home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19. Могущественный Джед Гули

Я понял, что отныне мои планы будут зависеть только от того, в каких условиях я окажусь. Я надеялся, что мне удастся пробраться во дворец, спрятаться в тронном зале до тех пор, пока туда не приведут Джанай. А затем я должен попытаться убить Эймада – я был уверен, что мне удастся это сделать, – и пробиться с Джанай на свободу. Вторая часть плана почти наверняка закончится неудачей, но я, во всяком случае, убью злейшего врага Джанай. А кроме того, среди хормадов может найтись достаточно воинов, которые недовольны правителем и встанут на мою сторону. Тогда вполне возможно, что нам удастся выбраться из города. Таковы были мои планы. Я даже не мог предположить ситуации в городе. Я не включил в расчеты резервуар номер четыре.

Когда я приблизился к двери, ведущей в коридор, мне показалось, что я слышу за ней шум. Поэтому я открыл дверь с крайней осторожностью. И тут же шум стал оглушительным. Это было что-то неописуемое – странный, накатывающийся звук, не похожий ни на что, известное мне. Как будто тысяча человек кричали что-то неразборчивое.

Когда я вышел в коридор и посмотрел вправо, то увидел шевелящуюся массу человеческой плоти, которая накатывалась на меня. Из нее тут и там выскакивали различные части человеческих тел – руки, ноги, селезенки, легкие, носы, уши, головы. Головы яростно кричали и смотрели на меня, руки пытались схватить, но я был недосягаем. Если бы я пришел на час позже и открыл дверь, я попал бы самую гущу этой хищной плоти.

Левый коридор вел на лестницу. По ней можно было подняться на верхние этажи. Пока лестница была свободна, но нетрудно было представить, что пройдет немного времени и эта масса тоже ринется вверх.

Что же дальше? Теоретически эта масса будет непрерывно разрастаться, если ее не уничтожить. Она заполнит весь город Морбус, затем остров, перельется на Великую Тунолианскую топь. Она будет разрастаться и дальше, проглотит города или, если не сможет преодолеть стены, охватит город плотным кольцом, изолируя его и обрекая жителей на гибель от голода. Масса перекатится через долины Барсума, заполнит каналы, уничтожит все живое на планете. И она будет разрастаться до бесконечности. Страшно представить такое, но вполне возможно, что так и будет. Сам Рас Тавас не исключал такой возможности.

Я поспешил по коридору к лестнице и стал подниматься наверх. Я не думал здесь встретить кого-нибудь в этот час, так как знал, что хормады очень недисциплинированные воины и все часовые наверняка спят. Однако к моему удивлению и разочарованию оказалось, что наверху царила настоящая паника. Причем такая паника, что на меня никто не обращал внимания. Офицеры пытались навести порядок, но у них ничего не получалось. Страх, владеющий хормадами, был сильнее страха перед офицерами.

Из обрывков разговоров я понял, что масса из резервуара номер четыре уже проникла во дворец, и Эймад бежал в деревню. Я узнал также, что масса разливается по улицам и воины-хормады боятся, что она отрежет им путь к бегству. Эймад приказал им остаться и попытаться остановить массу. Некоторые из офицеров старались выполнить приказ, но большинство думало только о бегстве, так же, как и воины. Внезапно кто-то из воинов громко крикнул:

– Почему мы должны оставаться здесь и умереть, если сам Эймад со своими приближенными сбежал? Бежим отсюда, пока еще некоторые улицы свободны!

Этого было достаточно. Как огромная волна, толпа уродов смыла офицеров со своего пути, затоптав некоторых, и ринулась к выходу. Огромный засов отлетел в сторону, и двери распахнулись. Ничто не могло удержать хормадов, и эта толпа неудержимо понесла и меня.

Что же, пусть будет так. Раз Эймад сбежал из города, значит, и Джанай не приведут сюда.

Оказавшись на улице, толпа двинулась к воротам. Однако, выйдя из города, хормады не остановились. Им хотелось как можно дальше убежать от этого проклятого места. Я оказался один на открытой площадке перед воротами, куда обычно приземлялись малагоры. Именно сюда должны были доставить Джанай, и здесь я должен остаться и ждать случая, благодаря которому я смог бы спасти девушку из этого города ужасов.

Впервые в жизни я с таким нетерпением дожидался рассвета. Мне казалось, что время остановилось. Я находился один на равнине, простирающейся от городских ворот до берега озера. Лишь возле ворот остановилось несколько офицеров и воинов, которые должны были сообщать джеддаку о продвижении массы. Я думал, что они не замечают меня, но вскоре ко мне подошел один из офицеров.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он.

– Меня послал сюда Эймад.

– Твое лицо мне знакомо. Уверен, что я уже видел тебя. Ты мне кажешься подозрительным.

Я пожал плечами.

– Мне все равно, что ты думаешь. У меня приказ для командира поискового отряда, который скоро должен вернуться.

– Возможно. Но все же мне кажется, что я тебя знаю.

– Сомневаюсь. С момента моего создания я живу в маленькой деревне на берегу.

– Возможно, – снова протянул он. – Так какой же у тебя приказ для командира поискового отряда?

– У меня приказ и для офицера охраны ворот.

– Это я.

– Хорошо. Я должен взять женщину, если ее привезут и малагора и немедленно лететь к Эймаду. Офицер охраны должен оказать мне содействие в том, чтобы приказ был выполнен. Мне будет жаль тебя, если ты откажешься подчиниться.

– Не понимаю, почему с моей стороны требуется содействие. Разве командир отряда откажется подчиниться приказу Эймада?

– Содействие может потребоваться, – заверил я его. – Эймаду донесли, что командир поисковой группы хочет эту женщину забрать себе. Ты же понимаешь, что после того, как на город обрушилось несчастье, дисциплина упала и джеддак уже не уверен в себе и своем могуществе. Поэтому он и хочет, чтобы командир не смог воспользоваться царящим беспорядком и оставить девушку у себя.

– Да, – сказал капитан – Я понимаю.

– Будет лучше, – сказал я, – чтобы командир отряда не знал, что ему приготовлена ловушка. Я спрячусь за воротами, чтобы он не видел меня, а ты приведешь ко мне девушку, а потом и малагора. Затем ты отвлечешь внимание командира разговорами. Когда я увезу девушку, ты можешь сказать ему все.

– Неплохая идея, – сказал он. – Ты не такой дурак, как кажешься.

– Уверен, что ты не ошибаешься в своей оценке моего ума, – сказал я, потупившись.

– Смотри! – показал он вверх. – Они летят.

И действительно, в небе показалось несколько точек, которые быстро приближались, и вот я уже четко вижу малагоров и сидящих на них воинов и пленников.

Когда стая приготовилась садиться, я шагнул за ворота, где меня не мог видеть никто. Капитан шагнул вперед и приветствовал командира отряда. Они поговорили, затем я увидел, как Джанай идет к воротам, а за нею воин, ведущий малагора. Я внимательно посмотрел на воина, но не узнал его. Значит, он тоже не знает меня. В это время Джанай вошла в ворота и оказалась передо мною.

– Тор-дур-бар! – воскликнула она.

– Тихо, – прошептал я. – Ты в большой опасности, я хочу спасти тебя, если ты будешь верить мне, а не поступишь, как совсем недавно.

– Я не знаю, кому верить. А тебе я верю больше, чем другим.

К воротам уже шел воин с малагором. Я посадил Джанай на спину птицы, запрыгнул сам, и мы взмыли в воздух. Я направил малагора к восточной окраине острова, чтобы капитан подумал, что мы летим к Эймаду. Но затем, когда холмы скрыли нас из виду, я повернул на юг и полетел к Фандалу.

Когда мы полетели прочь от острова, малагор взбунтовался. Он не хотел лететь и все старался повернуть назад. Мне пришлось постоянно держать его в узде, чтобы он летел в нужном направлении. В конце концов малагор подчинился и, мерно взмахивая крыльями, полетел на юг. Только теперь мы с Джанай получили возможность поговорить.

– Как ты оказался возле ворот, когда меня привезли? – спросила она. – Капитан сказал, что ты посланец Эймада и тебе приказано доставить меня к нему.

– Эймад ничего не знает об этом, – ответил я. – Это все мои выдумки, чтобы обмануть капитана и командира отряда.

– Но откуда ты узнал, что я снова попала в плен и должна сегодня вернуться в Морбус? Все это очень загадочно. Я не могу понять этого.

– Ты слышала, что сегодня ночью украли малагора?

– Тор-дур-бар! – воскликнула она. – Это был ты? Но что ты делал на острове?

– Я отправился разыскивать тебя и оказался как раз там, где отряд приземлился на ночлег.

– Понимаю. Какой ты умный и смелый.

– Если бы ты доверяла мне, мы бы убежали. Я думаю, что я не такой идиот, как Ситор, и не попал бы снова в плен.

– Я верю тебе, как никому другому.

– Тогда почему ты убежала с Ситором?

– Я не убегала. Он старался убедить меня, рассказывал множество историй о тебе, в которые я не хотела верить. Наконец я решительно сказала, что не побегу с ним, и тогда ночью он и Пандар втащили меня в лодку силой.

– Я рад, что ты бежала не добровольно, – сказал я. Действительно, я был очень рад тому, что не обманулся в ней. Моя любовь вспыхнула с новой силой.

– А что с Вор Даем? – спросила она.

– Мы оставили тело там же до возвращения Рас Таваса. Другого выхода не было.

– Но если Рас Тавас никогда не вернется? – голос ее задрожал.

– Тогда Вор Дай будет вечно лежать там, – ответил я.

– Как ужасно, – вздохнула она. – Он такой красивый, такой добрый.

– Ты думаешь о нем так хорошо? – спросил я, и тут мне стало стыдно, что я, пользуясь своим положением, пытаюсь выяснить ее чувства ко мне.

– Я к нему отношусь очень хорошо, – сказала она спокойно. Ее ответ не вселил в меня особых надежд.

Примерно к полудню стало ясно, что малагор выбился из сил. Он летел все ниже и ниже и вскоре опустился на один из островов. Это был большой и красивый остров с холмами, долинами, лесами. Весьма необычный ландшафт для Барсума. Когда малагор опустился на землю, он упал на бок, сбросив нас. Я решил, что птица умирает. Она лежала, дергаясь и задыхаясь.

– Бедняга, – сказала Джанай. – За эти три дня он преодолел громадное расстояние и практически ничего не ел.

– Ну что же, по крайней мере он унес нас из Морбуса. И если придет в себя, мы полетим дальше, в Гелиум.

– Почему в Гелиум?

– Потому что это единственный город, где ты будешь в безопасности.

– Почему ты думаешь, что там я буду в безопасности? – спросила она.

– Потому что Вор Дай и Джон Картер твои друзья. И Джон Картер, Военный Владыка Барсума, сделает все, чтобы ты чувствовала себя там, как дома.

– А ты? – спросила она.

Вероятно, я содрогнулся, представив, как я появлюсь в Гелиуме в моем нынешнем виде, потому что она поспешно сказала:

– Я уверена, что тебя там тоже хорошо примут, так как ты заслуживаешь этого больше, чем я, – она задумалась, а затем сказала: – Ты знаешь, что стало с мозгом Вор Дая? Ситор утверждает, что он уничтожен.

Мне очень хотелось сказать ей правду, но я не мог заставить себя это сделать.

– Нет. Мозг не уничтожен. Рас Тавас знает, где он. И если я найду Рас Таваса, мозг Вор Дая будет возвращен в его тело.

– Все же маловероятно, что мы сможем найти Рас Таваса, – печально сказала она.

Мне тоже так казалось, я не терял надежды. Джон Картер и Рас Тавас не должны погибнуть. И когда я найду их…

Но что будет с моим телом, лежащим в подвале Здания Лаборатории? Может, масса уже проникла туда, нашла путь в камеру 3-17? Мне стало плохо при этой мысли. Это ведь вполне возможно. Сила массы такова, что она способна выдавить самую крепкую дверь. И тогда эти кошмарные головы вопьются в меня зубами… Ну, а если масса не проникнет в подвал, но заполнит весь остров? Тогда не будет доступа к моему телу и оно будет лежать там вечно… Мои мысли прервал крик Джанай.

– Смотри!

Я повернулся туда, куда она указывала, и увидел несколько странных существ, которые длинными прыжками приближались к нам. Было ясно, что эти существа человекообразные, но по виду ни не были похожи ни на одно живое существо Барсума. У них были длинные мощные ноги, колени постоянно согнутые, за исключением момента, когда существо делало прыжок. Кроме того, у них были толстые длинные хвосты. В остальном они напоминали людей. На них не было никакой одежды за исключением ремня, на котором висели меч и кинжал. Каждый из них бы вооружен копьем. Они быстро окружили нас, оставаясь на небольшом расстоянии. Затем они присели, причем длинные хвосты использовались ими, как подпорки.

– Кто вы и что вы здесь делаете? – спросил один из них, чрезвычайно удивив меня тем, что такие существа умеют говорить.

– Мы летели над вашим островом, – ответил я, – но наш малагор выбился из сил и был вынужден сесть здесь. Как только мы сможем, мы продолжим наш путь.

Существо покачало головой.

– Вы никогда не покинете Гули, – сказал он. Затем осмотрел меня с ног до головы и спросил: – Кто вы?

– Я человек, – ответил я. Он покачал головой.

– А кто это? – он указал на Джанай.

– Это тоже человек. Женщина.

Снова он покачал головой.

– Она только наполовину женщина, – сказал он. – Она не может вынашивать малышей и согревать их. Если у нее будут дети, то они наверняка погибнут.

Это был предмет, в обсуждение которого я не хотел вдаваться. Поэтому я промолчал. Джанай была слегка удивлена, потому что она была женщиной, и я тоже так считал.

– Что вы хотите сделать с нами? – спросил я.

– Отведем к джеддаку, и он решит. Может, он оставит вам жизнь и заставит работать, может, он убьет вас. Ты очень безобразен, но, по-видимому, силен. Ты будешь хорошо работать. Женщина кажется бесполезной, если ее можно назвать женщиной.

Я задумался. Нас окружали около пятидесяти воинов. Даже если я смогу убить многих из них, в конце концов погибну сам. Их слишком много даже для такого сильного и искусного воина, как я. Пожалуй, будет лучше идти с ними к джеду и ждать более благоприятной возможности для бегства.

– Хорошо, – сказал я. – Мы идем с вами.

– Конечно, идете, – сказал он. – Куда вам деваться?

– Я мог бы сражаться, – ответил я.

– Хо-хо, – рассмеялся он. – Ты любишь сражаться? Тогда, пожалуй, джед оставит тебе жизнь. Идем.

Они повели нас по лесу вдоль ручья, на опушке которого показалась деревня, состоящая из приземистых хижин.

– Это, – сказал предводитель, – Гули. Величайший город мира. Здесь в большом дворце живет Анаток, джеддак Гули и всего острова Омпт.

Когда мы подошли к деревне, навстречу нам высыпали люди, человек двести. Это были мужчины, женщины и дети, и, когда я рассмотрел их, я понял, почему предводитель отряда не пожелал признать в Джанай женщину.

Гулианки острова Омпт откладывали яйца и носили их в сумке, которая находилась в нижней части живота. В сумке из яиц появлялись детеныши, и они находились там до тех пор, пока не могли сами позаботиться о себе. Было забавно видеть, как маленькие головенки высовывались из материнских сумок, с любопытством рассматривая нас.

Эти существа из деревни были очень грубы с нами. Они ругали нас, толкали, щипали. Я был выше их, поэтому ко мне они относились с осторожностью, но Джанай буквально чуть не сбивали с ног. Мне пришлось вмешаться, и обидчики покатились по земле. Тут же они вскочили, схватились за мечи и кинулись на меня. Однако от их нападения нас защитил тот, кто взял нас в плен. Он стал нашим телохранителем. После этого жители деревни бесновались на некотором отдалении от нас.

Вскоре мы вошли в деревню и нас привели к хижине, которая была больше остальных. Видимо, это и был великолепный дворец Анатока. Так оно и было, ибо из хижины вышел сам джеддак в сопровождении нескольких мужчин, женщин и оравы ребятишек. Женщины были его женами и наложницами, мужчины – советниками.

Анаток очень заинтересовался нами и подробно расспросил, как нас взяли в плен. Затем он повернулся к нам и спросил, откуда мы.

– Мы из Морбуса и направляемся в Гелиум, – ответил я.

– Морбус… Гелиум… – повторил он. – Никогда не слышал о них. Вероятно, это большие деревни, где живут дикари. Какие все-таки мы счастливые, что живем в прекрасном городе Гули. Ты согласен со мной? – спросил он меня.

– Я думаю, что вы в Гули живете гораздо более счастливо, чем люди в Морбусе, и жить здесь гораздо спокойнее, чем в Гелиуме, – ответил и нимало не покривил душой.

– Наши страны никогда не причиняли вам вреда, – продолжал я. – Мы не воюем с вами. Следовательно, вы должны отпустить нас с миром.

На это он рассмеялся.

– До чего же простые люди живут в деревнях, – воскликнул он. – Вы мои рабы. Как только вы станете мне не нужны, я убью вас. Не могу же я отпустить вас, чтобы вы показали врагам путь в наш великолепный город. Враги уничтожат его и украдут наши богатства.

– Наши народы никогда не побеспокоят вас, – сказал я. – Наши страны слишком далеко отсюда. Если кто-либо из ваших людей придет к нам, он будет принят с лаской. Мы воюем только с врагами.

– Да, я вспомнил, – сказал предводитель отряда, взявшего нас в плен, – по его словам, он очень любит сражаться.

– Что? – воскликнул Анаток. – Ну что ж, мы выполним его желание. Ничего я не люблю больше, чем хороший бой. Какое оружие ты предпочитаешь?

– Я буду биться тем оружием, какое выберет мой противник, – ответил я.


18.  Ночной полет | Искусственные люди Марса | 20.  Дуэль со смертельным исходом