home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Знакомство вновь прибывших и прочих жильцов дома прошло в целом мирно, если не считать некоторого шока с обеих сторон. Алексия, Янита и Тимар выпучив глаза, смотрели на вошедших. Похоже, они до того никогда не видели ни домовых, ни банной матушки. Демоны отреагировали довольно спокойно, тут уж скорее домовые шарахались.

Я провела их на кухню, представила и приглашающе указала за стол.

— Лекси, достань, пожалуйста, еще продукты. Пусть наши новые жильцы покушают. А потом проводи их на третий этаж, пусть заселяются.

— А вы почему показались? — к Пересвете подсела Янита. — Ведь домовые же обычно не показываются людям.

— Так хозяйка же не обычный человек, — с улыбкой ответила домовушка. Или как уж правильно называть женщин-домовых?

— А вы это видите, да?

— Конечно, — Пересвета кивнула. — Мы, правда, сначала думали, что она ведьма. Но когда она за ворота вышла… Нет, не ведьма. Не пойму только кто. Но в этом месте — такое и не удивительно.

— Ага, — Янита кивнула. — Место тут… — она неопределенно пошевелила в воздухе пальцами. — А наша леди — фея.

— Фея?! — Пересвета выронила из рук пирожок и вытаращилась на меня.

— Фея?! Не может быть! — тут же раздались голоса прочих домовых.

— А крылья где? — задал вопрос Белозар.

— В шкафу лежат, чтобы не запылились, — хором ответили ему Эрилив, Тимар и Эйлард.

Это сняло неловкость, как обычно, никто не поверил, и все рассмеялись. Ну и ладно. Я-то знаю, что мои крылышки, которые мне сшила прабабушка Лиза, лежат именно в шкафу. А потом все сидели, пили вино и подъедали остатки фуршета. Разошлись все уже часа в четыре утра.

Я тоже встала, и поняла, что спать я перехотела. Да и чересчур эмоционально взбудоражена. Все же день сегодня был ну о-о-очень длинный и насыщенный. И такая же ночь. Да еще и вина много выпила, и в крови бурлила жажда чего-нибудь эдакого. Кстати, пойти прогуляться, что ли? Скоро рассвет. А учитывая, что лето уже на исходе, когда я еще смогу вот так погулять? Я напрягла память, пытаясь сообразить, сегодня должен прийти Ив, или завтра? А то я уже запуталась в днях и ночах. Надо завести ежедневник, сама уже не могу удержать все в памяти. Вроде, все-таки завтра. В любом случае, уже почти утро…

— Рил, — я подергала телохранителя за рукав. — Ты не очень сильно расстроишься, если я позову тебя погулять? К прудику сходим?

— Вот же ты неугомонная, — он хмыкнул. — Ты вообще когда-нибудь отдыхаешь?

— Эмм… Ну… Да, — я улыбнулась. — Но ты, если устал, ложись. Я Эйларда позову с собой.

— Нет уж, — лирелл скосил глаза на мага, который о чем-то говорил с Велисветом. Потом задумался, что-то прикидывая в уме. — Хорошо, пойдем. Только переодеться нужно. Там роса и комары. И можем Марсика взять с собой. Все равно не спит.

Марс, услышав свое имя, тут же подбежал и ткнулся носиком мне в коленку.

— Хорошо. Тогда я быстро, переоденусь, а вы меня ждите, — и я умчалась в свою комнату.

Быстро натянув на себя джинсы, кроссовки, джинсовую куртку и бейсболку, я галопом припустила вниз. Возле входной двери в Ферин меня уже ждали Эрилив, Марс и Филя.

— Ой, Филечка. А ты иди отдыхай. Мы недолго.

Эрилив сделал небольшой шажочек в сторону, уступая мне дорогу, и случайно наступил на самый кончик хвоста фамильяра.

— Ну, ты, смотреть под ноги надо! — рявкнул Филя и сердито вздыбил шерсть. — Весь хвост оттоптал, ирод!

А Эрилив от неожиданности шарахнулся в сторону и врезался плечом в косяк.

— Ты умеешь разговаривать? — он обалдело смотрел на кота.

— Ну умею, и что?! — Филя демонстративно поглаживал передней лапкой оттоптанный хвост, а я наблюдала за этим представлением.

— А почему же раньше молчал? — лирелл отлепился от косяка и присел перед котом на корточки.

— А раньше мне всякие белобрысые типы на хвост не наступали, — Филя гордо вскинул мордочку.

— С ума сойти! Вики, чего я еще не знаю о тебе и о жильцах этого замка?

Эрилив поднял на меня изумленные глаза. И такой он хорошенький в этот момент был, просто… Млин, вот точно — мечта девичьих грез. Как ребенок, который впервые в жизни увидел волшебство. Я, улыбаясь, пожала плечами.

— Филя, можно я тебя поглажу?

— Да гладь уж, краса-а-увчик. Но на хвост больше не наступай, — Филя, похоже, тоже проникся этой восхищенной зеленью лирелловых глаз.

Я только фыркнула от смеха, а Эрилив, не обратив внимания на подколку, стал гладить пушистую черную спинку.

— Какие еще открытия меня ожидают? — наконец задал мне вопрос телохранитель, встав и с улыбкой глядя на кота.

— О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух… — процитировала я Пушкина. — Пойдем, а то мы так рассвет пропустим. Филя, отдыхай, нас не жди.

К пруду мы шли не спеша. Марс носился вокруг нас кругами, стряхивая росу с трав, Эрилив молчал, только поддерживал меня под локоть в неудобных местах на тропинке. А я наслаждалась прогулкой. Давно я так спокойно никуда не ходила. И в груди поднималась какая-то шальная радость от этого покоя, от предрассветных сумерек, от рассеянного уже света луны.

Мы дошли до пруда, я оглядела его. Вода уже была значительно чище, чем в начале лета, хотя дна видно не было, но все-таки прогресс. Интересно, водяной сильно обидится, если я его разбужу.

Оставив Эрилива я подошла к берегу и легонько похлопала ладошкой по воде.

— Водяной? Ты не спишь? — позвала я шепотом.

Через минуту вода булькнула и из нее высунулась сонное лицо водяного.

— О! Виктория, вот уж не ожидал, — он поморгал. — А с тобой кто?

— Привет, водяной, — я улыбнулась. — Извини, что разбудила. Мы на прогулку вышли, и я решила тебя навестить. А то днем вечно некогда. Это моя собака, Марс. И мой телохранитель, Эрилив.

— А чего они такие странные? — водяной приподнял зеленые брови. — Собака-то почему лавандового цвета?

— А это из того мира, из которого Тимар тебе воду на проверку приносил. Помнишь, лиловая такая? Там все звери такие разноцветные. И Эрилив оттуда же, он лирелл.

— Чудеса… — водяной еще раз оглядел остолбеневшего телохранителя и любопытного Марса, который пытался подобраться поближе и обнюхать его шевелюру из водорослей. — А ты как? Как успехи с твоими способностями?

— Да не особо, — я хмыкнула и присела на обрубок дерева, которое мы с Тимаром в свое время сюда притащили, чтобы удобно было говорить с водяным. — Специально ничего не получается. А вот нечаянно — это да.

— Жалко, — водяной принял свою излюбленную позу — облокотился локтями о берег, оставив тело в воде. — А то бы ты мне пруд до конца очистила. Он уже намного лучше стал. Остатки грязи еще есть, но пока вся не сойдет, рыбы не заводятся. Да и русалки не хотят возвращаться.

— Да я бы с радостью, — я хмыкнула и перевела взгляд на воду. — Вот была бы я настоящая фея, я бы раз — протянула руку и пожелала бы: «Пусть пруд станет идеально чистым, дно песчаным без ила и грязи, а вода прозрачная».

Водяной вздохнул и тоже посмотрел на свой пруд, а меня уже понесло. Все-таки вина я выпила изрядно и от непривычки ощутимо захмелела. Давно я не пила ничего спиртного.

— А потом зачерпнула бы ладошкой лунного света и слепила бы тебе рыбок. Волшебных, — я протянула руку к луне, сделав вид, словно захватила что-то в воздухе. А потом покатала это нечто невидимое в ладошках, как дети снежки лепят. — Да и запустила бы тебе этих рыбок в прудик, — и я щепоткой взяла это нечто из ладони и «кинула» в пруд. Потом еще раз, и еще раз, делая вид, словно забрасываю в пруд этих «лунных рыбок».

В воде раздалось несколько всплесков, и водяной забыв про меня, полностью повернулся к пруду и, открыв рот, смотрел куда-то туда, на воду. А рядом затаил дыхание Эрилив, и даже Марс перестал сопеть и суетиться. Тут над горизонтом вырвался первый розовый солнечный луч, и я снова рассмеялась, продолжая свою игру.

— А еще, если бы я была настоящая фея, то поймала бы солнечный лучик, — протянув руку, я двумя пальцами якобы «ухватила» этот лучик, — и сделала бы тебе из него золотую рыбку. Солнечную. Волшебную-волшебную! — скатав в ладошках лучик солнца, я швырнула этот «снежок» в пруд.

От воды снова раздался всплеск, а водяной громко захлопнул рот и чуть отплыл от берега.

— Ну и напоследок, если бы я была настоящая фея, то пожелала тебе водяной, чтобы пруд твой никогда больше не засорялся. И к тебе вернулись бы русалки, ведь это так трудно жить в одиночестве и пытаться одному спасти свой дом. И чтобы прудик твой приносил счастье тем, кто к нему приходил с добром, — я прищурилась, охватывая взглядом пруд в целом, и сделала движение, словно я обнимаю его весь руками.

А потом подперла кулачками подбородок и стала в тишине смотреть на воду. Эрилив, окаменев от изумления, смотрел на меня, Марс встал и осторожно двигался вдоль берега, обнюхивая воду. А водяной куда-то уплыл.

В этой гулкой тишине, которая разбавлялась только всплесками из пруда, я умиротворенно смотрела на встающее солнце. И так мне хорошо на душе было в эти мгновения, что даже не смущал пристальный взгляд Эрилива и озадаченное фырканье щенка. Солнце встало, и я посмотрела на кристально чистую и прозрачную воду пруда.

— Чистенькая какая водичка. А водяной жаловался, что еще не до конца пруд очистился, — задумчиво протянула я. — И рыбки… Красивенькие, серебристые.

Эрилив перевел взгляд на пруд и тоже стал смотреть на рыбешек, которые выпрыгивали из воды, радуясь новому дню.

— Вики, ты хоть понимаешь, что это ты?.. — вкрадчиво заговорил лирелл.

— Что — я? — в голове было пусто и лениво, и хотелось спать.

— Виктория! — возле берега с шумом вынырнул водяной. — Виктория! Это… Это… Спасибо!

— За что? — я хмыкнула. — Я ведь только пожелала тебе всего этого.

— Вики, ты, правда, не понимаешь, что ты сделала? — Эрилив недоверчиво переводил взгляд с пруда, на меня, потом на водяного, снова на пруд.

— Виктория! — водяной захлебывался эмоциями. — Вода чистейшая! И песок на дне! Весь ил исчез! И рыбки… Они действительно лунные. И одна солнечная! И… Ох, — он поскреб пальцами голову и булькающе рассмеялся. — Я в шоке! Ты настоящая фея!

— И я в шоке, если честно, — Эрилив тоже издал нервный смешок.

— Тяв! — тут же поддакнул Марсик.

— Если бы я была настоящая фея, то ко мне бы уже пришли другие феи и научили бы меня всему. А я… Не фея, а какое-то недоразумение, — меня накрыла какая-то утомленная апатия, да и вино уже выветрилось на свежем воздухе, и сейчас хотелось только спать.

— Ох, Виктория! — водяной смотрел на меня влюбленными глазами. — Я с одной стороны очень хочу, чтобы феи нашли тебя, а с другой — мне безумно не хочется, чтобы они увели тебя в свое измерение. Тогда мир лишится чего-то светлого и сказочного, и наша фея, единственная на четыре мира, тоже оставит нас.

— А ее могут увести? — голос лирелла посуровел.

— Конечно, — водяной вздохнул. — Она же фея. Думаешь, ей легко жить тут? Феи они ведь… — он помахал в воздухе перепончатой ладонью. — Эх! Но как же не хочется, чтобы она нас оставила!

— Определенно, — телохранитель взял меня за руку. — А ты чего хочешь, Вики?

— Я? Чтобы меня перестали, наконец, дергать и заставлять делать то, что мне не хочется. Чтобы не приходилось постоянно следить за своими словами и поступками, это так утомительно. И чтобы не нужно было постоянно думать о том, где взять денег, чтобы на все хватило. И перестать бояться — незваных гостей, придурковатых принцев, охотников за моей головой, желающих использовать меня в своих играх. И чтобы от меня отцепились все те, кто желает выдать меня замуж за каких-то чужих и ненужных мне мужчин. Я себя иногда начинаю чувствовать вещью. Дорогой, ценной, всем нужной, но вещью. Это… угнетает. Ты ведь не думаешь, Рил, что я счастлива оттого, что мне приходится даже по замку передвигаться в обществе телохранителя?

— Не знаю… Я не рассматривал вопрос под таким углом, — он помедлил. — Я тебя раздражаю?

— Да не ты. А сама ситуация. Жила я себе спокойно двадцать пять лет и вдруг надо мной тотальный контроль. Думаешь, это может меня радовать? А у фей я могла бы снова стать свободной.

— Но тогда мы лишимся нашей феи, единственной на четыре мира… — тихо повторил Эрилив.

— Вот видишь? — я грустно улыбнулась ему. — И ты туда же. Вы боитесь лишиться не меня, обычной земной девушки Вики, а феи. Пусть даже единственной на четыре мира.

— Вики…

— Виктория, я пойду разбираться с твоим даром. Спасибо тебе огромное. И приходи поплавать, последние теплые дни стоят, но ты еще успеешь, — перебил лирелла водяной. — И это… Воду можешь брать в любом количестве, присылай Тима или еще кого. Для тебя я буду давать даже без объяснения причины, знаю, что ты на благое дело или для себя…

— Спасибо, водяной, — я помахала ему рукой. — Я скоро еще попрошу, маме с папой хочу отвезти.

— Без проблем, — водяной нырнул, и мы с Эриливом проводили его взглядом.

— Вики… Ты не права. Я только сегодня узнал, что ты фея. Но… Ты только не подумай плохо, я не имею в виду ничего плохого, но… Знаешь, Эйлард дурак. И он не любит тебя по-настоящему.

— Хм, — я с интересом посмотрела на него. — При чем тут Эйлард и почему он дурак?

— Потому что, если бы он любил тебя… На его месте я бы горы перевернул, из кожи вон вылез, но сделал все, чтобы добиться тебя. А он всего лишь человеческий маг, который не умеет ценить. Они не признают настоящие браки. Легкие связи… Полюбили, пожили, разлюбили, расстались. Нет, он хороший мужик, но он не тот, кто тебе нужен.

— Да, мне нужен не он, — я кивнула и встала. — Пойдем? Я устала и безумно хочу спать.

К тому времени, когда я на следующий день выползла из своей комнаты на свет божий, жизнь в замке уже кипела. Впрочем, как обычно. Алексия с сосредоточенным видом заканчивала инструктаж домовых, которые должны отвечать за все, кроме кухни. Из ванной на первом этаже с тряпкой в руках вышла Чеслава, поклонилась мне на ходу и тут же нырнула в следующую ванную. Какая она умничка, уже занялась хозяйством.

А я пошла на кухню за порцией кофе. Знаю, что неправильно это уже, но русская привычка проводить время на кухне неистребима. Ну, люблю я именно на кухне пить кофе, ничего не могу с этим поделать, да и не собираюсь. Пока нет очередной партии гостей, ради которых приходится завтракать в столовой, я не вижу нужды гонять кого-то и накрывать мне одной стол в столовой. Мне и на кухне хорошо.

Там уже занималась готовкой Любава, которая со вчерашнего дня как-то посвежела и даже помолодела, что ли. Или мне кажется? А еще что-то жарилось, что-то пеклось, что-то стояло в мисках и лежало на разделочных досках.

— Доброе утро, хозяйка, — домовушка приветливо мне улыбнулась. — Что на завтрак хочешь?

— Кофе и какую-нибудь плюшку, если есть, — я села за стол, наблюдая за ее движениями. — Как тебе тут? Что-то еще нужно докупить для кухни? Список составь тогда, я скопом закажу.

— А как же, конечно, нужно, — она поставила передо мной чашку капучино и тарелочку с ватрушкой. — Утвари еще нужно: сковороды, кастрюли, сотейники. Ножей бы еще несколько. Да и плиту бы еще одну не помешало. Я же не знала, что у тебя столько народу тут.

— Это да. Присаживайся, пока я позавтракаю, подумай, что еще? — я улыбнулась ей.

— Сейчас, — домовушка повернулась, сделала какое-то движение руками, и ножи, до того лежавшие на нескольких разделочных досках рядом с овощами, бодро застучали, сами собой шинкуя овощи. На терке начала скользить вниз-вверх морковка. А в кастрюле, в которой что-то кипело на маленьком огне, заработала большая ложка, медленно помешивая варево.

— Ого! — я, забыв про кофе, вытаращилась на это действо.

— Ну, хозяюшка, — Любава улыбнулась, — я же не руками все это делаю.

— Ну да… — я, не глядя, отпила кофе. — Просто все никак не привыкну ко всем эти чудесам.

— Мы же домовые, — домовушка хихикнула. — Неужто у тебя в родительском доме нет домового?

— Есть. Только я его никогда не видела. Он мне не показывался.

— А, понятно. Ну я тогда расскажу. Я вот на кухне хозяйничаю. Как видишь, все тут меня слушается. А у Пересветы белье само расстилается или складывается, утюги сами гладят. Кстати, она сказала, что еще парочку утюгов не помешало бы.

— Ладно. А машинку стиральную нужно еще?

— Нет, у нее и в обычной ванной вода сама бурлит и белье крутит. Не траться, а то на такую толпу разориться можно — накупать стиральных машинок. Только порошки да ополаскиватели для стирки.

— Здорово. А у остальных как?

— Да так же. У Белозара тряпки сами шустрят — пыль вытирают, да полы моют. Щетки сами подметают. Хотя для ковров, конечно, пылесос лучше. Но он говорил, что у тебя есть. А у Чеславы в ванных та же история — тряпки да щетки оттирают все, шланг от душа сам наклоняется куда надо. Опять же, можно и без химических средств обойтись, но ежели ты с микробами любишь бороться, как все нынешнее поколение, то тогда Доместоса ей купи, да еще каких флаконов нужных.

— Любава, — я хихикнула. — Как же приятно поговорить с кем-то с Земли, кто знает, что такое Доместос и микробы. А то я с этими другими мирами скоро сама на Землю дорогу забуду.

Она рассмеялась и махнула рукой в сторону терки, стершаяся морковка отлетела в кучку таких же остатков, а новая пристроилась и начала натираться.

— Ох, хозяюшка, а мы-то как рады. Не представляешь, как истосковались по работе да по людям. Да хоть бы и по нелюдям. Все живые, а не стены пустые, голые да обветшавшие. И дом у тебя чудесный. Просторный, светлый. Душа радуется.

— Ну и славно, — я допила кофе. — Тогда давай так. Ты сейчас составь список всего, что нужно докупить для кухни из утвари и техники. Отдашь его мне. Затем сделай ревизию, и скажи, что нужно из продуктов. Этот список отдашь Алексии и Тимару. Они купят все необходимое. Мы обычные продукты в Ферине берем, а всякие приправы, специи, кофе, чаи и какие-то сугубо земные товары, в городе на Земле. И пусть меня найдут Чеслава и Пересвета, и тоже дадут свои списки. Про химию — Тимару, про технику — мне. Я сразу же в магазин съезжу.

— Хорошо, хозяйка.

— Ага. Так… Насчет Алексии вы уже поняли, да? Она экономка и все, что связано с бытовыми вопросами к ней. Янита на подхвате, ее тоже смело можно привлекать к помощи по мелким нуждам, — я встала и тут поняла, что чего-то не хватает. — А кстати, где мой телохранитель-то?

— Так они с вашим магом тренируются пока. Эрилив настрого наказал всем, что если вы куда соберетесь, сразу его позвать.

— О как. Ну ладно, пойду гляну, чем это они там занимаются. И жду списки.

Эрилив и Эйлард обнаружились на пляже, куда меня проводил один из демонов, Мигран. Босые, с закатанными до колен брюками и голыми торсами они занимались рукопашным боем. Точнее тренировкой по рукопашному бою.

— И давно они так? — я с любопытством их разглядывала.

— Ну… — Мигран глянул на солнце и что-то прикинул, — уж с час где-то.

— И кто побеждает?

— Ваш телохранитель. Они теперь приемы отрабатывают, он мага учит.

В это мгновение, Эрилив сделал какую-то хитрую подсечку, Эйлард кубарем улетел в сторону, и телохранитель с улыбкой мне помахал. Ну и я в ответ ему махнула рукой. Потом еще минут десять наблюдала за ними, стоя в тенечке, пока не прибежала Янита с несколькими исписанными листочками.

— Леди Виктория, — она быстро подошла ко мне. — Вот, домовые передали.

— О, спасибо. А Тимар где?

— Он уже в Листянки ушел. Ему Любава тоже список дала, сказала, что купить из продуктов нужно.

— Угу, — я уткнулась в перечень необходимого.

— А мне что делать? — Янита топталась рядом.

— Сейчас Тимар из Листянок вернется, идите с ним в магазин на Землю. Купите все вот из этого списка, — я отдала ей листок с перечнем приправ и специй. — Так, и… И вот эти средства бытовой химии. Много не набирайте, по одной бутылке или пачке, — я загнула списки Пересветы и Чеславы, оторвала те части, в которых были перечни химических препаратов. — А вот стирального порошка пачки три. Ну и сами посмотрите, что еще нужно — зубную пасту, мыло и так далее.

— Хорошо, — она забрала бумажки. — Так я побежала?

— Ага, беги, — а сама снова уткнулась в списки, изучая, сколько чего докупить и решая, что успею заказать уже сегодня.

— Ты куда-то собираешься? — совсем рядом раздался голос Эрилива, и я даже вздрогнула.

— Привет. А вы уже закончили?

— Да. Я в твоем полном распоряжении, — он улыбался, глядя на меня.

— А ты чего это такой загадочный? — с подозрением уставилась я на него.

— Пытаюсь понять, довольна ты, что я дал тебе отдохнуть от «тотального контроля» или нет, — честно ответил он.

— О! Ну… Так ты специально, что ли?

— Ну да, — лирелл рассмеялся и переглянулся с магом. — Ты же хотела чуть больше свободы. Пока в замке нет чужих, я ее тебе предоставил.

— Ага. Ну, здорово, — мне стало неожиданно приятно. — Тогда приводи себя в порядок, собирайся, и идем в город на Землю. У нас по плану куча покупок. Домовые списки написали, что надо докупить.

— А я? — тут же возмутился Эйлард.

— А ты остаешься за старшего, — пожала я плечами. — Тимар ведь тоже уходит. Должен же кто-то приглядывать за всем этим балаганом.

— Вот вечно ты… — он недовольно поджал губы.

— Эйлард, ты можешь пока повесить на все ворота объявления, что до вечера меня не будет? Ты же уже научился писать на языке Мариэли?

— Ладно.

— Эрилив, а ты тоже напиши на вашем языке то же самое, и вывесим на ворота в Лилирейю. А то мы с тобой на весь день уйдем, вернемся только вечером.


Глава 12 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 14