home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8

ОПЦ встретила меня обычной трескотней ругани в эфире и полным отсутствием каких-либо признаков наличия в системе флота Содружества. Вместо него векторы к точкам перехода контролировались крейсерскими патрулями сил самообороны станции. Народ насквозь знакомый. Не в лицо, конечно, своими глазами я никого из них и не видел вовсе, зато корабли эти в моих опознавательных базах все состоят. Как и мой в их. Об этом искин, как только пошел обмен данными по запросам 'свой-чужой', то есть сразу по выходу из гиперпространства, и сообщил.

Как и положено лег в дрейф, сбросив в эфир опознавательные коды, данные собственника, порт приписки. Стандартная, старая как мир, процедура. Рутинное возвращение корабля на базу. Мною уже почти забытая, и оттого особенно приятная. Опять же никаких попыток, даже намеков, на досмотр. Право на собственность в этой системе священно.

Все как в старые добрые времена. Рекомендованный маршрут подхода к станции, как обычно выслал диспетчерский искин и как обычно не особо следил за его исполнением до непосредственного входа в зону контроля ОПЦ. Идиллия, марш непуганых хомячков. Как будто не было провального рейда на Бегаз чуть более полугода назад. Да и зачистка Ариэля, по ходу, уже благополучно забыта…

При подлете к самой станции управление полностью передал искусственному интеллекту, пускай в перепалки с диспетчерами встревает, крутит, вертит, траекторию движения согласовывая в рамках предоставленного маршрута. Сам, переключив все экраны в рубке в обзорный режим и выведя часть свежеполученной информации на голографическую проекцию, был полностью поглощен рассматриванием произошедших за период моего отсутствия здесь изменений.

Первое, что бросалось в глаза — это громада Церена, единственного линкора ОПЦ, в компании десятка крейсеров вращающаяся по низкой орбите вокруг станции. Второе — это сама станция.

Теперь громада платформы стала еще больше. К ней с обоих концов сейчас прикреплялось по целому пятикилометровому сегменту, аналогичному базовым, тем, из которых она когда-то и была собрана. Там бурлила работа по монтажу, креплению, проходили тесты встроенных систем. Отсветы вакуумной сварки видны были на сотни километров даже относительно невооруженным глазом. Вокруг сновали целые стаи ремонтных дронов, транспорты погрузки то стартовали, то, наоборот, причаливали к этим секторам, один за другим доставляя туда сотни тысяч тонн материалов и оборудования.

Но самое главное, и это несмотря на увеличение длины самой станции до более чем двадцатипятикилометровой, было в наличии равномерно рассеянных по всей поверхности скрытых, полуутопленных в броню корпуса, орудийных батарей, прикрытых контейнерами установок динамической защиты, жерл ракетных шахт, холмами гнезд противоракет, башнями импульсных установок, и многим другим, что делает гражданское военным. Станция не просто готовилась к войне, теперь она представляла из себя мощнейшую крепость с функциями полноценного орбитального монитора. Сила в себе и надежное прикрытие для планеты.

Искин вел корабль, скрупулезно комментировал изменения, что в конструкции станции, что в выполняемых маневрах и методично заносил их в бортовой журнал. А я сидел в командирском кресле, заложив ногу за ногу- мог позволить себе такую вольность, так как в управлении в тот момент не участвовал, и размышлял.

С чего бы это администрация ОПЦ проявила заботу о потенциально враждебном ей в своей диктатуре Фолка? По крайней мере, его городского населения. Что же в мире должно было такого произойти, чтобы подобное стало возможно?

Корабль выполнил очередную серию маневров и пристроился аккурат напротив входа в док верфи Тогота. Перед глазами замаячила иконка входящего вызова. Как же я соскучился по нормально функционирующей сети, кто бы знал! Мысленно отдал команду на прием.

— Привет тебе, старина Тогот, как вам здесь жилось в мое отсутствие?

Лицо Тера на экране связи лучилось неподдельной радостью, он даже улыбался, что с ним крайне редко случается.

— Жилось нормально, даже хорошо. Давай, бродяга, живее загоняй корабль в ангар, есть много о чем поговорить.

Створка ворот поползла в сторону, а связь без предупреждения отключилась.

Улыбка на моем лице непроизвольно стала еще больше. Все в мире меняется, вот даже на ОПЦ за серьезную переделку взялись, но манеры Тогота, этакая константа, остаются неизменными.

Скиф, ловко играя антигравом, протиснулся внутрь и застыл напротив стены, от которой уже тянулись щупальца захватов. Ворота сомкнулись, в отсек начала нагнетаться дыхательная смесь. А по корпусу корабля уже суетились, выискивая и осматривая повреждения, пять десятков дройдов ремонтно-восстановительных комплексов.

Я откинулся в кресле, хлопнул, побарабанив себя ладонями по коленям. Ну вот, теперь, можно сказать, я дома. Кстати, не только я…

— Ну что же, искусственные мозги, поздравляю тебя с возвращением домой.

Вслух искин не ответил, однако на нейросеть мне прислал чуть ли не в стихах целое послание с ответным поздравлением и пожеланиями успешного ремонта и скорейшего отлета. Это у него так чувство юмора начало формироваться. Прогрессирует железка в своем развитии! Надеюсь, до маразма не дойдет…

Встал, вышел из рубки, прошелся по коридору, спустился в переходный отсек. Сверил показатели наружной атмосферы по датчикам с каталожными, открыл люк и вышел наружу, на площадку, закрепленную напротив выхода. Окинул взглядом окружающее помещение и сделал глубокий вдох полной грудью. Все-таки воздух на большой станции намного сильнее похож на настоящий, чем на относительно небольшом корабле. Люк за моей спиной с шипением встал на место.

Площадка плавно опустилась на пол, выставив короткие массивные опоры. Спустился с получившейся ступеньки, легкой походкой прошелся по диагонали через весь ангар, снова пустующий, почти как в день моего первого здесь появления. Хотя по целому ряду признаков можно было уверенно утверждать, что еще недавно здесь вовсю кипела работа. Так, вертя головой по сторонам, я и добрался до конторки Тогота. Дверь приветливо отъехала, приглашая пройти внутрь.

Тер как обычно восседал за своим столом и прихлебывал пиво из металлической банки с уже хорошо знакомой мне маркировкой.

Да когда же оно у него, наконец, закончится?! Пьет-то он его, дай Бог каждому, литрами, да и я, когда обитал здесь, от него не отставал. Думал, запасы давно к концу подошли, а тут… Нет, понимаю: пару десятков упакованных ящиков с останков затерянного где-то далеко аварского линкора достать можно, но не целый же 'рудный' контейнер. Или целый?!

Ловко поймал брошенную мне банку, привычным движением вскрыл и приложился к горлышку в продолжительном глотке.

Божественно! За весь затянувшийся полет ничего более приятного не пил.

Банка опустела, поставил ее на стол и сел в стоящее рядом кресло, развернув его по направлению к хозяину кабинета, одновременно с благодарностью принимая вторую. Все это время Тогот мне не мешал, сидел молча в ожидании. Только нервное постукивание кончиками пальцев по столешнице выдавало его нетерпение. Наконец он не выдержал, достал очередную банку, с шипением откупорил ее, сделал глоток и, посмотрев на меня немигающим взглядом, сказал:

— Ну, давай, рассказывай.

И откинулся на сидении в ожидании.

— Э-э нет, дружище Тогот. Это ты рассказывай, что тут у вас происходит, куда делся флот содружества и почему это ОПЦ решила стать добровольным щитом для Фолка, — я уселся поудобнее. — А потом уж я тебе все расскажу. Потому как после моего рассказа многое произошедшее здесь наверняка покажется тебе бледным и не особо заслуживающим внимания…

— Ну, хорошо. — Тер неожиданно легко согласился, что меня несколько насторожило. Он потер ладоши, немного подавшись вперед уперев локти в столешницу, немного наклонил в бок голову и окинул меня веселым взглядом. — Начнем с того, что самостоятельного государства на планете Фолк теперь нет.

Я откинулся на спинку кресла, машинально скрестив руки на груди, хотел было открыть рот, чтобы переспросить, но Тогот продолжил.

— Планета аннексирована и находится уже как два месяца под полным контролем администрации ОПЦ.

Вот это номер! А администрация-то зря времени не теряла. Теперь понятно, почему станции расширенные оборонные свойства придают… Линкор на орбите — это, конечно же, хорошо, но вот вооруженная многокилометровая орбитальная платформа в оборонительных целях — намного лучше. Не всякий флот на нее отважится попереть…

Но как? Вот в чем заключается основной вопрос. Власти ОПЦ и раньше наверняка этого страстно желали, однако силенок провернуть такое мероприятие не имели. А сейчас что, спрашивается, лишние появились? И это после Бегаза!

Видимо, все эти размышления и внутреннее смятение четко отразились на моем лице. Потому что Тогот начал откровенно ржать, глядя на меня. Затем, почесав пятерней небритый подбородок, еще немного похмыкал и продолжил.

— Для меня это тоже стало новостью. Просто на следующий день после ухода флота содружества без предупреждения и каких-либо политических маневров на планету спустился объединенный десантный корпус флотов ОПЦ, обеих Сеег и чего-то там с Бегаза… Но это все мелочи, — тут Тер оскалился в недоброй ухмылке, совсем как старый волчара. — Весь флот Фолка, все, что назад вернулось, в этот же самый день, буквально сразу, объявил о переходе на сторону ОПЦ. Вот так вот. Особо не воевали, город только захватили, и все. Всем остальным — что фермерам ихним, что тем парням, которые на астероидах живут, как было плевать — так и осталось. Для них, по сути, ничего и не поменялось.

Тер промочил горло, задумчиво пошарил глазами по потолку, как бы припоминая.

— На Бегазе сейчас снова воюют. Пятый флот сумел занять плацдарм на планете, но на этом успехи и закончились. Сейчас на поверхности идут ожесточенные бои, но особых успехов достичь не удалось, орбита и точки перехода меняют хозяев быстрее, чем шлюхи клиентов… Большая часть сил, что Фолк захватывала, сейчас тоже там, участвует в рейдовых операциях. Что еще? А… — протянул Тогот. — Сдается мне, что Ариэль мы потеряли навсегда, либо очень надолго, потому как сил бороться сейчас еще и с архами, кроме как пятому флоту Содружества, который сейчас и так занят чрезмерно, во фронтире нет. А Содружеству сейчас, как ты знаешь, не до нас…

— Не понял, Тер, — я встрепенулся, — Почему не до нас?

— Слушай, что ты меня пытаешь сегодня. У тебя что, сеть заблокирована?

Я помотал головой.

— Отвык я просто, — пробормотал в ответ, уже просматривая подборку новостей из центра человеческой цивилизации. — Охренеть…

Какой там фронтир! В Содружестве набирала обороты полномасштабная грызня, грозившая в ближайшее время обернуться массовой резнёй.

Конфликт между двумя империями Аратан и Авар продолжал развиваться и проглатывал все большие территории. Уже состоялось несколько крупных столкновений флотов с различными результатами, не устроившими, впрочем, ни одну из сторон. Было заблокировано пять приграничных систем, нарушена межзвездная торговля сектора и свободное передвижение товаров. До полномасштабных планетарных десантов дело еще не дошло, так как операция по захвату более или менее развитой планеты требует почти полного контроля орбитального пространства и подавляющий перевес в силах как космических, так и сухопутных, которого, на данном этапе, ни одна из сторон достигнуть не смогла. Все уверенно двигалось к генеральному сражению, потому как при сохранении сложившейся ситуации ни одна из сторон не могла достигнуть не то что поставленных целей, а даже пусть и временно, но перехватить инициативу. Война грозила перейти в затяжную стадию, что, естественно, ни одну из империй не устраивало.

Республика Вирмен подверглась открытой агрессии от федерации Нивэй и сейчас там проходили достаточно ожесточенные баталии в приграничном Аварцам секторе. Кроме того, несколько подвластных развитым мирам содружества планет, воспользовавшись моментом, объявили о своей независимости от метрополий, что тоже подлило масла в огонь и оттянуло свою, хоть и малую, толику сил.

Это, собственно, не было бы столь большой проблемой: войны между членами содружества велись регулярно и продуктивно, основательно перекраивая политическую карту звездного пространства. А бунт окраин задавили бы в зародыше, даже не поморщившись. Если бы не обострившиеся с подачи аграфов4 в последний год отношения со сполотами,5 вызванные не слишком добросовестной конкуренцией человеческих корпораций в отношении 'братских' рас и их компаний. Выражающейся подчас в рейдах, а иногда и захватах частными военными и не очень корпорациями факторий и станций конкурентов и прямом пиратстве на торговых маршрутах при почти полном попустительства властей развитых человеческих планет содружества. Что привело к блокированию деятельности ряда компаний в пространстве содружества подконтрольном сполотам. А это гигантские, просто колоссальные, потери в экономике. И существовали серьезные опасения, что за объявлениями 'независимости' в свою очередь стоят сполотские мегакорпорации, пытающиеся таким образом сформировать новые рынки, параллельно выбив оттуда конкурентов.

Поэтому мешать эскалации конфликта двух человеческих империй никто не спешил. Наоборот, прикладывалось множество усилий для его эскалации — в разумных для цивилизованного человека пределах, разумеется. С учетом частичного, а где-то и полного, закрытия рынков смежных рас, этот 'пожар', разгораясь, мог в перспективе не только покрыть нынешние потери, но и дать хорошую прибыль испытывающим сейчас кризис деловым кругам.

А еще в полный рост стала снова подниматься угроза вторжения архов, первые ласточки которой уже проявились во фронтире.

Учитывая все это, власти Содружества решили ограничить помощь государственным формированиям фронтира операцией пятого флота по освобождению Бегаза. Которая сейчас и проводилась. И совершенно не важно, хватает для ее проведения сил или нет, главное — сам факт оказания помощи налицо. Тем более, что признаков продолжения экспансии кочевников не наблюдалось.

Что я могу сказать? Да ничего, я к такому и у нас привык. Есть, конечно, отличия, но уж точно — не в пользу содружества.

— Слушай, Тогот, к как же кисадийцы?

— Что кисадийцы?

— Ну… где они?

— А-а, ты имеешь в виду их рейдеры… — он развел руки в стороны. — А кто их знает. Они как тогда ушли, почти сразу, так и не появлялись. И в новой операции на Бегазе замечены не были.

— Что-то мутное у вас здесь творится, — пробормотал я, делая очередной глоток. А то в горле успело уже пересохнуть от таких новостей.

— Ну да, как всегда. Ну что же, теперь твоя очередь, — Тер Тогот откинулся на спинку кресла и приготовился слушать.

Я немного помедлил. То, что при теперешних местных реалиях сильно удивить товарища не удастся — я уже уяснил. Теперь дело в другом: нужно рассказать все так, чтобы ему захотелось со мной на этот долбанный объект Миедиса уехать. Потому как есть нехилая вероятность того, что никуда со мной Тогот не полетит. Ему через пару неделек здесь от работы будет не продохнуть, можно сказать — сезон начнется, а тут я со всякими авантюрами пристаю. А вот мне без его технического гения — никак.

— Короче, Тер, тут такое дело…

Собственно, рассказ мой особо много времени и не занял. Другое дело, что Тер сам заинтересовался, да еще как! Никак не мог подумать, что перспектива покопаться в древних кораблях может его настолько захватить. Он было начал тут же собираться, но вдруг вспомнил о наступлении долгожданного 'сезона', и резко погрустнел. Настолько, что вместо пива достал бутыль 'планетарки' и начал ее планомерно поглощать. В основном в гордом одиночестве, так как я после первого стакана отказался. Затем он сообщил мне, что ему надо подумать… И поэтому лучше бы мне пойти пока расположиться в том отсеке, который я знаю и где уже квартировал.

Я понятливо усмехнулся. Жадность — она вещь сама в себе сложная, а вот когда пытаешься 'на двух стульях' усидеть, да еще при этом и за 'тремя зайцами' угнаться — вот это сложно. Ну, пускай попробует, вдруг удастся? У Тогота голова в этом плане светлая, и никакой алкоголь ее в этом деле не затуманит. Авось, что и придумает.

Сбросил дроидам команду перетащить мои редкие пожитки в комнату, направился в санузел наскоро привести себя в порядок. Можно было это сделать и на корабле. Но зачем? У Тера в конторе условия куда как более комфортные. Он же на свободном месте не экономил, пытаясь втиснуть в конечный объем бесконечное количество различного оборудования. Не надо ему это, он на станции все-таки живет.

Пока стоял в дисперсном душе, наслаждаясь волновым массажем, даже назойливые мысли о посещении борделя, а затем и бара под названием 'Платформа', расположенного на двенадцатом причале, куда-то улетучились. И я, поднявшись в комнату и разлегшись на чистом белье, раскинув руки и ноги в стороны по кровати — непостижимая на корабле малого класса роскошь — просто отрубился без каких-либо сновидений.

Давно я так не отдыхал. Проснулся свежий, чистый, даже бодрый — сонливость куда-то мгновенно улетучилась. Зато проснулся зверский аппетит. И я, после краткого утреннего моциона, помчался в кухонный блок, где пищемат из натуральных продуктов готовит превосходную, как теперь я понимаю, пищу. Заказал пюре из водяной груши и отбивную с кровью из мяса тарапа. Это копытное такое, обитающее в традиционной экосреде, повсеместно распространенной во всем содружестве. Мясо, естественно, не натуральное, а клонированное, но от этого не менее вкусное, хоть и жесткое.

Сидел, отрезал небольшие кусочки, насаживал на миниатюрную двузубую вилочку, нашедшуюся в отделении для приборов, клал их в рот и, не спеша, наслаждаясь вкусом, прожевывал. Затем брал специальной ложечкой пюре и тоже наслаждался как вкусом, так и запахом. И дело тут даже не в модели пищемата, а в продуктах. На кораблях они, как правило, составляются сплошь из концентратов, здесь же, на такой большой станции, да еще и в системе с обитаемой планетой, за малым исключением преимущественно натуральные.

Я уже почти закончил, когда в помещение ввалился Тогот. Дыхнул перегаром: видать, либо ночь не спал, все думы свои раздумывал в обнимку с бутылкой, либо спал, но мало, и не в медкапсуле, чтобы без похмелья, и принять с утра уже успел. Протянул мне наполовину полный стакан, набулькал себе, маханул залпом. Потом уставился требовательно и смотрел так, пока я свое не выпил. Довольно крякнул и уселся напротив, продолжая сверлить меня взглядом.

— Сейчас я начинаю разборку оборудования и складирую его в трюм Скифа, — хриплым голосом начал он. — На все про все мне понадобится около двенадцати часов. В это время не вздумай, повторяю, не вздумай связываться со своими. Ты меня понял?

Я хоть и был несколько удивлен, но кивнул в знак согласия.

Тогот прочистил горло и продолжил.

— Саму верфь законсервирую до времени. А то, долбанный фарах6 его знает, когда сюда теперь вернусь. Макав тоже придется оставить здесь: варп- привода на нем-то нет теперь.

Он резко выдохнул в сторону, и маханул еще один стакан. Подхватил с моей тарелки кусочек мяса, с чавком его прожевал, развернулся и уже в дверях бросил мне, сидящему в откровенном ступоре.

— Все, я пошел. Как буду готов — тебе сообщу.

Я мысленно присвистнул: вон оно как бывает! Однако надо торопиться, через двенадцать часов он потребует от меня стартовать. А я, знаете ли, еще местную достопримечательность с жизнерадостным названием 'Хель' не посетил. А мне оно как бы уже надо. А еще предстоит серьезный разговор с полковником, который тоже, по настоянию некоторых, придется проводить после… Короче, дел невпроворот, а времени как обычно в обрез — наш стиль работы, Тоготов в смысле, у меня-то как раз все наоборот.

На сеть пришел финансовый отчет о деятельности нашей совместной корпорации. Черт, приятно осознавать, что стал богаче еще чуть более чем на полтора миллиона кредитов… Жалко, что эти деньги до сих пор висят на счету корпорации, а не на моем, тем более — это моя часть прибыли. Но это не критично, средства у меня сейчас есть, и гораздо более весомые, а эти деньги можно будет потратить с умом и в дальнейшем. Например, купить Макаву новый гиперпривод или иное какое полезное оборудование. Но это все после… А на непосредственно 'сейчас' у меня планы несколько более скромные.

Собственно, посещение борделя чем-то экстраординарным не отличалось, сплошная банальщина, да и только. Бесцельно, зато крайне приятно проведенные два часа жизни. Затем несколько взбодряющих, восстанавливающих силы, медицинских процедур, и я снова был готов к продолжению запланированных мероприятий.

Потом, уже направляясь в транспортной кабинке в облюбованный мною бар, тот, что называется 'Платформа' и расположен на двенадцатом причале, принялся заказывать все необходимые, но мелкие расходники, которые может, не так уж и принципиально важны, но жизнь в длительных космических путешествиях могут облегчить серьезно. О чем-то большем не беспокоился, там Тогот к отлету корабль готовит, а значит, чисто автоматически, по банальной привычке за долгие года намертво вбившейся в подкорку сознания, исправит все, что сможет. Еще и предполетную подготовку проведет — это факт, не подвергающийся сомнению. А вот мелочевка — это штука такая, сплошные нюансы, да и только.

Первым делом заказал кучу картриджей для реанимационных медицинских установок, не особо отличающихся внешне от стандартных, что применяются повсеместно во всех медкапсулах содружества. Зато раз в пять, а некоторые и в десять, превышающих их в цене. С одной стороны — нет сейчас в них прямой необходимости, но вот случись что, и расход их может быть просто катастрофический, на дворе чай война вовсю бушует, пускай я в полной мере этого еще и не ощутил. Но не дай бог… Тьфу-тьфу, блин! Хотел, было по дереву постучать, обернулся по сторонам, оглядев дешевый пластик вокруг… Да, размечтался я что-то: захотел увидеть дерево в салоне общественного транспорта! Разжал кулак и переключился обратно на список, точнее — план мероприятий.

Под следующим номером в плане стояла покупки новой модели пищемата. Почти самой дорогой из предоставленного ассортимента, способной эффективно работать как с натуральными продуктами, так и с концентратами, причем результат производитель гарантировал превосходный вне зависимости от исходников. Я традиционно повелся: уж очень надоело жрать пусть разнообразную, но не сильно разнящуюся во вкусе пищу. Состав-то у нее один, баланс витаминов, минералов и аминокислот скорректирован с моим метаболизмом в соответствии с рекомендациями медкапсулы и нейросети… Стоящий на Скифе пищемат тоже совсем не плох, и купил я его из тех же соображений, но… После полугода, проведенного в космосе, хочется чего-то большего, хотя бы во вкусе, и хрен с ним с ним, ассортиментом. Хотя и он в этой новой модели гораздо шире.

Далее заказал еще кое-какой мелочевки, все, разумеется, с доставкой по месту стыковки корабля.

Последним, то есть третьим основным пунктом, было посещение собственно бара, возле которого сейчас и садилась транспортная кабинка. Дверь мягко отъехала вверх, сиденье услужливо развернулось и подъехало к выходу. Сервис! Как приятно осознавать, что хоть где-то он есть… Привычно расплатившись через сеть, я стоял перед дверями, готовыми вот-вот распахнуться, пропуская внутрь очередного посетителя, неосознанно теребил рукой пояс с портативным генератором щита, размышляя над сложившейся ситуацией. Бар — это конечно хорошо, но что там делать оставшиеся восемь часов? Тем более, тремя ярусами ниже, под транспортной магистралью, защищенная силовым куполом, располагалась протяженная по длине всего уровня прогулочная аллея. Это, конечно же, не парк, но зеленые зоны на ней тоже были. А зелени я не видел уже давно. Даже в салате… Удивительно, но раньше ее почему-то не замечал: то ли занят был своими мыслями настолько, толи подлетал с другого направления… И карту в этом месте никогда не просматривал — за ненадобностью. Да и сейчас, если бы расположение главного офиса компании поставщика пищевого оборудования маячком на схеме не отобразился, тоже бы вряд ли заметил.

Решения еще не принял, а ноги сами уже несли меня к пассажирскому подъемнику, курсировавшему между ярусами. Зашел в кабину, прислонился к стенке, мог бы и на сиденье сесть: целый ряд простецких пластиковых кресел стоял возле фронтальной стены, однако решил постоять — ноги устать совершенно не успели. Подъемник плавно заскользил по направляющим вниз, прозрачные в момент стоянки стены поляризовались, превратившись в сплошной экран, на котором пошла картинка рекламных роликов и краткая новостная строка понизу. На нейросеть пришел запрос на трансляцию звука. Отклонил его не задумываясь, закрыв глаза и расслабляясь.

Кабинка затормозила: я понял это по едва заметной инерции, вероятно, не загашенной антигравом специально, чтобы у людей внутри не пропадало чувство движения. Мелочь казалось бы, а приятно. Никто не зашел ни на этом ярусе, ни на последующем. И это понятно — весь этот сектор станции далеко не самое людное место, достаточно плотно прилегающее к разгрузочным причалам, докам и площадкам различного назначения. Людям здесь в принципе делать особо и нечего, за исключением членов экипажей транспортов, а они тут совсем не многочисленные. Только вот этот, по сути, небольшой участок, расположенный почти строго вертикально над и под транспортной магистралью, и подходит для человека. И приспособлен довольно хорошо, одна аллея эта чего стоит. Да и верхняя площадка с расположенными на ней барами, парой таможенных терминалов и залом ожидания, не плоха. Но это — дай бог, процентов пять от всего объема. Остальные девяносто пять ориентированы совсем не на людей… Там царство всевозможных механизмов всех форм и размеров, начиная от простых сервов и заканчивая огромными автоматическими погрузочно-разгрузочными дронами, похожих на гигантских насекомых составными манипуляторами и передвигающихся между терминалами на собственной антигравитационной тяге.

Подъемник остановился, сеть сообщила, что нужный уровень достигнут, я открыл глаза и, не спеша, вышел.

Вообще да: взгляд открывшееся зрелище не поражало — банальная пешеходная дорожка, какие можно встретить как на этой станции так и повсеместно, единственное отличие — что обрамленная зеленым газоном. По обеим сторонам от нее расположены боксы, преимущественно занятые офисами небольших торговых компаний, окутанные ярко играющими голографическими вывесками, реже банальными же экранами, на которых один за другим сменялись какие-то ролики и картинки. Я не вникал: моя цель находилась приблизительно в пятидесяти метрах впереди, в промежутке между двумя боксами — так называемая 'зеленая зона'. Теперь было любопытно на нее посмотреть, учитывая, что от этой 'аллеи' я ожидал несколько иного.

Неспешным прогулочным шагом двинулся дальше, вертя головой по сторонам и пропуская вперед проявлявшихся на пути редких прохожих. Подошел к углу и с интересом посмотрел за него. Ну что же, более чем хорошо!

В уютном закутке между двумя отсеками, строениями их у меня язык не поворачивался назвать, расположилась в объятьях искусственной тропической рощи небольшая забегаловка. Маленький островок иллюзии живой планеты посреди технологического засилия. Столики были компактно установлены под сенью деревьев, в ветвях которых щебетали птахи. Не знаю, живые или кибернетические, но эффект они создавали — будь здоров! Плюхнулся за первое же попавшееся стилизованное под лозу кресло. Перед глазами тут же спроецировалось меню, а щебет птичек стал как будто тише.

Все-таки пернатые здесь не натуральные, но все равно, с точки зрения обстановки, более уютного места на этой станции я раньше не знал. Если еще тут и кормят нормально, то вообще сказка.

Прочитал меню, выбрал из него дежурное блюдо из натуральных продуктов, заказал бокал пива и принялся ждать.

Даже если пища здесь окажется поганой, то сюда обязательно надо будет затащить Лиину как-нибудь.

Лиина, да… Вот я о ней и вспомнил. Собственно, еще когда только к ОПЦ подлетал, сразу проверил, не оставляла ли она мне весточек или писем электронных каких, Оказалось нет, не оставляла. И самой ее здесь тоже не наблюдалось. Что может даже и к лучшему, а то не знаю, как ей про 'невинную' интрижку с Ивой признаваться, если бы наша встреча все-таки состоялась. Женщины — они народ такой: остаются непредсказуемыми даже в эпоху, когда человек спокойно путешествует среди звезд.

Однако все же что-то в ней меня зацепило… Отпил из поданного дроном — официантом бокала, поставил его на стол. Пиво оказалось на уровне, получше даже, чем у Тогота.

Ну, как говорится, 'все что ни делается, то к лучшему': не встретились сейчас, может, встретимся потом. Надиктовал на сеть для нее письмецо, мол, снова улетаю, когда вернусь — в душе не представляю, снова глотнул пивка. Хотел еще чего-нибудь приписать, но мысль не шла, да и горячее к тому времени поднесли. Еще раз пробежался по тексту, закрыл сообщение, отправил и принялся за еду.

Кормежка пиву в качестве почти не уступала. Не скажу, что было как-то чрезмерно вкусно, но… Вот приготовлено все было традиционным способом, без применения автоматики, либо с автоматикой, но старающейся подражать традиционной методике приготовления. И это было заметно и по хрустящей корочке на мясе, покрытой тонким слоем масла при жарке, и форме ломтей какого-то овоща в гарнире. Простые пищематы приготовить такое точно не способны, точнее способны, но подобной уникальности форм им ни за что при синтезировании не достичь. А те, что работают с натуральными продуктами, к маслу не прибегают. Не надо им это, исходя из технологии. И значит, что сейчас я ем продукцию либо приготовленную перепрограммированным соответствующим образом андройдом, либо человеком. Что само по себе здесь, в этом мире космических технологий — эксклюзив.

Я дожевал последний кусок мяса и промокнул губы мягкой, выделяющей мгновенно испаряющийся стерилизующий лосьон, салфеткой. Что же, похоже, у меня появилась новая любимая забегаловка на ОПЦ. Может, она и не идеал, но приложенные усилия ей определенно идут в зачет. Довольно мурлыкая себе под нос какую-то уже полузабытую мелодию, откинулся на спинку плетеного кресла, вертел головой по сторонам, чтобы попрочнее запечатлеть в памяти весь интерьер на будущее, чтобы вспоминать его иногда в минуты острой ненависти к синтетической диете. И помечтать на досуге о хорошо прожаренном куске мяса и о пусть и оставшегося для меня неизвестным, но от этого не менее вкусным, овоща.

Расплатился по счету, поднялся из-за стола и, выйдя из закутка, направился дальше праздно шататься по аллее. У меня оставалось еще около пяти часов свободного времени. С учетом того, что с закупками всякой мелочи я закончил, а чего-то более серьезного приобретать не планировал, то хотя бы один часик можно было вполне потратить на бесцельное слоняние. Что тоже своего рода развлечение, не доступное в ограниченном объеме корабельного пространства.

Пока прогуливался, заглянул в несколько офисов, одновременно и выставочных залов продукции, немного, без особого энтузиазма изучал ассортимент. Единственное, что меня более или менее заинтересовало, так это галерея, в которой были представлены новые модели флаеров. В особенности околовоенные, полицейские, пригодные для применения как в воздушной, так и кратковременно в космической среде. Полностью автономные, покрытые слоем антрацитово-черной брони, с гладкой, зализанной, как будто оплавленный лед, поверхностью. Двигатели были вынесены на короткие пилоны, от чего внутренний отсек получился достаточно обширным и подходящим для двух человек и звена дроидов, всех в полном вооружении. Судя по описанию и характеристикам, не плохая штука как для простого применения с полицейскими целями, так и для проведения десантных операций в районах без наличия тяжеловооруженных сил противника. Что достигалось за счет достаточно высокого уровня бронирования и наличия генератора силового поля. Отличная, кстати, вещь для абсолютного большинства колоний фронтира с их дикими, не укрощенными человеком экосистемами планет, вещь. Если бы было у меня ранчо где-нибудь на Акре или (мир праху его жителей — Ариэле), обязательно прикупил бы себе такой. Корабль же по атмосфере гонять не будешь без веской причины — убьешь и технику, и свой бюджет заодно, а такую штуку, пожалуйста, без проблем: и дешево, и от местной фауны и прочих сюрпризов, тоже не редких и зачастую антропогенного характера, защищен достаточно хорошо.

Обошел вокруг, скользя пальцами по гладко отполированной поверхности, — хорош, чертяка! Жалко, мне пока совсем не нужный, а то бы купил.

Пришел вызов от Тогота, по картинке узнал кают-компанию на Скифе, сигнал шел с узла связи корабля.

— Все, я закончил. Командные коды на отлет передал искину. Если понадоблюсь, то буду в своей каюте, — потом помедлил и многозначительным тоном, мол, просто так не беспокоить, добавил. — Спать.

Я согласно кивнул, улыбнулся. Моя аватарка у Тогота на планшете синхронно повторила движение. Тот кивнул в ответ и вырубил связь. В своей манере, не прощаясь. Впрочем, он и здоровается тоже далеко не всегда.

Сверился с расчетным временем. Ого, да он управился на пару часов раньше, чем планировал! Ну что же, тогда нет смысла тянуть и мне.

Вышел из галереи и направился в давешнюю забегаловку. Уселся за тот же столик, выбрал в меню несколько наиболее аппетитно выглядевших блюд и, заказав вместо пива аперитив, а в качестве основного напитка рекомендованное местное вино, принялся решать вышедший на передний план вопрос. А именно: как бы мне так, не привлекая к себе излишнего внимания, связаться с Нолоном? Им я еще на корабле озадачился, но конкретного решения не принимал. Решил действовать по ситуации. А ситуация сложилась так, что все равно мне голову ломать приходится.

С учетом того, что сейчас в мире происходит, сделать это не афишируя, мне будет крайне сложно. Хотя бы потому, что все попытки связаться отсюда, с территории ОПЦ, с любой из империй, наверняка пристально отслеживаются спецслужбами не только самой станции, но и всех сторон конфликта. Тут, как водится, только позвони — сразу поймешь, как проявляются к подобным личностям государственные интересы. Ну его подальше… С другой стороны, Нолон сам меня подставил, придумав эту бредятину с моим офицерством и отправив ее в местную СБ. И теперь все заинтересованы стороны, после моего прибытия на станцию, ожидают, когда же я наконец предприму попытку связи с 'руководством'. Все всё понимают, все всё ждут, а крайним, как обычно, получаюсь я…

Но вот есть тут момент один. Не верю, что полковник просто так меня перед местной СБ 'засветил'. Нолон никогда не делает ничего просто так, даже, казалось бы, покупка моей, кстати, толком не идентифицирующейся до вскрытия (не дай бог!!!) нейросети, вместо простой сделки превратила меня в заложника положения и довольно послушное орудие в его руках. Оборудование, которое я же и купил для Скифа, оказалось заточено под операцию по активации иллийской базы и перегонку гигантского корабля Миедиса. И, что характерно, было уже не единожды использовано. Вся моя жизнь в этом мире, все мои действия, по сути, лежат в плоскости интересов службы безопасности империи Аратан. Я все это прекрасно осознавал, но вот начинать на том этапе свою игру было бы глупо. Просто потому, что я еще не был полностью адаптирован под этот мир, да и просто не готов. Но стоит ли начинать ее сейчас и не будет ли это очередным винтиком в разветвленной комбинации Нолона? Для этого надо хотя бы понять — что сейчас происходит: очередная многоходовка, которая началась во время подготовки первой попытки по освобождению Бегаза или это уже другая операция? И если другая, то какова степень отклонения предусмотренной в ней вероятности развития событий от запланированного результата? И связана ли она вообще со мной или я просто побочный продукт, которому нашлось применение на кухне большой Игры больших государств?

Сплошные вопросы, почти риторические, потому как на них невозможно пока найти приемлемые по качеству и достоверности ответы. Одно ясно точно. Связываться напрямую с Нолоном нельзя ни в коем случае. А вот с Пиллом — можно. Я хлопнул рюмку аперитива, услужливо поставленную передо мной кибером-официантом, поставил пустую емкость на стол, и выбрав Пилла в списке контактов, отдал команду на связь.

Некоторое время ничего не происходило, сигнал как будто потерялся, хотя прерывания соединения и не происходило. Я даже успел выпить вторую рюмку, когда коннект наконец-то состоялся.

— Добрый вечер, старший инспектор. Как у вас дела?

Аватарка Пилла на периферии зрения усмехнулась.

— И вам добрый вечер, Никол. Только у меня сейчас утро, — и тут же безо всякого перехода. — Вы сейчас в 'Лиеро'?

— Потрясающая проницательность инспектор, вы за мной следите? — хмыкнул я.

— С одной стороны да, с другой нет. А точку выхода в сеть я вижу, потому что вы связались со мной по служебному каналу. Вы по делу или так, решили засвидетельствовать прибытие на станцию?

— Ну что вы, это сугубо частный звонок. Просто хотел пригласить старого боевого товарища на ужин, но для вас, как я понял, больше подходит завтрак, в этот чудесный ресторанчик. Вы как, подойдете?

Пилл некоторое время размышлял, аватарка сделала задумчивое выражение, затем широко улыбнулась и сообщила в ответ.

— Пожалуй, я с вами соглашусь. Буду в ближайшее время.

— Договорились, жду, — проговорил я, отключая связь.

Сделал заказ на вторую персону и употребил еще одну рюмочку аперитивчика. Сразу после нее принесли салат, и я принялся азартно хрустеть зеленью, по виду сильно смахивающей на папоротник, хотя по вкусу очень похожей на капусту. Затем принесли второе блюдо — запеченное в углях филе из чего-то там, в подробности я в последнее время, точнее уже более двух лет, с тех пор как оказался здесь, не вдаюсь. Иначе можно легко с ума сойти от того, из чего здесь готовят.

Насадил кусок на столовый прибор, засунул в рот, немного пожевал. А ничего так, очень даже вкусно! Взялся за второй, потом дополнил гарниром, залитым густым соусом. Да, очень даже вполне.

К основному блюду подали вино. В подозрительно маленьких, похожих на рюмки, бокалах. Подхватил ее, принюхался… Так и есть, голимый спирт. Ну да нас Spiritus aethylicus не испугаешь, мы и его, родимого, усвоить готовы, тем более — под такую закуску. Маханул и эту рюмку. Из глаз брызнули слезы, в голове слегка зашумело, нейросеть сообщила о повышенном содержании алкоголя в крови. Ну, так для того и пьем собственно, иначе зачем эту противную жидкость с резким запахом употреблять?

Темер появился, когда я уже ополовинил тарелку и приглядывался ко второй порции спирта, любезно налитого роботом-официантом. Рукой указав на место напротив, по сети дал сигнал нести заказ на вторую персону.

Инспектор уселся, пригубил поставленную перед ним рюмку аперитива, поставил на место и, дождавшись, когда удалится дройд, расставляющий тарелки, взявшись за столовые приборы, поинтересовался:

— Ну, и что вы хотели у меня спросить?

Я отсалютовал ему рюмкой, выпил ее, не спеша, поставил на место. Во второй раз заказанный напиток показался мне более мягким, что ли, уловил даже какое-то послевкусие, но на что оно похоже, так и не понял.

— Все потом инспектор, давайте сначала поедим.

Некоторое время сидели молча, занятые употреблением пищи не совсем обычно приготовленной для этого общества. Затем, когда с основным блюдом было покончено, дроид-официант расставил перед нами десерт.

— Знаете, Темер, вспомнив, что полковник Нолон предоставлял вам некоторые данные моего досье, мне подумалось, а не сообщал ли он еще что-нибудь для меня лично?

Пилл прекратил есть, победно усмехнулся, отложив десертную ложечку на край блюдца. Кивнул мне, чтобы обождал, сам же протер губы салфеткой и довольно откинулся на спинку кресла.

— Я не сомневался, что вы этим поинтересуетесь, — задорно проговорил он. На что я просто пожал плечами. — Знаете Фил, полковник действительно для вас кое-что сообщал.

— И что же? — я даже заерзал от нетерпения и осознания правоты своего предположения. Ничего особенного, в принципе — все просто и логично, но вот приятно же!

— Тут есть одна сложность, господин лейтенант…

— Лейтенант-коммандер, — уточнил я. Не то чтобы мне было это особо важно, но… Вещи надо называть своими именами. И если уж звание мне присвоено, причем официально со всеми вытекающими, то…

— О! Поздравляю с повышением, господин лейтенант-коммандер. — Пилл поднял свой бокал, но не со спиртом, а тот, что с другим напитком: ему, кстати, его подали, а мне нет. Значит ли это, что его привычки и вкусы здесь хорошо известны или он сам его заказал сев за столик? Отсалютовал мне им в знак поздравления, и, сделав продолжительный глоток, посмотрел на меня хитрым с прищуром взглядом. По спине пробежали мурашки, мне явственно почудилось, что он сейчас скажет сакраментальное 'товарищ'…

— Как офицер государственного образования, придерживающейся нейтральной стороны в конфликте, я, конечно же, не могу предоставить эту информацию представителям какой-либо заинтересованной стороны. Но,…

Он выдержал драматическую паузу — как голливудский актер, слыхом не слыхивавший о Станиславском. Еле удержался от вскрика: 'Не верю!'. Однако улыбка все равно заползла на лицо. Не смог я ее удержать — так все шаблонно выглядело.

— У нас же частная встреча, совершено не связанная со служебными обязанностями. Кроме того, учитывая некие услуги, что вы успели оказать нашей организации в целом и советнику в частности, думаю, Вам будет интересно узнать… — Слово 'Вам' Пилл выделил интонацией, показывая тем самым, что обращается не только ко мне. — Что некий офицер СБ Аратан на словах и сугубо частным образом просил передать, что вы всегда сможете его найти на Тилие.

Я задумчиво почесал щеку. Тилий — это вообще-то планета, и достаточно густо заселенная. Исчерпывающе точные ориентиры! И это 'Вам' еще. Они тут все реально больные параноики-шпиономаны?

— Это все? — скептически посмотрел на него я.

— Все.

Инспектор тоже позволил себе улыбнуться. Видимо, ситуация его тоже забавляла. Понятно, что сейчас он передавал мне то, что ему приказали передать, и мнения его, разумеется, не спросили, а оно наверняка есть, и не факт еще, что неправильное. Черт, приятно видеть в этом дурдоме хоть частичного брата по разуму.

М-да, и что теперь делать? Я, собственно, не ждал, чтобы мне прямо на этом месте канал прямой связи организовали. Практически-то такое вполне возможно при местном уровне технологий, только вряд ли администрация ОПЦ такой 'вляп' себе позволит. Тем более, прямого выхода на Нолона у них нет и быть не может. Но — вот так они могут: всегда, мол, смогу найти его на Тилие…

Это приблизительно тоже, что и поиск трюфелей, развлечение достаточно широко распространенное во Франции, сам не видел, но в книжке читал еще в школе, классе во втором-третьем.

Ты, да и все остальные участники мероприятия, прекрасно знаете, что гриб этот, трюфель то есть, где-то там, на территории дубовой рощи есть. Но вот где? Тут без свиньи не разобраться, да не просто свиньи, а конкретно специально обученной и в наморднике, чтобы хрюкающая скотина, не дай бог, находку не сожрала.

В конкретных деталях не знаю, книжка-то была советской, да и сам я жил тогда в стране с гордым именем СССР, а у нас тогда про запад много врали, например, что там им живется хорошо, сплошной рай на Земле, да и только. Перестройка же была, позицию меняли: с той, в которой мы их всех 'имели', на противоположную. Причём во всех смыслах Такое было время… Так что заведомо уготовано мне было судьбой не ездить по елисейским полям, сидя на танковой броне в камуфляже с шевронами со звездочкой и красными погонами с поперечной желтой полосой и надписью 'СА'. И трюфели во французских дубравах не искать…

А ездить за таким маразмом за свои кровные, честно заработанные, уже в Российской Федерации. Ну, я к моменту, когда сюда попал, столько денег еще не имел, и в ближайшую пятилетку, при всем желании, свободными средствами не набрал бы. А если бы и набрал, то потратил бы на что угодно другое, а не ползанье по полю со свиньями в поисках каких-то поганок, еще и за охренительные деньги, причем свои. Поэтому детально эту забаву как-то не освоил: нам, простым русским людям, забавы французского дворянства не понять.

А жаль: вариант с танком был бы интересен.

Мысль пошла, я позволил себе задуматься, отвлечься, а потому не сразу заметил, как инспектор встал. Тоже поднялся — хоть и запоздало, стряхнув салфетку с колен прямо на пол.

— Вынужден с вами проститься, господин лейтенант-коммандер, — он коротко склонил голову. — Честь имею!

Я склонил голову в ответном поклоне.

— Честь имею, господин инспектор…

Понимаю, что это не правильно: я ведь не настоящий офицер говорить такие вещи, а так, призывник. Да и есть ли честь у представителей спецслужб в понимании кадрового военного? Тот еще вопрос. Пилл усмехнулся, видимо разделяя мои чувства, и выйдя из-за стола, уверенной, быстрой походкой направился к выходу.

Привычно оплатил счет, вышел на аллею, вдохнул полной грудью. Нестерпимо захотелось закурить, грустно усмехнулся, пошарил по карманам, прекрасно зная, что там ничего не найду: не откуда, да и не с чего — бросил давно, еще на Земле. В груди что-то защемило, машинально потер рукой, ясно, что иного выхода у меня нет…

Существует только одна возможность найти нужное количество материала для корабля расы искусственного интеллекта, очевидная для всех с самого начала, и которую я старательно не замечал, закрывал глаза, гнал от себя. Как слепец, не понимая неизбежности.

Пиратство, каперство, корсарство. Как ни называй, а все равно это очень, очень грязное дело.

Наивный дурак, боящийся запачкать руки. На что я рассчитывал? Что империя, погрязшая в войне, пришлет мне полный ремкомплект? Или что все необходимое чудесным образом найдется на ОПЦ? Купить? Ха-ха… Не зря Тогот надо мной посмеялся! Денег не хватило бы, даже без учета того, что сейчас идет самая настоящая война и дефицит в комплектующих во фронтире уже не просто ощутим, а давно стал нормой. Война, хрен бы ее побрал…

Сжал кулаки. Я уже видел, что такое война, пусть и не с близи, а из рубки корабля, свечкой уходящего в небо пылающего Бегаза. Я слышал слова благодарности в голосе неизвестного, подрывающего себя термоядерной боеголовкой, перекрывая плацдарм высадки. Страшно представить, что сейчас там творится.

Я не давал присяги империи Аратан, не являюсь ее военнослужащим и формально давно рассчитался со всеми своими долгами. Но на планете этой империи меня выходили, сделали гражданином, дали путевку в жизнь, а то, что я связался со службой безопасности… Мог бы прожить и без этого, уж самым необходимым меня бы обеспечили. В отличие от некоторых, торгующих мороженным 'мясом'… Не думал я тогда, что на мою долю выпадет что-то подобное.

И уже тем более не гадал, что придется мне поучаствовать в каких-то тайных и секретных операциях. Мог ли отказаться? Конечно, мог… Тогда, в самом начале. А сейчас выбора у меня нет, я сам у себя его отнял, когда согласился на последнее предложение Нолона. Теперь я слишком глубоко во всем этом увяз, сам того не заметив, уже давненько сражаюсь на вполне конкретной стороне в офицерском звании, и от меня кое-что, но зависит. И теперь с чистыми руками остаться не получается. Их придется запачкать, хочется мне того или нет, потому что идет война, а у меня есть приказ.

Уши уловили звук, похожий на колокол. Невольно поморщился: вот уже и глюки начались!

Звук повторился, затем еще и ещё раз. Он доносился из дальнего края аллеи, до которого я не дошел, да и не планировал доходить в принципе. Зато теперь я бежал туда со всей возможной для меня скоростью, не обращая внимания на оборачивающихся мне вслед прохожих. Бежал на звук колокола, теперь я в этом был уверен, бежал, боясь, что он сейчас ускользнет, растает как наваждение, рассеется в огромном пространстве станции, и я навсегда потеряю его след. Почти у самого шлюза переборки на другой уровень осмотрелся, увидел проулок, свернул в него…

И остановился как вкопанный: передо мной, сверкая ослепительной белизной стен, стояла отрезанная половина колбы грузового контейнера, а наверху, под полукуполом, выкрашенном золоченой краской, в своеобразной звоннице, бил колокол! Эхо отражалось от стен окружающих часовню боксов и уходило ввысь, теряясь в объеме станции.

Не веря глазам, прошел вперед, коснулся руками деревянных дверей, встроенных в прорез в стене… Они неожиданно подались внутрь.

Я стоял в широкой арке прохода, а передо мной, прямо на противоположной стене, рельефно выплавленный в пластике покрытия, глядел на меня грустными глазами образ…

Под невысоким куполом струилась музыка. Какая- уловить сразу не получилось, да и не пытался я, если честно, заходя внутрь и осматриваясь по сторонам. Перед образом стоял маленький алтарь, по сторонам висели лампады, сделанная под латунь подставка для свечек стояла поодаль, на ней сиротливо догорал одинокий свечной огарок.

Провел пальцем по подсвечнику, стряхнул с него пятно налипшей пыли… Странно, слой пыли явно не за день скопившийся, наверное, даже не за один год в условиях станции-то. Подошел поближе, провел ладонью над пламенем… Ха, голограмма…

Поднял голову. Да, неожиданно, если без эмоций… Меньше всего подобное здесь ожидал встретить.

Пальцы сами сложились в троеперстие, и я, достаточно неумело, перекрестился. А почему нет? Я все же крещеный.

Еще раз, уже более цепким взглядом, огляделся по сторонам.

В углу, закрытом от взгляда отворенной створкой двери, на стене просматривались надписи. Подошел поближе, присмотрелся… Текст выполнен так же, как и рельеф образа: выплавлен на пластике внутренней обшивки. Ладонью стряхнул пыль и прочитал вслух, с непривычки спотыкаясь на 'ятях'…

— Милостью… Божьей казак Петр Фомин… М-да, дела.

Я подошел чуточку поближе, уперся ладонью о стену и погрузился в чтение…

Текст повествовал о том, что эту часовню собрали нескольких русских казаков, раненных в восемнадцатом году под станицей Ново-Дмитриевской, как я понял, в самом начале гражданской войны, и очнувшихся уже на борту крейсера содружества. Кроме того, была ссылка на автоматическую ячейку банка ОПЦ и кодовый символ, состоящий из нескольких письменных фраз, указанных здесь же, в конце текста. Все это, в том числе и 'кодовые фразы', были написаны кириллицей и на русском, откуда напрашивался вывод о целевой аудитории. Вот, значит, как… Можно сказать, конкретное приглашение от попавших в содружество соотечественников.

На сеть пришло сообщение от Тогота, о том, что аварская эскадра запросила коридор стыковки на станцию. Черт!!! Надо срочно убираться отсюда, иначе все может кончиться для меня весьма плачевно. Времени в обрез, им на это понадобится около часа, в лучшем случае полтора, а мне только до дока добираться двадцать минут… Черт! Как не хочется сейчас отсюда уходить, мало того, что нашел, наконец, ниточку, которая может развязать клубок накопившихся вопросов, а то и дать ответы на вопросы, которые я еще даже для себя и не сформировал а тут… Ну что за жизнь-то, блин, пошла!

Зафиксировав в памяти скан текста, я уже вовсю несся к посадочной площадке. Вызванная транспортная кабинка опустилась возле шлюза, дверь откинулась вверх, вперед выползло кресло, я прыгнул в него, кресло втянулось внутрь, дверь стала медленно опускаться. На схеме станции просмотрел положение указанной ячейки и тут же глухо выматерился: она находилась на противоположном конце станции.

Когда я ввалился в рубку, Скиф уже закончил прогрев маршевых двигателей. Тогот сидел в соседнем кресле, заканчивая предварительную настройку оборонительных систем.

— Чего так долго? — он быстро окинул меня слегка расфокусированным взглядом, дыхнул застарелым перегаром, снова уставился в обзорный экран. — Связался с Нолоном?

Я уже полулежал в пилотском кресле, синхронизируясь с системами корабля, поэтому, не поворачиваясь и не открывая глаз, огрызнулся.

— Издеваешься?

— Значит, не связался, — Тер довольно оскалился. — Так я и думал.

Искин сообщил по общему каналу о получении разрешения на старт, пшикнул последний куб стравливаемой атмосферы, ворота двинулись в стороны, открывая усеянную тысячами бисеринок звезд панораму бескрайней пустоты. Я плавно повел корабль вперед, аккуратно корректируя вектор антиграва, выходя на рекомендованную траекторию удаления. Диспетчер принял курс и скинул маршрут до точки выхода из зоны ответственности. Я включил маршевые двигатели — корабль рывком рванул вперед, поминутно наращивая ускорение.


Глава 7 | Рейдер (СИ) |