на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Релятивизм

(Relativism). Абсолютный релятивизм представляет собой: (1) эпистемологическую концепцию, отрицающую всякое объективное, общепризнанное человеческое знание и утверждающую, что смысл и истина меняются от человека к человеку, от культуры к культуре, от эпохи к эпохе; (2) метафизическую концепцию, отрицающую любые неизменные реальности - энергию, пространство, время, естественные законы, человеческую личность, Бога - и утверждающую, что все постигается исходя из деятельности, событий, процессов, отношений, в к-рых различные наблюдатели являются включенными участниками; (3) этическую концепцию, отрицающую неизменные моральные принципы, обязательные для всякого человека во всякой ситуации, и, т.о., придающую им только ограниченную ценность. Порожденный этими тремя сферами, релятивизм проник буквально во все области человеческого опыта и знания.

Ограниченный релятивизм полагает внутренне противоречивым и ошибочным абсолютный релятивизм с его безусловным отрицанием всякой безусловной истины, но в то же время согласен с тем, что человеческое знание носит в значительной степени условный и искаженный характер и находится под влиянием бесчисленных изменчивых факторов. Однако, согласно концепции ограниченного релятивизма, в общем божественном откровении людям сообщаются неизменные истины о природе Бога, прежде всего - о неизменных планах Божьих в отношении изменяющихся людей в изменяющихся культурах. Обладающий конечной природой, падший человек не способен изобрести неизменные истины, он может только отк-рыть и получить их посредством божественного откровения и божественного соизволения. В этом смысле человек способен познать не только неизменные принципы, планы и цели, но также смысл уникальных, непреходящих событий в их объективной значимости.

Человеческое познание обусловливается бессчетным количеством культурных переменных - психологических (Фрейд), субъективных (Кьеркегор), моральных (Флетчер), экономических (Маркс), политических (РайнхольдНибур), исторических (Ричард Нибур, В. Дильтей), образовательных (Дьюи), религиозных (Кобб, Старке, Уотте), антропологических (Крафт), стилистических (Рикёр). В условиях калейдоскопически меняющихся переменных поборники всеобщего релятивизма отвергают всякую неизменность, абсолютную истину о предмете.

Для толкования и сообщения всегда было очень важно все лучше понимать эти переменные. Сейчас интерпретаторы осознают- чтобы понять суть людей, принадлежащих иной культуре, чрезвычайно важно найти в них нечто близкое тебе, причем в терминах их собственных установок и исторических корней. Такое кросскультурное воеприятие равно необходимо, если нужно сообщить главное о себе носителям других культур в терминах их собственных категорий мышления и вербального выражения. Но нахождение лучших путей восприятия и передачи не решает проблемы объективности.

Согласие в вопросе о том, до какой степени могут повлиять культурные переменные на познание, так и не было найдено. Детерминисты полагают, что помимо определенного набора состояний, присущих человеческому мозгу и сознанию, никакие иные состояния невозможны. Любое знание соотносится с этими состояниями и определяется ими (Скиннер). Для других исследователей, хотя и считающих, что человеческое знание и поведение предрасположено к привычному ответу на данный ряд побуждающих факторов, подобная обусловленность "все же не означает абсолютного детерминизма". Однако при этом зависимость всяких суждений от культурновременных факторов считается неоспоримой (Крафт).

Существует также точка зрения, согласно крой человек рассматривается не только в качестве физического организма, но и как имеющий ум, душу, дух, способный к свободному волеизъявлению и самотрансценденции. Соответственно, человеческое знание не привязано в этом случае к временному фактору, и люди несут ответственность за свои поступки (Т.Рид, Дж.О. Базуэллмл. и др.). Экзистенциалисты утверждают, что человечество не связано ни внешним детерминизмом, ни внутренним детерминизмом, обусловленным данной человеку неизменной природой; подлинно свободный человек фактически должен демонстрировать эту весьма проблематичную свободу, будучи независимым от культурных пристрастий и привычных предпочтений. Все же более вероятно, что некое знание предваряется культурными влияниями и творческим знанием, к-рые лишь прилагаются к той или иной ситуации.

Абсолютный релятивизм. Независимо от того, культурные или психологические переменные определяют, предваряют и порождают те или иные метафизические верования, поборники абсолютного релятивизма знают очень мало о природе людей и вещей как о понятиях или сущностях в самих себе, но много знают об их отношениях, функциях и связанных с ними процессах. Люди и вещи, в понятиях абсолютного релятивизма, - это то, что люди и вещи делают. Своеобразные, неповторимые личности сводятся к влияниям, отношениям, событиям, случаям (А.Ф. Бентли). Теология "отношений" ставит своей целью освободить людей от тирании абсолютов, но при этом способна умалить ценность личности, как таковой.

В восточном монистическом релятивизме личности не есть некая реальность - это просто майя, насколько последние отличимы от Единого. Дифференциация отдельных индивидов, с к-рыми устанавливаются отношения, проистекает не из природы бытия, а вследствие человеческого концептуального суждения, отличающего субъект от предиката. Отсюда все соответствующие суждения носят иллюзорный характер и соотносятся с точкой зрения тех, кто их высказывает. В "реальности" индивиды, подобно каплям росы, сливаются в сверкающее море; это части, к-рые уже невозможно отделить от целого. Поскольку все, что можно постичь, носит относительный характер, то не остается ничего неизменно объективного, что стоило бы отстаивать, - ив результате рождается нигилизм. Никакая самость не может существовать индивидуально, и никаких стойких отличий нельзя выявить между добром и злом. Нравственные конфликты - это не что иное, как слабость мышления, крому надлежит культивировать спокойное безразличие. Решения должны приниматься без малейшего понимания того, как принимается решение (А. Уотте).

Абсолютный релятивизм, утверждение обусловленности всего отношениями и контекстуализация в итоге порождают аморализм, "азиатский фатализм", бессмысленность, нигилизм. Кроме того, радикальный релятивизм внутренне противоречив - любое человеческое суждение считается обусловленным культурновременными факторами, но само суждение "все относительно" полагается неоспоримым и универсальным. Иначе говоря, абсолютный релятивизм безусловно отрицает всякие абсолюты - и при этом абсолютизирует относительность.

Ограниченный релятивизм. Менее редукционистские и более отк-рытые подходы к содержательному и осмысленному человеческому бытию предполагают не только существование различий между культурами, но и сходство между ними. Крафт в главе о человеческой общности указывает на семьдесят три константы человеческого общества, но в конце главы приводит единственный критерий оценки культурных систем - их действенность(адекватность) в свете персональных, социальных и духовных потребностей людей. Формы культуры, включая христианскую миссионерскую культуру, обсуждаются у него исключительно с точки зрения их практической пользы. Но пользы для кого и для чего? Красиво звучит: "во имя надлежащего отношения людей к Богу", однако, полагая, что концептуальная мысль человека на сто процентов обусловлена временным фактором, Крафт лишается неизменного критерия, с помощью крого можно было бы отличить ложный религиозный опыт от подлинного обращения ко Христу. Очевидно, что равноценный по динамике переживаемый опыт может быть и опытом дьявола, превращающегося в ангела света. Проверки на подлинность христианского опыта, согласно Св. Писанию, включают обращение к концептуально равноценным суждениям о природе Христа, о предвечном Слове, ставшем плотью (Ин 1:118,2031; 1Ин4:13; 2 Ин 9). Теологи, ориентированные на аспект отношений, на функциональный аспект, склонные к релятивизму,подрывают неизменную концептуальную значимость общего божественного откровения в тварном мире, а также специального откровения в учении воплощенного Христа и боговдохновенных глашатаев - пророков и апостолов.

Какие же транскультурные истины даны нам в общем откровении? (1) JIюди едины по своей человеческой природе. Везде, во всех культурах люди были, есть и остаются людьми. Вопреки дегуманизирующим и деперсонализирующим тенденциям, человек есть субъект, а не только объект, и в качестве самостоятельной силы является ответственным членом общины, соучаствуя в достижении ее общих, объективных целей. (2) Люди обладают неотчуждаемыми человеческими правами и обязанностями. Отличаясь друг от друга физически, экономически, по образованию, политическим пристрастиям, в социальном и религиозном планах, люди имеют право на равное внимание и уважение. (3) Люди заслуживают справедливости. Какова бы ни была ситуация и когда бы человек ни чувствовал несправедливое к себе отношение, он протестует против несправедливости. (4) Неправедные люди нуждаются в праведном прощении, в прощающей святой любви. (5) Людям надлежит быть интеллектуально честными и верными по отношению к реальным фактам. Они не должны лжесвидетельствовать друг против друга. (6) Если предполагается, что человеческое общество, взаимное доверие и общение должны нести в себе какойто смысл, то людям надлежит быть логически непротиворечивыми в своих мыслях, словах и писаниях. Человеческое знание и опыт связаны не только с культурными переменными, но также и с постоянными величинами морали, фактаи логики.

Ратовать за единственный абсолют, любовь, как это делает Дж. Флетчер, - значит игнорировать всю широту Божьего разума и мудрости. Абсолютизировать только фактические данные, как это делается в разных формах сциентизма и позитивизма, - значит не обратить внимания на достоверные слова Логоса о нравственности, грехе и спасении, атакже на собственную цельность Логоса - Того, Кто не может отрицать себя и противрречить себе. Но отстаивать только логические абсолюты, как это делают рационалисты, - значит не видеть ничего, кроме данных опыта. Тем самым возникает опасность замыкания в себе, опасность проявления несправедливости и безответственности в ядерную эпоху.

Потребность в абсолюте. Притязания на истину, в отличие от обычного мнения несведущего человека, должны опираться на нечто большее, чем частное или коллективное субъективное мнение. Как показал Г. Кауфман, всякие притязания на истину заведомо предполагают притязания на объективность. При том, что сам Кауфман не решился признать необходимость веры в абсолюты, он признает, что объективное знание превосходит реальное мышление и чувства в трех аспектах - данности, универсальности и логической связности, к-рые он называет "функциональными абсолютами". Но поскольку они функционируют как абсолюты (наряду со справедливостью, любовью, интеллектуальной честностью и человеческим достоинством), чтобы сделать жизнь возможной и содержательной, - почему же тогда не назвать их " абсолютами " ?

Признать неизменные истины посреди переменчивого человеческого опыта - значит, по словам Августина, онтологически признать их неизменный источник. П. Тиллих также признал, что все эти абсолюты указывают на внешний по отношению к ним всеобъемлющий Абсолют. К сожалению, тиллиховекая концепция самого бытия деперсонализировала живой и динамичный JI0госСв. Писания.

Наиболее логически связное основание как для переменных, так и постоянных в содержательном человеческом опыте, - это, как полагают христиане, есть личный, живой, справедливый, любящий и истинный Бог, отк-рывающий себя не только в мире, истории и природе человека, но в еще большей степени в Иисусе истории и учениях Св. Писания. Имея конечную природу, падший человек не способен отк-рыть объективную, нормативную истину самостоятельно, но как носитель образа Божьего может быть наделен общей или специальной благодатью, позволяющей ему обрести эту истину. Через общее откровение абсолютного Бога людям становятся известны моральные принципы, лежащие в основе справедливого общества, а через специальное откровение - планы и цели любящего Бога в отношении неправедных людей. Живой Бог не подвержен относительности времени, пространства, энергии и человеческой природы. Люди же и тварный мир пребывают в относительном и зависимом от Бога положении.

Для религиозных релятивистоврадикалов уже стало общим местом утверждение, что человек может пережить опыт Бога даже в том случае, если невозможно существование никаких концептуальных и логически последовательных истин, относящихся к Богу. Даже слова Иисуса и Библии, утверждают они, обусловлены культурновременными факторами. Их можно воспринимать только в некогнитивном плане, исключительно как некий указатель. Подобный религиозный релятивизм, хотя и сочетающийся с набожностью, не достигает цели, потому что он не способен воспринять адекватное описание сотворения человека по образу Божьему и возрождения человека в образе Божьем как средство концептуального познания Бога (Кол 3:10). Человек, пребывающий в море релятивизма, посредством откровения и просветления Божьего способен прийти к нек-рым словесно выразимым абсолютам, - поскольку он создан для познания Бога и Искупителя, для общения с Ним, неизменным в своей сущности, атрибутах, планах относительно времени и пространства.

Отрицание выраженного в высказываниях откровения может быть и следствием неумения соотнести сущее, предстающее и в изменчивом, и в неизменном опыте, с божественным Логосом(Ин 1:13). Божественный Логос вечен и отличен от вселенной, но не сводится к иной, интеллектуальной вечности, как это имеет место в восточном мистицизме. Божественный Логос имманентен и правит миром и людьми, но не сводится к естественным процессам, как в либерализме. Божественный Логос воплощается в истинную человеческую личность, но не сводится к познавательно невыраженным персональным встречам, как в неоортодоксии. Божественный Логос был запечатлен в Св. Писании, но Он не сводится к библицизму, как у нек-рых крайних фундаменталистов. Если же говорить в целом, то Логос Божий трансцендентен и имманентен, воплощается в человека и запечатлен в Св. Писании,- именно так учит классическая ортодоксальная теология.

Апологетика, выдвигающая аргументы в пользу абсолютов божественного Логоса, общего откровения, откровения воплощения и откровения, запечатленного в Св. Писании, сама по себе не является еще одним абсолютом. Необязательно быть божественным и безошибочным глашатаем Божьим, чтобы подтверждать Божью мудрость, могущество и мораль в мире, божественную безгрешность во Христе и божественное откровение в Св. Писании. Израильтяне, различая истинных и ложных пророков, не обретали тем самым некую автономную значимость. Проверить квалификацию хирурга - это не значит изображать себя более опытным и талантливым в хирургической практике, чем сам специалист. Всем известны бесчисленные изменчивые величины, с к-рыми сталкивается каждый познающий человек, и поэтому мы не удивляемся, что христианские апологеты отк-рыто притязают лишь на то, что их утверждения - невзирая на правомерные сомнения - в высшей степени вероятны.

Аналогичным образом христиане говорят только об определенной степени вероятности, в какой могут считаться истинными их интерпретации, а также формы применения богооткровенных высказываний. Утверждать абсолютность вечного Божьего суждения - вовсе не то же самое, что утверждать абсолютность понимания верующим откровения в любой данный момент времени, когда он возрастает в знании и благодати. Верно как раз обратное. Рассматривать абсолютность божественного откровения в терминах замысла Божьего, исходить из критериев точности записанного откровения, обеспечивающих осуществление замысла Божьего, - значит отрицать абсолютность высказываний правительства, учебных заведений, ООН и религиозных институтов. Божественное просветление не выражается в безошибочности.

Хотя никакая интерпретация Св. Писания сама по себе не может считаться абсолютом, нек-рые интерпретации отличаются большей надежностью в сравнении с другими - благодаря достоверным данным, разумным герменевтическим принципам, здравым критериям истины. Наиболее точные и взвешенные критерии, к-рыми поверяются различные интерпретации, выводятся из постоянных величин, содержащихся в общем откровении, - его грамматики, литературного контекста, авторского замысла, историкокультурного фона и более широкого теологического контекста. Кроме того, благодаря интерпретации должна достигаться некая цельность жизни, когда в человеке видят личность, а не предмет, когда уважают его права, справедливо к нему относятся и прощают его неправедные поступки.

Несказанное зло совершалось от имени христианства теми людьми, к-рые абсолютизировали свои относительные представления о жизни и Св. Писании. В в.з. практике самонадеянные пророки, к-рые притязали на роль глашатаев Божьих, не будучи уполномоченными на это Богом, подвергались самым жестоким наказаниям. Да освободит Бог сегодняшних евангеликов от пророческих служений, безо всяких обоснований возводимых к божественному откровению! Богооткровенные абсолюты не должны служить для абсолютизации чисто человеческих, пусть даже хороших, идей.

Аналогичным образом непоправимый ущерб делу Христа и Св. Писания нанесли те, кто релятивизировал богооткровенные абсолюты, объективно значимые для всех людей во всех культуpax. Христианство есть либо истина для всех, либо ни для кого. Мы можем считать достоверными свои позиции в части основных христианских положений и реальностей, к-рые описываются этими положениями, только в том случае, если наша интерпретация опирается на достаточное число убедительных и развернутых отрывков из Св. Писания, если она разделялась интерпретаторами на протяжении всей истории Церкви, если о соответствии этой интерпретации учению Слова нам дается непосредственное внутреннее свидетельство Св. Духа. В таком случае мы можем уверенно ссылаться на указанные реальности и с радостью проповедовать великие учения веры.

В дни, когда правит радикальный релятивизм, ученики Господа, Который был, есть и будет все тем же Господом, держат оборону - оборону против нападок на познающую веру, раз и навсегда доверенную святым (Иуд 3), с кротостью, благоговением и ясным сознанием (1 ПетЗ:1516).

G.R.Lewis (пер. Ю.Т.) Библиография: A. F. Bentley, Relativity in Man and Society; G. W. Bromiley," The Limits of TlieologicalRelativism", CT. May 24,1968.67; J. B. Cobb, Jr., Christ in a Pluralistic Age; R.J. Coleman, Issues in Theological Conflict; B. A. Demarest, General Revelation; J. W. Dixon, Jr., The Phsychology of Faith: A Theory of Theological Relativity; C. F.H. Henry, Christian Personal Ethics; G. Kaufman, Relativism, Knowledge and Faith; C.H. Kraft, Christianity in Culture; M. Kransz and J. W. Meiland, eds., Relativism CognitiveandMoral; G. R. Lewis, "Categoriesin Collision?" in Perspectives on Evangelical Theology, and Testing Christianity's TruthClaims; F. Schaeffer, How Should We Then Live? B. F. Skinner, Back to Freedom and Dignity; J. S. Spong, "Evangelism When Certainty Is an Illusion", Ccen, Jan. 613, 1982,1116; W. Starcke, The Gospel of Relativity; P. Tillich, My Search for Absolutes; D. Turner, The Autonomous Man.

См. также: Апологетика; Контексту aлизация теологии; Откровение, общее; Знание; Истина, Правда; Библии, авторитет; Христианство и культура; Ситуативная этика.


Реликвии, Мощи (Relics). | Теологический энцеклопедический словарь | Ремонстранты (Remonstrants).