home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16,

в которой герой обделывает кое-какие делишки

Бедняжку Элину все-таки прорвало. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь успокоить полыхавшее в ней бешенство, даже прикрыла глаза, чтобы меня не испепелило льющееся из них пламя, но, увы, это не помогло.

– Двадцать тысяч? – не проорала, а прошипела она. В этом шипе был столь мощный эмоциональный посыл, что мне захотелось на всякий случай достать меч. – Это, я так полагаю, за билеты на представление? А попкорн и напитки входят в стоимость?

– Да ты чего, начальница? – Мне даже не пришлось разыгрывать испуг, я и впрямь маленько струхнул. Но от идеи своей не отступил. – Ополоумела, что ли? Когда я это со своих деньги брал?

– А двадцать тысяч тогда на что? – В голосе Элины яда было столько, что его хватило бы на стадо слонов.

– Так это что-то вроде вступительного взноса. Ну вот не хотят вольные бродяги забесплатно похитителя девиц по водной глади гонять.

– Давай без этих твоих аллегорий, – поморщилась Элина.

– Хорошо. Морские ярлы готовы помочь скрутить похитителя дочери кенига, но на возмездной основе – за двадцать тысяч золотом. У меня таких денег нет, так к кому же мне идти, не к чужим же кланам? А кениг та еще жлобина, он точно золота не даст.

– И поэтому ты позвал свой клан. А я-то все гадала – с чего это Хейген соизволил широту души проявить, что-то для клана сделать? А тут все как всегда – у тебя просто денег нет.

– Ну зачем же так? – Я изобразил легкую обиду. – При известном желании я мог бы найти эти деньги и без помощи клана, аллах с ним. Есть много игроков, которые будут рады мне помочь.

– Ну например, Милли Ре, – с преувеличенным согласием в голосе подтвердила Элина. – В подземелье Свисса на «экстру» ты же ее позвал, не нас. И в самом деле, зачем твоему родному клану какое-то эпическое подземелье? Есть же другие кланы, чужие? – Сарказм в голосе Элины дошел до отметки «Щас бахнет».

Вот тут мне возразить было нечего. Сказать правду о том, почему я их не позвал, – значит, длить конфликт и потерять двадцать тысяч, которые мне были нужны и часть которых я уже мысленно даже положил в свой карман. Ну не именно этих, но все равно. Врать – а что тут соврешь? Впрочем, чем чудовищнее ложь…

– Ну да, позвал, – нагло сообщил ей я. – Здесь не реал, здесь девушкам букеты не дарят. А вот подземелье – запросто. Симпатия у меня к ней возникла неимоверная, надо как-то на нее было впечатление производить. Вот и подарил ей путевку в подземелье. Ну вот нравится она мне.

Элина булькнула и стала похожа на крабика, больного базедовой болезнью. Сама бледная, глазки выпучились, и вроде даже как и не дышит.

Флоси, на секунду повернувшийся к нам, увидел ее лицо, икнул, с сомнением посмотрел на ряд пустых кружек перед собой и пробормотал что-то вроде: «Все, надо завязывать».

Немую сцену прервал появившийся в харчевне фон Рихтер.

– Лэрд Хейген, с деньгами все в порядке, – сообщил он мне, присаживаясь за стол. – По чести говоря, я был практически уверен, что брат Юр откажет мне в финансировании нашего предприятия, он очень рачительный и экономный человек, да он это бы и сделал, но крайне удачно вышло то, что у него в это время оказался сам фон Айхенвальд, который без раздумий распорядился выделить средства на столь благое дело. А с ним даже бухгалтерия спорить боится.

Гунтер благодушно улыбнулся и заметил все так же безмолвную Элину.

– А это что за леди? У бедняжки, судя по всему, проблемы со здоровьем? Должно быть, щитовидка, такое бывает. У вас большое сердце, лэрд, я всегда это знал. Вы подобрали эту несчастную и решили накормить? Может, еще подбросим ей денег на знахаря, у меня тут что-то было в кошельке.

Элина сменила цвет с белого на красный, но все так же упорно молчала. Гунтер улыбнулся и продолжил:

– Меня зовут Гунтер фон Рихтер, рыцарь храма ордена Плачущей Богини. А как вас зовут, бедное дитя?

Меня душил смех, Элину гнев. По этой причине мы оба промолчали, что простодушный Гунтер расценил по-своему.

– Бедняжка, она еще и немая. Или, – он наклонился к моему уху и громким шепотом спросил: – Или она, увы, еще и некрепка на голову?

Слава богу, это добило моего лидера настолько, что она наконец открыла рот.

– Хейген. Кто. Это, – чеканя каждое слово, спросила она.

– Так, позвольте вас представить друг другу, – негромко, с трудом удерживаясь от того, чтобы, заржав в голос, не испортить гомерическую сцену, скороговоркой выпалил я. – Элина Мудрая, глава клана «Буревестники», к которому я имею честь принадлежать.

Элина наклонила голову, скрывая полыхающие белым пламенем ярости глаза.

– Гунтер фон Рихтер, рыцарь храма, член капитула ордена Плачущей Богини.

Рыцарь встал и раскланялся. Он явно чувствовал себя неловко, что немедленно и попытался исправить. На мою голову.

– Простите, светлая леди. Ваш немудрящий наряд заставил меня принять вас за бродяжку, которую по доброте душевной мой друг решил накормить. Еще раз прошу прощения.

– Нет, я не бродяжка, – просипела Элина. Пальцы ее правой руки уже начали складываться в хитрую фигулину, и я понял, что она себя практически не контролирует и дошла до такого состояния, что готова атаковать НПС.

– Ну и славно, что все выяснилось, – торопливо сказал я.

В это время к нашему столу, покачиваясь, подошел Флоси и сообщил Гунтеру:

– Ты, рыцарь, держись от нее подальше, она, похоже, и сама срамной болезнью болеет, и подруги ее. Я тебе точно говорю!

– Флоси, она леди! – укоризненно сказал рыцарь. – Какие срамные болезни, о чем ты?

– Знаем мы этих леди. Сегодня леди, а завтра носа как не бывало! – обвинительно сказал Флоси и отправился вглубь зала. Я уже не знал, что мне делать – то ли изолировать этого болтуна до ухода эльфийки, то ли держаться за голову обеими руками от осознания бредовости этой сцены.

На леди Элину было настолько жалко смотреть, что я решил немного подсластить пилюлю:

– Вот видишь, Элина, финансовый вопрос, слава богу, разрешился, что конечно же не отменяет участия клана в морском сражении. Гунтер, ты же не против, если дюжина или чуть более воинов из моего клана примут участие в битве? Увы, насколько я понял со слов моего лидера, наш клан несколько стеснен финансово, но…

– Конечно же, – не дослушал меня фон Рихтер. – На пиру и в битве лишних рук не бывает.

Элина прочистила горло и обвела нас глазами.

– Фон Рихтер, благодарю вас за участие к моему здоровью и к моему социальному положению, а также за отношение к моему клану. Думаю, что у «Буревестников» достаточно средств, чтобы мы могли заплатить необходимую сумму, не прибегая к помощи ордена Плачущей Богини. А теперь прошу вас дать мне возможность побеседовать с моим другом наедине.

– Леди Элина, я, конечно, выполню вашу просьбу, только перед этим хочу заметить, что для ордена это не слишком большая сумма. Я высоко оценил вашу гордость и широту души, поэтому, если ваши дела не так уж хороши, как вы о них говорите…

Элина стиснула зубы так, что побелели скулы, после выдала улыбку и мягко сказала Гунтеру:

– Смею вас заверить, что дела клана достаточно хороши, плюс сумма не так уж значительна, если не сказать, что незначительна вовсе. Была рада знакомству с вами.

Тактичный Гунтер все понял верно и, отодвинув стул, встал из-за стола.

– Всегда ваш слуга, – поклонился он Элине, после чего отошел к стойке.

Мимо нас прошел Флоси, бурча себе под нос:

– Бардак тут у них, вообще отхожее место не чистят, загадили все!

Судя по тому, что в гамме его ароматов появились несколько новых запахов, проверял он это не созерцательным путем.

– Что я тебе могу сказать, – уже совершенно спокойным голосом сообщила мне Элина. – Так, как сейчас, надо мной не смеялся никто, и можешь быть уверен – я тебе этого не забуду, это уж точно. Деньги получишь почтой и отпишешься, где и во сколько должны быть наши бойцы. По поводу добычи, полученной в походе, поговорим потом отдельно. Есть что добавить?

– Конечно, – немедленно ответил ей я. – Насчет добычи – как скажешь, ну кроме дочки кенига, конечно. Только имей в виду – в пилке добычи примут участие и ярлы, так что речь может идти только о ее части. Но ты не волнуйся, своего мимо рта мы не пронесем.

Элина кивнула. Я продолжил:

– Где и когда – это уже сейчас известно. В семь утра, послезавтра, у пирса в Фальдерхалле. И лучше не опаздывать, ждать не будем. Ну и самое главное – я-то тут при чем? Ну натрепали НПС языками, чего расстраиваться? Один дон кихот с внешностью ангела и добродетельный, как мать Тереза, другой – дитя унитаза. Был бы повод для горя и обид?

– Ты болван. Ты кретин, – грустно констатировала Элина. – И, похоже, что еще и сволочь. Все, до послезавтра. – Она встала из-за стола.

– Стой. – Я тоже поднялся. – Ты вообще зачем меня звала-то? Чего хотела? Ведь те твои вопросы о «Гончих», я так понимаю, не в счет?

– Чего хотела? – как-то грустно улыбнулась она. – Да уже и не важно, чего хотела. Я уже не хочу, по крайней мере, не сейчас.

Элина развернулась на каблуках и вышла из харчевни.

– Не дала?

Запах Флоси перебил сальность его вопроса.

– Не-а, – вздохнул я.

– И Нидхегг с ней, целее будешь. Вон, эля выпей. И это, дай еще денежку.

Я выдал Флоси денежку, попросил Гунтера присмотреть за ним и следить, чтобы он особо, когда нажрется, не рвался чистить местные отхожие места, пообещал скоро вернуться, чем пресек его активное желание мне что-то поведать, и, выйдя из харчевни, открыл портал в чертог кенига, надеясь, что полторы тысячи золотом за свиток принесут свои дивиденды.

У входа в чертог все так же несли свою вахту бородатые молодцы с татуировками, правда, в этот раз они пропустили меня внутрь беспрекословно, похоже, что я стал тут уже своим.

В зале, где мы сидели в прошлый раз, кенига не оказалось, и я побрел по коридору в надежде встретить кого-нибудь из слуг, чтобы выяснить, где он есть.

Чертог словно вымер, я долго таскался по его переходам и лестницам, пока наконец не встретил Магни, как обычно неторопливого и сонного.

– Эй, Магни, – окликнул я его. – Где кениг? Я все подметки уже стоптал, его разыскивая.

– Да пес его знает, – флегматично ответил мне мужчина. – Но если бы я задался вопросом, где он есть, то посмотрел бы на женской половине. Часа полтора назад он шел туда.

Сообщив эту информацию, Магни собрался было продолжить свой неторопливый путь, но я поймал его за рукав.

– Отлично, тогда хоть объясни мне, где эта женская половина? Пройти туда как?

Магни лениво подергался, пытаясь освободиться, понял, что не выйдет, видимо, прикинул в голове, что дешевле меня отвести в искомое место, чем объяснять, как туда пройти, и сонно пробормотал:

– Идем, отведу.

Через десять минут он остановился у двери, из-за которой раздавались женское повизгивание и довольное порыкивание кенига, бухнул в нее ногой и сообщил:

– Кениг, к тебе этот, с Запада. Который Флоси с собой забрал.

– Я занимаюсь государственными делами, оборону Севера креплю, – послышался бас Харальда.

– И улучшаешь его демографию, это понятно, – не выдержал я. Что-то много переговоров у меня было сегодня, и все сложные. – Новости о твоей дочери, кениг, я кое-что узнал.

– Ждите, – недовольно раздалось из покоев, и через пять минут перед нами предстал кениг, с всклокоченной бородой и очень недовольный.

– Магни, эля в зал, ты со мной, – скомандовал он нам обоим и бодро зашагал по направлению к знакомому мне помещению.

В зале он не стал садиться за стол, а двинулся в самый его конец, где я увидел не замеченный мною ранее трон на небольшом постаменте. Его спинка была примечательна тем, что венчал ее здоровенный череп какой-то тварюги с огромными челюстями и ветвистыми рогами, а боковины были украшены в стиле «милитари» – декорированы разнообразными рукоятками мечей с гардами.

Кениг повертелся на сиденье, устроился поудобнее, подпер подбородок рукой и скомандовал:

– Излагай.

Я поведал ему все, что узнал, умолчав только о том, по чьему заказу была украдена Ульфрида, поскольку всякой информации – свое время. Да еще скрыл точное время операции, чтобы неистовый папаша не приперся туда сам – поруководить. Я старался не смотреть на навершие трона – кениг под рогами смотрелся донельзя анекдотично.

– Вот таким образом, при помощи морских королей, мы отобьем Ульфриду у похитителей.

«Вами выполнено задание «Речи вельвы». Награды: + 800 опыта; + 1 единица к уважению народов Севера; руна «Эйваз». Получение следующего квеста в цепочке».

Черт. Если бы не эти идиоты-разбойники, сейчас бы апнулся!

«Вами открыто деяние «Руны Севера». Для его получения вам необходимо собрать полный набор рун (25), которые, если верить легендам, придумали сами боги. Награды: титул «Знаток рун»; + 2 единицы к мудрости; возможность получения задания «Рунный камень». Подробные комментарии можно посмотреть в окне характеристик в разделе «Деяния».

Любопытно. Надо будет эту руну рассмотреть.

– Молодец. Хвалю. Орел. Свободен. А то я там кое-какие важные государственные дела не доделал.

Кениг выдал эту короткую речь и принял кружку с элем из рук подошедшего к нему Магни.

– Тут еще одно дело есть, кениг. Морские короли забесплатно на помощь к вам не спешат и небольшую плату за свои мечи просят.

Кениг в это время присосался к емкости и начал звучно пить. Оторвавшись от нее и вытерев губы, он, как будто не расслышав меня, гаркнул:

– Ты почему еще здесь? А ну бегом мою доченьку вызволять.

– Всегда готов, вашество! – вытянулся я во фрунт… – После соответствующего финансирования.

– Какого еще финансирования, что за слово такое? – встопорщил бороду кениг. – Не знаю таких слов. А коли ты про деньги, так вот тебе мои слова: спасти дочку правителя – сама по себе немалая награда, я сам бы за это мог деньги брать. Вон на Западе на принцев девиц для спасения не хватает, так и скачут по лесам и горам, лишь бы спасти кого. И заметь – бесплатно.

– Так к тем девицам полкоролевства прилагается, с теми самыми лесами и горами, – не уступал я. – Чего ж не поскакать? А к вашей дочке ничего в комплекте не идет, вы мне в лучшем случае Флоси только и дадите, и то лишь потому, что он вам не нужен.

Кениг насупил брови и о чем-то задумался.

– Сколько просят? – наконец выдавил он из себя.

– Двадцать тысяч – и это уже со скидкой, еле выбил, – не стал жалеть его я. А чего жалеть, это мой честный гешефт.

– Ого-о-о! – Кениг замахал руками. – Нет таких цен на спасение. Нету!

– Так спасают-то не монашку, не пастушку, целую дочку кенига. И, кстати, там злодей на трех кораблях будет!

– Ладно. Даю тебе три тысячи – больше у меня в казне нет.

И кениг растрепал бороду, показывая, что на этот раз разговор окончен точно. Ага. «Мы не привыкли отступать», – как пели в киножурнале моего детства, предваряющем киносеанс.

Торг длился полчаса. Я был пламенно-риторичен. Кениг неистов, он сбегал с трона и махал секирой, обещая прибить на месте, он стыдил меня, он обещал меня то казнить, то даже женить на Ульфриде, правда потом, при случае. Он обещал мне место рикса в одном из бургов и Флоси в подарок, коль он мне так по душе. Он даже взывал к теням предков, которые будут являться к нему по ночам и стыдить за расфуфуканную им фамильную казну. Кениг и впрямь был фантастический жмот.

В результате мы договорились на десяти тысячах, причем не потом, со словами: «Ты пока из своих заплати», – а прямо сейчас. И еще кениг все-таки всучил мне в подарок Флоси, как я ни отбивался. Что мне с ним делать-то?

– Ну ты силен торговаться, – с нотками уважения отметил кениг, снова усевшись на трон и взяв кружку. – Ты насчет Ульфриды и впрямь подумай, она, конечно, на любителя, зато верная будет.

– Подумаю, – кивнул я. – Деньги-то где?

– Да… – погрустнел кениг. – Деньги. Ингвар!

Скрипнула дверь и в зал кто-то вошел.

– Вот, Ингвар как раз вернулся сегодня, он тебе золотые и отсчитает, – объяснил кениг.

Ингвар подошел к трону. Это был мужчина средних лет, безбородый и безусый, с тонкими и потому редкими для Севера чертами лица, на котором застыло выражение то ли отчаяния, то ли усмешки. Когда он взглянул на меня, мне показалось, что в его глазах мелькнула тень узнавания, хотя мы точно нигде не встречались.

– Вот, Ингвар, какие пошли корыстолюбивые герои, без денег никого не спасут сроду. Отсыпь-ка этому молодцу восемь тысяч монет.

– Десять, – кротко поправил его я.

– А я сколько сказал? Я и сказал – десять, – изобразил недоумение кениг.

– Хорошо, – склонил голову Ингвар. – Пройдемте.

– Давай, герой, и чтобы девочка моя здесь была, целая и здоровая.

«Вам предложено принять задание «Освобождение дочери кенига». Данное задание является 7-м в цепочке квестов «Пропавшая дочь». Условие – освободить из плена дочь кенига Ульфриду. Награды: 1500 опыта; + 10 единиц к уважению народов Севера; руна «Гебо». Принять?»

– Кабы дали двадцать тысяч, точно была бы целая и невредимая. А так – поручусь только за целость, – не удержался я от ехидной реплики, и, похоже, зря, поскольку кениг нахмурился уже не в рамках своей роли, а вполне даже натурально.

– Ты не заговаривайся. – В гуле его голоса я услышал отзвуки надвигающейся грозы. Это я поторопился, мне он еще ой как нужен.

– Извините, кениг, занесло, – по возможности проникновенно поклонился я.

– Прощаю, – махнул дланью правитель. – Но смотри у меня! Ладно, удачи, верю, ждет она вас, поскольку на святое дело идете – дочку мою от злодеев выручать. А я пойду, мне там еще государством управлять надо.

Мы с Ингваром вышли из зала, и я проследовал за ним по коридору. Глядя в его спину, я размышлял о том, что какой-то он неправильный северянин – и плечи у него узковаты, и на поясе ни меча, ни ножа… Потом мне подумалось, что он финансист, и это нормально. В конце концов, среди силачей и воинов всегда должен быть хотя бы один прагматик.

– Ожидайте здесь.

Мы остановились около кованой двери с замками с этой стороны и явно с засовами с той.

– Да не вопрос, – браво ответил я. – Ныряйте в закрома, я подожду.

Ингвар сделал плечами некое движение, как бы говорящее: «А куда ты денешься», – и скрылся в глубинах сокровищницы.

В процессе ожидания я глянул руну «Эйваз», перепавшую мне.

«Руна «Эйваз». Одна из набора рун, которые, если верить легендам, в древности придумали боги. В том случае, если руна находится в инвентаре, игрок получает минус 7 % к возможности быть обворованным. Бонусы, которые эта руна дает в сочетании с другими рунами, приведены в соответствующей таблице. Ограничения к классовому использованию предмета – отсутствуют. Минимальный уровень для использования – 45».

Ого. А ничего так руна. Надо и про остальные тоже разузнать, дело-то, видать, стоящее.

Громыхнули двери, показался Ингвар, без труда несший мешок, довольно увесистый на вид, с моим (да, моим) золотишком.

– Держите. – Он протянул мне мешок. – Надеюсь, Ульфрида скоро вернется к нам.

– Не сомневайтесь, – заверил его я. – Наш брат-приключенец слов на ветер не бросает.

– А как скоро она вернется? – как бы между прочим поинтересовался он.

– Не знаю, – беспечно ответил я. – Деньков через пять, думаю, не раньше. Надо составить план, подготовиться, дело-то серьезное. Опять же, горы – это вам не шутка.

Не хватало еще кому попало рассказывать о своих планах. Я этого Ингвара знать не знаю, так что дезинформация сейчас самое то. Нет, шила в мешке не утаишь, но сборы морских королей в дорогу – дело обычное, а остальные будут помалкивать.

– Ну и славно, – умиротворенно сказал Ингвар. – Вас к выходу проводить?

Вскоре я вышел из чертога и направился на розыски гостиницы – не хватало еще таскаться невесть где с такой грудой золота.

Совесть меня не терзала – я должен иметь свой маленький процент за все эти геморрои. Включая, кстати, членство в клане, от которого пока проблем у меня куда больше, чем пользы. Все, что они мне безвозмездно дали, – это стартовые уровни, которые я мог бы получить и без них. Остальное же делалось на исключительно взаимообразной основе. Так почему бы и мне не получить от них кое-какой гонорар за предоставленные услуги?

Вот от Гунтера я бы золото не взял, если что. И не только потому, что я сильно честный, а исключительно из-за того, что это может как-то бахнуть по репутации. Да и грех это – на простосердечии наживаться, если совсем напрямоту, не совсем уж я сволочь.

Выйдя из гостиницы, я проверил почтовый ящик. Деньги от Элины упали письмом. Комментариев в письме не было, из чего я сделал вывод, что, видимо, на этот раз она всерьез на меня злится. «Ну и черт с ней, – решил я. – Даже если совсем из клана выгонит. Баба с возу…»

Может, это вообще был бы оптимальный вариант? Подался бы я, например, к «Гончим»… Или даже к «Диким сердцам» – все-таки связи на уровни руководства, а на всяких там полуросликов мне чихать. Предварительно, конечно, такой шаг надо будет с Седой Ведьмой обговорить. Кстати, действительно любопытно, а что это я никакого приглашения не получил на грядущий праздник? Хотя с чего бы? Кто я такой в масштабах ее клана и знакомств? А можно вон вообще в «Сыны Тараниса» к Глену попроситься, он, думаю, мне не откажет. Лишь бы выгнала… Самому-то не уйти – в черный список попадать мне неохота, а что она туда меня загонит – это к бабке Рине не ходи…

В харчевне все было по-старому, с той разницей, правда, что Флоси переместился с места у стойки под нее и, похрюкивая, спал. Хозяин харчевни, стоя около него, явно раздумывал, передвинуть его в другое место или нет? С одной стороны, от туалетного работника очень воняло, с другой – хозяин брезговал до него дотрагиваться. Просить же об этом Гунтера он явно не рискнул.

– Надрызгался? – махнул я головой в сторону Флоси, причмокивающего во сне губами.

– Ага, – кивнул Гунтер, потягивая эль. – В лоскуты. Перед тем, как баиньки лечь, еще песни пел. Что-то о гоблинах. И ругал какого-то Дима за то, что идея хорошая, но не ему в голову пришла. Алкоголизм – страшное дело, вон, до зеленых гоблинов допился.

– Да, зеленые гоблины – это сильно. Надо ему завязывать, а то он тут всех жителей распугает. Ты о чем сказать-то мне хотел?

Гунтер поставил кружку и, безмятежно улыбаясь, поведал:

– Да так, о пустяке. Местного рикса этой ночью растерзали прямо у стен бурга. Предпоследнего из оставшихся риксов. Даже и не ночью, вечером.

– О как, – наморщил лоб я. – И чего это его, болезного за стены понесло?

– А вот не узнавал пока, решил тебя подождать. Пошли, разузнаем?

Я посмотрел на внутренние часы. Пять часов, время еще есть.

– А почему бы и нет. Давай опросим свидетелей. Надо же понять, что это за чума такая нашла на восемь эти бургов.

Мы предупредили корчмаря о том, что во хмелю Флоси очень буен, особенно если его разбудить и не похмелить, и покинули харчевню.


Глава 15, в которой герой начинает координировать события | Край холодных ветров | Глава 17, в которой герой и его друг пытаются докопаться до истины