home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Безвылазно сидеть на корабле, зная при этом, что вокруг находится огромная космическая база, своеобразное испытание. И я его с честью выдержал, проспав сном праведника большую часть тех восемнадцати часов, что меня не трогали. Уже в конце влез в медкапсулу приводить себя в порядок, вводя всякие витаминки вперемешку с аминокислотами — на вкус медицинского искина, попутно проведя масштабную депиляцию волос по всему телу, кроме головы. Жалко, щетину отдельно от всего убирать, конкретно в этом модуле, не получается, все-таки медицинско-реанимационная модель, а не косметическая. Наверное, поэтому она, по умолчанию, для всех пациентов ограничивает доступ в сеть на время процедур.

Когда я вылез, меня сразу вызвал искин корабля и сообщил об ожидающем меня снаружи офицере. Ну вот, за мной и пришли. Банально и безыскусно.

Сбросил ему на сеть дежурное приветствие и, с просьбой извинить за задержку, пригласил пройти внутрь. На что он так же дежурно отказался, высказав пожелание ожидать снаружи, однако настоятельно рекомендовал поторопиться.

Быстро оделся во все тот же, можно теперь его смело называть парадным, костюм из перешитой флотской формы, навесил на бедро приставную кобуру с излучателем, на пояс, в районе живота, закрепил портативный генератор малого щита. Все это нашел в начале собирательства остатков конвоя, думал в реальности они не пригодятся. А тут вот такая возможность подвернулась: не брать же, в самом деле, с собой штурмовую винтовку! Могут не так понять…

Прошел по коридору до грузового отсека, открыл десантный люк входной аппарели и спустился на камень. Или что тут у них на посадочной площадке?

Офицер стоял на небольшом отдалении, рассматривал меня издали. Затем подошел, ещё раз осмотрел меня с ног до головы, кивнул чему-то своему, а затем четко, как это и принято у военных, представился:

— Адъютант Претора ВКС Иллы, третий легат Нодас ан Панак, — при этом он щегольски пристукнул каблуками ботинок и коротко кивнул.

Теперь уже его рассматривал я. Высокий, светловолосый, с тонкими чертами лица, кожа с таким же красноватым оттенком как у Ивы, глаза довольно большие, желтые, смотрят открыто, с превосходством, за которым просвечивают плохо скрываемые нотки надменности. Короче, порода за километр видна, буквально за плечом маячит длинный шлейф благородных предков. Одет в черный подогнанный по фигуре китель, с нанесенным на плечах, в поясе и обшлагах рукавов, платинового цветом узором. Скорее даже — парадный вариант скафандра, еще и боевого, при необходимости, наверняка. По-любому — чрезвычайно дорогой.

Ботинками пристукивать не стал, ибо не факт, что получится, а облажаться я еще успею, пусть это будет хоть не с первой секунды знакомства. Просто кивнул и представился в ответ.

— Фил Никол, лейтенант-коммандер службы безопасности Империи Аратан, — и протянул руку.

Адъютант руку пожал, но как-то неуверенно. Приятно было видеть его небольшую растерянность.

— Следуйте за мной лейтенант, — он развернулся и пошел к выходу. Чуть повернув голову на ходу, сообщил: — Вас ожидают.

Я двинулся за ним. В стене посадочной полости отъехала в сторону плита, открывая проход в широченный коридор. Ничего нового я там не увидел. Опять же треугольная в сечении форма, совсем не свойственная для человеческой расы. Стены, покрытые непонятными орнаментами, выплавленными прямо в породе, а уже на них закрепленные различные приборы илийского изготовления. Гравитационное поле на данном участке слегка ослаблено, на полу установлена лента транспортера, помимо нее, по бокам, располагались автоматические грузовые платформы. Целый погрузо-разгрузочный терминал в миниисполнении. Для нормального межсистемника — что гражданского, что военного назначения — этого всего смехотворно мало. Зато для моего корабля, то есть легкого крейсера, корвета или, скажем, частного универсала или яхте какой, в самый раз.

В конце коридора, как и в предыдущий мой визит на эту древнюю, затерянную на задворках обитаемого космоса, базу, располагалась посадочно-погрузочная площадка, на которой нас ожидал флаер. В отличие от возившего нас в прошлый раз, некий такой 'пульман'.

Сама площадка располагалась на нижнем краю огромной внутренней магистрали, на которой сейчас сновали сотни и тысячи различных транспортных средств.

Адъютант пропустил меня вперед, затем сел сам, напротив. Створки дверей плавно закрылись и машина, мягко оторвавшись от поверхности и наращивая ускорение, аккуратно встроилась в плотный поток.

Летели мы не долго, минут двадцать, не больше. Затем флаер свернул в боковой туннель, некоторое время двигался по нему, а в конце опустился на банальную посадочную площадку. Створки отъехали в стороны.

Нодас ан Панак вышел наружу первым, жестом пригласил меня следовать за собой в сторону массивной двери, выделявшейся на фоне каменной, как и абсолютное большинство всего здесь, стены. Возле которой нас, а вернее меня, ожидал конвой из двух звеньев боевых дройдов.

Дальше, собственно, ничего особенного не происходило, мы снова двигались коридорами, только теперь довольно оживленными. Все довольнооднообразно, даже на ОПЦ было интереснее. А тут даже встречные внимания не уделяют, словно у них тут каждый день народ под конвоем разгуливает.

В итоге все эти коридоры закончились одним, который, в свою очередь, уперся в створки лифта, возле которого дежурили уже не дроиды, а люди, закованные в тяжелые боевые скафандры. Болотного цвета, словно литая массивная броня покрывала все тело без видимых разрывов и швов, мерцала отсветами активного силового поля. Судя по ней и по вооружению, эти ребята вполне могли дать фору не только легким киберам, до этого момента меня конвоирующим, но и более тяжелым штурмовым моделям. А если учесть, что уровень их подготовки наверняка очень высок и начинается от сугубо специализированных баз знаний и соответствующих имплантов, а заканчивается интеллектуальной и психологической подготовкой то… Передо мной сейчас стоят очень и очень серьезные ребята. Такие при грамотном командовании любую корабельную оборону в порошок сотрут и не поморщатся. А еще у них у каждого наверняка по парочке звеньев дроидов есть в подчинении — в качестве прикрытия и элементарно расходного материала. Гвардейские части, однозначно.

А иначе зачем тратить столько ресурсов, времени и денег на отряд из супер-пупер бойцов, если можно наштамповать за ту же цену раз так в десять больше дройдов, причем каких душе угодно? И они хоть и будут уступать один на один, но вот толпой этих ребят наверняка завалят, а, кроме того, и что немаловажно — дроидам платить не надо, и личной жизни у них нет, и амбиций тоже…

Зато в охране особо важных персон людям замены нет. Такая комбинированная охрана мало того, что гораздо эффективнее, так еще понт знатный. И это бесспорно.

Перед лифтом меня довольно вежливо остановили, попросили сдать все имеющееся защитное и наступательное вооружение, включая портативный силовой щит. После просканировали вдоль и поперек и пропустили вперед. Адъютанта, кстати, сканировали не менее тщательно, но сдать оружие не потребовали, видать, его допуск это позволяет.

Створки закрылись, и воцарилась почти полная тишина. Лифт двигался. В каком направлении не знаю, антиграв не давал определить по инерции, а иллюминаторов конструкцией предусмотрено не было.

— Господин Никол, — я чуть не вздрогнул от неожиданности. Всю дорогу мой конвоир предпочитал молчать, а теперь на тебе, пообщаться решил! — Вам оказана большая честь — лично беседовать с Претором. Однако должен вас предупредить, что в случае каких-либо необдуманных импульсивных или открыто враждебных действий, к вам будет применена сила, вплоть до летального исхода. Спрашиваю под протокол, вам понятно?

Так деликатно о намерениях в случае чего меня прикончить мне еще никто не сообщал. Подчеркнутая вежливость, обращение благородного к… к… стоящему неимоверно ниже на социальной лестнице. Я почти физически ощутил исходящее от него презрение к выскочке, реальное место которого если не на дне социума, то не далеко от него, то есть ко мне.

Вначале я хотел привычно огрызнуться про себя в ответ, напомнить благодаря кому он вообще из камеры своей морозильной в этом столетии вылез, но затем передумал… А что это я буду тут распинаться, требовать какого-то уважения? Мне с этим свежеразмороженным франтом детей не крестить, в бой не ходить, да и вообще будем надеяться, вижу его в первый и последний раз, так что… Осклабился, и одарив того гримасой пренебрежения, надеюсь самой мерзкой их возможных, бросил через губу.

— Я не нуждаюсь в лишних напоминаниях, адъютант.

Сказал с чувством, постаравшись максимально скопировать его же интонации. Как будто я к правителям систем каждый день на завтрак захожу, обедаю — у императоров, а ужинаю — даже самому страшно представить — где. Спесивого, как известно, только унижение и исправляет. Или смерть… Ну, это кому как повезет. А я всего лишь ответил 'любезностью на любезность'.

На лице адъютанта ничего не изменилось, не дрогнул ни единый мускул, ни одна эмоция не просочилась наружу. Только по заблестевшим глазам я понял, что своими словами не вызвал у него никаких эмоций кроме, разве что брезгливости. Как же, 'мошка' вздумала поогрызаться… Какой-то презренный 'жандарм', ему, белой косточке, да ответить посмел!

М-да, случись ему теперь меня убивать, то сделает он это не просто по долгу службы, а с искренним удовольствием. Впрочем, я ему такой возможности предоставлять не собирался, мне своя шкура как-то особенно дорога. А так надо в будущем держать себя с этими 'благородными' поаккуратнее. Если продолжать в том же духе, то можно по неосторожности нажить себе очень влиятельных смертельных врагов. А мне еще и этот геморрой нужен?

Лифтовая кабина достигла конечной точки и распахнула двери. Я вышел.

По обеим сторонам располагались ниши, перекрытые силовым полем, в них находились бойцы караула, в такой же, как и их коллеги на входе, броне. Спереди, над воротами висела контрольная башенка, за толстой прозрачной броней которой находился оператор. Он был в обычном кителе без шлема и сидел за пультом управления. Его лицо было мне отчетливо видно, как и мое ему. Точка последней идентификации. В том числе и визуальной.

Нодас ан Панак подошел к пульту, стоящему почти по центру зала, положил руку на панель, второй проворно введя опознавательный код. Затем отошел в сторону. Массивная треугольная дверь бесшумно отъехала в сторону.


— Как давно вы служите в СБ Аратан, Фил? — старик расхаживал по большому залу, весь потолок и стены которого представляли собой сплошной сферический дисплей, загруженный множеством символов, диаграмм, таблиц и кучей другой удобной для визуального восприятия информацией. Кроме того, под потолком распласталась объемная проекция системы с маркерами движущихся объектов. Над рабочим столом, расположенном строго по центру, висела голографическая модель самой базы, то бишь астероида.

Я остановился почти в самом центре, на натуральном ковре с затейливым узором и длинным глушащим шаги ворсом, и с интересом осматривался по сторонам, предварительно, от греха подальше, прижав руки по швам.

— Чуть больше двух лет, э-э… — я запнулся, внезапно сообразив, что не знаю, как к нему обращаться. А адъютант не напомнил… Как я его и просил, напоминать не стал, — Господин…

— Просто Претор, этим все сказано, 'господин' можешь опустить.

— Как скажете, Претор.

Старик расхаживал по залу то в одну сторону, то в другую, даже не смотря в мою сторону.

— Два года, а уже лейтенант-коммандер, совсем не плохо, для выходца из, — Претор посмотрел на меня и продолжил, выделив слова интонацией, — до космического мира.

Что тут скажешь? Не рассказывать же ему историю моих взаимоотношений с этой спецслужбой, боюсь, не поверит. Осталось только пожать плечами, ответа на вопрос все равно не требовалось. Интересно, узнай он всю подноготную, и что я вообще ничего не делал для своего 'продвижения по службе', а даже, скажем так, немножко вредил, сильно бы удивился? Или воспринял как должное? Все-таки человек он, как минимум, неординарный, другие на такие высоты власти просто не забираются.

— Ну что же, лейтенант-коммандер Службы Безопасности Империи Аратан, присаживайся, — жестом указал он, опускаясь в свое кресло. А я с удивлением обнаружил такое же за моей спиной. Что интересно, его, кресла в смысле, антиграв работал абсолютно беззвучно, обычно они немного гудят, почти на грани слышимости, а тут нет. И это значит, что антигравитационное устройство в кресле пассивное, сама же установка запрятана где-то под полом кабинета. Любопытная особенность конструкции, раньше подобного не встречал.

Зачем мне тогда об этом было думать — в душе не представляю.

С удовольствием опустился на сиденье, спиной почувствовал легкие перекаты активного наполнителя — подстройку под мое тело, слегка поерзал до ощущения полного комфорта.

Платформа кресла плавно придвинулось вперед, неподвижно застыв на расстоянии пары метров от стола.

— Как я понимаю, ты прибыл сюда с двумя целями. Первая из которых — это доставить Ивену ан Талан. За что позволь выразить тебе свою личную благодарность. — Претор приложил ладонь к левой половине груди и обозначил легкий поклон головой. — И вторая: просить помощи в частичном восстановлении объекта Миедиса номер семьсот шестьдесят два. Правильно?

— Абсолютно верно, Претор.

— Что же. Во втором вопросе вынужден тебе отказать, — человек, занимающий верхушку всей нынешней иллийской иерархии, посмотрев сквозь меня задумчивым взглядом, побарабанил пальцами по столу. — Помочь сейчас — значит почти открыто встать на вашу сторону в конфликте… Надеюсь, ты понимаешь, люди Иллы сейчас не в том положении…

Старик прокашлялся, прочистив горло, затем твердо взглянул мне прямо в глаза.

— Помощи от нас не будет. Илла объявляет нейтралитет. — Он ненадолго замолчал. — Однако передача под ваш контроль объекта Миедиса номер семьсот шестьдесят два предусматривалась договоренностями еще до начала ведения военных действий и никаких оснований для прекращения их действия я не вижу. Это запиши под протокол и передай своему непосредственному куратору.

Я кивнул, выслушал все и принял как есть. В конце концов, я же не имперский дипломат, чтобы обговаривать, выторговывать условия межправительственных соглашений. Более того, и не обучен, и не обязан, и полномочий таких у меня нет ни разу. Мое дело тут слушать и кивать, кивать и слушать, затем это все передать кому надо. А так чего-то подобного я и ожидал. Тем более, окажись я в подобной ситуации… тьфу-тьфу,… поступил бы точно так же, даже не задумываясь.

Однако есть еще один момент, совсем не государственный, личный, который прояснить нужно обязательно. И сделать это надо прямо сейчас. Я подобрался и, воспользовавшись паузой, спросил.

— Гос… э-э, Претор. Есть еще один объект Миедиса, судьба которого меня очень интересует. И находится он здесь, в этой системе, — и застыл, положив руки на колени, как школьник осмелившийся прервать директора.

— Есть, — старик кивнул. — И твои права на него никто не оспаривает.

На радостях уже собрался было откланяться и, даже слегка приподнялся. Но Претор остановил меня жестом, продолжив задумчивым тоном.

— Не советую тебе в дальнейшем как-либо привлекать излишнее внимание к этой системе. Тем более, если это будет Аварская Империя, о которой я уже достаточно много наслышан. Крепко запомни это. Корабль доставит наш транспорт в… — Над столом спроецировалась звездная карта, правитель чуть подумал и ткнул пальцем на соседнюю от той, где сейчас дрейфует Левиафан звезду, — эту систему. Ты все понял?

Я четко, почти по военному кивнул в знак принятия и согласия его решения.

— Можешь быть свободен.

Спешно поднялся, и четким шагом пошел в сторону выхода, когда услышал тихую, оброненную фразу.

— Ты знаешь, что было в том конвое? — Претор смотрел в потолок, сложив кисти рук домиком на животе.

— Нет.

— Судя по всему, это была 'скрижаль пути'. Передай это Нолону в знак моей личной благодарности.

Задняя стена сменила изображение на вид одной из транспортных магистралей. Кресло Претора вместе с ним самим развернулось к ней, ко мне спиной.


Глава 7 | Рейдер (СИ) | Глава 8