home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18

Эйприл выписали из больницы через два дня. Никаких мышечных сокращений у нее больше не было, уровень кислорода в крови вернулся к норме. И хотя голос ее оставался хриплым от дыма, а руки были забинтованы, Эйприл чувствовала себя неплохо. Все говорили, что ей крупно повезло, и Эйприл была готова с ними согласиться, если бы не ее разоренный ресторан.

Они отправились домой к Майку. Они проехали мимо ресторана, но Майк не позволил ей зайти внутрь, чтобы оценить причиненный пожаром ущерб. Впрочем, спустя пару дней этот номер у него не вышел. Эйприл стояла посреди царившего там разгрома и рыдала. Повсюду валялось битое стекло, стояли лужи воды — чтобы протянуть внутрь пожарные шланги, пожарникам пришлось выбить окна. Надо сказать, что вода причинила гораздо больший ущерб, чем огонь. Эйприл была в растерянности, не представляя, с чего начинать ремонт. И тут на помощь пришел Ларри, муж Элен. Он оценил степень ущерба и пообещал подыскать для нее бригаду рабочих. Более того, он даже предложил свои услуги. По его словам, чтобы восстановить ресторан, потребуется месяца три-четыре. Эйприл такой срок вполне устраивал, расходы на ремонт покрывала страховка. Это был несчастный случай, случайное возгорание на кухне, так что, скорее всего, проблем со страховкой не будет. И теперь самое худшее, что ей оставалось, это быть отлученной от работы месяца три-четыре.

И все же Эйприл пребывала в расстроенных чувствах. Ей было до слез жалко утраченного ресторана. И даже утешения Майка не всегда помогали. К счастью, поскольку Ларри взял ремонт в свои надежные руки, она могла быть спокойна, что все будет сделано хорошо. Правда, она не знала, чем занять в течение этого времени своих работников, но увольнять никого не хотела. Жан-Пьер был единственный, кто не выразил желания вернуться к прежней работе и решил уволиться. И Эйприл его понимала. Ему было трудно оставаться с ней рядом, зная, что ее сердце принадлежит другому. Ей тоже было рядом с ним нелегко. Она любила Майка, а не Жан-Пьера, даже если тот и питал по отношению к ней какие-то надежды. Нет, конечно, он был прекрасным сомелье, и ей не хотелось его терять, но так было лучше для них обоих. Она не могла не ощущать на себе его полный обожания взгляд, но его внимание тяготило ее. К тому же Жан-Пьер не скрывал своей враждебности по отношению к Майку.

Майк старался при первой же возможности оставаться вместе с ней дома. Врач посоветовала Эйприл эту неделю провести спокойно, чтобы не спровоцировать схватки. Впрочем, ей все равно нечем было заняться. Ларри встретился с бригадой рабочих в ее отсутствие. Первым делом следовало очистить ресторан от битого стекла и обломков. Сказать, удастся ли сохранить хотя бы что-нибудь, было трудно. Скорее всего, ничего уже нельзя было спасти.

Как-то днем Эйприл лежала в кровати, размышляя о будущем устройстве кухни. Она знала, что на три часа у Ларри была намечена встреча с электриком. И Эйприл решила, что было бы глупостью с ее стороны без дела валяться в постели, когда она отлично себя чувствует. Эйприл встала, натянула с трудом джинсы и футболку, заплела волосы в косу и вышла из дома. Майк позвонил ей по сотовому телефону, и она сказала ему, что лежит в постели. На Третьей авеню она зашла в магазин, чтобы купить резиновые сапоги, и через десять минут уже была в ресторане, куда следом за ней подъехал Ларри с электриком. Эйприл стояла у входа в ресторан. Она отперла дверь. Второй набор ключей она еще раньше передала Ларри, и он был удивлен, увидев ее рядом со сгоревшим рестораном. По идее, ей полагалось лежать в постели.

— Мне казалось, что у тебя все еще постельный режим, — сказал он Эйприл, подозрительно глядя на нее, после чего представил ей электрика. Втроем они вошли внутрь. В помещении по-прежнему стоял сильный запах гари, и у всех троих тотчас же запершило в горле. Полы были залиты водой.

— Первым делом нужно убрать отсюда воду и просушить помещение, — сказал Ларри. Вода стояла и в подвале, где у Эйприл хранились запасы вина. Впрочем, бутылки лежали на специальных полках, так что, как она надеялась, ее винные запасы не должны были пострадать. Эйприл направилась вниз, чтобы лично в этом убедиться. Ларри тем временем стал показывать электрику фронт работ. К счастью, все бутылки остались целы. Эйприл с облегчением вздохнула и медленно поднялась по ступенькам наверх.

Они стояли все втроем посреди кухни, когда вновь зазвонил ее мобильник. Разумеется, это был Майк.

— Чем занимаешься? — спросил он.

— Ничем, — ответила Эйприл невинным тоном. Стоило ей произнести эти слова, как в кухне раздался ужасный треск. Это электрик отодрал от стены обгоревшую доску.

— Что это такое было? — переполошился Майк.

— Телевизор, — поспешила успокоить его Эйприл и отошла подальше, чтобы Майк не мог слышать их голоса.

— У меня тут кое-какие дела, — произнес он загадочно. — Буду дома чуть позже.

— Хорошо. Я тут отдыхаю, так что можешь не торопиться, — ответила Эйприл, перелезая через гору обломков.

— Скажи, почему у меня такое впечатление, будто ты говоришь мне неправду? — спросил Майк, когда электрик отодрал очередную доску. На этот раз треск был не намного тише, чем в первый. Эйприл была готова признаться Майку, где находится, но не нашла в себе смелости.

— Не беспокойся. Честное слово, Майк, со мной все в порядке.

— Я тебе не верю, — раздалось в трубке, но Эйприл лишь рассмеялась в ответ. Что ж, он прав.

— Я люблю тебя. Увидимся вечером, — сказала она. После пожара он был бесконечно внимателен к ней. Правда, он не мог проводить с ней все свое время. Его ждала работа, более того, за сегодняшний вечер он должен был написать рецензию. И хотя он не хотел оставлять ее дома одну, увы, бросить работу он также не мог.

— Ладно, увидимся позже. Кстати, может быть, тебе что-то нужно, ты только скажи.

Майк теперь, когда он наконец принял решение связать себя с ней узами Гименея, суетился вокруг нее, как мог. Да и пожар сильно напугал его, но и помог понять, насколько дороги ему и сама Эйприл, и их будущий ребенок. Каждая минута, проведенная рядом с ней, казалась ему подарком судьбы.

— Хотелось бы, чтобы мой ресторан как можно скорее заработал снова, — ответила Эйприл, с тоской оглядываясь по сторонам.

— Это непременно произойдет. Ты ведь слышала, что сказал Ларри, — самое позднее к началу сентября. А если все пойдет гладко, то уже через три месяца.

Майк отдавал себе отчет в том, что Эйприл горела нетерпением — ведь пожар в ресторане явился для нее тяжелым ударом, даже несмотря на то, что все могло закончиться гораздо хуже. И она сама, и ребенок были на волосок от смерти.

— А по-моему, ущерб гораздо серьезнее, — вздохнула Эйприл.

— С чего это ты решила? — в голосе Майка прозвучало недоверие. Эйприл в срочном порядке прокрутила в голове пути к отступлению.

— Ну, так сказал сам Ларри. Он встретился с электриком и позвонил мне.

Увы, Майка ее ответ не убедил. Более того, только сейчас он понял, где она находится. Как же он был наивен, полагая, что она усидит дома, когда ресторан, ее любимое детище, представлял собой залитое водою пожарище!

— Они перенесли дату открытия? — поинтересовался Майк как ни в чем не бывало.

— Нет. Но я плохо представляю себе, как они управятся с таким ремонтом за три месяца.

Эйприл вздохнула. Три или четыре месяца были в ее представлении целой вечностью.

— А может, тебе лучше стоит подумать об отпуске по уходу за ребенком? Пусть рабочие делают свое дело, а ты тем временем сможешь посвятить себя малышу. Ждать осталось не так уж и долго. Сама не заметишь, как подойдет срок. К тому же летом бизнес всегда идет хуже.

— Неправда, — обиделась Эйприл. — У нас всегда много посетителей из числа тех, кто остается здесь летом. У нас даже есть клиенты, которые наведываются к нам по несколько раз в неделю.

— Извини, я не хотел тебя задеть. Но боюсь, что этим летом тебе придется заниматься другими делами. По крайней мере, параллельно с рестораном. Ребенок вряд ли оставит тебе свободное время. Как ты смотришь на то, чтобы нам на пару недель снять домик на Лонг-Айленде?

Своими предложениями он пытался отвлечь ее от грустных мыслей, но Эйприл слушала его невнимательно. Она, конечно, останется в Нью-Йорке и сделает все для того, чтобы ее ресторан вновь распахнул двери как можно быстрее.

— Вряд ли мы сможем уехать из города, — осторожно возразила она, не желая огорчать его отказом. Впрочем, упрямства ей было не занимать. — Я должна быть здесь, чтобы лично следить за ходом работ, — решительно сказала она.

— Легко могу себе представить, — рассмеялся Майк. — Главное, не слишком увлекайся, наблюдать — наблюдай, но только не вздумай поднимать тяжести. Я не хочу, чтобы с тобой опять случилось какое-нибудь несчастье.

Она прекрасно понимала, что времени для личного участия у нее почти не осталось. Ребенок должен был появиться на свет через четыре недели, а время летело быстрее с тех пор, как Майк вернулся к ней. Прошло лишь два месяца, а у него было такое ощущение, что он был с ней всю жизнь. С ребенком или без него — не суть важно. И хотя их будущий малыш был плодом случайности, Майк ждал его появления на свет с не меньшей нежностью и нетерпением, как если бы они с Эйприл планировали его рождение заранее. Может быть, в этом была заслуга психоаналитика, которого Майк продолжал время от времени посещать. Сомнений в правоте принятого решения у него уже не было. В этом Майка поддержал и его друг Джим, который одобрял кардинальные перемены в его жизни.

— Ладно, увидимся вечером, — сказал Майк и дал отбой.

Кстати, о том, что у него вскоре родится ребенок, Майк решил поставить в известность и своих родителей. Он позвонил им впервые за многие годы, и, как следовало ожидать, разговор обернулся катастрофой. Когда он позвонил, мать, как обычно, была пьяна и даже не узнала его голос. Ребенок ей был неинтересен. Она даже не поинтересовалась, женат ее сын или нет. Отца дома не было. Майк оставил номер своего мобильного, но родители ему так и не перезвонили. Когда Майк рассказал об этом своему психотерапевту, тот не стал отговаривать его, когда он заявил, что хотел бы поставить точку в своих отношениях с родителями. Они за это время совсем не изменились. У него же теперь была Эйприл и их будущий малыш. А значит, и возможность начать новую жизнь, счастливую, как надеялся он.

Эйприл тем временем вернулась к Ларри и электрику. Тот сказал, что сможет полностью заменить ей проводку, тем более что старая уже давно нуждалась в замене. Он объяснил, где и как он протянет новые провода. Разумеется, это повлечет новые расходы, но, по мнению Эйприл, оно того стоило. Электрик пообещал ей большую безопасность и большую мощность по сравнению с ее старой электрической системой. По его словам, работа займет два месяца. Причем начать он может уже через пару недель, как только выполнит свой предыдущий заказ. Ларри поднажал на электрика, убеждая в необходимости помочь Эйприл. В ход пошли самые разные аргументы — и то, что она не замужем, и что ждет ребенка, и что ресторан — ее единственный источник существования. Ради нее он был готов услаждать слух рабочих игрой на скрипке, лишь бы только поскорее довести ремонт до конца. Как только электрик ушел, Эйприл от души поблагодарила Ларри за его заботу и поддержку.

— Как ты думаешь, — спросила она его, — мы когда-нибудь откроемся снова?

Сомнений на этот счет у Ларри не было, ведь он отлично знал ее упорство и энтузиазм. Ведь если Эйприл что-то задумала, она непременно доводила задуманное до конца. Каким-то чудом ей удавалось преодолевать все преграды, какие возникали на ее пути.

— Он будет еще даже лучше, чем раньше, — заверил ее Ларри, подчеркнув еще раз, что поводов для беспокойства у нее нет — все работы будут завершены в срок. — Я ведь тебя знаю, — поддразнил он. — Ты родишь ребенка, доведешь до ума ресторан, выдвинешь свою кандидатуру в мэры города и откроешься уже в июле. Кстати, не исключаю, что сейчас самое время подумать и о втором ресторане. Ты ведь давно об этом мечтаешь. Пока у тебя есть время, можно поводить носом, посмотреть, где есть подходящее место.

— Сначала нужно открыть этот, — возразила Эйприл. Пока они с Ларри разговаривали, ей на мобильник позвонила мать. Эйприл предпочла признаться, где она сейчас находится.

— А разве ты сейчас не должна лежать в постели? — Валери пришла в ужас от безрассудства дочери.

— По идее вроде бы да, — согласилась та. — Но, мам, пойми, как я могу сидеть спокойно? Ведь нам предстоит такая работа! К тому же я хотела лично услышать, что скажет электрик. Кстати, он сказал, что возьмется за работу в ближайшее время.

— Да, но я бы на твоем месте в первую очередь подумала бы о себе и о ребенке. — Мать говорила точно так же, как Майк, и в глубине души Эйприл знала, что оба правы. И все же как можно усидеть дома, когда от нее требуется принятие столь важных решений?

— Мам, обещаю тебе, я не наделаю никаких глупостей. А за мое самочувствие не беспокойся, у меня все в порядке.

Эйприл поинтересовалась у матери, как той Европа, и Валери ответила, что ей Старый Свет нравится, как и Джеку. Они прекрасно проводят время. Спустя несколько минут Эйприл присоединилась к Ларри, который в этот момент обследовал сгоревшую кухню. Из оборудования спасти ничего не удастся. Вода окончательно уничтожила то, до чего не добрался огонь.

— Я распоряжусь, чтобы к концу следующей недели отсюда все вынесли, — сказал Ларри. Он уже осмотрел помещение и составил план. — Потом здесь все надо как следует подсушить. Ты пока начинай присматривать новое оборудование, а когда определишься, скажешь мне, я закажу все, что нужно.

Эйприл кивнула. Приобретение оборудования не будет для нее в новинку — она лично занималась этим, когда открывала свой ресторан. На этот раз на то, чтобы довести все до ума, уйдет больше времени, потому что для начала придется расчистить помещение. Впрочем, Ларри пообещал ей не затягивать работы. На следующий день у него были запланированы встречи еще с тремя подрядчиками. Эйприл сказала, что хотела бы присутствовать при разговоре. Ларри хоть и запретил ей передвигать тяжести, но даже запах гари, от которого некуда было деться, вызывал у Эйприл тошноту.

Поблагодарив Ларри, Эйприл заперла ресторан и, поймав такси, вернулась к Майку. Когда он в восемь вечера появился дома, она с невинным видом лежала в постели. К его возвращению она вымыла голову и постаралась смыть с себя въедливый запах. А чтобы окончательно уничтожить запах, побрызгалась лосьоном Майка. Своих вещей в его квартире у нее почти не было. Все ее добро находилось в квартире над рестораном, и, судя по всему, большую часть вещей придется выбросить. Эйприл подумала, что ее мать будет только рада, если она выбросит свою старую мебель.

Майк с улыбкой вошел в спальню и наклонился, чтобы поцеловать, однако уже в следующий момент сделал брезгливую гримасу.

— Господи, что за запах!

— Что ты хочешь этим сказать? — Эйприл сделала обиженный вид. — Я всего лишь побрызгалась твоим лосьоном.

— От тебя пахнет дымом, как от медвежонка Смоки. И не говори мне, будто ты весь день провалялась в кровати, — менторским тоном проговорил Майк. Впрочем, он и так обо всем догадался. Но не привязывать же Эйприл к кровати, чтобы она не сбежала в свой ресторан!

— Извини, — произнесла Эйприл с видом кающейся грешницы. — Но я просто не могла усидеть дома. Тем более что нужно было принимать важные решения.

— Так что же сказал Ларри? — спросил Майк, присаживаясь на стул рядом с кроватью.

— Он обещает все сделать ко Дню труда. Мы говорили с электриком. Он сменит проводку, сказал, что для удобства добавит розетки в новых местах и даст нам больше напряжения. Безопасность он гарантирует.

И хотя причиной пожара было отнюдь не электричество — в этом случае все могло быть гораздо серьезнее, — Эйприл подробно описала Майку положение дел. К счастью, запасы вина не пострадали — небольшое, но утешение. Когда она закончила свой рассказ, Майк протянул ей листки бумаги.

— Что это такое? — не поняла Эйприл.

— Прочти и скажи мне, что ты об этом думаешь. Это для воскресного выпуска.

Эйприл знала, насколько важны материалы в воскресном выпуске. И сейчас в руках у нее была компьютерная распечатка статьи, которая наверняка займет целую газетную полосу. Иногда Майк писал в своей колонке сразу о двух ресторанах, но если заведение ему нравилось или по какой-то причине он считал его достойным более пространного отзыва, то писал только об одном.

— Я поставил редактора в известность о наших с тобой отношениях. А он, в свою очередь, получил добро от главного редактора. Так что все на законных основаниях.

Эйприл пробежала глазами первые строчки.

«То, что вы прочтете ниже, — это не просто рецензия, но и новостное сообщение. Наверное, некоторые наши читатели уже слышали сообщения о том, что на этой неделе в ресторане «Апрель в Нью-Йорке» случился пожар. К счастью, никто не пострадал, только само помещение. В данное время в ресторане ведутся восстановительные работы и есть все основания верить, что в августе он вновь распахнет свои двери. В крайнем случае открытие состоится в День труда.

Но для тех из вас, кто оценил блюда, которые подает владелица ресторана и его шеф-повар Эйприл Уайатт, даже три месяца ожидания — до обидного долгий срок.

В сентябре прошлого года в своем обзоре я уже писал об этом ресторане. Надо сказать, что тогда мой отзыв был весьма прохладным. Зная об искусстве и опыте мисс Уайатт, я был слегка разочарован ее, на мой взгляд, незатейливым меню. А в этом меню было все: от нежнейшего картофельного пюре и до традиционного гамбургера, от мясного рулета, какой, например, обожает легенда Суперкубка Джек Адамс, до блинчиков, которыми так любят лакомиться и дети, и взрослые. Тогда я позволил себе посмеяться и над имбирным пивом, и над жареной картошкой. Если мне не изменяет память (а она точно мне не изменяет), я тогда написал, что такая кухня напоминает мне Алена Дюкассе, у которого в течение двух лет стажировалась хозяйка ресторана и даже стала его помощником, когда он был шеф-поваром сети «Макдоналдс» в Париже. Что же это был за ресторан? Что в нем подавали? Пиццу? Банановое мороженое? Бульон с клецками? Ну, ладно, также бифштексы под соусом тартар и улиток, потому что какой парижский ресторан без улиток? И вот теперь я вношу коррективы в свою первую рецензию. Потому что завсегдатаи ресторана подтвердят, что я упустил самое главное. Нью-йоркский ресторан мисс Уайатт — это не просто место, где можно вкусно поесть. Здесь вам не просто подадут свежайших омаров, нежнейшую жареную камбалу, оссо бокко в духе лучших итальянских традиций (мисс Уайатт прошла курс обучения и в Италии тоже. Прежде чем вернуться в Штаты, она в течение шести лет постигала в Европе тонкое искусство кулинарии) — здесь вы почувствуете себя как дома. Простые вкусные блюда — пожалуй, это и есть то, ради чего сюда приходят посетители. Вкусные и сытные, хорошо знакомые с детства блюда, которые когда-то готовила вам мать. Впрочем, даже если и не готовила, как, например, моя. Ресторан мисс Уайатт — это то место, где можно порадовать себя чем-то по-домашнему вкусным, или наоборот, в зависимости от настроения — пощекотать нёбо и вкусовые рецепторы чем-то экзотическим. Рыба здесь не только свежая, но и приготовленная самым изысканным образом. Цыпленок — будь то жареный на вертеле или на сковородке, тает у вас во рту вместе с картофельным пюре. А такой пасты с трюфелями и такого ризотто я больше не пробовал нигде! Винная карта включает в себя недорогие, но редкие вина из Чили, Австралии, Калифорнии и Европы. Не будет преувеличением сказать, что Эйприл Уайатт создала волшебное королевство, где правит Его величество изысканный вкус. Но что еще более важно, в ее заведении вас ждет атмосфера тепла и уюта, что в наше время — явление редкое. Ее ресторан так популярен, что столик порой приходится заказывать за месяц, а дети потом упрашивают родителей сводить их в этот ресторан еще раз. И главное, не пропустите ее коронное блюдо — суфле «Гранд Марнье». Признаюсь честно, в первый раз оно ускользнуло от моего внимания. С тех пор я не раз бывал в заведении мисс Уайатт и осознал свою ошибку. Пока другие лакомились на Рождество гусем, фазаном, лосятиной, омарами, индейкой, ростбифом и йоркширским пудингом, за которыми следовал традиционный рождественский десерт — торт-полено, пудинг с изюмом или шоколадное суфле, что же поглощал я? Передо мной стояла тарелка, на которой высились две стопки нежнейших блинчиков с кленовым сиропом. Почему? Из-за того, что я опоздал на завтрак? Нет, потому, что я терпеть не могу праздники, и мисс Уайатт постаралась утешить меня домашней пи-шей. За блинчиками последовала горячая помадка, сахарное печенье и домашние трюфели, какие ее научил готовить сам Дюкассе. Ни за что не пропустите! Вам придется ждать до конца лета, а тех, кто уже страдает из-за закрытия ресторана, умоляю — наберитесь терпения!»


Эйприл дочитала до конца и молча вернула ему листки. Она не знала, что сказать, но из глаз ее катились слезы. Майк не просто коренным образом изменил свое мнение. Нет, он написал потрясающую рецензию. Таких теплых слов ей еще ни разу не приходилось читать. Но все они — от начала и до конца — дышали искренностью, потому что были написаны от чистого сердца. И, что не менее важно, в них не было ни грана лжи. Теперь же любой, кто прочтет эту рецензию, узнает правду о ее ресторане. Когда Майк закончил этот материал, у него на мгновение возникли сомнения на тот счет, как отреагирует главный редактор, когда узнает, что они с Эйприл помолвлены, и потому решил заранее сказать ему правду. К его великому облегчению, материал всем понравился. Майк был убежден: ресторан Эйприл — один из лучших в Нью-Йорке, и он постарался донести до читателя — почему. Талант Эйприл как шеф-повара был поистине уникален — она использовала его отнюдь не для того, чтобы сразить посетителей экзотическими изысками. Скорее наоборот — чтобы готовить простые, незамысловатые блюда для тех, кто любит и ценит такую простоту. В каком еще ресторане можно встретить и знаменитых спортсменов, и кинозвезд, записных гурманов и шестилетних детей, за обе щеки уплетающих обед? Ну, конечно же, лишь в ее нью-йоркском ресторане! Но даже если бы их не связывали близкие отношения, он все равно воздал бы должное ее заведению, потому что оно заслуживало самой высокой похвалы. А еще он был потрясен стойкостью Эйприл, которая честно делала свое дело без оглядки на снобов и язвительных критиков вроде него самого.

— Спасибо тебе! Огромное спасибо! — прошептала она, обнимая Майка за шею. Он сделал именно то, что она ожидала от него в тот первый раз. А сейчас все получилось даже лучше. Это была не просто рецензия на меню ее ресторана и на винную карту. Материал был написан очень искренне, и, что самое главное, в нем Майк пытался донести до читателей ее философию. А еще он дал важную информацию — сообщил, когда ресторан вновь распахнет свои двери. Нет, таких восторженных рецензий ей еще ни разу не доводилось читать! Лучше просто не напишешь! Эйприл вдруг отстранилась от Майка и заглянула ему в глаза.

— Надеюсь, тебе не влетело от начальства, когда ты рассказал ему о нас?

Майк отрицательно покачал головой, счастливый, что рецензия ей понравилась, как, впрочем, он и надеялся. В некотором роде он возвращал ей долг. Его первая рецензия была полна необъяснимой желчи. Впрочем, тогда ее меню и вправду показалось ему неоригинальным, хотя ее он искренне считал самой привлекательной женщиной из всех, кого он встречал за всю свою жизнь. Ему казалось, что она, пройдя отличную профессиональную школу, выбрала путь наименьшего сопротивления. Но он ошибся. Эйприл неизменно стремилась к совершенству — всегда и во всем, такова была ее натура. Она не делила гостей своего ресторана на избалованных и невзыскательных, а старалась сделать так, чтобы каждый ушел из ее заведения довольным. И когда Майк писал свою новую рецензию, он не кривил душой, раздавая щедрые похвалы.

— Здесь все чистая правда, — произнес он. — А правда — это лучшая оборона. Эйприл, весь Нью-Йорк говорит о твоем ресторане. Поверь, тебе есть чем гордиться, и когда ты откроешь его снова, вот увидишь, дела пойдут лучше прежнего. Кстати, за это время ты можешь придумать новые блюда, чтобы внести новые нотки в меню. А еще я бы советовал тебе взять отпуск по уходу за ребенком. Другие женщины берут три месяца, чтобы ухаживать за детьми, а то и полгода. Воспользуйся такой возможностью, обдумай на досуге меню, чтобы потом воплотить свои мечты в жизнь. У тебя нет причин для беспокойства. У меня же не было причин извиняться перед редактором, разве что за мою первую, совершенно необъективную, предвзятую рецензию. Я просто вернул тебе долг.

Эйприл сидела, скрестив по-турецки ноги, на его кровати и сияла улыбкой.

— Это твой самый лучший подарок, — сказала она, до глубины души растроганная его теплыми словами. Майк действительно не поскупился на комплименты в ее адрес.

— Нет, самый лучший подарок — вот он. — Майк указал на ее живот. — Это самый твой лучший мне подарок, даже если я поначалу не смог оценить его по достоинству. Слушай, а когда мы с тобой поженимся? У нас с тобой остается мало времени.

— Тебя устроит День памяти? Когда моя мать вернется из Европы, у нее будет еще две недели, чтобы организовать торжество. Впрочем, зная ее, я не удивлюсь, если у нее все будет готово через пять минут. Это как раз за неделю до предполагаемой даты родов.

Что ж, времени в их распоряжении было и вправду совсем немного.

— А вдруг ребенок родится раньше? — спросил Майк, не скрывая своего беспокойства. Ему искренне хотелось, чтобы они сочетались браком еще до того, как малыш появится на свет. По крайней мере, для него это было важно.

— Тогда мы возьмем его на наше бракосочетание! — ответила Эйприл. Глядя на нее, Майк не смог сдержать улыбку. Нет, она просто потрясающая женщина! Он это понял еще в самый первый раз, но почему-то предпочел пропустить мяч, который, казалось, сам шел в руки. А вот Эйприл поймала мяч и побежала с ним дальше. Даже сейчас, после пожара, она так и не выпустила его из рук.

— Кого бы ты хотел видеть на нашей свадьбе? — спросила она, вспомнив, что еще не задала ему этот вопрос, хотя Валери поручила ей это сделать.

— Только нас с тобой, — ответил Майк. — Я точно не хочу видеть моих родителей, я не видел их десять лет и не имею желания с ними встречаться. Им наплевать на то, что происходит в моей жизни. — После злополучного телефонного звонка он и не пытался снова связаться с ними. Майк был готов навсегда вычеркнуть их из собственной жизни. Надеяться, что когда-нибудь отношения улучшатся, не приходилось. Майку же хотелось смотреть вперед, в будущее, где его ждала счастливая жизнь с Эйприл.

— Наверное, я приглашу Джима с женой. Он давно убеждал меня в том, что я не должен упускать своего шанса и обязан вернуться к тебе и ребенку. А я, дурак, тогда его не послушал.

Эйприл знала Джима и его жену. Майк дважды приглашал их пообедать в ее ресторане. Эйприл они сразу понравились.

— А как насчет медового месяца? Он будет у нас или нет? — поинтересовалась Эйприл.

— Да, в госпитале, в родовом отделении. Или ты забыла, что дальше его тебе сейчас никуда нельзя? Почему бы нам не снять номер в отеле на уик-энд? Будем считать, что мы не в Нью-Йорке, а в каком-нибудь другом городе. Или пусть в Нью-Йорке, но только как туристы.

— Вообще-то мне хотелось бы съездить в Италию, — мечтательно вздохнула Эйприл. Они могли походить по ресторанам, о которых они столько раз говорили.

— А почему бы нам не съездить туда в августе, перед тем, как ты откроешь ресторан?

— А как же ребенок? — Эйприл твердо была намерена кормить малыша грудью. Она решила, что в первые месяцы будет брать его с собой в ресторан, так что необходимости сидеть дома у нее не будет.

— Возьмем с собой! Начнем с рождения приобщать его к изысканной пище, — пошутил Майк. — Лично мне такой вариант нравится. Так что нам остается совсем ничего: пожениться, завести ребенка и открыть ресторан.

Майк щелкнул пальцами — раз, два, три. Эйприл рассмеялась.

— У меня почему-то такое чувство, что в три счета здесь не получится, — возразила она, неожиданно посерьезнев. — Согласна, со свадьбой проблем не будет, моя мама уж постарается сделать все по высшему классу. Открыть ресторан — тоже в принципе вполне осуществимый проект. Но что касается появления на свет нашего с тобой творения — при мысли об этом у меня сердце уходит в пятки.

С этими словами она посмотрела на свой живот. Эйприл была высокого роста, стройная и узкобедрая. Майк с трудом представлял себе, как существо, которое, как сейчас представлялось, было внушительных размеров, способно самостоятельно проложить себе путь в этот мир.

— Ты еще не раздумал присутствовать при этом событии? — спросила она, внимательно глядя на Майка.

— Нет, что ты! Я хочу быть рядом с тобой, — уверенно произнес он. Но в глубине души он ощущал тревогу. Он уже сейчас осознавал, что ничем не сможет помочь Эйприл, когда она будет мучиться. Она предпочитала не говорить на эту тему, однако Майк знал, что по мере приближения родов ею овладевала тревога не меньшая, чем им самим.

Пока Эйприл готовила ужин, они еще немного помечтали о поездке в Италию. Из имеющихся в его холодильнике запасов она приготовила ему спагетти с зеленью и салат с беконом и яйцами. Когда они наконец легли спать, маршрут путешествия у них уже был готов — Флоренция, Сиена, Венеция, Рим, Болонья и Ареццо, где Эйприл знала один ресторан, который, по ее словам, им обязательно нужно посетить. Париж они решили отложить до следующей поездки, потому что в августе там все будет закрыто. Перед тем как лечь в постель, Эйприл еще раз приняла душ, чтобы окончательно смыть с себя запах гари, и, устроившись поудобнее в его объятьях, снова вспомнила о его прекрасном отзыве. Майк был доволен своей затеей. Наконец-то он сделал то, что давно должен был сделать. Это был его подарок Эйприл, и, что самое главное, сделанный вовремя.

— По мнению Ларри, мне стоит подумать о втором ресторане, — сказала Эйприл.

Майк заволновался.

— Боюсь, что с меня пока хватит одной женщины, одного ресторана и одного ребенка, — честно признался он. За последние четыре месяца в его жизни и так произошло слишком много событий. — Может, нам стоит пока что остановиться на скромном варианте?

Эйприл не стала спорить. Она и сама понимала, что не готова открыть второй ресторан. На сегодняшний день для нее куда важнее вернуть к жизни первый.

— Как ты думаешь, у нас еще будут дети? — спросила она, прижимаясь к Майку. У нее никогда в голове не укладывалось, как Элен ухитряется справляться с тремя. Ведь и Эйприл была единственным ребенком у Пэта и Валери, хотя она и ценила дружбу со своими сводными сестрами. А если говорить откровенно, то порой и завидовала им.

— Не знаю, я как-то не думал об этом, — честно признался Майк. — Давай сначала дождемся этого.

Для него и этот ребенок был сродни мегапроекту. Майк нежно обнял Эйприл за плечи и прижал к себе. Эта женщина просто герой, ей все по силам. В отличие от нее он не считал себя храбрецом, но он старался следовать ее примеру и многому научился у нее. Он лежал, прижимая ее к себе, и чувствовал, как ребенок энергично толкается в ее животе. Майку все еще не верилось, что через месяц они с Эйприл станут родителями. Мысль об этом волновала его, а если он размышлял на эту тему слишком долго, то откровенно пугала. В отличие от него, Эйприл воспринимала все гораздо спокойнее. Вот и в эти минуты он нежно обнимал ее, думая о том, что ждет их впереди. Постепенно его сморил сон. Эйприл посмотрела на него и не смогла сдержать счастливой улыбки. Странные подарки порой преподносит судьба! Ну кто бы мог подумать, что та сентябрьская ночь обернется таким огромным счастьем.


Глава 17 | День Рождения | Глава 19







Loading...