношению к ценностям". Вопрос не в том, получат ли отражение в нашем законе и социальной политике та или иная мораль и определенная система ценностей, а в том, чьи это будут ценности и чья мораль. Далее, противники абортов утверждают, что наш закон будет в том случае максимально нейтральным по отношению к ценностям (по крайней мере в том смысле, к-рый вкладывают в понятие "нейтральности" в демократическом обществе), если Верховный суд оставит за государством право решать вопрос об абортах, как это было до 1973 г. Действительно, игнорируя мнения общественности всех пятидесяти штатов, фактически именно Верховный суд и те, кто поддерживает вынесенные им в 1973 г. решения по вопросу абортов, выступают в роли правонарушителей и пытаются навязать свои частные взгляды обществу, крое придерживается принципов плюрализма.

Смысл третьего аргумента - к нему также часто прибегают сторонники абортов - сводится к тому, что необходимо защитить качество жизни матери и тех детей, к-рые должны появиться на свет. Так нашим политикам навязывается этика качества жизни в противоположность традиционной иудеохристи-анской этике " святости жизни ". Заостряя внимание на т. н. тяжелых случаях (беременность как следствие изнасилования или половых отношений подростков, инцест, а также ситуация, когда о будущей матери известно, что она плохо обращается со своими детьми), этот аргумент может эмоционально повлиять на многих людей, чувствительных к чужим страданиям. Однако, сочувствуя несчастным, врачи, ученые, политики, философы, а также представители иных профессий фактически претендуют на то, чтобы им было дано законное право решать, кому позволено появиться на свет и какие "результаты зачатия" надлежит "аннулировать". Противники абортов считают морально и теологически неприемлемой такую точку зрения, согласно крой право эмбрионов на жизнь зависит от их генетических или физических характеристик, а также от того, насколько они "желанны" и в какую сумму обойдется их воспитание родителям или обществу. М. Маггеридж и др. убедительно продемонстрировали, что аргумент в пользу качества жизни (к-рый они назвали "дьявольским"), противостоящий святости жизни, точно так же можно отнести и к тем, кто либо с момента рождения, либо в процессе развития считается дефективным, что и делали в нацистских лагерях смерти. Здесь можно оказаться на скользкой дорожке, ведущей от разрешения абортов к активной эвтаназии, а наши социальные законы и общественные ценности, по всей видимости, стремительно развиваются именно в этом направлении.

В дополнение к основному вопросу, допустимы ли аборты вообще, и если да, то при каких обстоятельствах, в судебных и законодательных органах поднимаются и вопросы второстепенные. Подразумевает ли конституционное право на аборт, что его стоимость нужно выплачивать из общественных фондов? Может ли государство требовать, чтобы девушкам, не достигшим совершеннолетия, делали аборт лишь после того, как их родители дадут на это согласие или по крайней мере будут проинформированы? Следует ли ограничить число медицинских учреждений, в к-рых делают аборты, больницами, имеющими государственную лицензию? Может ли муж оказывать влияние на решение жены или же он в этом вопросе остается пассивной стороной? Позволительно ли требовать от врачей, специализирующихся на абортах, чтобы они предварительно охарактеризовали состояние и уровень развития зародыша, а также подробно описали ход операции женщинам, к-рые готовы на нее, и если да, то следует ли врачу установить определенный срок до совершения операции, чтобы женщина была "обеспечена необходимой информацией и у нее было время на размышление"? Допустимо ли преследовать в судебном порядке тех лиц, к-рые специально посещают клиники, где делают аборты, чтобы отговорить женщин от убийства своих нерожденных детей? Мы назвали всего лишь несколько из множества тех вопросов, к-рые разбирают в судебных и законодательных органах с 1973 г., когда Верховный суд вынес решение по делу "Роу против Уэйда".

Хотя фундаменталисты и евангельские христиане выступают против разрешения абортов, они тем не менее не смогли прийти к согласию в вопросе о том, как наиболее достойным и действенным образом ответить на радикальные изменения в законодательстве. Вплоть до недавнего времени фундаменталистская доктрина отделения от мира толковалась ее приверженцами так, что они отказывались принимать участие в обсуждении социальных и политических вопросов. С этой точки зрения "мир" настолько зол и порочен, что едва ли возможно сделать чтолибо для спасения его структур и институций. Надежда возлагается лишь на пришествие Христа, на Страшный суд и на сотворение нового неба и новой земли. Как бы то ни было, на выборах 1980 г. фундаменталисты проявили необычайную политическую активность, причем вопрос о запрещении абортов стоял у них на повестке дня, края их усилиями получила широкую известность. Одним из несколько курьезных последствий неожиданного интереса фундаменталистов к политическим и социальным вопросам было то, что их братья, евангельские христиане, оказались из этих двух консервативных протестантских групп чуть ли не вбольшейстепени "отделенными".

Несмотря на то что личная позиция большинства евангельских христиан говорит о неприятии абортов, нек-рые из них проявили безучастность по отношению к действиям своих братьев, к-рые активно прилагают усилия к тому, чтобы внести изменения в Конституцию, или пытаются какимто иным образом добиться улучшений в законодательстве. Те, кто не стал активистами движения Pro life ("Во имя жизни"), объясняют свое бездействие различными причинами. Нек-рые евангельские христиане считают, что вопрос об абортах лежит в сфере частной морали, а не общественного законодательства. Других в той или иной степени убеждает аргумент "качества жизни", особенно если речь идет о "тяжелых случаях". Третьи усматривают в движении активистов излишнюю резкость или ск-рытые политические мотивы и по этой причине уклоняются от активной деятельности и не поддерживают целей движения. В конечном итоге позиции нек-рых ведущих протестантских деноминаций, выступающих за разрешение абортов, способствовали тому, что нек-рые евангельские христиане пришли к выводу: аборт - слишком сложная проблема и допускает возможность различных позиций среди христиан.

С. Horn, III (пер. В. Р.)

Библиография: H.O.J. Brown,Death Before Birth; J.S. Carton, Who Broke the Baby? G. Grisez, Abortion: The Myths, the Realities and the Arguments; T. Hilgers, D. Horan, and D. Mall, eds., New Perspectives on Human Abortion; B.N. Nathanson and R.N. Ostling, Aborting America; J.T. Noonan, Jr.,A Private Choice: Abortion in America in the Seventies; J. Powell,Abortion.• The Silent Holocaust; C.E. Rice, The Vanishing Right to Live; J. C. Willke, Handbook on Abortion.


Аболиционизм (Abolitionism). | Теологический энцеклопедический словарь | Аваддон (Abaddon)