home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятьдесят первая

Новость настигла Беами, когда она уже вернулась в цитадель. Беллис торжественно храпела в ее постели, а она сама взволнованно ждала хоть каких-нибудь известий о Люпусе и остальных гвардейцах. И чем сильнее она нервничала, тем больше крепла ее уверенность в том, что с ними случилась беда.

Подслушав, как драгунский офицер отдавал приказы эскадрону своих солдат в главном дворе крепости, она поняла: что-то действительно произошло. Ночные гвардейцы не вернулись, как было условлено… возможно, их миссия потерпела неудачу… и хотя заложники были освобождены, все члены элитного отряда до сих пор числились пропавшими без вести.

Беами почувствовала, как ее сердце забилось где-то в горле.

Пожалуйста, только не Люпус…


Когда старший офицер завершил инструктаж, Беами перехватила лейтенанта Одиннадцатого драгунского полка – светловолосого, атлетического сложения бородача, со сложной татуировкой вокруг шеи. Ей долго пришлось бежать за ним по коридору, прежде чем она смогла его остановить.

– Мне надо знать, куда отправились ночные гвардейцы! – выпалила она.

– Боюсь, мисс, что это секретная информация. – И он небрежно повернулся к ней спиной, собираясь уже продолжить свой путь, но она ухватила его за руку:

– Нет, ты мне скажешь, где они, а не то я так ударю тебя энергией…

Солдат, шутя, вырвал у нее руку и засмеялся, и тогда она ударила его реликвией тонг – металлическим устройством, которое, словно зубами, вцепилось ему в мясо пониже локтя, отчего он, вскрикнув, упал на колени.

– Говори, куда их послали!

Пока он елозил коленями по полу, пытаясь спасти остатки своего достоинства, хотя и убежденный в том, что все равно умрет, с его губ сорвались координаты склада и цель их миссии.

– Вот тебе и засекреченная информация, – ухмыльнулась она. – А ты думал, вас учили выносить пытки?

Беами убрала свой механизм, а лейтенант только молча растирал руку и шумно сопел. Мужчина плотно стиснул губы, но поздно. Она уже знала все, что ей было нужно, и шла будить Беллис.


С мешками реликвий за плечами, женщины устремились через разрушенный войной город назад, туда, откуда пришли совсем недавно. Теперь, при свете дня, развалины были видны во всем своем удручающем безобразии. Сердце Беами упало, когда она поняла, как сильно ее город пострадал от войны – войны с врагом, о котором ей ничего не было известно, который не имел никакой связи с ее предыдущим существованием. Среди всего этого ее жизнь теряла смысл.

Оставшиеся в имперской зоне жители, похоже, никуда не хотели уходить. Из зияющих дверных проемов – двери были сорваны с петель – доносился плач детей, напуганные женщины в открытую всхлипывали на улицах. На одной площади, за столом, прислоненным к беленой стене, упрямо играли в кости двое старых бродяг. В конце концов, они жили здесь всю жизнь и, как многие другие люди, не знали иного дома; вполне понятно, что они не стремились никуда уходить.

В зонах сражений трупы устилали снег, их доспехи были погнуты, руки и ноги отрублены, лужи крови и куски гниющего мяса окружали их со всех сторон, улицы воняли смертью. На месте некогда блестевших оконных стекол теперь зияли обугленные дыры, словно ворота в ад.

Там, где убивали людей, сугробы покраснели от крови. Чистильщики снега давно уже не выходили на улицы города, и казалось, милосерднее всего было бы предоставить стихиям похоронить Виллирен, целиком скрыть его под снежным покровом.


Ей посоветовали искать склад. Глядя на карту и сверяя с отмеченными на ней улицами и перекрестками углубления в развалинах, еще различимые на местности, Беами и Беллис проходили один солдатский пост за другим, с помощью реликвий заставляя свет огибать их так, чтобы остаться незамеченными, возводя невидимые лестницы над руинами зданий. Они пустили в ход все известные им приемы. И каждый свой шаг Беами делала, угнетаемая страшной мыслью о том, что, может быть, Люпуса завалило.

В одном месте ей пришлось защищать их обеих от двух окунов, которые карабкались к ним через обломки так неуклюже, что она даже удивилась, как это они, при такой грации, ухитрились вызвать столько разрушений. Хлыстами из света, которые с шипением и треском били окунов по панцирям, Беами гоняла мерзких тварей по улице до тех пор, пока те не скрылись вдали.

– Ох, какая ты молодец, – восхитилась Беллис. – Очень удачное использование энергии.


Женщины прошли уже много миль, у них болели ноги и стертые ступни. Быстро бегущие облака принесли мокрый снег, но ничего хуже. Уже почти три часа они шли медленно, то и дело останавливаясь, чтобы попить воды из взятых с собой бутылок.

Беами снова сверилась с картой, но чем дальше на запад они уходили, тем меньше было в ней смысла. Там, где раньше находились улицы, теперь царил полный хаос. Местами приходилось идти просто наугад. К счастью для них, Беллис не один год изучала топографию города и, быстро сориентировавшись, заявила, что они идут в правильном направлении.

Час спустя они уже подходили к месту, где должен был быть склад.

– Ну и где он? – спросила Беами. – Не вижу ничего похожего.

– Очень возможно, что наш головоногий друг ухитрился дестабилизировать ряд строений.

– Хочешь сказать, что чертова каракатица раздавила склад в лепешку, – огрызнулась Беами.

– Эй! – Голос эхом разнесся по улице. Отряд румелей – добровольцы, судя по их виду, – приближался к ним, перескакивая через запорошенные снегом руины. Впереди бежали два вороных и один гнедой, за ними еще целый отряд, все в дешевых доспехах и с дешевыми мечами.

– Леди, здесь нельзя оставаться. – Они отвели женщин за разрушенный дом, где объяснили им, кто они такие и что тут делают.

– Что стало с ночными гвардейцами? – спросила Беами румелей-ополченцев.

Уверенность покинула их лица, в движениях проявилась робость, и Беами поняла, что самые дурные ее страхи вот-вот подтвердятся. Один из ополченцев, молодой гнедой румель, назвавшийся Багзом, объяснил:

– Крыша обрушилась, мисс, когда все были внутри. Они как раз выводили заложников со склада – их было больше тысячи человек, – как вдруг какая-то хрень обрушилась на город. Но это не она на них наступила, просто все вокруг тряслось, понимаете?

Судорожно сглотнув, Беами подавила тревогу.

– Мне надо войти внутрь.

– Невозможно, мисс. Мы все уже там осмотрели, ничего не нашли, одни обломки.

– Они же ночные гвардейцы. Усиленные солдаты. Обрушившаяся крыша не обязательно должна была их убить. А значит, кое-кто из наших лучших солдат еще может быть жив.

Ополченцы поспешно переговорили друг с другом, пошептались, покивали. Потом Багз сказал:

– Мы можем подвести вас к зданию, а потом покараулить, чтобы на вас не напали оставшиеся враги.


Когда они приблизились к руинам склада, ее сердце упало. Разве может кто-нибудь выжить здесь, даже Люпус? Там, где недавно стояло здание, теперь валялись лишь обломки, куски штукатурки разных размеров, кирпичи, шифер и плитка мешались в беспорядке. И над всем этим торчали обломанными пальцами части уцелевшей кладки.

Что им делать с этим трупом здания, чьи фрагменты разметало по улице на сотни футов, с чего начать?

– Берегитесь окунов, мисс, – предупредил Багз, отводя своих солдат за территорию руин.

– Что ж, начнем, – вздохнула Беами.

Сначала она воспользовалась реликвией бротна для того, чтобы разбить как можно больше камней вокруг себя, поскольку они мешали осмотреть развалины. Распутав окружавшие вершину конуса проводки, она направила его острием на первую группу камней. Беами зарядила механизм, он сначала зажужжал, а потом лучом энергии уничтожил каменную массу. Беллис помогала ей каким-то инструментом вроде вилки, который, удлиняясь, выворачивал из земли наиболее крупные фрагменты.

Постепенно вокруг них стали собираться солдаты-ополченцы и, увидев, что они делают, предложили им помощь. Откуда ни возьмись появились инструменты: веревки, лопаты, примитивные лебедки и даже ведро биолюмов для поисков в особенно темных углах. Людьми овладело приподнятое настроение: всем хотелось спасти лучших солдат империи и таким образом отплатить им за то, что те старались защитить их город.

Прошел час. За ним другой.

Наконец Беами проложила путь к центру обнаруженного сооружения. Мертвые тела были повсюду, и она только вздыхала с облегчением, каждый раз видя, что ни на одном из них нет такой знакомой черной формы.


Все, кроме Беами, сделали перерыв. Она была измучена, но ее тело, казалось, больше не чувствовало боли. Снег начинался и переставал, порывы ветра бросали ей в глаза и в рот пригоршни пыли. Она вытирала лицо и продолжала работать. И думать могла лишь об одном. Глядя на нее, всем становилось стыдно и все снова брались за дело.

Стемнело. Беллис подошла к Беами и потянула ее за рукав.

– Моя милая, тебе тоже надо отдохнуть.

– Нет пока, света еще достаточно. И потом, у меня есть биолюмы. А ты иди в цитадель, если хочешь.

Еще час прошел, еще ближе стала непроглядная тьма. Она забралась туда, где из обломков торчала одна из внутренних стен, и продолжала работать там: превращала камень в пыль, двигалась дальше, камень в пыль, шаг вперед…

Стон? Кто-то стонет?

– Здесь! – вскрикнула Беами, и ее сердце припустило вскачь как бешеное. Подобравшись ближе к источнику звука, она голыми руками начала разгребать куски и обломки штукатурки. Избавившись от них, она снова запустила свой механизм.

Вдруг появился гвардейский щит.

– Эй! – крикнула она. – Эй, вы меня слышите? Вы сильно ранены?

За ее спиной, взволнованно переговариваясь, уже толпились другие.

Она услышала голос, он говорил с явным джамурским акцентом:

– По-моему, кое-кто из нас… кое-кто ранен… но мы живы.

Она не узнала, кому принадлежал голос – явно не Люпусу, – но адреналин хлынул ей в кровь, побуждая к действию. Вместе со своими помощниками она оттащила самые крупные обломки. Принесли биолюмы. Ночью они работали вдесятером, почти не переговариваясь, только обмениваясь короткими инструкциями. Румели-ополченцы притащили носилки, которые выстроили тут же в ряд.

– Закройте глаза все, кто меня слышит, – предупредила Беами и с помощью механизма принялась вновь распылять камень.

На этот раз дыра открылась порядочная, так что она смогла спуститься к попавшим в ловушку солдатам, прежде всего ища взглядом Люпуса, но того нигде не было.

Беами взяла валявшийся тут же солдатский щит и подняла его в пролом.

– Биолюмов, – приказала она, и ей передали ведро. Она вывалила его содержимое на землю, где светоносные твари тут же принялись призрачно сиять.

– Кто-нибудь, помогите мне поднять отсюда этого человека! – крикнула Беами.

Крупный румель нагнулся к ней и стал поднимать солдата. Он тянул его под руки, а Беами направляла тело снизу. Ей пришлось зажмуриться, когда мимо ее лица проплыла культя измочаленной ноги; против такого ранения никакая аугментация не поможет.

Гвардейцев одного за другим вытягивали из развалин. У одних были окровавлены лица, у других поломаны или порезаны руки, но раны уже начинали затягиваться. Среди них был тот, кому стрела попала в глаз, одна женщина, один мертвый, но Люпуса не было.

Вот он!

Люпус лежал на спине, щит наполовину закрывал ему лицо. Одна его нога была в крови, лицо почернело от пыли. Упав рядом с ним на колени, Беами стала осматривать его, нет ли тяжелых ран.

– Значит, меня ты оставила напоследок, – прохрипел он еле слышно.

Заплакав от облегчения, Беами уронила голову ему на грудь.

Он пытался сказать что-то еще, но, видимо, не смог.


Беами с удивлением обнаружила, что, обретя новую цель, она еще могла двигаться, несмотря на страшную усталость. Почти три часа она шагала рядом с носилками Люпуса, кружным путем возвращаясь к цитадели. Даже этот маршрут, считавшийся относительно безопасным, отнюдь не был таковым в полной темноте.

Командующий Ночной Гвардией достаточно пришел в себя, чтобы возглавить процессию и привести ее в подземный полевой госпиталь, а время от времени даже помогать нести своих людей. Нырнув в безопасность тоннелей, Беами почувствовала, как восстанавливается утраченное ею равновесие. Люпус иногда улыбался ей со своих носилок.

Но, войдя в главную палату, все встали точно вкопанные и вытаращили глаза.

– Господи, Бор мой, нет! – вырвалось у кого-то.

Ряды за рядами, походные койки были перевернуты. На полу, кто лежа, кто как-то иначе, расположились неузнаваемо изуродованные пациенты. Не просто изуродованные – у каждого появились части тел, конечности, принадлежащие… другим существам.

– Твою мать! – выдохнул кто-то другой.

– Принесите факелы, надо разобраться, что тут случилось, – распорядился Бринд.

Принесли свет. Оказалось, что сотни мужчин и женщин приобрели лишние конечности, одни мохнатые, другие чешуйчатые, оторванные у рептилий, трансплантированные от лошадей, а некоторым были пересажены головы, взятые от беспозвоночных. Пациенты-румели были изуродованы сходным образом, только им пришивали человеческие головы и руки, которые грудами валялись вокруг. Повсюду, насколько хватало глаз, раздавались стоны и плач, вызванные болью и потрясением. В стороне валялись расчлененные трупы врачей и сестер, которые ухаживали за больными: их внутренности лежали поверх их тел.

А под самым потолком парили создания, похожие на призраков. Обман зрения, может быть?

Подбежал солдат, сжимая в руках записку. Он сунул ее Бринду.

– Нашел вон на том парне, в конце палаты. Он повесился на своей рубашке – по-моему, уже давно.

Бринд, качая головой, начал читать:

– Это от доктора Воланда, здесь сказано: «Если вам доведется пережить эту войну, желаю вам счастливой кончины. Возможно, она будет не менее радостной, чем моя. Идите вы все на… Искренне ваш, Воланд».

Звуки, которые издавали монстры, внушали тревогу. Многие из них делали попытки приблизиться к солдатам, но почти сразу падали, не в силах управиться с лишними конечностями. Старуха с огромными собачьими лапами вместо рук долго царапала ими одного солдата, пока тот ее не оттолкнул. Мужчина с головой гигантской ящерицы подобрался совсем близко, но кто-то опомнился и пристрелил его из арбалета.

Бринд отдал всем приказ уходить, и они дружно зашагали к двери.

Настанет ли когда-нибудь конец этим ужасам?


Глава пятидесятая | Город холодных руин | Глава пятьдесят вторая