home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава Х

Осень 1584 г. П-ов Ямал

Небесный всадник

В родной Троицкий острог казаки добрались быстро, враги их не преследовали, а ящеров и бродячих менквов отпугивал своими заклятьями дружественно настроенный колдун Енко Малныче, имевший на ватажников свои далекоидущие планы. По возвращении отец Амвросий устроил большой благодарственный молебен, после чего на двое суток все предались отдыху и нехитрым развлечениям: пили ягодную бражку, парились в выстроенных еще по зиме баньках да тискали колдовских девок, коих никто уже за пленниц и не считал. Сам атаман разрешил им, ежели захотят, уйти на все четыре стороны – никто на это не пошел, откровенных-то дур среди дев не было.

Тертятко-нэ вот-вот должна была родить, как и Настя, обе уже прогуливались редко, больше лежали, в окружении добровольных служанок – все тех же девчонок сир-тя. Никуда те уходить не хотели – некуда, да и не к кому – сладили хижины да чумы на «посаде» за крепостной стеной, там и жили, благо пока держалось тепло. Не такое, конечно, как в колдовских землях, но заморозков не было… хотя. Северные-то – из Яранверга – девки к заморозкам привычны.

Бывшие пленницы все вспоминали Митаюки-нэ, все ее поучения, кои так пришлись им по сердцу. А чему Митаюки учила? Управлять бледнотелыми дикарями, тихой сапой подчинить их себе – вот чему! То девам сир-тя нравилось, многие, во исполненье того, уж и казаков себе присматривали, мужей выбирали.

Пока ватажники отдыхали, Иван Егоров сын Еремеев думал за всех, советуясь с отцом Амвросием и самыми авторитетными казаками – Матвеем Серьгой, Штраубе, Сиверовым Костькой. Советоваться-то – советовался, но решение принимал сам – на то он и головной атаман, а не хвост нуеров! Как покончили пьянствовать, перво-наперво отправил парней собирать по берегам островка плавник – выброшенные морем древесные стволы, ветки, бревна, – что на дрова пошло, а что и на избы. Без стругов-то, на лодках одних, лесу было не навозиться, впрочем, кое-что спилили на самом островке – к зиме готовились. Хоть и теплая здесь зима – злое солнце греет! – а все ж, не как в колдовской земле, не вечное лето. Со студеной воды ветры дуют промозглые, приносят дожди с мокрым снегом, хочешь не хочешь – а избы да хижины топить надо! Вот и работали все… и, конечно же, как манны небесной ждали возвращения посланных к Строгановым стругов – по прикидкам Ивана, те уж скоро должны были подойти.

Само собой, казаки несли службу – на то они и воинские люди, да тут и нельзя было расслабляться, колдуны-то – под боком, тем более озлобленные нынче и явно жаждущие отмщенья. Вот тут атаман с Енко Малныче беседовал, все прикидывал, как скоро вражеское войско ждать – в том, что нападут, не сомневался ни капли. Должны были напасть!

С этим и друг колдун вполне соглашался:

– Думаю, до зимних ветров явятся, да. Сказать по-вашему – в ноябре где-то.

– Так уж почти ноябрь!

– Пока в себя придут, виноватых за разгром тот назначат, для острастки накажут… потом богов молить будут, воинов собирать, драконов да трехрогов приманивать, ловить по кочевьям менквов.

– Все это – время. Успеют ли до ветров-то? – усомнился Иван.

– Успеют. – Колдун не отрываясь всматривался в противоположный берег.

Собеседники стояли на воротной башне острога, там разговорам никто не мешал, да и глянуть вокруг приятно – вытянутый, словно зеленый корабль, остров с надстройкой-острогом, и синее, с белыми барашками, море.

– Постараются успеть, очень. – Енко покусал губу и скривился. – Захотят наказать побыстрее, пока пыл не угас. Воинов доблестных наберут, не только менквов, за которыми глаз да глаз нужен. Я так скажу, мой друг Иван, – хороший воин плохого колдуна стоит! И эти умелые воины – есть, правда, не в столице. Где колдуны похуже или мало их – там воины лучше, так.

– Воины, да… – задумчиво протянул атаман. – Однако больших кораблей я у колдунов не видел.

– Зато челнов много. Еще и плоты сколотят, погонят силою колдовства.

– Эх, мать ити! – Иван смачно выругался. – Жаль, пороха-то почти совсем не осталось. А то б… Добрались бы они у меня до острога, как же! Ладно… пока стены укрепим, стрел да копий наделаем… Господи, пришли б поскорей струги!

Внизу послышались чьи-то шаги, заскрипела лестница, и на площадке башни появился Матвей Серьга, весь чем-то озабоченный, хмурый.

– Здрав будь, атаман, брате… И тебе, колдун, здравия.

– Случилось что? – вскинул брови Иван. – Ты что такой запыхавшийся?

– Посты проверяю, сторожу. – Матвей сдвинул на затылок шапку и глянул в синюю морскую даль. – Стругов не видать еще?

– Да не видать. Хотя, мыслю – их со дня на день ожидать надо.

– Хочу сюда на ночь сразу двоих выставить, – повернулся Серьга. – Пусть промеж собой болтают, да не спят только. Дозорные лодки у того берега видели – о том и докладаю.

– Лодки?! Чьи? – Иван настороженно погладил висок.

– Чьи – не опознали, – пожал плечами сотник. – Далековато, грят, плыли, особо не видно. Может, колдовские-то лодки, может – ненэйские челны. Но уж точно, не людоедские, у этой-то своры никаких лодок нету. Не умеют, твари тупоголовые!

– Ничего, надо будет, колдуны на плоты их посадят… Как тогда, помнишь?

– Да помню. Надо бы, атамане, ночные дозоры усилить. Самолично их и проверю, настропалю, а посейчас… посейчас дальний мыс проверю. Я туда Короедова Семку отправил, так теперь думаю – как бы не закемарил, мозгляк.

Осунувшееся лицо Серьги почернело, глаза ввалились, а черная с серебристыми ниточками борода словно бы свалялась, пошла клочьями. Видно было, Матвей сильно переживал исчезновение своей невенчанной супруги, к которой прикипел всем сердцем. Переживал и старался о судьбе ее не думать, с головой погружаясь в службу.

То и верно! Лучше уж в службу, чем в пьянство.

– Да, Матвей, правильно ты рассудил, – Иван похлопал соратника по плечу. – Дозоры усилить нужно. Как всех проверишь, приходи вечерком в мою избу – немец придет, еще отец Амвросий, Костька… посидим, посудачим.

– Приду.

Отрывисто кивнув, сотник ловко нырнул в лаз. Скрипнула лестница.

– Эх, казак, казак… – тихо промолвил Егоров. – Эко, довела тебя дева… Без нее-то – иссох весь.

Иван остро чувствовал, что счастьем своим – верной женою и вот-вот должным появиться ребенком – еще больше усугубляет несчастие Матвея, будя в сотнике зависть или, скорее, злость. Злость на судьбу – ну, почему, почему все так случилось? Зачем Митаюки-нэ понадобилось отыскивать своих родичей? Не особо-то она здесь, в остроге, по ним и скучала. Да и вообще, похоже, это ее затея – с заброшенным селением, с попыткой уйти от мора. Да и был ли мор таким уж непобедимым, страшным, чтоб от него бежать? Чего уж теперь гадать – уж всех выспросил, и первой – собственную супругу, а уж та врать зря не будет. Значит – был мор, все правильно… И все же, и все же… Митаюки явно обладала какими-то способностями, что так помогала ватажникам в их походах «за зипунами» – затем эту деву с собой и брали, ни разу о том не пожалев.

И вот, Митаюки ушла… Ой, не просто так, родичей навестить, не просто! Наверняка у нее какие-то свои мысли имелись, жаль, ни с кем она ими не делилась, даже с Матвеем. А ежели и делилась, так Серьга почему-то молчит. Нынче побольше его службой загружать надо, чтоб не думал, супругу пропавшую не вспоминал, чтоб поостыл… Супруга… если уж честно – сожительница, но жили-то они душа в душу, куда лучше, чем многие венчанные! Не ругались, не ссорились, упаси Боже – не дрались. Острог невелик, было бы что – слышали б казаки, знали.

Спустившись с высокой сосны, Семка растянулся на траве, раскинув в стороны руки – теперь можно было, теперь-то он все хорошенечко рассмотрел, хотя, карабкаясь, все же расцарапал щеки да измазался весь липкой пахучей смолою. Пустынно могучее синее море, одни волны да белые жадные чайки. Никаких челноков, слава господу, нет. Можно и отдохнуть малость, не то чтоб вздремнуть, а так, поваляться на мягкой травке. Грязник месяц скоро – а какая стоит теплынь! Прямо не верится, чтоб на мучениц Ненилу да Параскеву – и без снега, без морозца, на худой конец – без холодного дождика. Чай, осень ведь, зима скоро. Э-эх, такие бы зимы – да на матушку Русь! По три б урожая в году снимали, про голод бы забыли совсем. Оно, конечно, по ночам и здесь уже не жарко, а днем-то, к обеду, разжарит славно – не зря травища по пояс, да ягоды снова в цвет пошли, так пахнут, что прямо ах!

Разнежился молодой казак, лежал, руки раскинув, улыбался чему-то да, сухую травинку жуя, бездумно смотрел в высокое голубовато-белесое небо. Вот этак-то полежать – ух, как славно-то! Лишь бы проверяльщики не пришли – ужо за такое дело плетей отведать можно. Доказывай потом, что не спал! Хорошо еще, атаман Иван Егорович человек справедливый, добрый – почем зря не казнит, бережет людишек. Да ведь и как же их не беречь – других-то казаков взять неоткуда! Можно, конечно, у Строгановых попросить-позвать-нанять, да на кругу решили – не стоит. И верно решили – поди-ка, идолов-то золотых на всех не хватит! А для чего ради сюда ватажники-то явились? За раи ясака да злата! Ну и конечно, девы-то пленницы тоже не помешают… надо бы, надо бы к ним сходить, скоротать ночку. Чем он, Короедов Семен, других казачин хуже? Тоже ведь хочется, хоть и молод еще. Правда, с этим-то делом, чем дальше, тем все хуже и хуже – больно уж переборчивыми стали девки, не с каждым уже и пойдут… выбрали себе по казаку… его вот, Семку, не выбрали! Да и как выберут-то, коли он, почитай, все время в отлучке! То на струге, то с Силантием, то – вообще скитания да сватки – некогда! Ни до чего другого дела и нету… не было, а вот ныне… Ныне ж иначе все! Мир. Дома. Вот бы и девку! Такую… сговорчивую… желательно, чтоб не слишком тощую, но и не толстую, не особенно-то нравились Семке жирняги. Чтоб было, за что похватать, чтоб грудь налитая, чтоб… Честно сказать, ни разу еще Семка с женщиной не был! Не знал даже и как там что, просто чувствовал, что хочется, а у других спросить стеснялся. Чай, и сами с усами, не облажаемся! Вот только найти бы кого-нибудь, к полоняницам присмотреться – может, не занята еще кто? Так бы взял бы за руку да отвел подальше, за ельник, а там… там разложил бы в траве, одежку бы скинул. Ласковые б слова шептал, по всему телу гладил, целовал бы. А еще хорошо грудь девичью, сосок, зубами несильно прикусить – про то кто-то из казаков рассказывал, хвастал – от того, мол, девы млеют, сами не свои делаются, и тогда уж их всю ноченьку не удержишь. Ох, ладно бы ноченьку… кому-то и чуть-чуть бы хватило. Ох…

Мечтая о девах, Семка почувствовал внизу живота жар, томный и стыдный, но тем не менее весьма приятный, сладкий, такой, что…

Потом, правда, хорошо бы грех замолить, но то уж пустяки…

А вот что кусты рядом шевельнулись – то не пустяки совсем! Кого ж это там носит?

– Стой, кто идет! – проворно вскочив на ноги, Короедов выставил вперед рогатину и, грозно сдвинув брови, повысил голос: – Покажись, говорю! Хуже будет.

Никто не отозвался, мелькнула лишь за деревьями чья-то желто-полосатая тень. Барсук! Тьфу ты, черт, напугал, леший!

Вытерев выступивший на лбу пот, Семка прислонил рогатину к сосне и, подумав, накидал на тропинку сухого хворосту да коряжин – чтоб ежели пойдет кто, так захрустели бы под ногами, чтоб еще издали слышать.

Уладив все, повалился в траву, глаза прикрыл сладострастно…

Оп! Хрустнуло за кустами-то! Шел кто-то… Да нет, не шел – крался! Один раз только и хрустнул – не углядел, а дальше затихло все. Знать, умел ходить… следопыт. И это не проверяльщики – тем-то чего ради таиться? Как товлынги бы шли, напролом, еще б и ругались.

Короедов живо спрятался за сосну, лук из колчана вытащил, стрелу приготовил – а ну-ка, кто там пробирается лесом? Покажись-ка!

Спросить не успел, смех тихий да голоса услышал, один голос – девичий, второй… второй будто б знакомый.

Ну, точно – Яшка! Яшка Вервень, из молодых.

Выбрался на опушку, выругался:

– И кой черт коряг на тропу накидал? Руки пооборвать бы!

– Ой, не ругайся, Яш-ша.

Позади, следом за молодым казаком, пробиралась черноокая дева, та самая, с кем Яшка и хороводился, как ее звали, Семка не помнил, да она ему и не особенно-то и глянулась – тощевата больно, да и грудь не такая, как в сладостных Семкиных мечтах – из-под кухлянки-то, чай, не выпирает.

Караульщик хотел уж и показаться, шугануть парочку, прикрикнуть грозно – а ну-ка, пошли прочь, дозор нести не мешайте!

Хотел было… да не успел – Яша с девкой своей вдруг принялись целоваться, потом повалились в траву, а дальше… дальше Семке и самому интересно стало. Вот вылетела из травы кухлянка… послышался смех… показалась голая девичья спина… жадно шарящие по ней Яшкины руки…

Прячущийся за сосной Короед закусил губу, вытянул шею… и, вдруг почувствовав за спиной чьи-то крадущиеся шаги, обернулся, как был – с луком, со стрелою…

И встретился – глаза в глаза – с колдуненком! Тощим таким, грязным, смуглым. Помощником главного колдуна, Енко.

– Ты почто тут? – грозно спросил Семка.

Колдуненок, как видно, собрался ретироваться, да тут поднялась из травы – как есть, голая! – девчонка. Сверкнула глазами, бросила:

– Ясавэй!!!

Добавила что-то по-своему, с вызовом, ничуть наготы своей не стесняясь. Тут и Яшка из травы поднялся с саблей, да колдуненок так на него глянул, что казак молодой замертво повалился навзничь. Не помогла и сабля!

– Ах ты так!

Волнуясь, Короедов выскочил из своего укрытия и тут же пустил стрелу, да, увы, промахнулся… а колдовская голая девка, вдруг повернувшись, прыгнула на него, словно кошка, зашипела, за лук ухватилась:

– Не стреляй! Не надо.

Тут и этот подскочил, колдуненок, замахнулся на Семку ножом бронзовым, дева живенько за руку его схватила, да вывернула, так, что ножик в траву улетел! Умелица, гляди-ко.

Тощий на Короедова глянул – словно обухом по башке треснул! Оглоушил маленько. Девка же что-то заговорила, сначала – зло, потом мягко, а затем и вовсе заплакала, на шею колдуну бросившись.

А уж опосля Семка, немного в себя придя, уж и не совсем понимал, что промеж этими двумя случилось. Вот ведь только что лаялись, да вдруг помирились, обнялись, колдуненок вроде как тоже прослезился… отошел в сторонку, вздохнул, отвернулся.

Девчонка же, строго глянув на Короеда, руку протянула:

– Идем!

Теплая у нее ладонь оказалась, горячая даже. А вот грудь – как Семка и предполагал, маловатая. Зато все остальное…

– Вставай, Яш-ша! – быстро натянув кухлянку, бросила дева.

Яшка Вервень глаза открыл, поднялся, головой помотал осоловело.

– То брат мой, Ясавэй, – девчонка указала пальцем на колдуненка. – Он нынче у нас в роду за старшего. У него и руки моей проси.

Руки? Вот тут-то Короедова и осенило! Сватовство здесь, оказывается, вон что! А он-то думал…

Девка на Семку глянула:

– Тебя же, достойный воин, прошу при том быть. Так по обычаю.

– И у нас так по обычаю, – улыбнулся юный казак – очень уж ему это обращенье понравилось – «достойный воин». А что, не достойный разве?

Видоком, значит, позвали… Вот ведь не знаешь, как все и сложится!

Сладилось все у сей парочки – девку-то Ябтако звали, отдал ее братец, правда, со вздохом, без особенной радости, однако обнял, что-то сказал…

– У брата свой путь, – обняв суженого, тихо пояснила девчонка. – У меня – свой. И вместе мы не будем.

Семка довольно потер руки:

– Ну, вскорости и за свадебку! На Ненилу да Параскеву мучениц девки за хороших женихов молятся. Вот и тебе, Ябтако повезло, не черт-те кто достался – лихой казак! Скрасит девку венец да молодец, так у нас говорили. А я уж знаю, кто у вас самым почетным гостем будет. Нет, не атаман, ага!

Вечером в недостроенной избе атамана собрались все, кто зван: отец Амвросий с Афонею, Костька Сиверов, немец Штраубе, Михейко Ослоп, Кондрат Чугреев. Сотник Матвей Серьга припозднился малость – проверял дозоры, – но тоже пришел, да, поклоняясь с порога, перекрестился да сел в уголок, недобро косясь на колдуна Енко Малныче. Того Иван тоже позвал, кстати, по настоянию всех собравшихся, живо интересовавшихся огромным золотым идолом, за ним ведь, собственно, в эти-то гиблые колдовские места и явились.

– Есть, есть идол, – уверил Енко. – Сам, правда, я его не видел, да мало кто видел – слишком большая честь, заслужить надо.

– А-а-а, так ты сам-то не видал, – разочарованно протянул Матвей и, обведя глазами ватажников, ляпнул то, о чем все подспудно думали, но вслух говорить не смели никак. – Так, может, и нет его, идола того златого?

В горнице повисла гнетущая тишина, даже слышно было, как где-то за стеной острога, на посаде, девчонки сир-тя пели свои тягучие песни. Все смотрели на колдуна, и в немом взгляде атамана читался вопрос – ну, так как же? Чем докажешь-то?

– Я знал тех, кто его своими глазами видел, клянусь великой Праматерью Неве-Хеге, – спокойно промолвил колдун. – Таких много. Не могут же все одинаково врать! Да и золота на реках юноши моют с избытком. Куда ж его девать? Все в славный Дан-Хаяр, в столицу. В других городах куда ниже идолы.

– А, в других города-ах… – Штраубе нервно потеребил усы. – Чего ж мы в твоем-то идоле такого не видели, а, любезный мой Генрих?

– Так я ж вас к нему не водил, – резонно возразил Енко. – Златой бог Нга-Хородонг – по-вашему, идол – он не для чужаков, для своих только!

– Да что вы, дети мои, недоверчивые-то такие, а? – не выдержав, отец Амвросий вскочил с лавки, приглаживая растрепавшуюся бороду и оглядывая собравшихся пристальным, по-отечески строгим взглядом. – Прямо каждый – Фома Неверующий! Окститесь! Забыли, как из каждого селения идолищ поганых вытаскивали? Напомнить, где зарыты?

– И правда, вытаскивали, – под общий смех озадаченно почесал затылок бравый мекленбургский вояка. – Клянусь святой Бригитой, некоторые, так вполне себе тяжелые были.

– Больше селение – больше идолов. – Колдун меланхолично покивал и хмыкнул: – Впрочем, не хотите – не верьте. Никто не заставляет.

– Да есть, есть идол-то… Самый главный!

– А солнце? Колдовское которое… Оно – какое?

– Как сгусток сярга! – тотчас же отозвался Енко. – Только очень-очень яркий. Как тысячи обычных солнц!

– Ты ж его тоже вблизи-то, чай не рассматривал!

– А никто не рассматривал. Нельзя – ослепнешь. Говорю же – яркое.

Беременная Настя лежала на ложе, за циновкою, слушала казаков и улыбалась. Ну ведь и нашли ж, о чем спорить! Будто поважней дел нет. Зима, чай, впереди, не лето – надо бы рыбки подловить, покоптить, подвялить… Хотя, с другой-то стороны, рыбы тут в любое время года полно – море! Да и птицы, и зверья разного хватает, так что без мяса не останемся. А вот неплохо было б еще огородики развести, приправы, травы разные выращивать, крупы… Дай бог, струги от Строгановых ржи на посадку привезут – ужо заколосится рожь, давненько аржаного хлебушка не едали – все пшеничные колдовские лепешки. Вот, и о пшеничке-то – не забыть бы! Хорошо вспомнила…

Настя приподнялась на ложе и громко спросила:

– Козаче, слово молвить дозволите?

– Это кто еще? – Костька Сиверов подавился ухой.

Тут же сам же и рассмеялся:

– А, Настасья-матушка! Забыл, что в избе ты…

– Говори, говори, дщерь, – перебил отец Амвросий. – Чего хотела-то?

– Про пшеницу напомнить. Мы ведь с девами мешочек в селении том забрали. На посадку – в самый раз. Надо только поле распахать да засеять.

– Распахать?

До того молчавший Кондрат Чугреев неожиданно рассмеялся. Видать, хлебнул бражицы-то, вот и пробрало на смех:

– А на ком пахать-то ладишь, матушка?

– Ну…

Настя задумалась – и впрямь, на ком? Не на своем же горбу.

– Ну, зверя можно как-нибудь поймать, приспособить…

– Ага. Дракона зубастого в соху запрячь!

– Тогда уж трехрога…

– Как там трехрог – не ведаю, – ничуть не стесняясь, перебила невидимая за циновкою Настя, – а вот спинокрыл бы подошел, он, как корова, смирный.

– Только не прокормить – велик больно!

– Ой, казачки! И то вам не так, и это не этак.

Они б еще долго спорили, коли б не скрипнула в избе дверь, да не показался на пороге дозорный Короедов Семка:

– Господине атамане, там этот… дракон летит!

Тут же все стихли.

– Дракон? – привстав, Иван настороженно погладил занывший, словно бы на грозу, шрам. – Что, сам по себе дракон, один?

Семка хмыкнул:

– Не, атамане. Вестимо, со всадником!

– Ишь ты, вестимо ему… И где летает? Над острогом уже?

– Не над острогом. Над мысом дальним, да над ельником, над островом всем. Мыслю, место удобное для лодок высматривает, иначе зачем прилетел?

Атаман перевел взгляд на колдуна:

– Что скажешь, дружище?

– Это соглядатай, – поставив кружку с брагой, повел плечом тот. – Я ведь предупреждал. Ожидать следовало.

– Мы и ждали, – задумчиво покивал атаман. – Не так, правда, быстро. Ладно, пошли, что ли, глянем… Вы-то идите, я догоню, заряжу пока пищалицу.

– Ой, атамане! Чай, Яким есть – зарядить.

– Яким Якимом – а доброе оружье хозяйского глазу требует.

– Вот уж верно сказано! – Матвей Серьга, подождав, когда все вышли, обернулся у порога:

– Ты, друже Иване, этому колдуну веришь?

– Лишь кое в чем, – атаман прочистил шомполом ствол и принялся забивать пыж. – Енко этот как опальный польский пан – кто ему нужен, тому и служит, и служит верно, честно. До поры до времени.

– Как бы нам, как та пора придет, не проспать!

– Не проспим, Матвее! – закинув заряженную пищалицу на плечо, Иван пригладил волосы. – Мозги-то, чай, покуда на месте. Ну, ты иди… я сейчас…

Тяжелые сапоги сотника забарабанили по смолистым ступенькам крыльца. Атаман заглянул за ширму… и, погладив жену по плечу, удивленно хлопнул ресницами:

– Ты чего смеешься, родная? Помстилось чего?

– Помстится тут с вами… – прильнув к руке мужа, хмыкнула Настена. – Ну, Матвей-то хорош! Самим жена, Митаюка, как собака хвостом, вертит, а он туда ж – «не проспать»! За собой бы смотрел лучше, да за супругой своей… правда, за ней уже поздно. Жаль. Сотника тоже жаль, ходит вон – лица нет. Уж присмотрел бы другую.

– Думаю, кабы мог, присмотрел бы, – атаман опустил глаза. – Знать, не может – однолюб.

– Да-а, крепко его Митаюка к себе привязала. Хоть и невенчанная жена… язычница.

Супостат летел над островом низко, едва не задевая вершины сосен, желтоватая маска-череп угрожающе поблескивала в лучах отраженного от моря солнца. День клонился к закату, солнце садилось, и светло-синее небо золотилось мягкою вечернею зорькой, а по лазурным, отливавшим изумрудами, волнам весело бежала сияющая дорожка. Больно было смотреть, а того хуже – целиться.

Иван завел колесиком пружину замка, выцеливая летящего всадника в золоченых латах… Да нет, не в золоченых – в золотых! Не из простых колдун-то, правда, и не из сильных – те по пустякам не летали.

Ввухх!!!

Заложив крутой вираж, дракон взмахнул кожистыми крыльями и полетел встречь солнцу – видать, всадник все же заметил людей… или, скорее, прочитал мысли.

– Не стрелять! – поспешно бросил атаман лучникам. – Все равно далеко, спугнете только… Енко, друг, – мозги мои прикрой!

– Уже, – колдун ухмыльнулся и, прикрыв ладонью глаза от низкого бьющего солнца, проводил соглядатая нехорошим взглядом. – Он меня здесь почуял… правда, пока не понял – кто это…

– Эх, попасть бы! – в сторонку – кабы не сглазить! – прошептал Штраубе. – Хоть и винтовальная аркебуза, а все ж далековато, да и солнце в глаза.

Стоявший рядом отец Амвросий молча перекрестился.

– Не трогай дракона, – негромко попросил Енко Малныче. – Бей всадника. Если можно.

Иван не отвечал, целился. Хотелось бы, конечно, захватить соглядатая живым, да пытать… однако на таком расстоянии – не до выбора… тут уж, как Бог даст!

– Бей, бей, капитан, уйдет же! – немец сдавленно выругался. – Дьявол ему в задницу!

И в самом деле, небесный всадник огибал остров по широкой дуге, со стороны заходящего солнца, и приближаться к острогу, похоже, не собирался.

– Ну… ну… – в десятке шагов от атамана нетерпеливо подпрыгивал Семка. – Ну же!

Все замерли в немом ожидании, вокруг стояла тишь, лишь где-то далеко над морем кричали чайки, да, казалось, доносилось хлопанье кожистых крыльев летящего ящера.

– Ну же, атамане… – снова зашептал Короед, – ну…

Бабах!!!

Добрая литая пуля пробила соглядатаю панцирь. Нелепо взмахнув руками, колдун повалился на шею своего крылатого коня.

– Славно! – Енко Малныче оценил выстрел восторженным криком. – А теперь – мое дело.

Иван почесал шрам и хмыкнул – трезво рассчитывая возможности винтовальной пищали, он вовсе не стремился попасть во всадника, целил в короткое туловище дракона… это просто вышло так. Рука Господня!

Дракон между тем заклекотал, захлопал крыльями, как видно, собираясь подняться выше или сбросить запутавшегося в сбруе всадника… как вдруг резко потерял весь свой пыл. Дернулся, тряхнул башкой с вытянутою зубастою пастью, словно бы пытался сбросить невидимый, накинутый на шею, аркан. Однако не тут-то было!

Енко давно что-то шептал, поглядывая на крылатого ящера, вышибая у того остатки ярости и вбивая в куцые мозги одно – покорность!

Лети, лети сюда, к людям. Здесь тебе будет хорошо, покормят… Здесь вкусные лягушки, упитанные утки, жирная рыба… Лети!

Взмахнув крыльями, дракон спланировал вниз, выставив вперед короткие когтепалые лапы.

– О Господи ж Боже ты мой!

Ахнув, Семка Короедов поспешно отпрыгнул в сторону – на его место и приземлился дракон, заклекотал, зашипел по-змеиному, косясь желтоватым глазом в сторону подбегавшего к нему Енко.

– От это зверище! – азартно комментировали казаки. – Итина в богу душу мать!

– А морда-то, морда… Ох и уродец!

– Крыла-то, крыла – как у летучей мыши!

– Нетопырь!!! Как есть – нетопырь, порожденье диавольское!

– Гляньте-ка, а на крыльях-то – руки!

– А когти-то, когти!

– А зубище-то! Вот это сволочуга, парни!

– Пасись, Семка, посейчас ка-ак хвостищем хватит!

Диковинный страхолюдный дракон с приходом колдуна Енко вел себя смирно, больше не шипел, лишь все косил глазом, да – чисто как лошадь – вздыхал. Не особенно-то ящер был и большой – примерно с лошадь, если не считать крыльев да хвоста.

– Руками не трогайте, укусит! – Осадив казаков, колдун вытащил из-за пояса кинжал – недавний подарок Ивана – и, ловко разрезав ременную сбрую, сбросил убитого соглядатая наземь.

Пробив золотые латы, пуля попала колдуну в спину, да там и застряла, по крайней мере доспешная пластина на груди оказалось целой и выходного отверстия видно не было. Шапка, как видно, свалилась в море еще раньше, черные, вымазанные какой-то грязью волосы убитого отливали чем-то синеватым и пахли, как куча навоза. Верно, навозом и были смазаны… Что и подтвердил Енко:

– Дерьмо спинокрыла. Чтоб запахом человечьим дракона не пугать.

Передав «хитрую» пищалицу подбежавшему оруженосцу Якиму, атаман покачал головой:

– Испугаешь такого, как же! Хотя… Посейчас-то он вроде смирный…

– Так я ж его держу! – рассмеялся колдун.

Иван погладил шрам и задумчиво покусал усы:

– Держишь-то держишь… А полететь на нем сможешь?

– Коль велишь, так, мой друг, попробую.

– И я… – атаман неожиданно рассмеялся и, протянув руку, погладил дракона по шее. – Хороший конь, до-обрый… Эй, казачины! Рыбу сюда тащи!

Скормив ящеру корзину отборной, выловленной недавно, трески, Иван уже без всякого опасения потрепал зверя по холке:

– Ну, что полетаем с тобой, а? На вот те еще рыбки… кушай… Эх, как назвать-то тебя?

– Атамане – Митькой! – протиснулся сквозь столпившихся казаков Короедов Семка.

– Почему Митькой? – удивился Иван.

Поглядывая на дракона, Семка шмыгнул носом:

– Дак это… У нас дома бычок такой был. Бодучий!

Первый полет, конечно, совершил Енко. Уселся, застегнул сбрую да, погладив ящера по шее, что-то шепнул. Небесный конь фыркнул, взмахнул крылами и как-то нелепо взлетел, едва не задев растущую невдалеке осину. Сделав пару кругов над острогом, колдун приземлился около ворот, там же, откуда и взлетел.

Спрыгнув с седла, похвалил своего коня:

– Славный зверь – выносливый, сильный.

– Ла-адно, не перехвали, – протянул Егоров. – Сейчас поглядим, какой он сильный…

Атаман был куда как поосанистей колдуна, потяжелее, и, залезая в седло, почувствовал, как затрепетала, прогнулась чешуйчатая драконья шея.

– Ничо, ничо, Митька, брат, – Иван потрепал зверя по холке. – С Енко полетал – и со мной полетишь. Не так уж я и тяжел, это тебе просто кажется, а у страха глаза велики, это уж всякий знает.

– Ну… – умостившись в седле, атаман размашисто перекрестился. – Давай, что ль, Митюша, взлетай! Покажи-ка всем, что не зря я тебя рыбкой кормил вкусной. Хоп! Хоп! Хоп!

Как и показывал Енко Малныче, Иван натянул поводья и резко хлопнул ящера по холке:

– Хоп!!!

Дракон расправил крылья, хлопнул… еще и еще…

– Давай, давай, Митя! – азартно кричали столпившиеся полюбоваться на этакое-то чудо ватажники.

И не прогонишь ведь их никак, да и понять можно – не каждый божий день атаман в небеси летает!

Ящер с шумом поднялся сажени на три… потом зашатался, снизился…

– Ну-ну, Митенька! Рыбки тебе принесу… Давай, милый!

Дракон махнул крыльями… и еще, и еще… тяжело, неказисто, однако же летел-таки, медленно, но верно набирая высоту!

Молодые казаки, не глядя себе под ноги, спотыкаясь и падая, словно дети, бежали следом, что-то восторженно крича и размахивая руками.

– Ну, с Богом, со Христом! – перекрестил поднявшегося в небо атамана отец Амвросий.

Холодея от восторга, Иван глянул вниз – на сделавшийся совсем маленьким острожек, на игрушечную церквушку, на бегущие фигурки людей… на бескрайнюю синь моря!

– Ой, Митька-а-а! Вот ведь диво-то дивное, а!

Поднявшись ввысь, наверное, почти на версту, дракон расправил крылья и стал медленно и величаво парить в воздухе, время от времени делая мощные взмахи.

– Чудо, чудо Господне! – не уставал любоваться новоявленный небесный всадник.

В груди атамана поднималось и ширилось такое же радостно-щемящее чувство, какое когда-то бывало лишь в давних детских снах, когда – там, во снах – он тоже летал, правда, сам по себе, а не верхом на могучем драконе.

– Господи, Господи… красотища-то кругом какая! – от охватившего восторга Ивану было трудно дышать. – Вот нарисовать бы! Да и чертеж сладить, исправить кое-где… Река, вон – на полверсты ближе, чем там… а за рекой…

Заметив за дальней рекой что-то странное, предводитель ватажников приставил к левому глазу зрительную трубу… и смачно выругался!

Внизу, на том берегу, взбаламучивая волны и на ходу объедая листву на верхушках высоченных лип, прямо по реке шли, один за другим огромные – с добрые боярские хоромины – длинношеи! Следом за ними, по берегу, продвигались упертые трехроги, за ними маячила пара ужасных драконов о мощных задних ногах, а чуть дальше, запряженные в сбрую товлынги тащили за собой большие лодки – видать, река-то была для них мелковата, да. В лодках щетинились копьями воины в бронзовых шлемах и панцирях, и это были не менквы, а сир-тя. Менквы, впрочем, тоже имелись – тянулись унылым стадом позади всех.

– Шесть длинношеев, – быстро считал про себя Иван. – Полдюжины. Еще примерно столько же трехрогов – долбить ворота, товлынгов с большими лодками – с десяток будет, да два дракона, да воинов – сотни две, да людоедов – тех вообще бессчетно. Д-а-а… ежели ворота пробьют да в острог ворвутся – не выдюжим. Эх, пороху бы, ядер, показали б вражинам ититну мать, как всегда показывали! Так… А где, интересно, летучие? А, вон они… далеко, слава богу.

Небесный скакун атамана вдруг заклекотал, словно сокол, покрутил головой.

– Что, устал, Митька? – Иван успокаивающе погладил дракона по шее и потянул правую вожжу. – Ну, заворачиваем тогда. Домой полетели.

Приземлились с треском – в кусты, видать, ящеру там показалось помягче. Оно, конечно, да, мягче, да вот только атаман все руки колючками расцарапал, хорошо еще, глаза сучками не вышибло.

– Ты, Митя, в следующий раз к кустищам-то не лети, а…

– Атамане-е-е!!! – уже кричали подбегавшие казаки. – Иване Егорои-и-вич!

– Как ты, герр капитан? – долговязый Штраубе прибежал первым. – Все по добру ли?

Иван улыбнулся:

– Слава богу, хоть дерьмом мазаться не пришлось. Зато рыбой пропах – самому противно. Одначе вести, казаче, у меня для нас худые. Идемте, други. В остроге все обскажу, да круг соберем поскорее.

Выслушав об увиденном атаманом вражеском войске, ватажники принялись деятельно готовиться к осаде, к которой, впрочем, и раньше готовились, только что не так шибко, как пришлось теперь. Бревна таскали, поспешно достраивали новые – вторые – ворота, вялили рыбу, собирали ягоды и грибы, варили да складывали все на ледник, в подклети, занимавший весь «первый этаж» острога.

– Мосточки мы эти сожжем, – стоя на смотровой площадке воротной башни, прикидывал атаман. – Тогда к воротам никакой трехрог не подберется.

– Длинношеи могут достать! – покачал головой Штраубе.

Матвей Серьга угрюмо хмыкнул:

– У длинношеев-то, чай, рогов на башке нету.

– Рогов-то нет, – потрогал шрам Иван. – А если колдуны додумаются навершье на башке длинношея сладить? Или самих ящеров этих заместо лестниц использовать. Ганс! Стрелометы готовы ли?

– Готовы, герр капитан.

– Вверх, в небо, их насторожить надобно. Ни единую летучую тварь к острогу не подпустите, иначе снова змей начнут сбрасывать… а они потом – огромными становиться, расти. Помните ведь, как со старым острогом было?

– Да не приведи господь, чтобы так! – отец Амвросий осенил всех крестным знамением.

– Каменьев надо б еще подтаскать, – высказал мысль бугаинушко Михейко. – Маловато каменьев-то на стенах. Эх, зелья бы, пороху, ядер!

– Размечтался! – осадил атаман. – Бери-ка лучше людей, да таскайте камни.

Конечно, если б был порох, так и говорить нечего – устроили бы хорошую канонаду, разнесли б всех тварей в куски, как и всегда разносили, а потом, с пищалями-то – и вылазку! Да-а-а… хорошо б… коли б порох!

А раз нету, так нечего и мечтать! Тем, что есть, обходиться придется. Вот, ежели б струги от Строгановых поспели бы – тогда другое дело. И ведь, по всему, должны бы подойти уже.

Подумав так, атаман тотчас же, за обедом, переговорил с другом Енко, выспросив, сможет ли тот еще издали услышать мысли плывущих на стругах ватажников. Колдун, конечно же, высказался утвердительно, даже обиженно губы поджал – мол, что меня тут, за ребенка держите?

– Ну, а с какого расстояния ты их можешь услышать? За пять верст, за десять?

– У нас перестрелами считают, – Енко Малныче пригладил волосы ладонью. – Или днями пути. Сейчас, мой друг… дай подумать… ага, по-вашему – верст десять, да – если сверху, а то и раза в два дальше – смотря как думать будут?

– Ну радостно, конечно, будут, – погладив висок, предположил атаман. – Все ж таки конец пути, острог скоро – дом, друзья… у кого – и молодая жена с дитенком.

– Коли радостно – да, за двадцать верст услышу, – колдун важно приосанился и, скушав очередной кусок печеной рыбки, тут же попросил добавки.

Однако лишнего куска не получил, и вовсе не потому, что хозяина вдруг обуял приступ неудержимой жадности. О нет, дело было в ином.

– Слетай-кось над морем, друже, – прищурившись, попросил Иван. – Вдруг да услышишь наших? У меня вот предчувствие, что где-то уже рядом они. Потому и еды тебе пока не даю – чтоб не отяжелел, не утомил Митьку.

– Кого не утомил? – гость хлопнул ресницами.

– Дракона, кого ж еще-то!

Енко слетал сразу, не откладывая, едва толок вышел из-за стола. Весил колдун куда меньше атамана, ящер поднялся в небо играючи и, мерно махая крыльями, полетел невысоко над волнами, быстро превратившись в едва заметную точку.

– Ну, вот, – погладив шрам, атаман отвернулся от моря, с шумом лизавшего каменистую отмель перед самым острогом. – Теперь только молиться надо. Пойду-ка к отцу Амвросию, в церкву зайду.

Помолиться как следует, впрочем, не получилось, по пути атаман встретил Штраубе, поговорили, потом попался Матвей Серьга – Иван пообщался и с ним, да еще подошел проходивший мимо Михейко. Не то чтоб молодой атаман был из тех балаболов, что ни свое, ни чужое время не ценят и треплются почем зря языками… а все же времечко-то прошло, не дошел до церквушки, услыхал, как бежит позади – за ним! – Короед Семка, не так просто бежит, орет, глаза выпучив, руками машет:

– Летит, атамане! Летит! Возвертается колдун-то наш, вона.

По блестевшим глазам Енко Малныче, по гонористой его улыбке, Иван чувствовал уже – не зря слетал колдуняга! А сердце все ж колотилось, выскакивало из груди…

– Плывут, – подойдя, негромко доложил Енко. – На нескольких больших лодках… кораблях. Сколько точно – не почувствовал – далеко.

– А как далеко?

– Да верст двадцать будет… Да! – Колдун покусал губы и скривился. – Еще одна весть для тебя, мой друг. Боюсь, не очень радостная.

– Вражины? – догадался Иван. – Уже здесь, близко?

– Совсем скоро хотят напасть. Уже вечером этим.

– Так быстро?! А тебе не…

– Хорошие мысли, сильные, чувствуются издалека. Не таятся колдуны, не таятся.

– Так про тебя ж не ведают!

– Нет, мой друг, – догадываются, точно.

Атаман замолчал, искоса посматривая на море. До вечера времени – почти полдня, кодуны не зря напасть торопятся, ежели не выйдет с ходу острога взять, так, видно, придумали какую-то ночную пакость. Змей в острог набросают, еще какую-нибудь гнусь – знаем. Ничего, продержаться можно – к утру, чай, и струги поспеют, с порохом, с пушками… А сколько народу до утра погибнет?! От тех же гигантских змей да от колдовства злобного? Никто ж не знает, что там вражины придумали? А Кольша Огнев струги вряд ли ночью поведет, хоть и мог бы, по звездам-то – кормщик знатный. Однако и осторожен, ответственность всей мерой чувствует, по-пустому, зря, рисковать не будет. Эх, знал бы он, что не зря…

Так ведь может и узнать, а?!

Иван улыбнулся, шрам погладил.

В самом деле – чем черт не шутит? Бог не выдаст, свинья не съест – почему бы не пытаться? Чтоб вражинам поганым враз не до козней стало, чтоб об одном думали – шкуры свои спасти да унести поскорее ноги!

Двадцать верст… стругам всего-то часа три-четыре ходу. А Митьке долететь – часа два. Вот сейчас отдохнет, рыбкой подкрепится…

– Ой, е, нехорошо задумал, мой друг! – удивленно выкрикнул колдун. – Не долетишь, разобьешься!

– А откуда ты… Ах!

Иван тут же и расхохотался – забыл, что дружок его новый запросто чужие мысли читает. Особенно – такие, яркие.

– Лучше я полечу, мой друг, я ведь легче, да и с драконом управляюсь лучше.

– Хочешь пулю словить, друже? – резко перебил атаман. – Нет уж, полечу я. Сам там все слажу… Семка!

– Да, господине!

– Отца Амвросия позови, немца, Матвея, Михейку… Я к Насте загляну – и в амбар, к Митьке. Пусть все тоже туда идут.

Ловя парусами ветер, три доверху груженых струга спокойно шли на восток, встречу солнцу. Совсем немного уже оставалось до Троицкого острога, конец трудного пути был уже близок, и казаки радостно шутили, переговаривались, смеялись. Словно бы домой возвращались, а не из дому… Так ведь и в самом деле – домой. Кормщик Кольша Огнев в нетерпении посматривал то на море, то в небо, ловя характерные приметы близкого берега – летящие низко над водой птицы, смытые отливом ветки да пожухлый камыш и всякий другой мусор.

Силантий Андреев, вытянув сросшуюся ногу, сидел на корме головного струга и довольно щурился. Еще бы! Хорошо все прошло, славно – ясак Строгановым привезли, получили порох, пули, ядра, еще и два десятка пушек – полдюжины больших «тюфяков», две осанистые бомбарды, остальное – по мелочи: гаковницы, фальконеты. Соли взяли несколько мешков, прямо с варницы, да сторговали на верфях еще один струг. Хоть и тяжело было управляться – с тремя-то, – одначе Силантий, помня строгий наказ атамана, людишек охочих набирать не стал. Да и, как вошли в устье Печоры-реки, казаков держал в строгости – мед-пиво пить не возбранял, однако только на струге, ни в каких корчмах, упаси боже! Проговорятся еще о злате-то, у пьяного-то язык – что помело, мелет и мелет.

Окромя самого важного – зелья порохового, огневых припасов, оружия да соли, – еще везли на посадку рожь в больших плетеных корзинах, да семена – огурцы, капуста, морковь, репа, а еще – доброго немецкого сукна на кафтаны, да сапоги, да платки цветастые, шали – все девам в подарок, уж не забыли!

И туда и вот сейчас – в обрат – хорошо шли, спокойно, правда пару раз попали в шторма, да вовремя укрылись в подходящей бухте, там непогоду и переждали – в общем, жаловаться грех, Господь от напастей уберег, миловал.

По крайней мере, так всем казалось… Пока!

Кольша Огнев поднял глаза в небо… прищурился…

– Глянь-кось, дядько Силантий! Летит кто-то.

Силантий приложил ко лбу ладонь, хмыкнул:

– Птица. Чи гагара, чи гусь.

– Великовата для гагары-то, дядько! – недоверчиво покачав головою, кормщик крикнул казакам. – Эй, парни! А ну, гляньте-ка! Что скажете?

– Не, не птица, – Кудеяр Ручеек, как самый глазастый, вмиг забрался на мачту. – Не птица…

– Не птица? А что ж еще может лететь-то?

– Забыл, куда плывем, дядюшко? – с подозрением вглядываясь в даль, молодой казак закусил губу.

Рябое лицо его напряглось, налетевший ветер играл пышным чубом.

– Не-е, козаче, не птица…

Силантий подскочил, словно бы вдруг увидал возле своих ног шипящую ядовитейшую змеюгу:

– Дракон?!

– Он самый, дядюшко. И всадник на ем. Соглядатай.

– Пищали готовь! – живо приказал Андреев. – Луки! Ближе подпустим, и… По команде моей, залпом стреляти, козаче. Иначе не попадем, спугнем.

– Ну, гад, – посматривая на быстро приближающегося дракона, проворно заряжал пищаль Василий Яросев, казачина справный, не какой-нибудь там вертихвост.

Теперь уж небесного всадника хорошо рассмотрели все, и на других стругах тоже, старшой – Силантий – поспешно распорядился поднять на мачте головного струга синий вымпел, означавший – «делай, как я». Чтоб раньше времени не стреляли.

Впрочем, лазутчик к остальным кораблям не лез – почему-то кружил над головным стругом. Даже, собака, кричал что-то, махал рукою!

– Грозится, сволочь! – умостив тяжелую пищаль на ограждавшему корму фальшборте, Силантий Андреев тщательно выцеливал лазутчика.

Вроде бы и нетрудно было б попасть, но это только так казалось, что нетрудно. Пищаль – оружие хоть и грозное, но белке в глаз не попадешь, как ни старайся.

– Как выстрелю – так и вы следом стреляйте! – скосив глаза, молвил старшой.

Приготовился, поводил стволом…

– Бабах!!!

И тотчас ж гулким громовым эхом отозвались, ударили выстрелы. Струги затянулись зыбким пороховым дымом, так, что невозможно было увидеть уже ничего…

А когда дым развеялся…

– Улетает, сволочь… Эх, не повезло, не достали…

– Как же не достали-то? – обрадованно тряхнув чубом, закричал с мачты Кудеяр Ручеек. – Глянь-ко получше, дядюшко, – всадника-то нет! Сшибли!

Силантий прищурился:

– И впрямь, сшибли… Один дракон-то! Сам по себе летит.

– Вона!!! – перегнувшись через фальшборт, замахал рукой кормщик. – Вона он, гадина! В воде… плывет! Щас мы его…

– Нет! В полон захватим! Василий… Давай, подтягивай лодку.

Разъездная шлюпка, как и положено, тащилась следом за стругом, привязанная к корме корабля надежным канатом. Впрочем, нынче она не понадобилась – сбитый ватажниками колдун и так уже подплыл к самому борту. Мало того что подплыл – колотил кулаками, ругался!

– От ет, в бога душу мать! Так-то вы своего атамана встречаете?!

– Чего он там орет-то, Кольша?

– Ругается, сволочуга!

– Еще б ему не ругаться…

– По-нашему ругается… Ой!!! Господи!

– Ты что там, Кольша? Чего замолк?

– Сам погляди, дядько…

– О! Вот и старшой! Ну, наконец-то! Здоров, Силантий, как жив?

Андреев не поверил своим глазам – да и как тут было поверить-то – из воды, у самого борта, замахал рукой… головной атаман Иван Егоров сын Еремеев!

– Может, канат-то сбросишь, черт! Чай, водичка-то не жаркая, замерзнешь тут с вами.

Выпив чарку стоялого медку и переодевшись, Иван наконец обнялся с Силантием и кормщиком, остальным казакам кивнул – здравствуйте, мол, рад вас всех в живых видеть.

– Ой, Иване Егорович, – все никак не мог поверить Андреев. – Как же ты это… на драконе-то…

Атаман расхохотался:

– А, ты про Митьку!

– Про… атамане – кого?

– Митька. Мои казачки так дракона прозвали… Эх, жаль, улетел… ну да ладно. Не до него – важное дело у нас! Собирай-ка, Силантий, со всех стругов десятников… Постой! – Егоров вдруг перебил сам себя. – У вас что же, три корабля стало иль помстилось мне?

– Да нет, атамане, не помстилось, – Силантий довольно пригладил бороду. – Три! На Печоре-реке купили струг-то, ага. Не так, что задорого.

– Ну… это вы молодцы, – искренне похвалив, атаман тут же нахмурился. – Надеюсь, лишнего не взяли никого?

– Не, Иване Егорович, уж я наказ твой помню.

– Ну и славно… А дело наше, ватажнички, таково…

Дождавшись прибывших с других стругов десятников, Иван кратко поведал им обо всех произошедших событиях и растолковал – что кому делать, хоть это было понятно и так. Целься да стреляй!

Атаман, однако, усмехнулся:

– Нет, други мои, тут не все просто так! Мало нас, а палить нужно много, потому пищали да пушки все нужно заранее зарядить, да первым из пушек – залп! – самых гнусных страшилищ выбить. Они ничего такого не ждут… а чтоб колдуны мысли наши раньше времен не прочли, чтоб совсем нападенье внезапным было, удумал я тут кое-что. Так… – ухмыльнувшись, Иван обвел казаков неожиданно лукавым взглядом. – У кого тут язык-то подвешен? Ага… Кольша! Ты все одно – кормщик, так тут и останешься… Ты, Ондрейко – на свой струг вернешься… Еще б кого выбрати…

– У меня, атамане, язык, что помело! – под общий смех выпятил грудь Кудеяр Ручеек. – Так дядько мой говорит всегда – мели, мол, Емеля, твоя неделя!

– Ладно, – Иван согласно кивнул и погладил шрам. – И ты. Да! Кудеяре, ты баб-то на своем веку пробовал али не довелось? Что покраснел? Отвечай, я не за-ради любопытства пустого спрашиваю… И вы, козачины, аки кони, не ржите. Ну, Ручеек?

– Да пробовал, – парень опустил глаза. – Гулящую, на Вычегодской Соли, на постоялом дворе.

– Добрая ли хоть попалась баба? – дотошно допытывался атаман. – Красивая?

– Да вроде ничего… Груди, как две репы – вот такенные!

Осмелевший Ручеек показал руками. Казаки снова грохнули хохотом.

– Ого! Таких и не бывает, Кудеярко!

– Чай, со страху-то не показалось.

– Тихо все! – прикрикнул на ватажников атаман. – Я вот все к чему. Сегодня всю ночь идти будем, по звездам, а ближе к утру я на корме свечу в фонаре зажгу, и вы – ты, Кудеяр, и ты, Ондрейко, а здесь, Кольша, ты – зачнете про баб рассказывать, да во всех подробностях, смачно, без всякого дурацкого стыда. Объяснить, для чего?

– Да, атамане, не надо, – уважительно хмыкнув, Силантий отозвался за всех. – Ну, ты, Иване Егорыч – и голова-а-а!

Уважаемый всеми – ну, почти всеми – в Дан-Хаяре человек, член Великого Седэя, колдун третьей степени посвящения, почтеннейший господин Хасх-веря, сдвинув на затылок маску из человеческого черепа, неприязненно покосился на своего приятеля – Нгар-Сэвтя. Тот так и не снял маски, да подбоченясь, стоял, любуясь сверкавшими в небе лунами в окружении холодно мерцающих звезд. Рядом – туда-сюда – бестолково бегали вестовые. Что-то докладывали, спрашивали указаний, просто лишний раз выказывали свое почтение и преданность…

Гадкие и противные холуи! Перед кем гнетесь-то? Перед этим северным выскочкой, не известно, за какие заслуги назначенным руководить походом членами Великого Седэя? Да за его так называемые заслуги кожу живьем снять мало, а не поручать важные дела! Провалит, ой провалит, как провалил совсем недавнюю погоню за белокожими демонами, погубив почти все войско. Сярг не пощадил никого! Бушующее голубое пламя – осколки бездны! И в этом позорном разгроме не кто иной, как Нгар Сэвтя виноват, он ведь был тогда главным… как и сейчас. Не-ет, определенно, в Великом Седэе имеется у северного колдуна какой-то влиятельный покровитель, возможно даже не один. А сейчас, сейчас этому выскочке с далекого севера вполне может повезти… Повезет, да! Что уж тут говорить – такая-то силища против нескольких дюжин врагов! Ну, заперлись они у себя в селении – и что? Могучие длинношеи перейдут мелководный пролив по дну – немного замерзнут, озлятся, разметут к нуеровым хвостам все бревна! Тупых, но выносливых и сильных трехрогов тем временем переправят на больших лодках, драконы прилетят сами, сбросят заколдованных змей. Когда в стенах будут проделаны бреши, в селение бледных демонов, шалея от запаха крови, ворвутся зубастые ящеры, а за ними – воющие тупоголовые менквы, не понадобятся даже и славные воины сир-тя, коих тоже взято с избытком. Ах, Нгар Сэвтя, повезло тебе, выскочка, повезло…

Хасх-веря вздохнул, бросив на своего старшего напарника полный необходимого почтения взгляд. Мысли-то северянин не прочтет – силы равные, а вот по выражению глаз догадаться может… и тогда, после того как вернется победителем, немедленно донесет в Седэй о проявленной непочтительности. Везунчик! Нуер бесхвостый! Нерпичья задница! Ишь, стоит – весь такой из себя важный… Тьфу! Смотреть противно.

Сплюнув, колдун завистливо скривился и перевел взгляд на море. За спиной уже разгоралась утренняя зарница, быстро светлело небо – уже стал хорошо виден лежавший напротив остров с крепостью дикарей, море… а с моря наползал плотный туман, в появлении коего Хасх-веря вдруг почуял нечто, чего никак не ожидал ощутить. Почуял ненадолго, намеком, этаким слабым мороком, а потом вдруг в голове его повис морок куда сильней! Белокожая нагая баба, с бесстыдно расставленными ногами и похотливой улыбкою, гладила себя по грудям – большим, покачивающимся, словно загустевший кисель… умм!

Ну, надо же, привидится такое! Как в далеком детстве… И впрямь, давно женщины не видал. Надо будет…

Сглотнув слюну, Хасх-веря искоса взглянул на старшего своего коллегу… тот поспешно отвернулся – с чего?

А было, с чего!

В мысли колдуна с далекого Севера, точно так же, как и в голову его завистливого приятеля Хасх-веря, властно проникла женщина. Молодая тощеватая девка, нагая и наглая, потеребив вислые груди, повернулась спиной, нагнулась со всем своим окаянством…

О, великий Нга-Хородонг! И привидится же всякое. Впрочем, ничего такого неприятного… скорее наоборот.

Великий Нгар Сэвтя даже не сгонял с лица улыбку – все равно под маской не видно. А если этот завистливый дурачок Хасх-веря и догадается, что ж… Нынче его дело не догадываться, не думать, а исполнять! Так есть, и так будет всегда – вечно.

– Проконтролируйте длинношеев, друг мой, – повернув голову, тихо напомнил северный колдун. – Менквы – тоже на вашей совести. Я ж займусь остальным. Вестовой! Трубите в трубу! Выступаем!

Первый луч солнца озарил маску-череп алым, угрожающе-тревожным светом – кровавым отблеском смерти.

О, атаман Иван Егоров был весьма умен и находчив, иногда ценя эти свои качества куда больше удачливости, тоже не лишней в полной лишений ватажной жизни. Скрыть казацкие мысли от колдунов казалось ему совсем непростым делом, ведь отвлеченно думать, скажем, о вкусной травке, могли очень немногие. Силантий Андреев – мог, а остальные? О травке – да… а вот о бабах! О чем еще может мечтать в дальнем походе молодой здоровый мужик? Давно не знавшие женской ласки ватажники, да под влиянием ничего не стеснявшихся – уж с этим-то атаман постарался – рассказчиков, распалили свое воображение до такой степени, что напрочь сбили метальные способности колдунов – те и пропустили, не заметили приближавшийся флот, пусть небольшой, но хорошо вооруженный и грозный. А когда заметили, то было уже поздно.

Енко Малныче резко убрал туман, самим же и насланный по договору с Иваном, едва заслышав громыхнувшую в тумане пушку. Следующий же выстрел… выстрелы уже не были холостыми.

Бабах! Бабах! Бабах!

Вынырнувшие из тумана струги с грохотом выплюнули разящее железо! Как и приказал Иван, первый же залп был направлен в ящеров и оказался весьма удачным. Одному длинношею оторвали ядрами голову, из упавшей в воду шеи толчками выбегала кровь, второму зверю огромное ядро бомбарды угодило в туловище, вероятно, перебив хребет, – чудовище заметно увяло и, вместо того чтоб упрямо идти по дну к острогу, начало медленно заваливаться на бок.

– Заряжай!!!

Медленно отсчитав про себя до пятнадцати, Енко – опять же, по договоренности с атаманом – убрал пороховой дым: просто, стоя на сторожевой башне, дунул в сторону моря, на ходу налагая заклятье. Не шибко-то и могучим было то колдовство, не столько волшебной силы требовало, сколько расторопности, ловкости даже.

– Целься… Пли!

И вновь ахнул мощный пушечно-пищальный залп: на этот раз ядрами накрыло зубастых драконов и перевернуло пару лодок с трехрогами, пули же нещадно разили плывущих на плотах менквов.

– Заря-жай!

Струги окутались плотными клубами зеленовато-белого дыма, Енко Малныче вновь принялся считать…

– Я чую здесь какого-то могучего колдуна! – облизнув тонкие губы, промолвил Нгар-Сэвтя. – Ничего… Ничего… Великий Нга-Хородонг нам поможет, как помогал уже не раз!

Бомм!!! Бомм!!! Бомм!!!

Словно в ответ на слова вражеского главнокомандующего – точнее, главноколдующего – в Троицкой церкви грянул набат. Афоня забил в колокола, отец Амвросий творил молебен. Чуть в стороне, ближе к мысу, увлеченно колотил в бубен Маюни.

Досчитав до пятнадцати, Енко дунул в море… Рассеялся дым…

– Бабах!!!

Еще одна лодка перевернулась – сверху, с острога, казаки забрасывали ее стрелами, одновременно защищая небо от непрошеных и незваных гостей. Тем не менее пара-тройка летучих драконов все равно прорвалась – сбросили колдовской груз, червяков, должных вот-вот превратиться в огромных – с сосновые стволы – змей. За червяками охотилась специально выделенная команда дубинщиц – женщин во главе с Короедовым Семкой, приставленным атаманом специально для этого дела. Надо сказать, молодой казак к поручению отнесся творчески и командовал с полным сознанием собственной ответственности и важности. Пусть и девки одни в подчинении, но это ведь только пока!

– Вона, вона, Устинья, смотри – поползла! – зорко глядя вокруг, указывал Семка. – Давай-ка ее приласкай палкой!

Бабах!!!

Канонада гремела, приближаясь все ближе к острогу, и ясно уже было всем – атака колдунов не удалась, захлебнулась, нарвавшись на неудержимый огненный бой и молитвы.

– Богородица-Дева, радуйся! – выйдя из церкви, благостно затянули отец Амвросий на пару с «верным клевретом» Афонею, глядя, как, расправившись с врагами, струги один за другим подходят к причалу.

– Наши… Вернулись-таки… Много чего привезли…

Обезумевший трехрог, едва не захлебнувшись, бросился к берегу, ломая вековые деревья своей приземистой тушей.

Хасх-веря ничего плохого не сделал, лишь чуть-чуть поправил бег разъяренного ящера – и тот снес рогами, растоптал попавшегося на его пути колдуна с далекого Севера. А и поделом! Нечего куда ни попападя пялиться, да на тропе у зверя стоять – никакое колдовство не поможет.

– Вестовые, трубите отбой! – принимая на себя командование заметно поредевшим войском, быстро приказал Хасх-веря. – Зовите помощников, да поскорее!

Снова громыхнуло. Что-то провыло в воздухе, упало совсем рядом, вздыбило землю.

Тотчас явившиеся на зов колдуны рангом помельче – кто уж остался – почтительно поклонились.

– Менквов оставляем здесь, – деятельно распоряжался колдун. – Уцелевших трехрогов и змей – тоже. Выживут так выживут, а нет – так и горевать не о чем. Воинов я сам поведу. Дракона мне! Живо!

О, в войске были молодые парни из знатных семей, пусть не колдуны, а просто воины, явившиеся за славой и честью… Не стоило их оставлять на убой. Вывести. Увести как можно быстрее! А по пути – придумать что-нибудь, превратить поражение в… почти что победу. Все это очень даже получится, ведь влиятельные родичи спасенных поддержат любую чушь, какую бы ни нес в свое оправдание почтеннейший Хасх-веря. Да и разве он должен оправдываться? Разве он во всем виноват? Конечно же, нет – трагически погибший колдун Нгар Сэвтя – вот единственный и неоспоримый виновник!

– Неужели уйдут? – стоя на воротной башне, Матвей Серьга посмотрел на тот берег.

– Уйдут, – хмыкнул бугаинушко Михейко. – Ни длинношеев, ни трехрогов у них более не осталось, а без них нечего тут и пытаться! Нынче у нас не какой-то там хиленький частокол – крепость! Попробуй, возьми с наскока.

– Да, с наскока у них нынче не вышло, – ухмыльнулся Сиверов. – Ну что, пойдем к стругам? Поглядим, что привезли? Как бы не опоздать – вон, немец со своими людьми там уж вовсю шарится – как бы лучшие подарки не разобрал!

Подарков хватило всем. И девам, и казакам, а главное – теперь вдосталь было и пороха, и огневых припасов. И соли, да! Доброй, со строгановских варниц, соли, по которой многие успели уже соскучиться.

На следующий день атаман Иван Егоров сын Еремеев объявил своим приказом благодарственный молебен, баню и пир, для последнего Енко Малныче по личной просьбе Ивана быстро нагнал бражки – как он умел, заклятьем.

– Ох и ловок ты, Генрих! – дивился Штраубе. – Нам бы с тобой куда-нибудь в Бремен или, на худой конец, в Ригу. Пивоварню б открыли – обогатились бы!

Колдун улыбнулся, разлил бражку по чашам:

– Ганс, мой друг! Помнишь, ты мне обещал пистоль подарить?

– Обещал – подарю.

– И это… пули и порох.

Пока казаки с женами мылись в бане, а Енко Малныче гнал бражку в компании ушлого немца, юные спутники колдуна времени даром не теряли – носились по всему острогу, везде лазили, высматривали да выспрашивали, особенно про двойные стены, устройство бойниц, башни и все такое прочее, что, как наказывал Енко, могло бы, пожалуй, сгодиться.

– Ох, парни, устала я что-то, – взмолилась наконец Сертако. – Пойду на мыс, искупаюсь.

Ясавэй и Нойко переглянулись:

– А в эту чего не пошла… в бай-ну?

– В бай-ну?! Да вы совсем уж с ума сошли, хвосты нуеровы! Смерти моей захотели? Вот я вам, вот! – рассердившаяся девушка едва не прибила парней не к добру попавшейся под руку палкой. – В бай-ну – это только наши бледнокожие друзья могут, а мы, сир-тя, – сами себе не враги! Ишь, удумали – прутьями сами себя сечь, да в этакой-то духотище-жарище! Нет уж, я лучше в море. Пусть и холодновато… пусть!

Повернувшись, Сертако решительно зашагала к воротам.

– А я, пожалуй, тоже пойду окунусь, – тут же заторопился Нойко.

– Ты?! – Ясавэй удивленно хмыкнул. – Ты ведь холодной воды боишься, ага?

– Да не так уж, что очень сильно боюсь…

– А-а-а! Понял, понял, понял! Снова на голую Сертако решил посмотреть? Не зря тебя Дрянной Рукой прозвали. Вот учителю-то скажу!

– Да зачем же? Давай лучше вместе пойдем, посмотрим. Знаешь, Сертако и в одежке-то красивая, глаз не отвести, а уж когда нагая…

Через три недели после несостоявшегося штурма родили, одна за другой, Настена и Тертятко-нэ. Настя – мальчика, а Тертятко – дочку. Славная такая девка – голосистая, пухленькая, отцу Ухтымке в радость.

Сына атаманова назвали в честь деда – Еремеем, а дочку Тертятко-нэ уж как назвать, пока не решили – пусть хоть в какую-то силу войдет, не сгибнет. Так ведь бывает, назовешь раньше времени малыша, а его возьмут, да и заберут к себе духи.

Дожидаясь светлого Христова Рождества, казаки блюли пост, охотились, хаживали в море за рыбой. Да! Колдун Енко со своими ученичками и девой перед самым началом поста покинул острог, тепло простившись с ватажниками. Сказал, что есть еще у него дела, а тут, мол, зимой холодно, ветра дуют злые. Ушел и ушел – простились как с лучшим другом.

И еще одно событие произошло как-то в субботу, когда казаки затопили выстроенные на берегу залива баньки. На том берегу вышла из лесу всклокоченная, с грязным лицом, дева, в которой если кто и признал бы сейчас писаную красавицу Митаюку-нэ – так, верно, только лишь муж ее, Матвей Серьга, все еще не отошедший от тоски по невенчанной своей супруге.

– Ничего, Матвей, – поглядывая на поднимавшиеся над баньками дымы, сквозь зубы прошептала юная ведьма. – Скоро уж свидимся. Недолго осталось. Теперь – недолго… коли уж от смерти лютой спаслась, так к тебе доберуся. Тем более и некуда больше идти…

– Правильно! – возник в мозгу каркающий голос. – Я и лодку знаю, где взять – не вплавь же на остров переправляться.

– Нине-пухуця!!! – с удивлением обернулась Митаюки. – Ты-то здесь взялася откуда?

Старуха повела плечом:

– Мимо шла. Ну, не стой – пошли, что ль, за лодкой.


Глава IX Осень 1584 г. П-ов Ямал Яхаивар | Дальний поход |