home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10


О разнице между 'неприятностью' и 'полным этим самым'


 


Это была опять обычная квартира. Небольшая такая. Даже симпатичная. От других квартир ее отличало одно. Нарисованный мелом треугольник в круге - и труп, лежащий посреди комнаты и разделанный так же, как и предыдущие два.

Мечислав высказался. От души, громко и непечатно.

Альфонсо да Силва был полностью, окончательно и бесповоротно мертв.

Шарль, в отличие от меня, был тих и задумчив. Что у него плескалось в глазах, я разглядывать не стала. Пока. Сначала дело, потом эмоции. Но и молчать не хотелось.

- Жесть! Этот гад даже сдохнуть умудрился так, чтобы всем нам жизнь испортить.

- Юля! - воскликнул шокированный Владимир. За что тут же и огреб.

- Что - Юля!? Что - Юля!? - завелась я. Тоже мне - вампир-святоша! - Можно подумать, тут все скорбят по этому уроду! Да оживи он сейчас, я бы его сама пристукнула, а вы бы не побрезговали подтвердить, что так оно и было! Меня больше напрягает другое! Он подох на нашей территории, так что убивца потребуют с нас.

- Безусловно, - вздохнул Вадим. - И все же, кудряшка, говори о нем чуть более уважительно. Например, не сдох, а умер.

Уважительно говорить об Альфонсо я отказалась.

- Щас. Умер он давно, когда вампиром стал. А на нашей территории - подох, как последняя сволочь. Не мог он по дороге копыта отбросить!

- предполагаю, что его - не спросили, - съязвил Вадим. - Так что твои претензии не по адресу. Адресуй все свои высказывания к маньяку.

- Ага, лешего с два - маньяку, - я тоже была взвинчена и от этого хамила раза в три больше нормы. - Маньяк - это когда для удовольствия. А это - явно для продовольствия.

- Не понял? - вмешался Владимир.

- А чего тут непонятного? Маньяк от своих преступлений ничего не получает. Кроме морального удовлетворения и сувениров на память. И цена тем сувенирам - грош ломанный. А этот некто - он выпивает из своих жертв всю силу. Все, что дает им силы жить.

- Из Альфонсо - тоже?

Вадим закончил ругаться и стал серьезным и сосредоточенным. Правильно. Сейчас надо защищаться. И для этого - разобраться, что и как здесь произошло. Выяснить все, что можно и нельзя. А истерику лучше потом закатить. Для своего удовольствия.

М-да. Раньше были неприятности?

Что вы! Раньше была просто райская жизнь. А вот сейчас...

Альфонсо да Силва лежал в нарисованном круге и глядел в потолок. Глядел бы, если бы был жив. Но ему вырезали сердце и высосали до сухого серого комка, как и двум предыдущим жертвам.

И мне даже не надо было смотреть общий магический фон в комнате. Я и так отлично знала, что это - то же чудовище, что убило и Лаврика, и Наталью. Хотя...

Нет! Я не верю, что на один город может прийтись две таких твари! Не верю!

Мечислав не ругался. Не злился. Не сверкал глазами.

Он просто сел на табурет, кем-то оставленный у круга, и так задумчиво уставился в стену, словно на ней сейчас показывали всю камасутру. Вид у него был настолько тоскливый, что даже мне захотелось сесть рядом и завыть. Красиво так, на луну... М-да.

Я хоть и студентка, но тут даже я сообразила.

Многовато на бедолагу свалилось. И покушение, и вчерашнее, и теперь Альфонсо...

Я ловко цапнула за руку Володю.

- Ну-ка живо - выстави всех отсюда! Чтобы через тридцать секунд здесь были только я, Мечислав и труп. Ясно?

Владимир было сверкнул на меня глазами.

- Только Мечислав может отдавать мне приказы...

Я ухмыльнулась.

- Володя, ты меня сукой обозвал?

У вампира аж челюсть отвисла.

- Я... э...

- Ну как же, - разъяснила я. - Если я - фамилиар Мечислава - значит, я могу распоряжаться его вампирами. Ибо фамилиар - это часть Князя города. Йес? И ты обязан прыгать и квакать, если я прикажу прыгать и квакать. А если ты меня не считаешь способной распоряжаться, значит для тебя я не фамилиар, а так, карманное недоразумение вроде левретки. А левретка - это собачка. Так ты меня сукой обозвал?

М-да. Юмор вампир понимал плохо.

- я ничего такого не имел...

Продолжить оправдания я ему не дала.

- Тогда - изволь исполнять. Или мы этот вопрос обсудим с Мечиславом. А он тебе из одного принципа оторвет все выступающие части тела. Ну!?

Через пятнадцать секунд в комнате остался только мой списочный состав. То есть - я, Мечислав и труп. Ну и правильно. Как учил меня дед, командир может быть каким угодно. Злым, больным, пьяным - дело житейское, невыспавшимся, просто сволочью, или вовсе даже последним дураком - бывало на войне и так. Хотя и недолго. Но!

Никогда командир не должен показывать солдатам, что он - в соплях. В унынии, в печали, в растерянности... Короче вариант незабвенного И.В. Грозного - Рюриковича: 'Оставь меня, старушка, я в печали' - не проходит. Потому что это - люди, которые от тебя жизнью зависят.

И уж тем более не пройдет этот вариант, если ты командуешь волчьей стаей. Которая, при первом же намеке на слабость или неуверенность в себе, вцепится тебе в глотку.

А вампиры - и того хуже. У волков хоть что-то доброе в душе осталось.

Зато сейчас Владимир, хоть и шипя и скрипя зубами, увидел, что я - поддерживаю Мечислава. Если он и впал на миг в уныние, то я быстро его вытрясу из этой впадины.

Вот и займемся.

Я подошла сзади, примерилась - и отвесила табурету, на котором сидел вампир, воспитательного пинка под левую заднюю ногу.

Табурет жалобно хрустнул - и охромел навеки. Ножка полетела в одну сторону, вампир в другую, табурет - в третью.

В падении Мечислав успел сгруппироваться и головой в стену не впечатался. А жаль. Говорят, для прояснения мозгов очень помогает.

Он остановился буквально в шаге от стены, извернулся и гибко вскочил на ноги. Взгляд зеленых глаз стал растерянным, черные волосы растрепались. И выглядело это настолько... умилительно, что захотелось пригладить взъерошенные пряди, поцеловать вампира в лобик и пообещать, что все будет хорошо, злых дядей мы переловим, а буку из-под кровати - прогоним.

Ага.

Семисотлетнему вампиру.

А может, попробовать? Авось, его вообще кондрашка хватит от таких заявлений?

Я медленно пошла к вампиру. Мечислав стоял столбом, явно не представляя, чего от меня ждать. Пинка? Удара? Воплей?

Не угадал.

Я медленно приблизилась на расстояние вытянутой руки и вытащила из сумки расческу.

- Ну-ка, не вертись. Растрепался, как метелка...

И принялась причесывать спутанную черную гриву.

- Повернись спиной... отрастил хвост, не достать...

Мечислав покорно развернулся ко мне тылом. Я дернула за кончик стильную бархатную ленту с вышивкой, которой были завязаны его волосы - и та легко развязалась. А я принялась приводить в порядок вампирскую шевелюру.

- Вот так. Разлохматился весь, пыли в хвост собрал, хоть на швабру обстригай... тоже мне, стильный вампир нашелся... Да не дергайся ты, я не так сильно тяну... Вот и все, вот и умничка, вот и лапочка... вполне себе приличный вампир получился... ну-ка повернись...

Мечислав послушно развернулся. Кажется, вампира настолько удивляла сложившаяся ситуация, что он даже возмутиться забыл. Даже рот приоткрыл. Так и хотелось сунуть ему в пасть трамвайный билетик - и прокомпостировать. Клыками. Я откинула длинную прядь с его лица и ласково провела рукой по волосам.

- Ну что ты, в самом деле? Справимся мы с этими проблемами! Найдем злодюгу и убивца, вырвем ему руки и ноги - и закопаем под раскидистым дубом. Или вообще отдадим тебе в личное пользование. Чтобы ты его - того.

- Что - того? - уточнил окончательно растерявшийся вампир.

- Лично покусал за все места. - Я чуть-чуть подергала вампира за ухо. Не сильно, чтобы приходил в себя. - Будешь?

- Кусать?

- Кусать.

- Не буду, - решил Мечислав.

- Тогда думай, как ловить гада будем, - решила я. - И челюсть подбери, клыки видны. Неэстетично.

Вампир закрыл рот, еще раз посмотрел на меня - и принялся хохотать. Звонко. Весело. От души. И совершенно не думая, какое впечатление он при этом производит.

Он буквально ржал, как лошадь, закатывался, всхлипывал и даже стонал, хватаясь за болевшее ребро, но остановиться просто не мог.

- Юля, ты... ох... Куд...ряшка... не... могу...

Минут через пять мне это надоело.

- мне сказать Вовочке, чтобы принес стакан воды? Кстати, а вампиров от истерик водой отпаивают?

- Только кровью, - сообщил мне вампир и опять зашелся в приступе хохота.

- Ладно. Сейчас скажу. Пусть съездят до ближайшей скотобойни.

- Я что - зоофил!? - возмутился Мечислав. И совершенно неожиданно подхватил меня на руки.

- Пушистик! Ты - чудо!

- Пусти меня, кровопийца! - возмутилась я. - На труп наступишь!

- Ничего, ему уже наплевать!

- А мне еще - нет! Пришел в себя? Давай работать!

Вампир (так и не опуская меня на пол) запечатлел поцелуй у меня на кончике носа - и пинком ноги распахнул дверь.

Раздалось печальное 'Ох'. И мы одновременно поглядели на пол. За дверью обнаружился Владимир. Слегка уплющенный спереди. А на лбу у вампира прописывалась большая шишка. Ненадолго. Но часа три он будет ходить с украшением.

- Подслушиваем? - грозно поинтересовался Мечислав.

- Осведомляемся? - не отстала я.

- я шел, чтобы сообщить - команда ликвидаторов прибыла! - возмутился вампир.

Мечислав наконец поставил меня на ноги, но за талию все-таки придержал. Я непроизвольно потерлась щекой об его рубашку - и только потом сообразила, что собственно, сделала. Ой, ё...

Я надеюсь, я так однажды не окажусь в кровати с этим клыкозавром?

Хотя чего уж теперь... и так все было.

А с другой стороны - и что с того? Было!? Сплыло!!!

Каждая женщина хоть раз в жизни, но совершает ошибку. Это ведь не повод посвящать ошибке весь остаток сил и разума? Не повод. Особенно, если нет ни детей, ни болячек.

- Свободен, - отпустил Мечислав подчиненного - и переключился на меня. - Пушистик, ты можешь попробовать что-нибудь... как в тот раз, с Лавриком?

Я поморщилась.

Можно. А неохота...

Альфонсо - это не Лаврик. Это намного более противная гадость.

Мечислав, видимо, прочел мои мысли, потому что поглядел умоляющими глазами.

- Пушистик, лапушка, заинька моя любимая, очень надо... пока им уборщики не занялись...

- А что с ним будет?

- Вывезем ко мне в офис. Организуем телемост с Советом. Отчитаемся. А потом - сожжем.

Я уловила самое главное.

- когда отчитываться будем?

- Завтра. С отчетом можно подождать до завтра. А вот с убийцей...

Я поморщилась.

- и где мы им до завтра убивца возьмем? Родим? Из-под земли выкопаем?

- я бы его лучше туда закопал, - буркнул вампир. - Но выбора нет. Я не успел тебя спросить - ты ничего не увидела в гостинице нового, когда ездила?

- Ноль. Зеро. Полное зеро.

- Плохо. Нам даже не известно, кто этот жрец - человек, оборотень, вампир...

- Неизвестно. Но и на мозговой штурм сейчас вряд ли есть время.

- Это верно. Я хочу, чтобы ты поглядела на энергетику Альфонсо. Ты говорила, те двое высосаны. А этот?

Я поджала плечами. Можно было сказать, что это - то же самое. Но вампир станет настаивать, упрашивать, спорить... На препирания мы потратим не меньше часа. И это - когда его и так сегодня чуть не убили. Лучше я подожду пока он выздоровеет. И вот тогда мы сцепимся.

- Почему бы и не поглядеть. Вряд ли я что новое увижу, но раз ты просишь... Только Шарля позови.

- Зачем?

- Юля?

Я обернулась к дверям. Там стоял Шарль и предано глядел на меня. Я улыбнулась.

- я тебе ужасно рада, братик. У тебя рабочее настроение?

Шарль бросил взгляд на труп Альфонсо.

- После смерти этой гниды, я и горы бы свернул!

- Горы - не надо. У меня к тебе просьба поскромнее.

Да?

Верный дракоша тут же оказался рядом. Мечислав сверкнул на него глазами, но отношения выяснять не стал. Интересно, почему?

- Ты посмотришь, что я делаю?

- Разумеется.

Мечислав поднял бровь, и я пояснила персонально для вампира.

- Шарль обещал поглядеть на мою силу в рабочем состоянии и еще точнее определить, к какому типу она относится. С тобой у нас ведь это не получилось?

- Увы. Мы слишком разные.

- А что не получилось? - въедливо уточнил дракоша у вампира.

- Все, - недовольно ответил Мечислав. - Мы слишком разные. Это все равно, что измерять длину пути амперметром.

- Какие ты слова знаешь, - 'восхитилась' я.

- Я еще много других слов знаю, - окрысился на меня вампир. - Тебе весь словарь зачитать?

- У нас нету столько времени.

- Тогда хватит валять дурака.

Я послушно кивнула. И подошла поближе. На первый взгляд - все было, как и в двух других случаях. Те же узоры - если я увижу их еще раз пять - смогу нарисовать по памяти. Те же порезы на теле. Такой же разрез на спине. И такой же серый и пыльный комок сердца. Все было так же. И все - иначе.

То ли порезы были расположены по-другому?

То ли что-то еще?

Или привкус силы был другим в этот раз?

Не знаю. Но разбираться надо.

Я вытянула руки у Альфонсо над грудью.

И провалилась на свою поляну.

Здесь было по-прежнему хорошо и уютно. Шумели вековые сосны. Тихонько ерошил пряди моих волос ветерок. Сияли ласковыми солнышками одуванчики в траве.

И так же отражало небо крохотное круглое озерцо-зеркальце. Оно казалось таким маленьким...

Но я знала - если я прыгну туда, я не достану до дна. Никогда. Это ведь не совсем вода. А скорее, отражение души человеческой.

В данном случае - моей.

Раньше его не было. Но я взрослею. Умнею (с моей точки зрения). Учусь. И все усложняется с каждым разом. Что-то будет здесь, проживи я еще пятьдесят лет?

Я повела рукой над водяным зеркальцем.

- можно мне посмотреть, что произошло с Альфонсо да Силва?

Деревья недовольно зашумели. Что значит посмотреть?! Это ведь не яблочко на тарелочке. И не зеркальце, показывающее прошлое и будущее. И тем более не запись на диск. И я тут же исправилась.

- Чем он отличается от двух предыдущих случаев? Ведь что-то пошло немного по-другому, да?

Ветерок ласково взъерошил мне волосы. Я посмотрела в озеро. И передо мной словно распахнулось окно в ту комнату.

На свою тушку, которую держал на руках Мечислав (этот нигде своего не упустит, еще и чужое загребет) я внимания не обратила. Мельком взглянула на Шарля, который держал меня за запястье и выглядел так, что хоть самого столбами подпирай. К чему-то он явно прислушивался. Схулиганим?

Деревья явно одобрительно зашумели. Я протянула руку - и легонько щелкнула отражение Шарля в воде - по лбу. Дракоша подпрыгнул и заозирался по сторонам. Ага, не тут-то было!

Вот не увидишь ты меня! Я - тут. А ты - там.

Озерцо чуть сместило угол обзора - и мне во всей красе предстал Альфонсо. Окончательно и бесповоротно мертвый. Но...

Зеркало наплывало то на один, то на другой символ круга. Словно хотело мне что-то сказать.

- Не понимаю. Не те символы? Но они вроде бы такие же.

Озеро мигнуло и показало мне крупным планом треугольник с Альфонсо.

До меня пока еще не дошло.

- Треугольник в круге? И что с того? Или надо поискать эту символику? Но ее слишком много! Ладно, я запомню, потом разберусь. А как он выглядит в силовом плане?

В силовом плане Альфонсо выглядел вполне... прилично. Он был окончательно мертв. И выпит. Так же абсолютно пуст, как и два первых убитых.

- Я никаких различий не вижу. Так и есть - или я просто не помню? - жалобно призналась я всему окружающему.

Озеро мигнуло. И погасло. Ага. Фигушки мне. С кисточкой. Хочешь знать - вертись на месте. Самостоятельно. А тут не курсы по восстановлению памяти. Ох. А завтра ведь в ИПФ звонить придется, узнавать по поводу символики, начерченной рядом с Наташкиным трупом.

Но кое-что можно узнать и у Мечислава.

Можно?

Узнаем!

Сегодня же! Если вампир не сфотографировал место преступления, то есть место убийство Лаврика - зовите меня гориллой. Или Годзиллой. Неважно. А остальные получим у ИПФ. И будем сравнивать. Или...

Короче, думать будем.

Я улыбнулась окружающему миру.

- Я вам так благодарна... Что бы я без вас делала...

Деревья зашумели. И откуда-то я точно знала их ответ. А что бы делало это место без таких, как мы? Зачахло бы и исчезло.

Но мы есть. И когда я устану от этой жизни, я просто приду сюда. И сольюсь с этой поляной. Навсегда сольюсь. И это будет хорошо. И правильно.

Сейчас я понимала чуть больше. Каждый человек, который впитался в это место - становился его частью. Как грань кристалла. И чем больше граней, тем интереснее, красивее, сложнее кристалл.

Я знаю, этот кристалл получает энергию из окружающего мира, пропускает ее через себя - и отдает обратно. Теперь - знаю. И начинаю осознавать часть своих способностей.

Я - универсальный реципиент. Я так же впитываю силу из окружающего мира, из тех, кто пытается причинить мне вред, из чужой, злой силы, в общем-то, неважно из чего, важно то, что у меня это получается - и я легко отдаю ее другим. В частности - вампиру. Почему Мечиславу так легко получать от меня силу? Именно поэтому.

Я - часть этого места. Даже сейчас, я его принятая и любимая дочь. И мы обладаем схожими талантами. Только эта поляна делится силой со мной. А я - всего лишь с вампиром.

Шлеп!

По лбу меня щелкнуло большой шишкой. Интересно, за что? За Мечислава?

А может и правильно. Он - вампир. С этим не поспоришь. Но по-своему он - неплохой вампир. В меру властный, в меру добрый, заботящийся о своих людях. Я точно знаю, что полученная от меня сила большей частью уходит на нужды младших вампиров, таких как та же Катька - Анна. Если бы Мечислав все оставлял себе - давно бы мог подать заявку в Совет. По силе. А он вместо этого помогает младшим. Почему?

Я сильно подозревала, что мы имеем здесь 'вампира-эгоиста разумного'. Это когда он понимает - чем сильнее твоя гвардия, тем тебе же лучше.

Но что ж за крыса завелась у нас в гвардии? Это точно вампир. Не приезжие. Альфонсо мертв. Годвин и Глория нетранспортабельны. Хотя бы сегодня. Есть, есть кто-то в кустах. Но кто!?

Я еще эту гадину вычислю!

С этой мыслью я и провалилась в свое тело.

***

Первым делом получил по носу Мечислав. Я не целилась. Просто он меня на руках держал, а я головой неудачно дернула, когда пришла в себя.

- Ай! - выразился вампир.

- Уй! - зашипела я. Между прочим, приложиться макушкой об вампира - это тоже больно. Кто хочет - сами попробуйте! - Пусти! Загреб, как колбасу в период дефицита!

Мечислав послушно опустил меня на пол, продолжая одной рукой придерживать за талию. Другой рукой он потирал пострадавшее место.

- Ничего. Вы, вампиры, те еще гады, синяка - и то не будет.

- Твое мнение о моем характере уже известно. Лучше расскажи - что-нибудь удалось узнать?

Я вздохнула - и перешла к делу.

- По силе все так же. Новых идей пока нету. Славка, у тебя есть фотографии с места происшествия? Того, первого? Без них - фиг что поймем.

Мечислав кивнул.

- Я давал задание Леониду. Надо бы у него спросить.

- Ленька!

Явившийся на мой вопль оборотень послушно отчитался. Символика ему лично не знакома. Порезы ни во что осмысленное не складываются. Никому из опрошенных вампиров - тоже. Поэтому он рискнул привлечь к работе нескольких человек с местного исторического факультета. Им - заработок, нам - знания. Но правду им сказать нельзя, поэтому, как только что-нибудь поймут - так сразу. Но пока никто ничего не понимает. А если Юлию Евгеньевну интересуют снимки, так это хоть в шести экземплярах. Смотрите на здоровье.

- Пообещай историкам денег и скажи, чтобы поторапливались, - буркнул Мечислав.- что-то мне подсказывает, что время уходит.

- Часом, не три дырки в организме? - не сдержалась я.

- И они тоже. Кто же под меня копает...

- Надо этого гада найти! - встрял Шарль. - В другой раз и мы можем не справиться. А умирать сейчас не хочется...

- Надо, - протянула я. - Хочу ему в глаза поглядеть. В бесстыжие. Недолго.

- я надеюсь, тебе представится возможность, - вздохнул Мечислав. - Шарль, что ты видел, когда Юля пыталась разобраться?

Шарль чуть заметно поежился.

- Ничего хорошего. Это... странное место. Юля словно ушла куда-то в кристалл. Сплошной кристалл. И туда я пройти не смог. И никто не сможет. Он слепит, обжигает, отталкивает... Юля, лучше бы тебе там не бывать!

Я пожала плечами. Лучше? А если у меня все колдовство через это место? Ну и еще манипуляции аурами, но это так, по мелочам. А там... там я получаю искренне удовольствие от своей силы. И почему им всем так не нравится это место? Там... Я дома.

- Давайте лучше подумаем, что нам делать, - попросила я. - У нас на руках труп члена Совета. Как будем выворачиваться?

- Будем искать убийцу, - пожал плечами Мечислав. - сейчас мы вернемся в клуб, я поговорю с Годвином и Глорианной - и обрисую им ситуацию. После этого у нас останутся трое суток на поиски горе-киллера. Потом мы с вами сильно позавидуем Альфонсо.

- Жестокие они у вас в этом Совете.

- Юля, ты даже не представляешь насколько, - тихо произнес Шарль. Таким тоном, что у меня по коже мурашки побежали. Размером с мадагаскарских тараканов.

Пришлось быстро придавить их и улыбнуться брату. Да, теперь уже брату.

- Разберемся. Мечислав, я завтра встречусь с господами из ИПФ.

- Зачем?

- Покажу им место смерти Лаврика. Там уборки не проводилось?

- Нет. Ты надеешься получить у них какую-нибудь информацию?

- Да. Фотографии с места второго убийства. - Я буквально кожей ощущала, как пересыпается песок в песочных часах. И его оставалось все меньше и меньше. Для нас. Не для нашего противника. Кто же это!? Кто!? - И попроси Леньку оказывать мне помощь, если что-нибудь в голову придет.

- Юля, ты мой фамилиар. Они обязаны помогать тебе. А кто думает по-другому... раз этот некто пользоваться головой не умеет, она ему и не нужна. Ясно?

- Садист.

- Зато у меня дома - спокойствие и порядок.

- Как в гробу.

- А где еще истинный дом вампира?

Где-где, сказала б я тебе... да матом не ругаюсь. Ибо - противно. Я все-таки женщина, а не пьяный ассенизатор.

- Значит, договорились. Тогда мы поехали домой?

Зеленые глаза сверкнули холодным изумрудным блеском.

- Безусловно, Юля. На сегодня с тебя достаточно. Но учти - как только будет пойман убийца, мы с тобой сядем - и поговорим. О твоем побратимстве. Обо всем, что ты сделала. О том, как правильно использовать твою силу. Я тебя еще не отчитал за глупость! Ты понимаешь, что безумно рисковала, пытаясь спасти меня?

Это оказалось последней каплей. Он меня еще ругать будет за риск, проявленный при спасении ЕГО шкуры!?

- Понимаю. Не нравится - так самоубейся обратно, - огрызнулась я. - А мы отправляемся домой. Я спать хочу. Я жрать хочу! И нечего тут улыбаться! Кушать я хотела два часа назад! Сейчас я уже хочу ЖРАТЬ!!! И любой, кто встанет между мной и холодильником, будет приравнен к врагам народа! О своих планах я сообщила? Сообщила! На завтра мы договорились? Договорились! Адиос, амиго!

Я развернулась и вышла из комнаты. И принципиально не заметила, как Шарль и Мечислав попрощались коротким рукопожатием. Что изменилось между этими двумя? И когда?

Женская душа для мужчин - загадка?

Сами они... загадки. От слова - гад! Все. Купаться, кушать, спать! Больше я ни на что не способна! Все остальное - завтра!

Кроме одного...

***

- Ты обещал!!! Ты говорил, что он уже будет мертв!!! Где ты нашел этих кретинов!? Они его даже добить не успели!!!

- и пусть!

- Он мог быть УЖЕ мертв!!! Навсегда!!! Ты ведь обещал мне!!! Ты клялся!!!

Вампир с отвращением поглядел на свою сообщницу. На редкость истеричная личность! Но не стоит позволять ей так орать. Еще услышит кто-нибудь...

- Заткнись, идиотка!

Сильная пощечина заставила женщину отлететь к стене.

- Ты соображаешь? Орать во все горло, здесь, где и стены имеют уши!

Ты всхлипнула и прижала руку к красному отпечатку ладони.

- Успокойся. Это быстро пройдет. И послушай. Его успели ранить. Смертельно. Но Юлька вытащила эту гадину.

- Сучка! Б... !!!

- Нет. Вот это - нет. Как бы тебе не хотелось. По моим данным, у них с Мечиславом случилось только один раз. И то, когда он был в приступе бешенства. Юле просто не захотелось лишиться головы. А так - она не б...

- А почему ты ее защищаешь!? Тоже нравится?!

Вампир скривился. Какие же дуры эти бабы!

- Учись уважать достойного противника. Иначе долго не проживешь. Юля ведет себя более чем достойно. И сегодня только она спасла Мечислава. Хотя шансов практически не было.

- Как ей это удалось!?

- Она очень сильна. И сама пока не знает своей силы.

- Тогда как его убить!!!?

- Возможно, нам и не придется этого делать.

- Почему?

- Альфонсо да Силва убит. Годвин и Глорианна обвинят Мечислава в смерти Члена Совета. Нам останется только подождать, пока с ним не расправятся.

- А кто убийца?

Нет, ну что за дура!? Боги великие, он готов был спорить, что Юля никогда не задала бы такого вопроса. Скорее - как найти убийцу?

- Не знаю. Да и неважно. Вряд ли его можно найти за один день. А ночью будет уже слишком поздно.

- а что будет после казни Мечислава?

Вампир едва удержался от ехидного: 'помрет половина его вампиров, потому как слишком слабы, а кому кроме этого альтруиста нужен бесполезный пока балласт?'.

- Там разберемся. Я надеюсь перехватить власть. Пока Борис в Туле. Вадим будет слишком потрясен смертью своего шефа. По Юле это тоже ударит. И прежде, чем кто-либо очнется, власть будет в наших руках. А Мечислав - мертв.

- я хочу Леоверенскую! Если она переживет его смерть!

- Зачем?

- я хочу убить ее своими руками! Это все она виновата.... Б... п...

Вампир покривился. Его откровенно коробило, когда женщины начинают материться. Но внешне его лицо осталось таким же спокойным. И он вежливо ответил:

- Хорошо, дорогая. Как скажешь.

Лицо женщины озарилось хищной улыбкой. Подрагивающие пальцы сжались, словно уже ощущали горло ненавистной соперницы.

Она искренне ненавидела Юлю. И была уверенна в своем триумфе. Скоро, уже очень скоро.

Она не была бы так беспечна, если бы знала, о чем думает ее союзник.

'Эту надо будет прибить в первую очередь. Ишь ты, Юля ей понадобилась. Нет уж. Это - мой источник силы. И никому его отдавать я не собираюсь. А убивать настолько сильного фамилиара - вообще безумие. Я более чем уверен, она переживет своего хозяина. А уж после смерти Мечислава, с ней можно будет легко найти общий язык. Она будет растеряна, подавлена... стоит только предложить ей защиту и помощь...'

***

Всю дорогу до дома Шарль был подозрительно тихим. Как получил тогда по ушам от Вадима, так и просидел в машине все оставшееся время.

Видимо, шел отходняк.

Плохо. Надо исправлять.

Я хлопнула дверью родной (да, уже родной) квартирки, схватила полудракона за руку и потащила на кухню. Пихнула на стул - и достала из ящика бутылку водки. Я - не пью. Дед настоял, чтобы у меня дома всегда было спиртное. На всякий случай. Так оно и стояло, как поставила. Я одним рывком скрутила крышку, набулькала водку в первую попавшуюся чашку (вышло миллилитров триста) и толкнула к парню.

- Залпом. Ну!?

Шарль послушно плеснул в себя водку, как воду. Поперхнулся и раскашлялся до слез. Я обошла его, похлопала по спине - и вдруг обнаружила, что слезы текут сами по себе. А кашлевые спазмы как-то перешли в дрожь истерики.

Шарль обхватил меня руками, уткнулся лицом в мою куртку - и рыдал и рыдал, выплескивая все, что не смог выплеснуть рядом с трупом своего мучителя.

А я стояла и гладила его по голове. И тихо надеялась, что он мне не пережмет половину сосудов. А то хватка - мертвая. Словно обручем поперек тела сковали.

- Все кончилось. Все будет хорошо. Он мертв.

Я говорила тихим и успокаивающим голосом, а сама понимала - ни фига не кончилось. Ну, сдох Альфонсо. И что!? Для Шарля - хорошо. А для всех нас?

А для всех нас надо как можно скорее найти убивца. Иначе...

Иначе это будет полная засада. Годвин и Глорианна, к гадалке не ходи, повесят на нас всех собак. Как бы и нас еще не обвинили. А что? Альфонсо хотел вернуть Шарля. Я его отдавать не захотела. Вот и шандарахнула бедного милого вампирчика. А жертвоприношение?

Для маскировки! На самом деле это Леоверенская, гадина такая, из него всю силу высосала, она умеет... а если вы думаете, что не умеет, это она просто притворяется! На дыбу ее, гадину!!! Под пыткой она все расскажет и все признает!!!

А хуже всего доказывать, что ты - не верблюд. Убийственный номер.

То есть до завтрашнего вечера надо найти убийцу. А что мы имеем?

А имеем мы три убийства. Сначала был принесен в жертву Лаврик. Потом - Наташка. Потом - Альфонсо.

Что у них может быть общего?

Их убийца. Которому они попались на глаза и которому они доверились.

Доверились?

Может, они и не доверяли, но пошли с ним в точку 'Х'!

С кем могли пойти поп-певец, религиозная девица, повернутая на своем превосходстве... хотя - религиозная? Верить в Бога Наташка стала в последний год. До того она жила без заморочек. Какой-то год выдался - хуже високосного. Кто верить начинает, кто с вампирами общаться.

Размышления не мешали мне повторять одни и те же глупости и гладить полудракона по волосам. А мысли гуляли по дорожкам детектива...

Ах, где вы, где вы, мистер Холмс?

Я - плохой сыщик. И в жизни не поймаю этого урода.

Но думать надо.

А с кем мог пойти Альфонсо?

С кем-то из своих осведомителей здесь? Или он просто увидел кого-то знакомого? Ага, у него таких знакомых может сотня быть. И что - каждого проверять? Да тут на одном бензине разоришься, пока ко всем съездишь. А и съезжу. Дальше-то что? Каждого будет тащить на поляну и проверять на вшивость? То есть на наличие слизняков? Ага, очень смешно! И на каком же товарище я вырублюсь вчистую? На пятом? Десятом?

Лучше уж тогда нацистскими методами. Свет в лицо, говори правду, за одно слово неправды тебе ломают один палец. Или выбивают один зуб. Ха-ха. Три раза. А чего никто не смеется?

Короче искать в нашем городе убивца - это черную кошку в темной комнате.

Шарль так резко разжал руки, что я едва не упала.

- Юля... ты в порядке?

- Да. А ты?

- Не знаю, - честно сказал дракоша. - я в ванну, ладно?

- Топиться?

- Купаться. Спинку потрешь, сестренка?

- Обсудишь вопрос с Мечиславом, - огрызнулась я. - И мочалку заодно попросишь.

Шарль одарил меня кривой улыбкой.

- Обязательно. Сразу в пятницу после субботы.

- Договорились, братик. Купайся - и приходи спать. Завтра будет тяжелый день.

Засыпая, я подумала еще об одном. Но это завтра надо будет обсудить с Леонидом. Пусть скажет, что моя идея - глупая.

***

Сссмерть, сссмерть, сссмерть...

Жертва, моя жертва...

Как приятно зссснать, что ссскоро ты будешь сссвободен. Мой жрец сссделал всссе правильно. Он принессс мне троих. Часссть их сссилы пошла в магичессский круг. Часссть - мне.

Проблема в другом. Я оссслаб. Многое утрачено. Я могу выйти изссс медальона - сссейчассс. Могу подчинить человечессский разсссум на время. Но полноссстью уничтожить его - мне будет сссложно. Можно воссспользсссоватьссся безсссумцами. Можно. Но их надо еще найти. Я не хочу непонятно чье тело. Тело, которое незсссдорово, на укрепление которого придетссся тратить прорву энергии...

Но и быть просссто бесссплотным духом я не желаю. Теперь я зссснаю, зсссдесссь есссть беременная оборотниха. Причем очень удачно - двойней.

Можно взсссять еще нерожденного младенца. Его душа пока безсссзсссащитна. Оссстаетссся только вссселитьссся в его тело.

Что ж, мой жрец ссс радоссстью сссделает это для меня.

Один ребенок и его мать ссстанут жертвой. Жертвоприношение дассст мне сссилу для уничтожения души второго младенца. И в его тело вссселюсссь я. Жрец выдассст меня зссса сссвоего сссына. И я буду расссти. Несссколько лет - и я ссстану опять полноценным. Плоть, разсссум, сссила...

Зсссамечательное ощущение.

Что приятно, тело младенца также податливо. И можно будет конссструировать его по сссвоему вкусссу. Ссспокойно, никуда не торопясссь иногда проводя жертвоприношения - или просссто рассссссылая щупальца сссвоей сссилы...

Это будет хорошее время.

Надо направить сссвоего жреца. Ночь - подходящее время для этого. Зсссавтра днем надо будет дейссствовать.


Глава 9. | Кольцо безумия | Глава 11