home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Что может быть сложного в том, чтобы доставить несколько человек из одной точки в другую, по пути, возможно, отбившись от пары-тройки пиратов? Месяц назад я бы пожал плечами и молча кивнул: да ничего особенного! Но это я что-то расслабился, не подумал, что все это будет происходить во фронтире, причем в самой глубокой его части…

Восемь часов назад я вошел в эту гадскую систему без названия и даже кодового обозначения, как обычно запустил сенсоры и двинулся по курсу от края к центру, сканируя окружающее пространство. Все штатно, как обычно просто и понятно, можно сказать — комфортно даже, не смотря на очень большое удаление от границ содружества, да что там — от относительно цивилизованных зон фронтира. Пока сканеры не засекли внезапно возникший словно ниоткуда объект, вдвое больше Скифа и явно превосходящий его как в скорости, так и, наверняка, в вооружении.

Не знаю, как бы я на него прореагировал, не вколи мне система жизнеобеспечения скафандра транквилизатор, но даже после этого я удивился, потому что сенсоры его до последнего не видели, и возник он прямо под носом в ближнем радиусе, сразу открыв огонь на поражение. Маневр уклонения искин выполнил, но нескольких попаданий избежать все-таки не удалось. С того момента эта круговерть и продолжается уже как пять часов, сбежать или спрятаться не получается, а об уничтожении этого корабля и речи быть не может. Бронирование у него еще больше, чем у моего, плюс мощный силовой щит. И что делать? Спокойно просканировать систему он не даст, тварь. Пока с ним проблему не решу, никакой толковой 'работы' не получится…

Впрочем, всё это лирика: как бы то ни было, но в открытом космосе шансов у меня нет. Рано или поздно броню продырявят, а там дальше все пойдет по накатанной — до самого печального конца. Меня такой расклад по понятным причинам совсем не устраивал. А вот в астероидном поясе, к которому я сейчас приближался, преимущество противника в скорости сойдет на 'нет'. Да и у меня парочка гостинцев для этого хрен пойми откуда взявшегося в этой, на мой взгляд, дикой глуши кораблика, найдется!

Бросил Скиф в крутой вираж за ближайший крупный астероид, сделал петлю, ушел за следующий, сбросил первую закладку… Резко увеличил скорость форсажем, сбросил еще две закладки и, уже оттормаживая, пристроился за очередным космическим телом. Не то чтобы очень уж большим, но если висеть практически неподвижно, то для Скифа вполне хватит. Старая проверенная множеством повторений на тренажере тактика. Помнится, я таким макаром еще в госпитале, даже без нейросети, умудрился легкий крейсер в симуляторе завалить. Кстати, поведение, модулированное искином, и поведение этого корабля странным образом похоже, что вызывает вполне понятные ассоциации. А не беспилотный ли он? Вполне возможно, судя по изображениям со сканеров, вид у него донельзя древний — куда там илийскому крейсеру! Если и был у него экипаж, то давным-давно успел благополучно истлеть — я так думаю.

Вот что бы я делал без транквилизаторов? Наверное, материл бы все вокруг многоэтажными конструкциями, лишний пар спуская, лишь бы не накосячить. А так ничего, даже на философию тянет. Странная отрешенность, с учетом того, что до недавнего времени меня фактически медленно, но побеждали. Да…

Накопитель полон до предела, Скиф, ощетинившийся всеми орудиями, замер в ожидании, лишь маневровые двигатели выдавали короткие импульсы, корректируя орбиту. Модуль 'Пелена' исправно работает, надежно блокируя все исходящие излучения. Сенсоры работают в пассивном режиме, деятельность всех остальных систем сведена к минимуму, дабы максимально уменьшить заметность для противника. Диверсионный модуль, это, конечно, хорошо, но мало ли: предосторожность не помешает лучше держаться от греха подальше…

А он, противник, сейчас просеивает, просвечивает все астероидное поле в поисках меня. На этом и попадется… Не надо использовать чувствительную электронику там, где ядерные взрывы ожидаются: ослепнешь.

Одна…

Две…

Три секунды…

Моя правая бровь непроизвольно изогнулась, я этого не видел, просто почувствовал. Ну и где же мы шляемся? Еще раз осмотрел висящую перед глазами схематичную проекцию астероидного поля. Я сейчас почти в самом центре, подобраться сюда, минуя мои сюрпризы, невозможно.

Но… Может, он сюда и не полез вовсе, а курсирует сейчас по границе свободного пространства, меня поджидая? Если так, то я в своих предположениях о его, корабля в смысле, природе несколько поторопился. Потому что если им управляет искин, то он должен был за мной сунуться, просто обязан. Так как если я свободно, без преследования, пройду это поле, то потом спокойно уйду в точку перехода, и хрен кто меня догонит — хоть на форсаже, хоть без. А если уйду, то значит, могу в любой момент вернуться куда более хорошо подготовленным. Вот как искусственный интеллект рассуждает. И уже тогда опасности я буду предоставлять гораздо больше, чем сейчас, что просто неприемлемо.

Да и сенсоры хоть и работают в пассивном режиме, но ничего не фиксируют, даже отголосков какого-либо облучения. А в активный режим их переводить сейчас не с руки, мало того что засвечусь на всех волнах, так еще и шанс ослепнуть от близкого взрыва очень высок, если, конечно же, он случится, что тоже не факт…

Я усмехнулся одними губами. Вот оно как с особо хитрозадыми происходит, не рой, как говориться яму другому… Со всеми вытекающими. Вселенская справедливость, мать ее.

Сработала закладка ракеты, переведенная в режим мины, что я у первого астероида сбросил. Я непроизвольно вздохнул с облегчением. Значит, 'мозги' у моего дражайшего визави все-таки искусственного происхождения, теперь в этом можно быть уверенным. Вот и славненько. А от таких, слишком умных искусственных фиговин, у нас как раз таблеточки имеются… Мне четыре ядерных ракеты из империи прислали, помимо всего прочего, три из них уже в дело пущены.

Второй подрыв. За ним сразу третий. Боеголовки навелись по координатам первого взрыва, а там уже работали, если можно так выразиться, по площадям, то есть по объему.

Скиф вынырнул из-за прикрытия, запущенные сенсоры мгновенно заглушило остатками помех от ЭМИ-выброса. Но мне это было уже не критично, вот он прямо по курсу — здоровенная вытянутая сфера почти двести метров в диаметре, закованная в покрытую волнами наплывов испещренную мелкими оспинами кратеров броню с выступающими башнями орудий, сейчас и, может, еще пару мгновений слепо рыщущих в поисках цели, с остатками сот ракетных установок. Но мне этих крох времени хватит с лихвой. Слава Богу, ракет не пускает: кончились, наверное, за прошедшие века или совсем не осталось, иначе ничто меня бы не спасло ни сейчас, ни когда еще только в систему вошел.

Искин разрядил все орудия в одну точку на поверхности, в самый центр воронки на раскуроченной старым попаданием броне и сразу разрядил накопитель вторым залпом туда же. Двойное стопроцентное попадание, в одно и то же место, а все равно не пробил.

Я стремительно, врубив форсаж, бросил Скиф вперед, резко оттормозив маршевыми движками перед древним кораблем, завис прямо над местом попадания. Жесткий короткий удар, отголоски шипения вплавливающихся плазменными резаками в старый корпус захватов, передающееся по переборкам даже сюда, в рубку.

Попался, голубчик… Что, дружок, не ожидал своими нейрогелевыми или что там у тебя вместо них, мозгами, что тебя на абордаж взять попытаются? Да, я и сам не ожидал, но выбора ты мне, железка космическая, никакого не оставил… Нельзя так подставляться. Хотя если бы шкура твоя бронированная не была в некоторых местах так сильно повреждена, то я бы и не полез. Даже сейчас. А так — почему бы и нет? Вблизи-то эти кратеры с кромками расплавленной брони хорошо видны. Не то что издалека, да еще когда в тебя лупят по чем свет стоит из всего наличествующего вооружения. Однако чего это ты, дружок, и не дергаешься совсем, искин перегрузило?

В возможность пристыковаться не особо верил до последнего, думал в лучшем случае обстреливать его с ближней дистанции, пока сенсоры — что его, что мои — помехами глушатся и маневрирование в астероидном поле вслепую невозможно. Последний рывок и жесткая стыковка — это полный экспромт. Кто же мог знать, что на искин беспилотника ядерные подрывы вкупе с электромагнитным импульсом хоть как-то подействуют. Поэтому-то я и планировал подловить этого 'сфероида' на встречном курсе, отстреляться по нему по максимуму, как уже говорил, а потом уже, когда несомненно придется убегать, подставить под последний оставшийся ядерный заряд. Авось, получилось бы серьезные повреждения нанести, а там бы и добил бы потихонечку.

Искин сообщил о вскрытии внешнего броневого пояса. Ну что же, понеслась, как у нас принято говорить. Отправил приказ на штурм двум комплектам комплексов Гаун, в каждом по четыре тяжелых штурмовых дроида, по два звена, потому как в этом комплексе в отличие от большинства остальных звено состоит из двух дроидов, а не трех. Третьему комплекту отослал приказ на занятие обороны у абордажного туннеля. Сам поднялся из пилотского кресла и направился к нише с боевыми скафандрами. Нужно надеть, пусть и прямо поверх легкого пилотского: на время абордажа положено.

В динамиках послышался голос.

— Принимать командование штурмовыми подразделениями?

— Давай, Лиис. Только аккуратнее, непонятно, что там внутри может быть. Как там пассажиры?

— Отлично, Фил, уже в броне, хоть сейчас на высадку…

— Ага, сейчаз… Ива?

— Да, Фил? — голос как обычно тихий, с оттенком грусти, никак не могу привыкнуть.

— Нашла, чего искала?

Собственно, этот вопрос меня очень интересовал, но раньше спросить времени не было: все восемь часов, что мы здесь, его этот непонятный корабль занимал, так что спросить как-то не особо получалось, да и забылось в процессе.

— Да, на сеть упала схема расположения малой луны, даже, наверное, астероида, на орбите шестой планеты. Нам сюда…

— Хорошо.

Скафандр закончил самодиагностику, провел подстройку под параметры моей нейросети. Я пару раз присел, сделал несколько достаточно простых упражнений, руками подергал и всякое такое: для того, чтобы оценить, как он на мне сидит, не мешает ли, и вообще — удобен ли. В первый раз все-таки надеваю. Я, конечно же, понимаю что он, скафандр в смысле, по умолчанию универсальный и на такого, далеко нестандартного человека как я, налезет без проблем, тем боле что он — армейского образца. Но примерить все равно надо было, ознакомиться что ли, царапинку где-то в укромном месте — моё, мол, сделать. Обжить, короче. Даже и не знаю, что я раньше этим не озаботился?

Одно могу сказать точно: он гораздо удобнее, чем тот, что я сам сделал. Даже больше скажу: мое творчество по сравнению с ним выглядит, мягко говоря, бледно — что по защищенности, что по энерговооруженности. Тут тебе и миниреактор, и генератор силового поля присутствуют. Да и по боевой эффективности скафандр превосходен, потому как в нём присутствует не только малый искин, но и полноценный командный блок с тактическим сопроцессором. А еще медикаментозный реанимационный блок. Тоже штука крайне важная, да и редкая. Так что жалеть о том, что детище своей технической мысли на верфи оставил, не придется.

Вот знал бы я, что в этих скафандрах дареных такие примочки будут, крепко бы, наверное, задумался… И о смысле жизни, и о предстоящем задания одновременно. Зачем, спрашивается, пилоту абордажный скафандр такого уровня, да ещё и десять штук? Нас ведь всего шестеро…

С другой стороны, я ведь тоже к подобным заключениям пришел, еще когда Скиф переоборудовал в первый раз. Так что, может это просто забота об экипаже так проявляется. Может быть, может быть… Вполне в духе СБ. Мол, вы, конечно, ребята ни с кем вручную сражаться не будете, у вас задача диаметрально противоположная, но вот скафандрики боевые принять — извольте, от всей души, для безопасности-с, так сказать.

Сел в пилотское кресло, к управлению прикасаться не стал, сосредоточившись на обзорном экране, куда вот-вот должна была пойти трансляция видеоряда, если что искин самостоятельно отреагирует, на то он и искин. Можно, конечно, было в каюту пойти — отдыхать, но вот положено капитану, то есть мне, при абордажных мероприятиях любой направленности в рубке находиться, и все тут. Да я и не спорю с очевидными, в общем-то, вещами, но вот любопытство от этого меньше не становится.

Меня уже разбирало, а сигнал-то от штурмовой группы из-за остаточных помех не проходил пока. Ну да сейчас искин самые сильные помехи отфильтрует, больше-то ничего не сделать. Если только ремонтников не отправить кабель экранированный тянуть…

О-о, уже! Пошла картинка.

На первый взгляд внутри этот корабль принципиально отличался от моего да и всех созданных в пределах содружества, только крайней запущенностью и совершенно непролазными, не приспособленными ни для человека, ни какой-либо другой расы, коридорами. Они здесь были сугубо техническими, густо перекрытыми хаотично установленными силовыми подпорками, явно не расчетными и в изначальную конструкцию не входящими. А вот панели коридоров, да и попадавшееся на глаза оборудование, выглядели вполне стандартно, не обычные, конечно же, даже по сравнению с илийским, но вполне узнаваемые.

Сопротивления, даже намека на него, не было: одна группа стремительно продвигалась по направлению к предполагаемой рубке, вторая шла параллельно по другому коридору, снимая схему проводки и определяя состав оборудования — она должна была выйти к шахте искина… Классика.

Перед глазами всплыло сообщение: искин прислал запрос на допуск пассажира в рубку. Осмотрел картинку из тамбура — Ива. По инструкции допускать гражданских и вообще пассажиров на мостик боевого корабля строжайше запрещено. Но я же к флоту имею весьма посредственное отношение… И флотские правила, по методике полковника Нолона, для нас далеко не указ. Мы, так сказать, по несколько другой линии работаем, 'на подряде', можно сказать, пусть и в штате числясь. Да и судно у меня насквозь частное, и что характерно — мое личное, так что на военно-космический устав мне, если честно, плевать свысока, хоть некоторые пункты я и соблюдаю, признавая его правоту.

Разблокировал дверь, она отъехала в бок с легким шипением. Шипит не сама дверь, а стравливаемая атмосфера, давление в рубке традиционно больше, чем на всем остальном корабле, система жизнеобеспечения замкнутая, а вход оборудован шлюзом. Центр управления, одним словом, и отношение к нему везде, на любой верфи — хоть частной, хоть государственной — одинаково серьезное. Не имеет значения, где корабль изготовлен, конструкция мостика его будет с собратьями по классу сходной.

Ива прошла вперед, села во второе пилотское кресло и тоже сосредоточила все внимание на трансляции с захватываемого, а теперь, наверное, уже захваченного корабля.

Ничего я ей говорить не стал. Зачем? Мы и так каждый день видимся, и в рубку она достаточно часто приходит: тоже пилот, между прочим. Хотя мне кажется… Нет, не так. Я точно знаю, что это ее совсем не основная специализация. На том корабле, где я ее вместе с ее спутниками нашел, пилоты уже давно в мумии превратиться успели, а она в это время в стазис-капсуле была. Вот как.

Девушка она приятная, правда, не многословная, но это даже хорошо. Я невольно пробежался взглядом по ее ладной фигурке. Поймал себя на этом, только когда встретился с ее взглядом. Поспешно отвернулся. Ой-ой, не ко времени все это!

На голопроекции всплыла схема корабля, вначале полностью, потом в разрезе по главной оси…

— Миедис… — Выдохнул илийка.

— Чего говоришь? — я полуобернулся к ней, и сам замер озадаченно, потому что на ее лице был неподдельный страх.

— Миедис, приносящий смерть, живая машина, — голос Ивы снова стал обычным, с эмоциями она уже справилась.

— Ты уверена?

Вместо ответа она указала на голопроекцию, все еще изображающую корабль в разрезе.

Я присмотрелся, куда она показывала. Среди почти стандартного для всех кораблей оборудования, где по схеме должен был быть искин, стояло нечто… Собственно, это он и был, только гипертрофированно большой, не симметричной формы… По всей его длине проходила глубокая пробоина, наверное, не менее древняя, чем сам этот корабль. Как он вообще работает? А он точно работал, не с глюками же я тут в 'салочки' играл! Значит, еще и далеко не в полную силу… Вот, значит, от чего эта железяка летающая после близких ядерных подрывов дергаться перестала — мозги перегрузились! Понятно, что корпус почти весь электромагнитный импульс поглотил, и если бы не трещина эта, то только слепыми сенсорами все и ограничилось бы. Да, тогда все было бы в разы сложнее, не дал бы мне этот сферойд, еще недобитый, но активно добиваемый, к себе так легко пристыковаться. Кстати, судя по всему, искин его еще до конца и не сдох ни фига. Вон на энергетической схеме как все замерцало! Перезагрузился, значит.

Да, по ходу, искин-то тоже погорел весь, рабочими только пара процентов и осталось. Жаль, интересно было бы в его памяти порыться, теперь-то, судя по всему, она обнулена. Больше скажу, проплавлена к чертям собачим резким перепадом напряжения. Защита, если она и была какая, не сработала, резервные цепи, за давностью лет, тоже не выдержали. Короче, вижу я сейчас перед собой 'овощ' работающий, но ни для чего полезного не пригодный. Который раз жаль.

А еще на схеме я заметил одну интересную деталь. Приблизил, повернул ее и так, и сяк, развернул, сделал раскладку, потом отдал команду искину собрать всю проекцию обратно, как было. Нет, не показалось. У этого, как его там… Миедиса, нет гиперпривода. А как он сюда попал? И когда? И еще: не плохо было бы знать, зачем?

Да, дела принимают неожиданный оборот. Очередной раз.

Но принципиально этот, бесспорно, интересный факт, на мои задачи никак особо не влияет. Ну, подумаешь, летал тут этот беспилотник. Вот его, сейчас абордажной командой захваченного, панорама на экран выведена. Все как было изначально, так почти и осталось, только в арсенале у меня вместо четырех ядерных ракет осталась одна. И ведь ни забрать, ни использовать его я не могу! Вот что обидно. Придется его тут до лучших времен законсервировать. Авось, прилечу за ним с полноценным ремонтным комплексом и запчастями, с искином новым, и гравиприводом, и еще много с чем. И будет у меня еще один корабль… Может быть такое? Да легко, если ничего в дальнейшем не помешает. Но вот гарантию на это я дать не могу.

Штурмовая группа уже давно закончила свою работу и вернулась в десантный отсек к обслуживающему комплексу. Ремонтники обследование тоже заканчивали, но уже и так по ведомости дефектов, до выноса конечного вердикта, становилось понятно, что корабль находится в довольно печальном состоянии. Легче будет расставаться. Более не глядя в отчет, отдал команду на экстренную консервацию. Все-таки вернуться надо обязательно. Нельзя такой техникой разбрасываться: если у нее даже в таком состоянии мощей хватило Скиф туда-сюда по системе гонять, то на что же он полностью исправным будет способен? Он ведь тут столько лет…

Итак, будет у меня уже два корабля к перспективному ремонту и переоснащению пригодных, один илийский на луне безымянной сейчас лежащий, другой вот этот, но находятся они оба в таких местах, откуда я их без крупного транспорта и орбитального буксира на верфь в ОПЦ к Тоготу доставить не могу.

Стоп! Я пока до этой системы добирался, сжег два полных подвесных бака горючки, и это при том, что новый гравипривод позволяет прыгать на десять стандартных переходов. И я очень надеюсь, что особо далеко отсюда снова прыгать не придется, иначе надо все сворачивать и идти к ближайшей обжитой планете с целью элементарной дозаправки. Это мне. А вот как он тут столько лет и без топлива? Не на солнечных же батареях…

Загрузил отчет в нейросеть, сформулировал запрос…

В голове зашумело… А! Черт, черт и еще раз черт!!! Эльдорадо! Маг…, тьфу, Клондайк с Шамболой и силиконовой долиной вместе взятые! Это что же получается: у него конвертор по переработке породы в топливо стоит?! Обалдеть, что же делать-то? Сколько он стоит? Миллиард? Нет, маленький слишком… Миллионов пятьсот? Где-то так… Охренеть!

Искину отдал команду во всех отчетах эту информацию подчистить, ну ее, от греха подальше. Во всех, кроме моего, он, коли разумный, должен сам всю необходимость секретности в данном случае понимать…

Медблок скафандра попробовал вколоть успокаивающее. Отменил приказ: нечего меня сейчас химией пичкать. Тут думать надо, а он лезет со своими инъекциями.

Так, износ у него почти стопроцентный. Ну, это и не удивительно — за столько-то лет! Оценка работоспособности после полной переборки без замены безвозвратно утерянных, изношенных комплектующих, — двадцать восемь процентов… С заменой — пятьдесят семь.

Я откинулся в кресле. Опупеть. Больше слов нет, да и говорить-то особо не хочется. Эта штука, размером пятьдесят на сорок метров, способна переработать породу в топливо, и в концентрат, и так просто. Причем это не какая-либо суррогатная пародия, как на супердредноутах содружества, а полноценный промышленный экземпляр. Да, немного нестандартный, но примененная технология от распространенной в содружестве ничем не отличается вообще. Даже ремонтные дроиды воспринимают его совершенно спокойно и статистику дают — во как! Или этот модуль был снят, скажем, с корабля древних, ну или древние эти конвекторы за основу для своих взяли и, если знать, что все технологии содружества от них напрямую и пляшут, то… Это сколько же тысячелетий самой этой технологии и откуда она? Если изменяются только управляющие системы, но никак не сам рабочий модуль? Да…

Кстати, получается, я тут с шахтером воевал все это время? С малым передвижным перерабатывающим комплексом?

Узкая ладошка легла на мое плечо, я ее почувствовал даже сквозь броню скафандра и вздрогнул от неожиданности. Резко повернулся, не сразу понял, что моя рука крепко сжимает рукоять штатного для этой модели скафандра (и когда успел схватить) излучателя. А на Иве пульсируют несколько точек прицельных маркеров на тактической сетке. Ни хрена себе! Это что же, у меня сейчас приступ 'золотой' лихорадки? Рукоятку пистолета я отпустил, забрало шлема окрыл, вдохнул полной грудью. Постарался выбросить все из головы… Как я мог забыть!!! Ива же в рубке. Черт, интересно, все мои махинации на моем лице, да и экране управления отражались? Значит, она, возможно, тоже в курсе…

— Не волнуйся. Я ни кому не скажу.

Тихий, спокойный голос, а мне как серпом по гениталиям. Все.

— Повторяю. Не волнуйся. Мне ни комплекс, ни этот корабль не нужны.

Шум в голове немного успокоился, вроде полегчало. Я потер пульсирующие виски и постарался не думать ни о чем, пока в поле зрения снова не попала голографическая схема.

А на Скиф-то мне его не установить, размер не позволяет, что же делать то?.. Как же я такое сокровище тут оставлю? Бли-и-ин, а еще говорят, что хомячок не самый страшный зверь…

Видимо, что-то на моем лице такого проступило, потому что илийка подошла ко мне, неожиданно сильно подняла из кресла, подставила свое миниатюрное плечико под мое. Поднялся и шел я, конечно, сам, в скафандре ей было бы меня не унести, но вот вести себя я позволил. Совершенно неожиданное с моей стороны для самого себя поведение.

Мы подошли к стенной нише с креплениями для скафандров, где я выбрался из этой бронированной скорлупы. Вроде отпустило. Как-то все это нервное напряжение последних месяцев, начиная с попытки освобождения Бегаза, меня совсем из колеи выбило. Не физически — психологически. Определенно, надо выпить. Отдал команду искину проложить курс к луне шестой планеты и по завершении консервации поверженного корабля начать движение к ней.

— Спасибо, Ива. Извини…

Я хотел добавить что ничего подобного и не думал, но это было бы по меньшей мере глупо. Излучатель-то я на нее хоть и не наставил, но дел чуть было не натворил, пусть и не осознанно, но факт остается фактом.

— Бывает, Фил. Пойдем, — она развернулась, дверь с шипением отъехала в сторону, и покинула рубку.

Встретились мы уже в кают-компании, где она разливала по бокалам вяжущую ядовито-синюю жидкость. Ликер из хибхи2. Один протянула мне.

Не чокаясь, у них тут не принято, маханул залпом, утер губы рукавом и протянул руку с бокалом за новой порцией. Она ничего не сказала, молча наполнила его из графина. Я снова маханул.

По пищеводу поднялась приятная теплота, мышцы расслабились, накатила приятная слабость. Не ожидал, что был настолько напряжен все это время. Поставил бокал на подлокотник кресла. Надо пойти к себе, отдохнуть немного. Встал.

— Извини, Ива, — я немного потупился, даже и не знаю, что чувствовал, непривычно было как-то за такое извиняться, дико даже. — Не знаю, что на меня нашло…

— Не извиняйся, — она пригубила свой бокал. Потом заинтересовано посмотрела на меня, — Ты еще неплохо держался.

— Да уж…

— Ты не виноват, это Миедис, — она снова пригубила из бокала, — Побочный эффект от их типа искинов, у них другой немного принцип. При их работе, в особенности при перезагрузке, иногда образуется мощное пси-поле… Так, ничего страшного, но вблизи… Желания, многие слабости человека при облучении временно обостряются, принимая, как правило, чудовищные формы.

— Так даже…

Желание отдыхать пропало само собой. Я подхватил бокал, подошел к столу, наполнил его вновь до краев, выпил залпом. Снова налил…

— А что же ты сразу не предупредила? Ты же в рубке была.

Ива пожала плечами, подошла ко мне вплотную, так что я почувствовал ее дыхание, вздымающуюся в такт ему грудь, заглянула мне в глаза. Глаза, кстати, у нее зеленые, как молодая весенняя трава… Э-э… Что, нафиг, со мной происходит? Она что, тоже мне в голову лезть пытается? Остаточный эффект или просто извечные женские фокусы, феромоны там всякие… Ну что за дела-то?

Сделал самое беззаботное, откровенно тупое выражение лица, на которое только был способен и уставился уже на нее. Она хмыкнула, улыбнулась чему-то, стукнула своим бокалом о мой, так, что раздался приятный звон, отвернулась, отошла от меня на пару шагов…

— А зачем? Такое излучение на людей уже тысяч пять или шесть лет не действуют. Древние, еще во время войны, немного изменили генотип, стали не восприимчивы к подобному воздействию. Это, конечно же, не особо критично, но лучше все-таки человеку от таких воздействий быть защищенным.

— А я…

— А ты нет.

В голове присутствие неслабой дозы алкоголя уже ощущалось. Поэтому опустошать еще один бокал я не стал, но отхлебнул прилично. На ватных ногах подошел к креслу, сел в него.

— И что это значит?

Она повернулась ко мне, загадочно улыбнулась. Подошла к столу, наполнила бокал — оказывается, она уже успела его выпить, я и не заметил — когда. Снова посмотрела на меня, сделала еще один глоток, поставила бокал на стол, встала напротив и неожиданно спросила.

— Ты не желаешь сбросить стресс? — при этом так многозначительно посмотрела на меня.

Кх-х…?! Я подавился ликером. Что? Я, конечно, понимаю, что девицы у них тут без комплексов, но не настолько же… Вот и Лиина так же… Хм, мы хоть с ней и разошлись без обязательств, но как-то совестно. Не навсегда вроде же разошлись-то. Да еще и само предложение в такой, протокольной, форме поставлено, осталось только табличку с галочками к нему присовокупить для полного совпадения. Вот если бы она это по-другому как-нибудь сказала.

Я покачал головой.

— Ну, как хочешь.

Она повернулась и, грациозно покачивая бедрами, двинулась в сторону выхода. Я смотрел ей в след и ругал себя самыми распоследними словами… А все-таки фигурка у нее — высший класс! Да и личико очень приятное, голос тоже густой, нежный, грудь хоть и не видел, но самое то, как мне кажется. Да и женщины у меня не было давненько… Эх-хэ-х… Все зло от баб.

— Ива?

Она остановилась, медленно обернулась ко мне, на губах у нее была победная улыбка.

— Твое предложение еще в силе?

Она обозначила кивок.

— Тогда подожди меня…


Луна. Малая луна, точнее астероид, длиной шестьсот пятьдесят три километра и двести семьдесят восемь в самом широком месте, имел форму неправильного геоида, потому что в обращенной к планете ее части была стокилометровая впадина, переходящая в систему пещер под поверхностью. Пещер, судя по всему, совсем не маленьких. Судя по показаниям сканеров, центральный створ был в поперечнике никак не меньше пяти, а кое-где и восьми километров, причём тянулся в недра небесного тела. Вообще эта пещера больше походила на туннель, и чем глубже под поверхностью я оказывался, тем чаще встречались гладко обработанные стены, какие-то площадки, приспособления для крепления громоздкого оборудования… Надо полагать — временных складов и отвалов.

Скиф передвигался по его центру медленно, насколько это возможно для космического корабля. Искин методично обшаривал сенсорами все пространство и уже давно выстроил подробную карту туннеля вместе с конечной каверной, но ускоряться не спешил. И я с ним в этом был полностью солидарен. Мало ли! А вдруг там, в каверне этой, малая батарея ПКО установлена, тогда достанется кораблю, места для маневра-то здесь нет. Ну ладно — малая, она вреда причинить Скифу не в состоянии, не по его это броне. А если большая? Вот тут-то вся проблема, как говорится, потому что ни малую, ни большую батарею в таких условиях однозначно разглядеть-распознать просто невозможно. Предположить — да, но не более. Эти толстые многокилометровые каменные стены все очень надежно экранируют… А вот меня, если что, и если там, конечно, вообще что-то есть, уже давно засекли и ведут. И никуда от этого не деться — издержки производства, если можно так выразиться.

Я оторвался от раздумий, повторно провел калибровку на сенсорах управления. Сейчас весь экипаж в полной боевой готовности, в том числе и пассажиры. Весь экипаж… Я улыбнулся сам себе: целых два человека — я и Лиис, обалдеть как много. Он при этом сидит в десантном отсеке, я в рубке. По идее, его место тоже здесь… Но мне привычнее находиться здесь одному. Точнее — не так: я не против кратковременных гостей и посещений, но вот второго постоянного рабочего места в длительном перелете мне здесь не надо. Да и ему в десантном отсеке привычнее, все-таки прямо соответствует основной специальности.

Корабль уже подходил к выходу из туннеля, а что там — фиг его знает.

…Тогда, в каюте, я спросил Иву: не будут ли нас у конечной цели ожидать какие-либо сюрпризы, но она только усмехнулась. Сказала, что все будет хорошо и отвернулась на другой бок, забрав при этом одеяло. Не могу сказать, что поверил ей тогда.

Пришел запрос от искина на пропуск в рубку пассажира. Вот, собственно, и она сама, вовремя пришла, как раз через десять минут будем в полость входить. Ответил на запрос утвердительно.

Ива проскользнула в открывшуюся дверь и привычно расположилась в кресле второго пилота, со щелчком захлопнув крепления страховочных захватов. Раньше я думал, что они лишь дань традиции, потому что при тех перегрузках, что возникнут, случись отказать гравикомпенсатору, пусть он и в сам контур движка встроен, от них толку будет чрезвычайно мало. А вот сейчас смотрю и думаю: если пилот в боевом скафандре повышенной защиты, да еще с генератором защитного поля, шанс, в общем-то, есть. Мизерный, наверное, но и то все же лучше, чем гарантированная смерть.

— Как спалось?

— Ты будешь удивлен, но очень не плохо.

Еще бы плохо, я вот, к примеру, вообще не спал. Вначале не до сна было по понятным причинам, а потом уже и время непосредственно моего участия в полете подошло. Я-то на вахте с самого момента подлета к астероиду и всего этого туннельного движения, то есть почти десять часов: не отвертишься, если ко всяким возможным неожиданностям хочешь быть готовым.

Подлетное время к внутренней полости составляло около семи минут, так что время еще есть. Я повернулся в сторону кресла второго пилота.

— Когда ты сказала, что на всех современных людей излучение Миеиса не действует, а на меня действует, что ты имела ввиду?

— Я имела в виду, что на тебя оно действует. Это ты хотел услышать?

— Нет. Когда все, э-э… скажем, произошло…

Она улыбнулась, что заставило меня чертыхнуться про себя: ну кто же так с женщинами разговаривает? Совсем в космосе одичал.

— У тебя нет соображений, почему на меня излучение подействовало, а на тебя и на других нет? Не думаешь же ты, что я прямой потомок генетически неизмененной ветви этих самых древних?

Разговор я запланировал заранее и поэтому, не смотря на крайнюю мою же заинтересованность, машинально считывать показания сенсоров он не мешал. Пока. Пока все штатно: реактор работает стабильно на максимальных частотах, силовое поле насыщено, накопитель полон, орудия в полной боевой готовности.

— А почему нет?

— В смысле!?

— Ты с какой планеты?

— С Земли.

Она на мгновение задумалась.

— Не слышала о такой. Давно колонизирована?

Хорошо вопрос поставила. Откуда я знаю, мне лично в школе рассказывали, что человек вообще из бактерии за миллионы лет эволюции развился, и космос тут совершенно ни при чем. Ну, на худой конец, он с Марса прилетел — опять же хрен пойми сколько лет назад. И что ей на это ответить? Сколько там лет нашей цивилизации: семь, восемь?

— Думаю, тысяч семь или восемь лет назад. А что?

— Странно, такая старая колония, а я о ней ничего не знаю… — Она вопросительно посмотрела на меня.

— Мы очень далеко находимся, — я прочистил горло. — Скажем, не так давно о содружестве узнали, лет сто назад, наверное, а может и меньше. И то далеко не все.

Ива чему-то кивнула, видимо, в мыслях что-то у нее сошлось.

— Ну и что ты тогда удивляешься? Вероятно, связь с вами была потеряна еще до войны…

— С этими 'Миеисами'?

Она кивнула.

— Это они 'древних' закопали?

Ива пожала плечами — в скафандре это было не очень заметно, скорее, больше угадывалось по выражению лица.

— Не знаю… Вряд ли, скорее — наоборот.

Она помолчала.

— Мы с ними тоже воевали незадолго до архов… И проиграли, потеряли две трети флота. — Ива снова прервалась, задумчиво посмотрев на обзорный экран. — Теперь есть шанс хоть что-то исправить.

Спросить, что конкретно исправить и как, я не успел, искин сообщил о входе в каверну. Руки привычно опустились на сенсоры, ощущая корабль подушечками пальцем, в мозг хлынул поток информации. По панели управления замелькали графики отчетов, тактическая проекция резко разошлась в стороны, обозначая положение корабля в пространстве относительно общей, пока не боевой, обстановки.

Скиф вошел в огромное пустое пространство, заключенное внутри астероида, двигался вперед без какого-либо противодействия, а искин и сенсоры сходили с ума, потому что все стены были усеяны выступами причалов, в захватах которых, покрытые мелкими частицами породы, застывшими изваяниями стояли десятки транспортных кораблей…

— Эвакуационная база Д5, центральный сектор.

Голос Ивы был еле слышен. Не стал поворачиваться к ней, просмотрел картинку с обзорных камер искина. Так и думал: сняв шлем, она тихо плакала, закрыв лицо руками. Вполне, между прочим, ожидаемо: не всякий со своими эмоциями сможет совладать, лицом к лицу столкнувшись с потерянным прошлым.

Подвел корабль вплотную к стене, остаточную инерцию загасил прямо перед касанием, причем не гравиприводом, а маневровыми движками. На темной поверхности причального выступа остались неглубокие кратеры расплавленной породы. Поступил вполне стандартно для военных — создал дополнительную засветку в зоне посадки. Для самого корабля это никакой роли в принципе не играет, зато для десанта лишний плюсик. Расплавленная порода, она как только не фонит — начиная от банальной температуры и заканчивая радиацией и прочими радостями, в зависимости от состава. И сенсоры вся эта мешанина гасит просто на 'ура', когда в большом объеме присутствует. Понятно, что это не совсем мой профиль, но на это у нас Лиис с его десантным прошлым и имеется, чтобы своевременно толковые рекомендации давать. Связист-десантник, лейтенант флота империи Аратан, работающий по линии СБ. Уникум, блин…

— Давай.

Изображение лейтенанта на экране коротко кивнуло, в броне нижней полусферы открылась массивная аппарель, из которой на причал посыпались все три отделения штурмовых дроидов. Три комплекта, шесть звеньев по две штуки в каждом, дройда координатора нет, каждая боевая единица комплекса Гаун обладает достаточным интеллектом для полноценной автономной работы сугубо штурмовой направленности. Ну да для других целей их и не используют, хоть наверняка это и возможно теоретически.

Дроиды рассыпались по периметру, проводя оценку тактической ситуации, находясь пока под прикрытием силового поля корабля. На тактическую проекцию полились потоки уточняющей информации… Сенсоры корабля и сенсоры штурмового дроида, хоть функции выполняют и похожие, но заточены под вещи разные. Поэтому по мере выдвижения звеньев на позиции подробность тактической карты заметно увеличивалась.

Первичный сбор информации закончился, дроиды провели экспресс-тесты своих систем и, окутавшись мерцающими сферами силовых полей, устремились по пробитым в скале туннелям внутрь комплекса…

На схеме астероида вдобавок к осевому туннелю и сфере внутреннего космодрома начали проявляться капилляры коридоров и ходов сообщения. Пусть не стремительно, но все же. Скорость дроида в боевом режиме редко превышает семьдесят километров в час, поэтому для того, чтобы изучить весь этот обломок гигантской болтающейся в космосе скалы даже в обычном режиме понадобится не один месяц. Но на данном этапе такая задача и не ставилась, пусть этим потом специализированные команды занимаются. Дроиды по команде остановились и двинулись в обратный путь, отстреливая датчики контроля по всем узловым точкам. Минимальный безопасный периметр обследован.

— Периметр контроля обеспечен, — отрапортовал Лиис.

— Угу, — пробубнил я. Вот ведь воякские привычки — рапортовать о том, что и так всем видно. Ну, ничего, со временем они его покинут под давлением разнообразного бытового маразма свойственного всем типам частного космического транспорта, ну и тотальные, массово проявляющиеся фамилиярность и отсутствие дисциплины. Это вам не Его Императорского Величества флот, господин лейтенант-с. Это сугубо частный универсальный корабль, капитан которого обладает ярко выраженными наклонностями лезть во всякие весьма сомнительные авантюры, после чего, как правило, сильно жалеет. Это я. Так что привыкайте-с, товарищ.

Хотя, положа руку на сердце, не могу сказать, что это крайне благотворно не сказалось на моем материальном положении. А вот служба в СБ Аратан, это, скорее, обстоятельства непреодолимой силы, форс-мажор, так сказать.

— Спасибо дружище.

Я, наконец, обернулся к Иве: кроме небольшой красноты глаз, других следов проявления ее недавних эмоций видно не было.

— Принимай… э-э, площадку. Посты расставлены, периметр под контролем.

— Спасибо. Но, думаю, это было излишним.

Я пожал плечами. Не особо важно, что она по этому поводу думает. С точки зрения элементарной логики, обеспечение нормального контролируемого периметра зоны высадки, как минимум, оправдано, поэтому такими мероприятиями мы озаботились бы в любом случае, не зависимо от желания э-э… правообладателя: наверное, так будет правильно? Если бы здесь было открытое пространство, то мы, скорее всего, ограничились бы системами самого корабля, но здесь же туннели… И это, кстати, не проявление военной косности и уставопочитания, а банально здравый смысл, которому жизнь во фронтире быстро и чертовски качественно обучает.

Илийка поднялась с кресла.

— Ты пойдешь?

— Куда?!

В мои планы покидать корабль не входило. Не то чтобы это было чем-то экстраординарным, но…

— Я собираюсь ввести управляющие коды, — она улыбнулась мне. — А заодно и объяснить, зачем мы сюда прилетели…


Пролог | Рейдер (СИ) | Глава 2