home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Больше мы на тему разбойников, сирот и о случившемся вообще говорить не стали, тем более, что уже подъехали к белокаменной ограде.

Откуда-то сверху вдруг раздался громкий свист, и я даже подпрыгнула в седле от неожиданности. Тут же громко затопали где-то там за воротами, и не успели мы с Эриливом и словом перекинуться, как ворота открылись, и нам навстречу выскочило несколько мужчин.

— Приветствую, господин Эрилив, — с улыбкой произнес старший из них и поклонился. — О вашем приезде уже известили. Леди, — он поклонился еще раз, но уже в мою сторону.

— Добрый день, Тангон, — мой телохранитель приветливо кивнул, улыбаясь. — Это баронесса Виктория Лисовская, гостья дома. Леди Виктория, это Тангон, начальник охраны.

Мы заехали во двор и Эрилив, соскочив с коня, помог мне спуститься. Лошадок тут же куда-то увели, а мы направились к крыльцу. Шли мы медленно, Эрилива приветствовали снующие вокруг люди, или нелюди, мне было непонятно, может и те и другие. А я с интересом осматривалась. Особняк трехэтажный, из такого же белого камня, как и ограда. Ставни и косяки дверей ярко-синие, множество цветов в навесных горшках на балконах. Под окнами клумбы. Двор перед воротами мощеный, а далее какие-то хозяйственные строения. В целом впечатление от самого дома было как от греческих островков или города Сиди-бу-саид в Тунисе. Точно такое же сочетание цветов: белый и ярко-синий. Даже цветы были в основном синие или сиренево-лиловые, чтобы не выпадать из общей гаммы.

— Эрилив, — громко окликнул женский голос с крыльца, и я быстро обернулась.

По ступенькам спускалась красивая высокая блондинка в бледно-желтом платье, а Эрилив, улыбаясь, шагнул ей навстречу.

— Мама, здравствуй! — он обнял женщину.

Та поцеловала его в щеку и ласково погладила, а я со стуком захлопнула рот. Мама?! Вот эта потрясающая молодая красавица — его мама?! Мать моя женщина! Да ей же на вид лет тридцать, самое большее.

— Мама, позволь тебе представить баронессу Викторию Лисовскую, — он развернул мать в мою сторону. — Вика, а это моя мама, Аурелия ле Соррель.

— Здравствуйте, — я улыбнулась. Что еще сказать я не знала, поэтому улыбалась и моргала, моргала и улыбалась.

— Очень рада вас видеть, я так много уже о вас слышала, — Аурелия шагнула ко мне и взяла за руку. — Кирин много рассказывал о своей поездке и о вас. Только мы не ждали вас сегодня, думали, что дорога займет несколько дней. Но что же это я, проходите скорее в дом. Вы устали с дороги? Может, хотите освежиться, или выпить лимонада? — продолжая говорить и не давая вставить мне ни слова, она ласково, но твердо вела меня в сторону крыльца.

А учитывая, что весовые категории у нас явно разные — она хоть и стройная, но выше меня на целую голову, — то мне оставалось только ногами перебирать, чтобы не упасть.

— А… — попыталась я что-то сказать.

— Эрилив, ну что же ты, идем скорее, — она вспомнила о сыне. — Тебе тоже лимонада, да? Твоего любимого, вишневого.

Тут я нервно хихикнула. Оказывается, мой телохранитель не только консервированные вишенки любит.

— Вика, можно я буду называть вас так? — снова переключилась на меня Аурелия. — У вас такое необычное имя, очень красивое. Это что-то означает? — я открыла рот ответить, но тут же закрыла, так как вставить хоть слово было невозможно. — А меня можете звать — Лия.

Я скосила глаза на Эрилива, отчаянно призывая на помощь, но он только улыбнулся уголками губ и сделал легкое движение руками, словно разводит ими в стороны.

— А я все вижу, не жульничай, — тут же поймала его на этом Аурелия. — Просто я тут совсем заскучала. Альдид и Ирлейв уже четыре дня как на охоте. А мне скучно одной. Но я им сейчас же отправлю вестника, что вы приехали, и они вернутся.

— Мама, — пожалел меня лирелл. — Ты совсем ошарашила Вику. Дай ей хоть привыкнуть.

— Да? — она, сияя, глянула на меня. — Странно. Она не похожа на девушку, которую можно запугать гостеприимством. Кирин отзывался о ней с большим уважением, а Бетрив и Ивелим говорили, что у леди сильный характер.

— Э-э… — попыталась я хоть слово вставить.

— Эрилив, я надеюсь, что твоя жена будет такая же самостоятельная красавица. Умоляю, не женись ты на мямле, которая тебе в рот смотрит.

— Ма-ам…

— Вика, а вы замужем? Ой, то есть, я знаю, что нет. А вы точно хотите замуж за вашего жениха? Кирин говорил, что вроде как официальной помолвки еще не было.

— А… — издала я звук и снова закрыла рот, так говорить мне по прежнему давать никто не собирался.

— Ой, а я вас познакомлю с Ирлейвом. Он такой красивый мальчик, как и Эрилив. И еще не женат.

— Мама-а-а…

Мы наконец дошли до гостиной, и с облегчением сели на диваны. Мама Эрилива меня совершенно ошеломила своим напором. Вставить хоть слово за весь разговор мне так и не удалось.

Тут же пришла служанка, или горничная, не знаю, как у них это называется, и принесла нам на подносе два запотевших бокала с вишневым лимонадом. А вместо трубочки были вставлены тонкие длинные шпажки, на которые, как шашлык на шампур, было нанизано несколько вишен. Я вцепилась в бокал и с облегчением спрятала лицо, старясь пить маленькими глоточками. Эрилив, посмеиваясь и поглядывая на меня чуть смущенно, тоже стал пить, а Аурелия села напротив в кресло и замолчала.

Отвлеклась я от лимонада, только когда Эрилив тихонько толкнул меня локтем. На мой вопросительный взгляд, он едва приподнял свою шпажку с вишнями и подержал ее, сделав легкое движение в мою сторону. Я покосилась на его маму, и едва заметно качнула головой. Неудобно же отбирать вишенки у ее сына, еще решит, что я из голодного края.

Та наши переглядывания явно заметила, и лицо ее приняло весьма задумчивое выражение. А взгляд на меня стал более цепким. О как. Похоже, вся эта безостановочная болтовня была лишь маской или отвлекающим маневром. Взгляд-то у дамы далеко не глупый.

— Вика, — обратилась ко мне Аурелия, когда я допила лимонад. — Вам сейчас показать вашу комнату, или сначала хотите погулять и осмотреться вокруг?

— Ну… — я вопросительно покосилась на Эрилива. Все же я тут в гостях, мало ли какие у хозяев планы.

— Мам, комнату для Вики выдели, пожалуйста, ту, что рядом с моей, и пусть отнесут туда сумки. А мы пока погуляем.

— Вот еще, — она чуть сдвинула брови. — Нечего незамужней девице жить рядом с твоей комнатой. Никуда это не годится. Одно дело, что ты днем охраняешь леди, а ночью нечего рядом ошиваться.

— Мам, — Эрилив поджал губы. — Я отвечаю за нее головой. Если комнату рядом с моей ты выделить не хочешь, значит, я пока буду спать в комнате по соседству с той, что ты выделишь Виктории.

— Даже и не подумаю. У нас приличный дом, и тебя в спальне Виктории и рядом делать нечего. У нее для этого будущий муж есть. Ведь так, дорогая? — она мазнула по мне взглядом. — А ты ей не жених…

Эрилив помрачнел и, вскочив, прошелся взад-вперед по комнате. Аурелия с жадным любопытством наблюдала за ним, я же прикинулась веником и молча сидела на диване. Это его мир, его дом, его мама, так что пусть сами разбираются.

— А я обещал родителям Вики, что не спущу с нее глаз ни днем, ни ночью, — приняв какое-то решение, выпалил он, решительно повернувшись к матери.

— Ах та-а-ак… — протянула Аурелия. — Ну раз обещал Викиным родителям, тогда ладно. Будешь ночевать эти дни на женской половине, комнату выделим тебе ближе к коридору, а Виктории соседнюю, — она встала. — А сейчас, Вика, хотите, я покажу вам наш дом? Вы ведь впервые в Анигвене?

— Где? — впервые удалось мне вставить слово, и то, только потому что был задан вопрос и она ждала ответа.

— Анигвен… Княжество наше.

— А. Да, впервые. Я выходила только на земли, примыкающие к моему дому и к морю.

— У нас очень хорошо. Спокойно, климат хороший, и природа красивая. Вы хотите переодеться? — Лия кивнула на мои брюки. — Вам же вероятно жарко?

— Да, не мешало бы. Мы же не верхом будем гулять?

— Нет, конечно, — хозяйка улыбнулась и встала. — Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату.

Комнату мне выделили светлую и довольно просторную. Мои сумки уже лежали на полу, а вещи были разложены на кровати. Когда их успели принести, я так и не поняла. Вроде только что об этом говорили, а вещи уже тут. У меня даже возникло ощущение, что Аурелия с самого начала знала, что меня поселят именно здесь, а все остальное это было для Эрилива. Только не очень поняла зачем.

Алексия, зная о том, что в Лилирейе женщины носят длинные платья, положила мне три летних сарафана с длинной юбкой и пару легких шелковых брюк. Решив, что платьев у меня с собой мало, а у аристократов принято переодеваться к ужину и лучше приберечь их для этого, я выбрала брюки и топик. Да и гулять удобнее именно в брюках.

— Как интересно, — Аурелия оглядела меня, когда я вышла из комнаты. — У вас женщины свободно носят брюки, да?

— Ну да, — я оглядела себя. — А у вас нет?

— Ну почему? Ведьмы и маги носят брюки, но, как правило, в дорогу. Если вы не стесняетесь…

— А мне надо стесняться? — удивилась я.

— Ну… — Аурелия неопределенно повела рукой. — Все же в брюках все так… гм… облегает. Мужчины явно не оставят вас без внимания, — добавила она и стрельнула глазами на сына. — Но это даже хорошо. Вот-вот подъедут Альдид и Ирлейв.

— Мам…

— Ирлейва давно пора встряхнуть, — она издала смешок, не обращая внимания не сына. — Не сомневаюсь, что вы его сразите наповал.

Эрилив выдохнул сквозь зубы и, решительно подойдя ко мне, предложил локоть. Аурелия усмехнулась украдкой и повела нас на экскурсию. Дом мне понравился не только снаружи, но и внутри. Все комнаты светлые, просторные, обставлены с большим вкусом и почему-то я уверена, что занималась этим Аурелия. Как-то чувствовался ее стиль.

Посмотрели мы и двор и пристройки вокруг. Дошли до просторной оранжереи, где хранились те саженцы, семена и рассада, которую Лия заказала для нас. Тут же по ходу дела она и поясняла кое-какие подробности о названии растений и том, как они будут выглядеть, когда вырастут.

— Эрилив, дорогой, позови садовника? Пусть он расскажет вкратце, как ухаживать за кустами, — обратилась она к сыну.

Тот потоптался на месте пару секунд, но потом все же отпустил мою руку и пошел к выходу из оранжереи.

— Вика, вы не пугайтесь, — шепотом обратилась ко мне Аурелия, как только ее сын отошел подальше. — Я не собираюсь вас сватать, просто дразню немного сына. А то он мне уже несколько лет голову морочит рассказами о своей невесте, а все никак не женится. Хочу его подтолкнуть чуть-чуть, сколько может ждать девушка? Так и выйдет за другого. Да и старшего встряхнуть не мешает, так что вы просто меня не выдавайте, а я уж сама буду все говорить.

— Ну… ладно, — я нерешительно улыбнулась.

— Вика, — она помялась. — А Эрилив точно за вами не ухаживает? И у вас точно есть жених? Вы мне нравитесь, и я была бы рада породниться с вами, если вы свободны.

— Э-э… — ответить я снова не успела, к нам почти бегом вернулся Эрилив, с подозрением косясь на мою собеседницу.

В общем, ощущения от знакомства с матерью Эрилива у меня были неоднозначные. То, что она меня ошеломила — это несомненно. И то, что она себе на уме, тоже не вызывало сомнений. Но если сравнивать с моей мамой и ее маниакальным желанием выдать меня замуж, то Аурелия еще вполне терпима.

Осмотрев все, что только было можно, Аурелия позвала меня обратно в дом, сообщив, что скоро обед и мы можем немного отдохнуть и переодеться… Вот права я была, права. Эти выпендрежные аристократы и к обеду переодеваются, и к ужину. М-да. И что я буду делать? Платьев-то всего три. На три дня мне явно не хватит, если уже сегодня я два из них надену.

— Вика? О чем вы задумались? — мы неторопливо шли к дому.

— О вечной женской проблеме, — я вздохнула.

— Да-а? А какая у нас, женщин, вечная проблема? — тут же заинтересовалась Лея.

— Да как обычно: что надеть? — я рассмеялась.

— А-а, точно, — она весело присоединилась ко мне. — А вы мало вещей взяли, да? Я видела ваши сумки, совсем небольшой у вас багаж.

— Ну да, мы же налегке, да и ненадолго.

— Ненадолго… Налегке… — задумчиво уронила в пространство хозяйка дома. — Ой, Вика! А я знаю, что делать. Вы ведь согласитесь, да? Ну пообещайте мне, что не станете возражать.

— По поводу чего? — осторожно уточнила я. Как-то я опасаюсь вот таких предложений, когда просят заранее согласиться и не возражать. Как правило, в них кроется подвох, и не всегда приятный.

— Нет, вы сначала соглашайтесь, а потом я скажу, — она снова подхватила меня под руку. — Ну пожа-а-а-луйста, Вика. Порадуйте скучающую женщину.

— Кхм, — я покосилась на Эрилива и приподняла брови. Он-то знает свою маму, вот пусть и говорит, можно соглашаться или нет? Получив от него кивок, я повернулась к Лие и тут же столкнулась с о-о-чень внимательным взглядом. — Хорошо, я согласна.

— Отлично! Замечательно! Ой, как я рада, — она едва в ладоши не захлопала. — Тогда сразу же после обеда с вас снимут мерки и к утру у вас будет еще несколько нарядов.

— А может… — попыталась я отказаться.

— Вы обещали! Вика, ну можно я поучаствую, а? Мне так всегда хотелось дочку, а у меня два сына, которые никак не хотят жениться.

— Ну… ладно, — я внимательно осмотрела ее платье. Красивое, и сшито хорошо, только вот один нюанс… — Лея, только никаких корсетов.

— Хорошо, как скажете, — она просияла.

— А у меня для вас тоже подарок есть, — вспомнила я. — Сейчас я вам вручу его, хорошо?

— О, как замечательно. Подарки я люблю, — она повернулась к сыну. — Вот видишь, как надо с девушками обращаться? Учись, пока я жива. Нужно нами восхищаться, дарить нам подарки, выполнять наши капризы и очень! Ты слышишь? Очень любить.

Я от такой непосредственности даже рассмеялась. Нет, мама Эрилива мне определенно нравится. Очень шебутная особа, думаю, ее мужу и сыновьям с ней скучать не приходится. Но дойти до крыльца мы не успели. Охрана засуетившись, кинулась открывать ворота, и въехало несколько всадников.

— А вот и Альдид с Ирлейвом, — проговорила Аурелия и, отпустив мою руку, пошла навстречу мужу и сыну, а ее место тут же занял Эрилив.

— А ты не хочешь их поприветствовать? — спросила я.

— Успею, — он с улыбкой наблюдал за встречей. — Они же сейчас подойдут.

— Леди Виктория, — поприветствовал меня высокий блондин, чем-то похожий на Эрилива. — Безмерно рад видеть вас в своем доме. Мы о вас так много слышала уже, что были заинтригованы до невозможности. Можете обращаться ко мне просто Альдид, без всяких титулов.

— Добрый день, — я вложила ладошку в его руку, и он поцеловал ее. — Ко мне тоже можно обращаться просто по имени. Виктория или Вика.

— Вика, а это мой старший сын, Ирлейв, — ко мне шагнул второй лирелл и я с интересом стала сравнивать его, мысленно, разумеется, с Эриливом.

Был он постарше Рила. Если бы они были люди, я бы сказала лет эдак на семь, а как уж оно на самом деле, не знаю. Внешне очень похож на младшего брата, сразу видно, что родная кровь, но подбородок более тяжелый и волосы темнее на несколько тонов.

— Добрый день, господин Ирлейв, — я приветливо кивнула.

— Для вас — просто Ирлейв, — он также приложился к моей руке.

— Эрилив, ну иди сюда, я обниму тебя, — позвал Альдид младшего сына, когда приличия были соблюдены и все представлены.

Переждав, пока отец и старший брат натискают младшенького и явно любимого, Аурелия позвала всех в дом готовиться к обеду. По дороге я позвала ее к себе и вручила один пакет с бутылками, тут же озвучив инструкцию.

— О-о! Какая редкость! — Лия прижала к себе бутылку с живой водой. — Спасибо, дорогая. Сегодня же воспользуюсь! А вам я сейчас пришлю горничную, чтобы помогла с прической.

Она вышла, и тут же в дверь засунул голову Эрилив.

— Все нормально?

— Да, Рил. Стой! — позвала я, так как он уже собрался уходить. — Давай быстро отправим бутылки с живой и мертвой водой человеческой княгине? А то неудобно, она же ждет… Только нужно запаковать, а мне не во что.

— Хорошо, сейчас организуем.

Пришел он одновременно с обещанной мне горничной. Так что мы попросили девушку подождать пять минут и организовали пересылку. А потом горничная заново уложила мне волосы в более замысловатую прическу, помогла прихорошиться и вручила Эриливу, зашедшему за мной.

Обед прошел очень мило. Мы много смеялись, то меня просили что-то рассказать, то Альдид рассказывал о своих приключениях, и как-то я совершенно забыла, что нахожусь в гостях. Что это другой мир, а хозяева дома не люди, и что я их вижу впервые в жизни. В общем, я была в восторге от этих нелюдей. Ирлейв ненавязчиво пытался за мной ухаживать, его родители на это одобрительно посматривали. Эрилив тоже много улыбался, и даже наплевав на всякие заморочки с этикетом, таскал у меня из тарелки салатные листы, подкладывая из своей руколу.

Точнее не так. Лакеи положили нам в тарелки овощной салат, который по бокам был обложен листьями салата латук, который я терпеть не могу и всегда откладываю в сторону. А вот Эрилив наоборот, очень его уважает. И как-то у нас давно уже повелось, — учитывая, что обедаем и ужинаем мы с ним обычно вдвоем, не успевая на общие застолья, — что я отдавала латук ему, а из его тарелки в свою очередь утаскивала руколу. Вот и сейчас, я так расслабилась и потеряла бдительность, что даже не обратила внимания, что справа возникла вилка, которая цапнула из моей тарелки эти самые салатные листья и потащила их. Наоборот, машинально пододвинула тарелку в нужную сторону, чтобы Эрилив не просыпал их на стол. Точно так же спокойно кивнула, на появившиеся взамен латука листочки руколы и, нацепив их на вилку, отправила в рот. И все это продолжая слушать рассказ Альдида.

И только повисшая внезапно пауза заставила меня осмыслить то, что сейчас произошло, и я почувствовала, что лицо заливает краской. Черт! Это же княжеская родня, а мы тут в тарелочки играем, листья таскаем друг у друга…

— Мам, Вика не любит такой салат, — спокойно прокомментировал Эрилив, ни капельки не смущаясь. — Приходится ее спасать. А я руколу не очень люблю, ты же знаешь, а Вике наоборот, она очень нравится.

— Я так и поняла, — ответила Лия и обменялась с мужем многозначительными взглядами.

— А что еще не любит Вика? — очень спокойно спросил Альдид.

— М-м, — Эрилив отглотнул из бокала. — Репчатый лук, сырые грибы, кинзу. Больше пока не знаю. А, еще хрен. Но это жуткая вещь, сразу вам скажу. Даже меня пробрало.

— Как интересно. А я тоже не люблю сырые грибы, — пришла мне на помощь Аурелия, увидев, что я сейчас под стол спрячусь, так у меня горит лицо. — Вика, а хрен как готовят?

— Из него делают что-то типа соуса. Перетирают на терке и консервируют. Он очень сильно пахнет, даже слезу вышибает, ну и вкус соответствующий. Его совсем понемножку добавляют к еде для остроты вкуса.

— О, а вот мне это наверняка понравится, — рассмеялся Альдид. — Я очень люблю все острое. Перцы и огненные приправы.

Разговор незаметно перешел на эту область еды, и мы обсуждали хрен, горчицу, васаби и перец чили, ища аналоги в Лилирейе. В итоге с меня взяли обещание, что я пришлю им семена, а садовник вырастит все это в оранжерее. А чтобы понять, что получится в итоге, я предложила на пробу по баночке уже готового продукта.

— А хотите, приезжайте ко мне в гости? — предложила я. — Сами на месте попробуете все эти овощи и специи, и увидите все остальное. У нас теперь есть амулет переноса. Эрилив может вас забрать и доставить. Тем более у нас скоро намечается грандиозное событие — свадьба.

— Как свадьба, — ахнула Аурелия, уронив вилку, а Ирлейв и Альдид уставились на меня.

— Ну да, — кивнула я. — Скоро будем отмечать, приезжайте. Посмотрите, как это происходит. Ну и дом мой увидите.

— Эрилив, — шокировано произнесла Лия. — Ты почему нам ничего не сказал? Нам ведь нужно подготовиться.

— Да вы успеете, — вместо Рила ответила я. — Все будет только через пару недель. Нужно же сшить свадебные костюмы ново… — договорить я не успела.

— Но как же так, — мама Рила схватив бокал, сделала глоток черного вина. — Наш сын женится, а мы узнаем об этом только сейчас. То есть я безумно рада, Вика, вы мне очень нравитесь. Но как же подготовиться? А гости? А подарки?

— Нет! — хором с Эриливом выпалили мы.

— Не мы женимся, — поспешила я вставить пояснения. — Рил, подтверди.

— Не мы, — поддакнул он.

— И не планируем. Между нами ничего нет, мы просто друзья, — снова пояснила я, глядя на Аурелию. — Ну же, Рил, скажи.

Все перевели взгляд на Эрилива и честно подождали подтверждения. Не дождались.

— У нас намечается двойная свадьба. Женится мой начальник охраны на экономке, и мой маг на управляющей. Эдакий семейный праздник у домочадцев, — поспешила я пояснить и, тоже схватив бокал, глотнула синего вина.

Синее вино мне понравилось больше черного и желтого. Делали их из местных ягод, название которых я запомнить не смогла, и по вкусам они были разные. Сухое с кислинкой — черное, сладкое густое — желтое, и мягкое полусладкое — синее. Мне оно понравилось больше всего.

— Рил, — я толкнула в бок телохранителя, так как за столом висела тишина и все, включая лакеев, сверлили нас недоверчивыми взглядами, а у меня даже уши уже горели.

— Да. Женится маг, Хранитель Источника. Он человек, а его невеста, управляющая Вики — демоница, — все же заговорил Эрилив. — А Начальник охраны, демон и брат управляющей, женится на экономке. Она тоже человек. Вот такие две пары.

— Понятно, — расстроенно произнесла Аурелия. — Спасибо за приглашение, Вика. Думаю, мы приедем, если нас доставят. Вы только напишите нам хотя бы за пару дней.

— Хорошо, — с облегчением выдохнула я, будучи уже совсем не рада своему предложению, и снова глотнула этого невероятного синего напитка.


Глава 6 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 8







Loading...