home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.


Не доверяйте медведю, что ходит на двух ногах. И вообще - не доверяйте двуногим.

31 августа.


- Шеф все-таки подписал тебя на открытие?

- Чего уж удивляться. Он сам же днем не может, а на меня спихнуть - милое дело.

- а на кого еще? Ты ему и правая рука, и левая нога...

Я невольно улыбнулась. Да уж. Отослав Бориса, Мечислав принялся спихивать общение то с теми, то с этими - на меня. Ну да, на кого же еще...

- Ленька, знал бы ты, как неохота....

- Знаю. Между нами, наш губернатор то одну глупость, то другую выдумает, а мы отдуваемся...

Я печально кивнула, и мы замолчали, размышляя о печальной жизни обычных оборотней и фамилиаров. Машина мчалась сквозь ночь.

Тут надо немного отвлечься в историю города. Нашему городку уже за четыреста лет. И все это время ему то очень не везло с губернаторами, то просто не везло с ними же. На истории и краеведении (да, и такое есть...) нам рассказывали о шести разжалованных губернаторах и четырех повешенных. И коммунизм в этом отношении ничего не изменил. Единственным исключением были Сталинские времена. Но тогда не воровали вообще. У Иосифа Виссарионовича был очень прагматичный взгляд на воров. Блатная романтика? Ха! В сталинские времена группа 'Лесоповал' прямиком бы отправилась соразмерять творчество с реальностью. Так сказать, 'осваивать все на личном опыте'. А воры... Не хочешь работать честно - будешь работать там, где воровать нечего. Сосновое полено не сопрешь. Да и сопрешь - много тебе будет от него проку? В тайге и на зоне?

Это был единственный период, когда наш город процветал. Потом, во времена Хрущева сюда посадили очередного ворюгу - и тот истово принялся растить повсюду кукурузу, загубив при этом кучу пастбищ. Кукуруза не выросла, зато экономика города серьезно пошатнулась. И шатается до сих пор. Ну да ладно это долгая история многих воров.

Нынешний губернатор твердо решил продолжать вековые традиции. При нем встали все заводы, загнулись лаборатории и медленно и печально тонет сельское хозяйство. Зато сам 'хозяин области' успешно отстроил себе и детям по дворцу и закупил недвижимость за границей.

Дед ругается на него последними словами и утверждает, что 'если этому хапуге не отстегнуть, то никакое дело сделать не удастся, все затормозит, каз-зел...'. Мечислав же...

У вампиров свои методы ведения бизнеса. Одна добрая и ласковая улыбка - и человек делает все, о чем его попросят. Жить-то хочется больше, чем денег. Кстати, с недавнего времени дед перестал плеваться ядом в сторону губернатора, и я сильно подозреваю, что к этому причастен вампир. Мечислав вообще часто пересекается с дедом и по делам (после того, как дед помял под себя бизнес Снегирева) и чисто по-дружески посидеть, потрепаться у камина.

Но это я опять отвлекаюсь.

Ко всем его прочим неоспоримым достоинствам, наш губернатор обожает праздники. Открытия того. Открытия этого. Посверкать голливудскими коронками, поразрезать ленточки, дать конфетку ребенку - это он всегда - за. Поэтому у нас его видят на каждом строительстве. А в этот раз наш ворюга задумал строить подземный переход.

Мы - откровенная провинция. Прямо скажем - не Москва. И метро у нас в ближайшие лет пятьсот не предвидится. На кой ляд нам подземный переход, да еще рядом с городским парком, да еще там, где люди дорогу раз в полгода переходят по очень большим праздникам - черт его знает. Все нормальные люди давно строят надземные. Высоко. Удобно. Бомжи в них не собираются. Цыгане не попрошайничают. Сломается? Так и подземный переход может обрушиться. Ветер? Снег? Ураган?

Ну извините, здесь вам - не там. Торнадо здесь не бывает, а все остальное вполне можно просчитать.

Да и стоит это намного дешевле подземного перехода. Но тогда ведь и украсть удастся намного меньше. Факт.

Кому ж такое понравится?

Поэтому у нас собираются строить подземный переход. Перекрыли улицу, учетверили пробки и аварии на дорогах и решили провести торжественное открытие строительства. Песни, пляски, первый куб земли, вывороченный новеньким экскаватором...

Стоит этот экскаватор как очередной космический корабль. По ведомости. Сколько он стоит, так сказать, в реале - тайна сия ведома только губернатору. Вот.

На открытии этого строительства и должна была петь Дося Блистающая. А заодно Лаврик Звездно-Прогульский, Миша Пила и Линда Шалмари. Но Мечислав решил получить к себе в 'Волчью схватку' только одну звездульку. А именно - эту Досю. Лаврика вампир собирался заполучить в 'Три шестерки', а остальные... Линду и Досю сводить вместе не рекомендовалось. Могло сильно пострадать все окружающее. Девушки были этакими антагонистами. Блондинка и брюнетка примерно одинаковых параметров и репертуара. Но джентльмены предпочитают блондинок. Мало кто знает, что потом этот автор написал еще одну книгу с лирическим названием: 'А женятся джентльмены все-таки на брюнетках'. А Миша Пила... Во-первых голос у него соответствовал псевдониму и напоминал несмазанную циркулярную пилу, а во-вторых, в 'Трех шестерках' песни про лесоповал и страдания зеков просто не звучали бы. Не та символика, не те посетители.

Хотя Мечислав планировал открыть еще один клуб и назвать его 'Каторга и зона'. Уже куплено здание для этой цели и подбирается подходящий дизайнер. А меня Мечислав подбивает нарисовать что-нибудь такое... в духе 'Бурлаков' или 'Каторжников'.

Может, я и соглашусь. Но если каторжники будут иметь сходство с местной администрацией - я не виноватая. У меня по-другому не выходит.

Леонид честь-честью довез меня до дома, проводил до квартиры и даже попытался поцеловать ручку на прощание. Получил (хорошо, я не попала, но пыталась же) сумкой по голове и откланялся. А я прошлепала на кухню и первым делом включила чайник.

Со здоровенной чашкой чая и блюдом всяких вкусных вещей (сушки, сухарики, орешки, печеньки) я и уселась в кресло. И загрузила первый диск. На нем была вся информация на медведиц. Я открыла папку и пересчитала файлы. М-да. Всего - восемнадцать. Пока о каждой прочитаешь - не то, что утро, опять вечер наступит. Второй диск был на Досю Блистающую и на Лаврика Звездно-Прогульского. И про кого же из них прочитать? За оставшееся время? Спать тоже надо...

Про медведиц? Много. Про Лаврика? Не тянуло.

Что ж. Досе место.

***

Трудный творческий путь Самой Доси Блистающей начался в маленьком городке с гордым коммунистическим названием Сталинсталь. Как легко догадаться, население городка состояло из трех категорий. Первая - шахтеры, которые добывали руду. Вторая - работники заводов, которые ее перерабатывали. Третья - самая многочисленная - те, кто жили с их труда. Врачи. Учителя. Продавцы. Нужное подчеркнуть, недостающее - вписать.

Дося, она же Даша Свинкина родилась в семье шахтера и учительницы. Училась на тройки. Зато обожала тусовки. А их в родном городке было очень мало. Только дискотеки по субботам. На них приходили сильно накрашенные девушки и полупьяная 'рабочая молодежь' в сапогах. Этими сапогами наступали на ноги партнершам по танцу, в качестве подарка даме покупали бутылку пива и дешевую шоколадку, а изящное предложение заключалось в двух словах: 'Пошли... это, а?' и джентльменском шлепке по заду.

Досю это резко не устроило. И в семнадцать лет, после окончания школы, амбициозная провинциалка ринулась покорять Москву.

Разумеется, только МХАТ. И никакой другой институт Досю не устраивал. В крайнем случае училище имени Щепкина. То, что во МХАТе вообще-то готовят артистов театра, было неважно. Главное - престижное местечко, чтобы там можно было завести нужные связи. Логика у Даши была железная.

Увы, во МХАТе обитали чрезвычайно жестокие люди.

Взглянув на аттестат с королевским набором троек и слабо проглядывающими четверками (две штуки - по пению и физкультуре) дама в приемной комиссии дружески посоветовала девушке не тратить зря время. Все равно ничего не выйдет.

Доброго совета Дося не послушалась.

Комиссия, пять минут послушав монолог 'письмо Татьяны к Онегину', выглядевший примерно так:

'Я... это... вас люблю, чаво же боле... што я могу еще сказать...

Это... теперь... это я знаю, в вашей доле... меня призреньем оказать...

Но вы!!!! К моей нещастной страсти... это... хоть каплю жалобно храня...

ВЫ НЕ ОСТАВИТЕ МЕНЯ!!!'.

Все это было произнесено, даже не сплюнув жвачку, с неповторимым местечковым акцентом, интонациями матерой шантажистки и жестикуляцией какой-нибудь Марии-Анхелиты из мексиканского сериала.

Понятное дело, могли бы взять и такую. Только плати. Если у человека есть достаточно денег - и он хочет видеть актрисой свою доченьку, женушку или даже любимую гвинейскую кобру - дорога всегда открыта. Только плати. Но из денег у Доси имелось около двух тысяч рублей. И - все.

Поэтому не найдя своего имени в списках поступивших, провинциалка взвилась и помчалась разносить деканат.

Успехом сие предприятие не увенчалось. Механизм избавления от слишком скандальных и назойливых хамов давно был отработан. И Дося, тогда еще Даша обрела ночевку в обезьяннике.

Оттуда и началось восхождение на Олимп будущей звезды.

В обезьяннике Даша познакомилась с Лолой. То есть Ларисой Ливинской, проституткой с большим стажем. За ночь девушки разговорились - и к утру последовало 'предложение, от которого нельзя отказаться'.

Даша и не отказалась. У нее было два пути. Либо поступать куда-нибудь, хотя в пятое штукатурно-малярное и учиться, только вот знания не хотели задерживаться в симпатичной пергидрольной головке. Либо возвращаться с позором домой и выходить за соседа Витьку, который работал аж шофером у директора завода и считался в Сталинстале почти элитой.

Либо...

И симпатичная Дашенька, насмотревшись 'Красоток' по телевизору и взяв псевдоним 'Диана', стала ждать своего принца у дороги. Она бы согласилась и на олигарха, но олигархи (непонятливые люди!!!) совершенно не обращали внимания на милую девушку. И на крючок не ловились. Зато легко ловились гонорея и генитальный герпес.

Но несправедливо будет сказать, что Диана не училась. За год из ее речи пропал 'Сталинсталевский' акцент. Она отучилась вытирать нос рукавом и поливаться духами так, что пролетающие мимо птицы падали на землю. Зато научилась курить, как паровозное депо, пить не пьянея и виртуозно материться. А потом ей первый раз улыбнулась судьба. На сутенера Дианы вышел один из режиссеров порнофильмов. И выбрал сниматься нескольких девочек. В том числе и Диану.

Женщина (называть ее девушкой было бы уж слишком цинично) согласилась с восторгом. Полный список ее шедевров насчитывал больше пятидесяти фильмов и включал такие перлы как 'Красная шапочка' - по количеству одежды на главной героине, 'Маша и три медведя' - режиссер придумал одеть героев в медвежьи шкурки, 'Девочка с козленком' - американское общество защиты животных, к счастью никогда не увидело этот фильм и многое, многое другое.

Диана привлекла внимание режиссера несколькими ценными качествами. Она была очень фотогенична. Никогда не пила за два дня до съемки, если ее предупреждали заранее. И никогда не приходила пьяной на съемочную площадку. Она не употребляла наркотики, а таких фраз как: 'Не буду', 'не могу' и 'не хочу' в ее словаре просто не было. Их заменяла универсальная фраза: 'Сколько'?

Одновременно со съемками Диана упорно ходила на кастинги прослушивания и просмотры. И однажды ей-таки повезло. Ее пригласили участвовать в одном из многочисленных ток-шоу. Просто в качестве зрителя. Но - лиха беда начало!

От зрителя девушка постепенно перешла у роли подставного актера. А потом, на модной тусовке Диана познакомилась со своим будущим продюсером. Познакомилась далеко уже не случайно. И постаралась произвести на него наилучшее впечатление.

Учитывая обширный опыт это ей удалось - на отлично. Продюсер был настолько потрясен, что кое-как выбравшись из постели на подгибающихся ногах, решил раскручивать новую звезду.

Имя Диана не годилось. Кто-нибудь мог и вспомнить порнодиски. Не то, чтобы это сильно компрометировало новую певицу, но скандалы должны быть в нужное время и в нужном месте. Когда решит продюсер, а не какой-нибудь журналюга. Поэтому родилась Дося. Понимая, что главное достоинство его подопечной вовсе не красивый голос, продюсер решил по максимуму украсить остальное - и на певческом Олимпе засияла еще одна звездулька.

Маленькая пластическая операция позволила милой девушке чуть изменить разрез глаз, обрести надутые губки и грудь шестого размера, которой не нужны были лифчики, ибо пластмасса не обвисает.

Реклама, несколько текстов и по максимуму блесток. И - готово.

При всем этом у Доси было поразительное качество. Она была религиозна до крайности. В духе Тартюфа*. Согреши - и покайся, дитя мое. Не нагрешишь - каяться будет не в чем, а такого Господь не любит. Поэтому каждое утро, когда она могла, она шла в церковь. Иногда прямо с работы. Выстаивала службу. Исповедалась. Ставила свечки. И даже хотела построить на свои деньги церковь. Продюсер уговорил ее ограничиться домашней церквушкой, но зато освящать ее пригласили целого архиепископа. Заплатили столько, что год хватило бы кормить всех церковных старушек - тех, кто милостыню у церкви просит. Но разве стоит истинно верующим думать о таких мелочах?

Нет, нищим Дося не подавала. Только ссыпала деньги в церковные копилки. И покупала целые иконостасы и шкафы священных книг.

Что ж, не будем осуждать девушку заочно. Может, это у нее хобби такое? Кто-то хомячков разводит, кто-то марки собирает... Религия ничем не хуже. Глядишь, девушка с тяжело рабочей судьбой окажется вполне вменяемой.

А не она, так ее продюсер.

* Тартюф или обманщик - комедия Мольера. Главный герой исповедует примерно такие принципы: 'Смущать соблазном мир - вот грех и чрезвычайный. Но не грешно грешить, коль грех окутан тайной'. В комедии высмеиваются те, кто использует религию для манипулирования людьми. Прим. авт.

Такая вот женщина и ехала к нам в городок.

В самом низу досье была коротенькая строчка.

'Опасна. Страстно желает замуж!'

К досье Ленька (гад мохнатый) приложил еще и штук пять клипов. Я крутанула один...

Порнуха - она и есть. И названия соответствующие. 'Резвые зайчики'. 'Белоснежка и семь гномов-шахтеров'. 'Волчица и семеро козлов'...

М-да. У продюсера порнухи была явная склонность к сказкам.

А это что?

Ну, Ленька!!! Хвост оторву!!! Уши обрежу!!! На воротник пущу!!!

В диск была вложена записка: 'Советую смотреть вместе с вампиром. Очень познавательное зрелище.'.

Но я твердо знала - если я решусь это посмотреть с Мечиславом... Так, не надо о страшном. Интересно, неужели не нашлось никого поинтереснее этой экс-проститутки, чтобы петь на открытии?

Да и вообще - идиотская идея. Но - увы.

Я схлопнула папку. Сходила, налила себе еще чашку чая, обновила запас вкусностей, изрядно убавившийся за время чтения - и открыла вторую.

Лаврик Звездно-Прогульский.

В миру - Лаврентий Ленинович Гулькин. Понятно. Предки были слегка - того. На идеях коммунизма. Хотя... ничего плохого про коммунизм я не скажу. Идея была что надо. Воплощение - не через то место. Коммунизм надо было строить при не ворующем правительстве. Хотя бы в самом верху. Вот, как при Сталине. Прожил бы Иосиф Виссарионович лет на двадцать дольше, не впав в маразм - глядишь, и коммунизм бы уже наступил. Или если бы Берию не шлепнули...

Ладно. Не будем о грустном.

Важно то, что Лаврик родился не только типичным московским мальчиком, но еще и в семье потомственного партийного работника.

Дедушка - секретарь парткома, папа - успел поработать в месткоме, а потом, когда началась перестройка стал бизнесменить. В итоге Лаврик получился типичным представителем 'золотой молодежи' - с серебряной ложкой во рту, голливудскими зубами, трамвайно-хамским поведением и твердым убеждением, что солнце светит миру из его... рук.

Спора нет, и среди детей бизнесменов встречаются нормальные. То есть такие, кто тоже учится, работает и собирается работать. Но их мало. А девяносто процентов 'золотых деток' твердо убеждены, что 'папа купит'. Или 'мама оплатит'.

Самостоятельно эти кадры неспособны даже забить гвоздь. Просто не поймут, каким концом его надо приставлять к стене и где у молотка джойстик. Зато они прекрасно разбираются в марках машин и одежды, дифференцируя их по принципу 'круто' и 'отстой'. Знают все недавно выпущенные компьютерные игрушки и активно потребляют их. И прекрасно отличают кокаин от 'звездной пыли', являясь активными потребителями.

Такие дети очень хорошо знают слово 'хочу'. А вот со словом 'нет' - у них большие проблемы.

Таким же ребенком явился и Лаврик. К сожалению своего отца, мальчик обладал сильным сходством с Филей Киркоровым, чьим активным поклонником являлся. Песни, клипы, куклы, плакаты, подержанные шмотки своего кумира - Лаврик был неоригинален.

Его отец волком выть был готов. А потом мальчик решил петь.

Что ж. Дешевле было оплатить, чем вразумить. И папа договорился со старым другом, который в девяностые пошел из секретарей комсомола в продюсеры и активно раскручивал 'звездулек'.

Дальше все было стандартно. Программа 'Звездный дождь'. Шоу 'Под стеклом'. Куча всяких 'граммофонов' и 'дисков'. Чес по провинции - то есть когда звезда за неделю сменяет восемь городов и везде дает концерты. Участие то там, то тут. То в одном, то в другом конкурсе. Хотя первых мест у Лаврика нигде не было. То ли папа не проплачивал, то ли не хотели давать, даже невзирая на деньги - репутация, она дороже.

Возможно, что и то - и другое.

Ничего не скажешь, Лаврик выглядел симпатично. Молодой Филя был обаятельнее. Лаврику мешал рязанский нос 'картошкой' - симпатичный, но... ой, то есть уже не мешал. Мальчик сделал себе операцию и стал еще больше походить на своего кумира.

На кой черт это сокровище сдалось Мечиславу?

Не знаю. Но шоу-бизнес и ресторанный бизнес для меня - потемки. Пусть вампир решает сам, кого и когда можно продать зрителям. А я - мне достается роль хозяйки приема. Буду следить за количеством салфеток и расстановкой блюд. И хватит с меня.

Я отложила досье, даже не поинтересовавшись творчеством Лаврика. Зачем? Дося была намного любопытнее.

Почитать про медведиц?

А, к черту! Спать хочу! Завтра полистаю, если время останется. А если и нет - переживем. Главное - не хамить в лицо, а дальше разберемся.

Кошмары мне этой ночью не снились. Пустячок, а приятно. Поэтому я проснулась, готовая на подвиги.

Для начала я проверила почтовый ящик - и не зря. Пришел очередной номер журнала от охотников на вампиров! Я плюхнулась на диван и вцепилась в невзрачную серенькую тетрадку. М-да, издано... ИПФ особенно не тратится на учебное пособие. У нас туалетную бумагу иногда качественнее делают. Но это - неважно. Главное - содержание. Я листнула оглавление.

А что? Хорошая тема. Экзорцизм. История, что, зачем, кого, когда, Россия, зарубежье...

Этот номер полностью посвящен изгнанию демонов. А что, не худшая тема! Прошлый номер, например, был посвящен укусам различных видов оборотней. С иллюстрациями, указанием различия в прикусах и размерах между клыками.... А заодно давались способы уничтожения оборотней. Преподносилось это как 'освобождение души человеческой из лап дьявольских, в кои душа попадает после укуса отродьем нечистого'. Какое отношение оборотни имеют к чертям лично мне - до сих пор неясно. Глупо же! У китайцев глаза другой формы и кожа другого цвета. А у оборотней мех в полнолуние растет. А педики, пардон, товарищи-нетрадиционалы (ага, тамбовский волк им товарищ, холодной и голодной зимой) нехорошим делом занимаются. Но ни первых, ни третьих мы не отстреливаем. А вторых тогда почему гнобить надо?

Нет уж. Либо всех, кто отличается - всех под нож, либо извините.

А это что? Закладка?

На первой странице был вложен небольшой квадратик бумаги. Я выдернула его и пригляделась.

На плотном картоне было напечатано готическим шрифтом:

Приглашениена 2 (два) лица.

И чуть ниже:

'ИПФ приглашает Леоверенскую Юлию Евгеньевну на лекцию пастора Михаэля по теме 'Экзорцизм'. Выступление состоится 01.09.20** в 19-00 в малом зале кинотеатра 'Родная Земля'. Вход строго по пригласительным билетам по предъявлении паспорта.

Интересное кино. Я подняла трубку и набрала номер Рокина.

ИПФовец оказался дома. И даже снял трубку сам. Редкий случай.

- Рокин слушает.

- Алло? Константин Сергеевич? День добрый.

- Юля? Здравствуйте. Рад вас слышать. Что случилось?

- Да ничего особенного. Мне тут приглашение пришло. На лекцию.

- Ну да. Вы его получили вместе с журналом. Вы придете?

Я замялась. Помня, чем для меня чуть было не закончилась предыдущая лекция...

- Юля, это совершенно безопасно для вас. Мы не желаем вам зла и не питаем враждебных намерений по отношению к вам. Именно поэтому лекция проводится не у нас в храме, а в публичном месте. И вы можете даже взять с собой любого человека по вашему выбору.

Угу. И кого я могу с собой взять? Вот так, навскидку? Все мои знакомые - с этой стороны жизни - либо вампиры, либо оборотни, либо ИПФовцы. Первые две категории не проходят в силу физиологии, третьей категории я не доверяю. Деда пригласить? Ага, бегу и падаю. А кого?

А кого мне вообще не жалко?

Может, преподавателя по ОБЖ?

Рокин, встревоженный моим долгим молчанием, прорезался на том конце трубки.

- Юля, мы вам не враги. И чем быстрее вы это поймете...

- Тем быстрее меня прикончат?

- Как вам не совестно!

- Вы знаете после вашего дяди Леши, то есть папаши Алексия - мне уже совершенно не совестно. Кажется, в народной культуре то, что он хотел сделать со мной, называется 'зомбировать'. Надеюсь, им на том свете кастрюли чистят.

- Юля!

Я поняла, что перегнула палку. И отступила на шаг.

- Ладно. Я подумаю. А вы там будете?

- Разумеется.

- Тогда - всего хорошего.

- До свидания.

Я повесила трубку и задумчиво уставилась на журнал.

С ИПФовцем мы не виделись с лета. После подставы с этим святым отцом я перестала доверять Рокину. Он-то человек хороший. И служака честный. И говорит, что думает. Потому до сих пор и не генерал. А вот вся остальная ИПФовская свора...

Нет уж. Единственный церковный деятель, который работал на благо своей страны, подчеркиваю, е-дин-ствен-ный - это был кардинал Ришелье. А все остальные работали исключительно на себя. А если учесть, что ИПФ произошло от инквизиции... граждане, вы вообще-то в курсе, что инквизиция - порождение католической церкви? На Руси век такого компота не было. А вот католики породили.

А если открыть историю католической церкви? Мне вот в руки попала книга про римских пап. Таки я вам скажу - в Риме все родня друг другу. По Папе. Там их штук десять было или даже больше. И с такими наклонностями, что неохваченными их вниманием остались только козы, коровы, куры и младенцы. И то - не все. А от гнилого семени не жди хорошего племени. Знакомое выражение? Вот. Из гнилого семечка, посаженного инквизицией, ничего лучше ядовитого плюща не вырастет. Или - гигантской росянки. Ладно. Не будем углубляться в ботанику, важно то, что ИПФ и порядочность скорее всего несовместимы. И если я не хочу вляпаться, лучше туда не ходить. Только вот...

Есть предложения, от которых лучше не отказываться. И худой мир лучше доброй ссоры.

А если идти - то с кем? Одной, а оборотни пусть на улице постерегут? И микрофончик на себя повесить. И маячок. Штук пять.

Вообще, хорошая идея. Надо обговорить с Мечиславом все условия. Но вампир раньше вечера не проснется. А с кем тогда?

А не с кем. Значит - будем прыгать.

***

На встречу с медведицами я оделась очень основательно. Их - восемнадцать. Я - одна. А человек начинает говорить о себе, только-только войдя в комнату, еще даже не открыв рта. Недаром - встречают по одежке.

Любимые джинсы пришлось - с болью в сердце - оставить в шкафу. И на свет появился шикарный зеленый костюмчик. Этакого изумрудного оттенка - как раз под цвет глаз одного знакомого мне вампира. Подозреваю, что к выбору моих шмоток причастен именно он. И Таня приносит мне вещи, уже прошедшие отбор у Мечислава. Но - дареного коня к стоматологу не водят.

Строгий, но только с первого взгляда, приталенный пиджачок из какого-то бархатистого материала (осень на носу, хоть и тепло пока, а простуда не дремлет) был скроен с обманчивой простотой, стоившей больших денег. Что особенно приятно, на спине не было вытачек, с которые хорошо знакомы всем женщинам - от подмышек полукругом. Эти вытачки мне изрядно портили жизнь, превращая со спины мою фигурку в какого-то спортсмена со слишком широкими плечами. Глубокий вырез доходил почти до талии. Пиджачок застегивался спереди на одну большую пуговицу, стилизованную под средневековую пряжку из золота с изумрудом и облегал тело, как перчатка, скрывая все, что не хочешь показать людям и производя обманчивое впечатление скромности. Обманчивое - за счет юбки.

Юбка тоже была в своем роде произведением искусства. Широкий пояс из атласной ленты - и расклешенные складки в несчитанном количестве, которые заканчивались у середины бедра. Вздумай я крутануться на месте - и юбка сделает 'солнышко', явив миру мою пятую точку.

Так что пришлось озаботиться и приличным бельем с колготками. Мало ли что.

И пиджак, и юбка были украшены едва заметным узором в виде еловых веточек. Такое то ли тиснение, то ли рисунок на ткани - я так и не разобралась. Портной из меня - от слова 'пороть'. Под костюм полагалась блузка золотисто-оранжевого цвета. Строгая. С отложным воротничком. В таких раньше школьники ходили. То есть такого фасона. Но цвет... и ткань - полупрозрачная, через которую виднелось все, что хотели увидеть.

А, ладно. Главное не прийти в таком виде на экзамен. А то препода кондратий хватит. А медведиц? К этим можно. Выживут. Оборотни - они хорошо регенерируют.

Зеленые замшевые туфли (хоть бы дождя не было), такая же сумочка, малахитовый гарнитур в виде листьев в золотой оправе, немного косметики на лицо, пару заколок на волосы - и я готова. Осталось дождаться оборотней. Либо позвонят на сотовый, либо в квартиру поднимутся.

Звонок в дверь оборвал мое общение с зеркалом. И я поскакала открывать, по дороге запихивая в сумочку запасные колготки. Вот не знаю, у кого как, а у меня вечно то петля спустит, то пятно появится в самый ненужный момент. Приходится либо снимать, либо кружить по району в поиске киоска с нужной вещью. Короче - пусть будет запас. Не та уже погода, чтобы с голой попой бегать.

Я распахнула дверь - и даже отступила на шаг. Славик!? Братишка! Вот так встреча. А мы не ждали вас... А вы приперлися...

Братика я не видела больше месяца. С момента гибели его обожаемой пади. И не жалела. Валентин рассказал мне, что Славик весь в депрессии, страдает, рыдает и периодически пытается отравиться диким количеством алкоголя. Почему не напиться? А оборотням это вообще не удается. Метаболизм бешеный. И алкоголь расщепляется намного быстрее. Поэтому требуется водить его в организм в дикой концентрации. Если человеку нужен литр водки - то оборотню не меньше восьми - десяти литров. А в таком количестве тело воспринимает алкоголь, как яд. И реагирует соответственно - тошнотой и поносом. Неромантично. Одним словом, с пьянками у братца ничего не вышло. Славик попытался загулять. Но тут уже на высоте оказался Мечислав. Он приставил к Славику вампиршу по имени Лена. И та за неделю вымотала братика до состояния нестояния.

Бежать Славка и не пытался. Некуда.

Самоубиться?

Жить ему хотелось больше, чем страдать. В итоге, к концу третьей недели Славка попал на прочистку мозгов к Мечиславу - и был приставлен к делу. Оказалось, что братик неплохо водит машину. И даже подрабатывал одно время водителем такси. Мечислав тут же приставил его развозить по домам посетителей клуба.

Да, вампир ввел и такую услугу. После дискотек по средам, пятницам, субботам и воскресеньям людей развозили домой.

Дело в том, что на дискотеки ходят в основном либо студенты, которым на такси решительно не хватает, либо те, кто желает и поплясать, и выпить, но как потом за руль?

Вампир нашел выход из положения. Для состоятельных клиентов предоставлялись машины типа такси. Для некоторых - даже за счет клуба. Для студентов же и тех, кто не хотел тратиться - раз в час от клуба уходил автобус. Хочешь - оставайся еще на час. Хочешь - грузись в нужное время и скажи водителю, где тебя высадить. Остановка по требованию. К подъезду, конечно, не довезут, но постараются высадить поближе к дому.

Славка получил официальную работу, зарплату водителя, трудовую книжку и даже отчисления в пенсионный фонд. Тоскливо? Сейчас пойдешь развлекать вампиров. Хочешь самоубиться? Без вопросов. Их же (вампиров) еще и кормить надо. Так что изволь помирать с пользой. Смерть от кровопотери ничуть не хуже всего остального. Но этого Славка не хотел. Претензии? К Мечиславу. Можно и к Валентину, но разница в принципе будет невелика. Что от одного получишь по ушам, что от другого.

Поэтому я справедливо предполагала, что Славик попытается все высказать мне. А кому еще? Не к деду же соваться. А я - готовый кандидат в главные виновники.

Но начинать ссору первой не хотелось.

- Привет, - сказала я.

- Привет. Хорошо выглядишь.

- Знаю. А ты - нет.

Славка действительно выглядел не очень. Слегка небритый, сильно помятый и явно 'после вчерашнего'. И что он здесь делает?

Это я и озвучила. Братец скривился.

- Мечислав решил, что к медведицам надо отправлять нас обоих. И меня и тебя. Х... его знает зачем.

Я покривилась. Не люблю мата.

- А меня нельзя было предупредить?

- Можно. Если решаешь это не в последний момент, - огрызнулся Славка. - И вообще, чего ты на меня наезжаешь? Со своим хахалем сначала разберись!

- С ним я и без тебя разберусь, - отбрила я. - Ладно. Пошли вниз, братик...

- Лысогорский вампир тебе братик, - не остался в долгу Славик.

- Вампир мне, согласно твоим же словам - любовник, - спокойно уточнила я. - С братом это уже инцест. А я таким не грешу.

- Еще бы. У тебя и так грехов хватает.

- Ты мне духовником заделался?

- Нужна ты мне...

Сказано было с интонацией 'а не пошла бы ты, родная...'. Славка явно нарывался на скандал. Что ж, желание клиента - закон. Только не на лестнице.

Я отступила на шаг.

- Либо зайди - либо идем. Нас люди ждут.

Заходить Славка не стал. Тогда я вышла из квартиры и принялась возиться с ключами.

- Люди... твари!

- Сам такой.

- Благодаря тебе!

- А чего ты ко мне приперся? Ехал бы на Аляску со своей пади, глядишь, я бы на твою могилку сейчас цветочки посылала.

- Клару не тронь! Она меня все-таки любила...

- Только что не прибила.

Ключи отправились в сумку. Я подергала дверь и направилась вниз по лестнице.

- Это ты ее...

Я пожала плечами.

- Славочка, если ты еще не понял - твоя подруга тебя использовала. Нагло и цинично. Ей надо было пролезть к нам без проверки, подставить нас, да еще и нашпионить. Она понимала, что ей могут оторвать голову. Вот и оторвали. Ясно?

Славка догнал меня на повороте и, заглядывая в глаза, проникновенным тоном спросил:

- Юля, а тебя совесть не мучает?

Если бы братец меня не подхватил под руку, я бы вписалась носом в стену. От изумления.

Но устояла. И решила потратить еще пару минут.

- Что-что меня должно мучить? Еще раз повтори?

- Совесть. Когда из-за тебя погибают люди...

Я фыркнула.

- Славик, ты хоть из дома и сбежал...

- Ушел...

- Да хоть уполз. Плевать. Дед тебе рассказывал, как он партизанил?

- Да.

- а про угрызения совести говорил? Нет? Вот то-то же. И меня никакие глупости на эту тему не мучают. Кто к нам с мечом того, тот от него и туда. Ясно?

И я вырвалась из подъезда на свежий воздух.

У здоровущего джипа нас ждали мои старые знакомые. Глеб и Константин. Глеб, увидев меня, только присвистнул.

- Кудряшка, класс! Медведицы лягут.

Я послала ему воздушный поцелуй - и продолжила шипение.

- Глеб, хоть ты мне разъясни, - чья умная голова придумала послать это - к медведям!?

- Мечислав решил вчера под утро. Но тебе звонить не стал. Просто направил нас привести твоего родственника в состояние стояния и на всякий пожарный захватить с собой. И очень просил проверить, чтобы ты выглядела прилично.

- Сейчас схожу - и нарочно одену полный костюм сварщика, - окрысилась я. - Или асфальтоукладчицы. Загружайтесь! Едем!

Славку запихнули на переднее сиденье. Меня с Глебом на заднее. Константин остался за рулем. Общаться желания не было. Но это - у меня. Братца не спросили. Он сам за себя все решил.

- Наслаждаешься жизнью, сестренка?

Последнее слово он аж прошипел. Но оправдываться?! Было бы перед кем!

- Наслаждаюсь. Сейчас мне предстоит особенно сильное удовольствие. Ты хоть представляешь что такое - медведицы!? Нет? Вот и молчи, пока есть чем.

Глеб несильно взял братца сзади за загривок.

- Юля сказала - молчать и слушаться - вот и будешь. А если вякнешь - пасть порву. Понял?

Славка что-то ответил, но я уже отключилась. Медведи. Это вам не мишки Гамми. Славка просто не представлял с чем мы будем связываться. А вот я - хорошо. Медведь, чтоб вы знали - это самое коварное животное. И не надо обманываться мехом и вроде бы безобидным видом маленького медвежонка. При 1-1,25 м в высоту в холке медведь достигает 2-2,2 м в длину, причем 8 см приходится на короткий хвост. А остальное - туловище. Накачанное такое... Вес колеблется между 150-250 кг; впрочем, у больших и тучных он достигает 350 кг. Милая зверушка? А учитывая, что животное-оборотень оказывается иногда в полтора-два раза крупнее своих 'диких' собратьев? Здорово, правда? Даже бить не надо. Сядет - и расплющит. И внешняя неуклюжесть медведя - это тоже только маска. Мишка по жизни иноходец, то есть бегает особым образом. При ходьбе и беге становится одновременно то на обе правые, то на обе левые лапы, поэтому все время тяжело переваливается из стороны в сторону, но человека догонит без напряга. В гору бежит еще быстрее, чем на ровном месте, чему способствует длина его задних ног. Кроме того, он отлично плавает и потрясающе лазает по всем вертикальным поверхностям, огромная сила и крепкие когти облегчают медведю лазанье: он может влезть даже на очень крутые склоны скал. Все пять чувств у медведей очень хорошо развиты. Лучше чем у их диких собратьев. А еще - это самое непредсказуемое животное. Медведь никогда, вот Ни-Ког-Да не будет предан, как собака. И не угадаешь, в какой момент он решит оторвать тебе голову. И медведицы в этом отношении ничем не отстают от своих мужчин. А как дело обстоит с коварством - у меня?

Да никак! Я и коварство? Политик и порядочность! Волк и травоядность! Примерно такое же сочетание. Лоханусь я на переговорах, стопроцентно. Поэтому столько внимания внешности и уделила - хоть не все позиции проиграть. Но выбора не было. Стая медведей в нашем городе не слишком большая - восемнадцать медведиц и столько же медведей. Тридцать шесть человек. Это мало? Но любой медведь-оборотень способен справиться с десятком оборотней другого вида. И даже не особо запыхаться. Так-то. У меня только одно преимущество. Я могу дать им детей. Медведи-самцы особенно не чадолюбивы. А вот самки...

Мечислав четко обрисовал, что он хочет. Абсолютную лояльность к нему и поддержку в критических ситуациях. За это они получают либо мою помощь, либо, когда приедет Питер, все-таки амулеты. Но и медведи не дураки. И будут стараться отделаться малой кровью. Зачем им нужно лезть в наши дрязги? Да сто лет им вампиры не сдались! Ни одного Призывающего медведей еще не было. И боюсь, что не будет. И вампиры им не командиры. Если кто-то и пытался - не осталось ни храбреца, ни хроник... И будут они предлагать просто хорошие отношения. А мне с тех отношений - ни жарко, ни холодно...

Именно - мне. Но и иметь рядом с собой этакую гвардию... с которой не знаешь, то ли поддержит, то ли порвет...

Не было у бабы забот, купила баба медведя... То есть пошла покупать...

За грустными мыслями я и не заметила, как мы подъехали... к спорткомплексу 'Трудовик'. Да, это и есть штаб-квартира местных медведей. Летом - футбол, зимой - хоккей, круглый год греко-римская борьба, каратэ, дзюдо...

Есть у медведей обоего пола такой пунктик насчет силы. Не просто здорового образа жизни, а именно силы. Физической.

Я выпрыгнула из машины.

- Я жду здесь. Костя и Славка - с тобой, - проинформировал Глеб.

Я кивнула. Логично. Один - мой брат, второй - отец детей.

- Костя, предложишь мне руку?

- Нет. Я же телохранитель, а не жиголо.

- Гад ты, а не телохранитель, - огрызнулась я. - Дружеской поддержки лишают!

- Юль... - смутился оборотень. Я почувствовала себя чуть увереннее. И шагнула вперед.

Шагать пришлось недалеко. Пять шагов от стоянки до входа. А двери разошлись автоматически. И я шагнула внутрь. Костя и Славка следовали за мной - отставая на один шаг.

- Вы к кому? - ринулась грудью на амбразуру охранница.

- К Марии Петровне, - проинформировала я.

- пропусти...

Низкий густой голос растекся по помещению, словно жидкий мед. Я дернулась. Из-за будки в которой сидела охранница медленно появилась... ОНА.

Других слов не было. Рост - под два метра. Вес - килограмм под сто двадцать. И это - не жир. Это все были тренированные мышцы, мягко перекатывающиеся под кожей при малейшем движении. И при этом - никаких подчеркнуто мужских черт. Это не солдат Джейн. Это - Женщина. Мышцы не скрывали идеальных пропорций - длинные стройные ноги, широкие бедра, тонкая талия, высокая гордая шея, красиво посаженная голова... Мощной грудью можно было тормозить коня на скаку. Всадника и тормозить бы не стоило. Сам грохнется от одного взгляда. Такие в древности мне и представлялись - настоящие амазонки. Рядом с этой дамой все мы трое казались какими-то... хлипковатыми.

И в то же время... Как женщина, я могла оценить ее. И ставила двадцатку. По десятибалльной шкале. Если бы она решила сняться для журнала - олигархи к ней бы в очередь становились. Никакой аристократической узкокостности. Никакой модельной пересушенности. Настоящая Русская Женщина.

А в дополнение к роскошной внешности имелась еще вполне отчетливая яркая аура - малиновый, сиреневый, голубой, желтый - и на ней проступал рисунок из серебряных пятен...

Я подавила в себе желание немедленно удалиться в угол и завистливо порыдать - и широко улыбнулась медведице.

- Добрый день. Я - Юлия Евгеньевна Леоверенская.

И все. Этого - довольно. Я ведь уже проигрываю.

- Вас ждут, - медведица коротко улыбнулась. - Я провожу. А ваши сопровождающие?

- Будут меня сопровождать.

Вот сейчас я и пожалела, что вчера читала про Досю, а не про этих... медведиц. Но с другой стороны - их - восемнадцать. Все перепутается, нужную информацию как следует не запомнишь, а со шпаргалок не спишешь. Это не экзамен. В жизни оценки обычно проставляются кровью.

Я улыбнулась и пошла за медведицей. Какой же я казалась мелкой и незначительной рядом с ней. Ну и что? Мангусты тоже мелкие, но Рикки-Тикки-Тави - это круто! А вирус и вообще не разглядишь, зато уничтожает людей он на раз.

Медведица остановилась перед какой-то дверью и постучала. И изнутри откликнулся такой же роскошный голос.

- Войдите.

И дверь распахнулась.

Ну что тут скажешь? У медведиц есть вкус. Есть деньги. И есть желание выстроить сцену так, чтобы оппонент чувствовал себя пришибленным еще до начала игры. В огромном кабинете можно было без труда играть в футбол. И хватило бы места для команды болельщиков. Так обычно показывают кабинеты миллионеров в американских фильмах. Большое пространство и минимум мебели. Высокий застекленный потолок, огромное окно-стена. Рядом с окном - здоровущий стол. За столом сидит женщина, которую я толком не могу разглядеть. Почему? Да просто против света. Это я у всех на глазах, а их лица как раз в тени. Диваны полукругом, на которых вольготно расселись и разлеглись шесть женщин. У одной стены здоровущий аквариум, в котором плавает что-то явно не декоративное - не бывает декоративных рыбок размером с мою руку. И три свободных кресла - явно оставлены для вновь пришедших. Хотя кресла - это громко сказано. Скорее стулья. Даже на вид - жесткие и неудобные. И удобно расположиться на них не сможет даже закоренелый мазохист. Ну и что мне останется? Буду я сидеть, как школьница, на глазах у медведиц, которые расположились со всем удобством? И чувствовать себя мелкой и незначительной.

Буду?

Щазззз!

Облезнете хором!!!

Я еще раз внимательно оглядела зал. Ни одного свободного места. Это вам не поп. Медведицы ошибок не делают.

Ну и ладно. Попробуем сесть на стуле, но по-другому. Не как в школе, а верхом. Все непринужденнее получится.

Я решительно шагнула к креслу. Мягкий ковер ласкал ноги. Даже жаль по такому в туфлях ходить...

Я скинула туфли, попробовала ногой ворс ковра и улыбнулась.

- Костик, отнеси табуретку к стеночке. С вашего позволения я расположусь прямо так, а то после вашего стула у меня мягкое место плоским станет.

И я нагло уселась по-турецки на ковер прямо перед медвежьим столом.

Теперь мы оказались в одинаково неудобном положении. Главная медведица просто не видела меня через стол. Я тоже ее не видела, но мне уже было по фиг - что так неудобно, что этак. Остальные медведицы могли лицезреть мой затылок. Костик оттащил стулья, чуть толкнул Славку, чтобы тот не тормозил - и замер у двери, как почетный караул у Мавзолея. Славка последовал его примеру. И правильно. Помощи от них так и так не будет, а психологически все верно.

- Я полагаю, что вы меня уже знаете, - я обращалась к ножке стола не особенно-то и повышая голос. - Я тоже о вас наслышана. Вы и есть Мария Ивановна?

Медведица обошла вокруг стола и встала прямо передо мной.

- Да. Скажите, вы всегда себя ведете так непринужденно?

- Обычно я веду себя намного хуже, - призналась я. - И это - обосновано. Может, перейдем куда поудобнее - и начнем нашу встречу еще раз?

Медведица покачала головой.

- Предлагаю просто уравнять шансы.

И она опустилась рядом со мной на ковер. Я завистливо вздохнула. Красивая. Высокая, статная, немногим меньше той девушки, которая проводила нас сюда. Роскошная темная коса падает через плечо и стелется кончиком по полу. Ярко-синие глаза сияют. Если бы они не были такими усталыми и задумчивыми, она сошла бы за мою ровесницу. И не надо мне говорить за пластику. Я знаю, что в наше время можно до девяноста косить под девочку. Только это - не тот случай. Вот чем хотите поклянусь - к ней еще ни один скальпель не прикасался. И не прикоснется. Но движения, как у молодой девушки, но розовая молодая кожа со здоровым румянцем и полное отсутствие морщин...

А ей точно за сорок. И глубоко за сорок. Я так ощущаю... Питер успел научить меня самым основам - чувствовать животное. Не говорить, не понимать, а просто - чувствовать. Ему больно - и мне. Ему грустно - и мне... И я понимала, что ее зверю не меньше тридцати лет. Десятилетних детей у нас обычно не обращают. Вот и считайте.

- Вы - красивая, - произнесла я. - Завидую. Я такой никогда не буду...

- почему же. Мы можем тебя инициировать, - ласково, но вроде бы и с угрозой произнесла медведица. Я не испугалась.

- Можете. Но не сделаете этого.

- почему же?

- потому что Мечислав с вас шкуру спустит.

- прикрываешься вампиром?

- Угрожаете когтями?

Мы переглянулись и фыркнули. Один - один. Я вздохнула.

- у вас больше силы и опыта. Рано или поздно, так или иначе... Я ошибусь, но нам ведь жить в этом городе. Зачем надо ловить меня и давить? Можно просто попробовать поговорить, как два взрослых человека.

- Человека?

- Вы - оборотень. Я - фамилиар. Но когда-то мы были людьми. И в основе своей - люди.

- И это мне говорит женщина, которая выписывает журнал ИПФ?

Я закатила глаза.

- Мне сейчас положено сказать что-нибудь типа: 'и это мне говорит женщина, которая чего-то там - того?'? Вот честно - не скажу. Я ваши биографии прочитать поленилась. Мечислав мне дал их только вчера. И вчера же сообщил о сегодняшнем саммите. Но у меня все с собой. Хотите - прочитаем вместе и прикинем, кто лучше осведомлен?

Медведица аж задохнулась от такой наглости. Я смотрела на нее спокойными глазами. И что было сил, продуцировала одно и то же: 'Я не враг. Хочу говорить с тобой'. Получалось плохо. Мне бы еще недельку с Питером позаниматься. Так нет ведь... Уехал.

Несколько минут в комнате царила тишина. А потом со стороны одного из диванов раздался хрипловатый смешок.

- А она мне нравится.

- Надеюсь, не как колбаса на прилавке? - не оборачиваясь уточнила я.

- Такой колбасой врага кормить надо.

- Не надо. Я жить хочу, я только жить хочу! - Последнее предложение я пропела, как в '20 лет спустя'. И медведицы уловили аналогию. Послышался еще один смешок. Одна за другой они покидали диваны и также располагались на ковре. Я повертела головой. В окружении этих валькирий было неуютно. Но - хороши. Особенно одна - высокая, стройная, с голубыми глазами и толстой косой пшеничного цвета. Увидел бы ее Гитлер - навсегда раздумал бы Россию завоевывать. И начал бы активно клеить эту живую мечту истинного арийца.

Костик бросил на меня вопросительный взгляд, но я покачала головой. Никакого вмешательства. Пока я справляюсь... может быть. А может - и не быть.

- Она не лжет нам, - произнесла блондинка. - Но и всей правды не говорит.

- И вы мне - тоже, - окрысилась я. - Типичная ситуация око за око. Что вам от меня нужно? Сможете сказать прямо?

- Детей, - коротко ответила блондинка.

Я закатила глаза.

- Наконец-то. Извините, не знаю вашего имени...

- Даша.

- Отлично. Даша, скажите, вы каким-то образом оказались в курсе моих способностей - и решили поиметь выгоду для себя?

- не совсем так, - вздохнула старшая медведица. - Понимаешь, Кудряшка...

- Лучше - Юля.

- Хорошо. Юля, у нас нет возможности иметь детей. Вообще нету. Мы смиряемся. Но если возможность появляется - мы обязаны ей воспользоваться. Мужчинам проще. Хотя они и рискуют.

- Чем? - искренне удивилась я. - Им же не рожать...

Медведицы переглянулись.

- Ты вообще много знаешь про оборотней?

- Вообще - то, что они сами о себе рассказывают. Это - много?

- Ну-у, лишнее оружие в руки вампирам мы стараемся не давать. Но это даже не тайна. Ты знаешь, что такое вурдалаки? Волкодлаки?

- Волки, которые не могут управлять своим превращением? Проклятые?

- Да никакие они не проклятые, - отмахнулась Мария. - Это просто дети, рожденные от отца-оборотня.

У меня отвисла челюсть.

- То есть...

- Ну да. Ребенок может либо перекинуться еще в младенчестве - и тогда его можно уничтожить сразу. Пока он еще не успел принести настоящий вред. Либо - только после совершеннолетия. И вот тогда начинаются проблемы. Волкодлак - хотя отец может быть хоть оборотнем-ящерицей, просто это название такое, а ребенок может и не иметь никакого отношения к волкам, хочет только убивать. И убивает. Пока его не остановят.

- Ну и?

- Мы хотим убедиться, что дети, которые родятся у Насти, не будут такими волкодлаками. И если это будут нормальные оборотни - заключим с тобой союз.

- С нами, - 'поправила' я. Медведица не обратила на это никакого внимания.

- Ты нам - детей. Мы тебе - защиту и помощь.

Я захлопала ресницами. Фактически, это то, что мне и было нужно. Практически? Где гадость зарыта!? Ага, кажется, догадалась.

- Мне - или мне и Мечиславу? Вы учтите, что я - его фамилиар. Что касается его, то касается и меня. Его интересы - мои интересы. Его дела - мои дела.

- Ты же с этим не любишь соглашаться? - прищурилась Мария.

Блин! Узнаю, кто им сливает информацию - удавлю!

- Моя любовь тут не при чем, - отрезала я. - Лично мне ваши помощь и защита хоть и приятны, но я могу и обойтись. Йес? А вот будете ли вы поддерживать Мечислава - или нет - это намного интереснее. И важнее.

- Нам не хочется влезать в дрязги вампиров, - отрезала Мария. - они никогда не успокоятся. Нам же хочется просто жить. И радоваться жизни.

- Но лучше радоваться ей с детьми на руках, - вкрадчиво заметила я. - А если что - вы ведь все равно в берлоге не отсидитесь. Всех накроет.

- Это - угроза? - в голове задающей вопрос медведицы вибрировало рычание. Но я бесстрастно поглядела в ее серые глаза.

- Нет. Это - печальный факт.

- А выглядит как угроза...

- Креститься надо, если что-то кажется, - отрезала я. И поднялась с ковра.

- Дамы, мне кажется, что переговоры зашли в тупик. Предлагаю вариант выхода. Вы ждете до родов. Потом... есть у вас способы проверить младенцев?

- Да.

- вот и замечательно. Хотя они все равно будут нормальными оборотнями-лисятами. Но вы их проверите. Убедитесь, что все возможно. И говорить мы будем уже с этой точки зрения. Я вам - здоровых детей. Вы нам - поддержку Мечислава. А пока... разрешите откланяться?

Медведицы промолчали. Я вышла из круга и пошла к двери. Костя поддержал меня, давая возможность спокойно надеть туфли.

- До свидания. Приятно было пообщаться, - негромко произнесла я. Хлопнула дверь.

По коридорам я шла, как сомнамбула. И только в машине позволила себе расслабиться.

- Ффффффффффууууууууууууу....

Глеб с сочувствием поглядел на меня и переместился на заднее сиденье.

- Сними пиджак, я тебе плечи помассирую.

- Ты - ангел? - вопросила я, сбрасывая заодно и туфли.

- Нет. Я просто оборотень. Что там было?

- Нервы мотали, - отрезал Костик. - Прощупывали. Пытались найти слабые места. Гадюки.

- Стервы, - согласился Славка. - С такой жить - удавишься.

- Не успеешь. Тебя раньше удавят, - не согласилась я. Пальцы Глеба впивались в напряженные мышцы - и я балдела. Как хорошо!

- что у нас еще сегодня днем?

- У тебя - спорткомплекс, - отрезал Костик. - И даже не возражай. Тебе надо размяться.

- Я даже костюм не захватила...

- Найдется для тебя лишнее трико, - отмахнулся оборотень. И притоптал газ.

***

Следующие четыре часа я провела в спортзале. Тренировка, плавание, стрельба, а потом массаж и душ Шарко. Со мной занимался Валентин. После летних переделок Мечислав в обязательном порядке приказал мне тренироваться. Да, из меня никогда не выйдет дзюдоиста. И я не сдам даже на белый пояс. Но зачем?

Я прекрасно проживу и без официальных корочек. А навыки мне дают полезные. Я часами отрабатываю удары по определенным точкам и с разных расстояний на манекенах в человеческий рост. И знаю - таким ударом можно убить - или серьезно искалечить. Если очень повезет - враг отделается месяцем в реанимации. И вот только не надо мне про гуманизм! Если выбирать между собой - и каким-то там наркоманом или хулиганом, я выберу себя. И останусь жива. Пусть потом судят, если поймают и докажут. Я же не стану сидеть у тела и ждать ментов! Еще чего! Кто сам напал пусть сам и защищается! И заодно - сам оправдывается на сковородке или перед апостолами.

Удары отрабатываются сначала голыми руками. Потом меня будут учить работать с ножом. И с палкой. А что чаще всего используется в уличной драке? Руки. Палки. Камни. 'Розочки'. Что подобрано с земли - то и идет в дело. Поэтому моя задача - все это к себе не подпустить. Пока было лето, я приезжала в спорткомплекс каждый день. Сейчас, когда началась учеба, придется снизить темп. Или отказаться от чего-нибудь. Но Мечислав был непреклонен. Бой и стрельба. И обязательно - бег. Потому что у женщины должен быть принцип 'Трех У'. Увернулся. Ударил. Удрал. Последнее - с максимальной скоростью. Поэтому - бег. А плавание добавилось, когда вампир обнаружил, что плаваю я быстро, но только в одном направлении - снизу - вверх.

После тренировок и массажа я, разомлевшая и довольная, отправилась домой. Мне предстоит долгий и приятный вечер. К вампиру ехать не надо. Позвонит - отчитаюсь по телефону. А в остальном сегодня я предоставлена самой себе. Я немного поучу хвосты, немного повишу в Интернете - и лягу спать. И пусть мне не снятся кошмары.

***

- Чего ты меня сегодня выдернул? Даже перед первым сентября отоспаться не даешь, жертва стоматолога-садиста! - напустилась я на Мечислава. А что вы хотите? У меня нервы не железные! Вечер, вы балдеете перед компьютером и предвкушаете пару часиков в библиотечке, читая восхитительные рецензии и не менее восхитительные книги - и тут - дзыннн!!!

Ваши мечты обламывает телефонный звонок оборотня, который заявляет, что Мечислав сказал привезти вас - и чем скорее, тем лучше. А я только-только решила отписаться очередному маньяку, который заявил, что Карлсон - списан с - ВНИМАНИЕ!!! - Геринга!

Когда я ЭТО прочитала, то чуть со смеху перед компом не скончалась. Карлсон, который живет на крыше - и Герман Геринг, который один из главных нацистов! Каково? А доводы? У них общая фраза 'Я мужчина в самом расцвете сил...' кто бы из мужчин так не говорил... И они оба летают! Обалдеть! Этого - достаточно для сходства! Что ж, продолжим издеваться над детскими сказками. С кого тогда списан Незнайка? Знайка - это точно копия Циолковского. То-то его в космос тянуло. А Незнайка, наверное, Николая Второго. Учиться-то никто из них не хотел...

Ну ничего. Я только собралась написать автору сообщения, что сейчас все лечится, как меня оторвали от книги. И пришлось впихиваться в выходные джинсы убийственного розового цвета с зайчиками из плейбоя и розовую же майку, приобретенную, чтобы позлить вампира. На ней был изображен Дракула Брэма Стокера с росписью цветочками и написано: 'Слава современным стоматологам!!!'.

Такая альтернатива готике. Мне понравилось, а вампир каждый раз кривится так, словно я ему напильником клыки стачиваю: 'Как ты можешь носить такую пакость!?'.

Я не объясняю, что ношу только из принципа. Если бы он хоть раз сказал: 'Ты потрясающе выглядишь в этой майке', я бы ее точно не одевала.

Валентин прибыл через десять минут после звонка и загрузил недовольную меня в машину. Я ворчала всю дорогу.

- Что ему в голову стукнуло?

- Не знаю. Мне он не докладывался.

- Чего надо было меня выдергивать!?

- Не знаю. Мне он не докладывался.

- Что ему спокойно в гробу не лежалось?!!

- Не знаю. Мне он не докладывался.

- Ты другие слова знаешь?! - взбеленилась я.

- Не знаю.

- Он тебе не докладывался?

- Ага.

- а по шее?

- Водителя бить нельзя. Впишемся в столб.

- Ничего, я рискну, - проворчала я, прицеливаясь для подзатыльника. Ага, руку только отбила. Гады! Кругом одни гады! Мохнатые! Зубатые! Противные! Кусачие! И некоторые еще и из ИПФ.

Паранойя?

Ах, если бы! Я даже на шизофрению согласна. Заранее. Но вокруг сплошная реальность.

Я влетела в кабинет вампира, как ведьма на помеле, не постучавшись. Увы. За столом никого не было. А ругаться?

Не успела я обдумать, где мне теперь искать этого мерзавца, как меня сзади обхватили сильные руки, а ласковый голос прошептал в ухо:

- Добро пожаловать, пушистик...

Я рванулась что было сил из его рук. В голове осталась только одна мысль - бежать, пока не поздно! Но вампир не стал меня удерживать. Только чуть придержал, чтобы я не упала навзничь.

Мечислав был потрясающим. Сегодня вампир решил одеться красиво - с его точки зрения. Не спорю, вкус у него безупречный, но вот совпадение его стиля с текущей модой...

Но ему было невероятно хорошо в этой одежде. Ему все к лицу.

Вампир облачился в узкие, полностью облегающие бедра, ноги и вообще все, что ниже пояса, лосины из какого-то бежевого тонкого материала. Замша? Возможно. Или просто такая ткань. Уж очень она хорошо обтягивала, давая понять, что под лосинами нет никакого нижнего белья. Даже стрингов, которые обычно носят стриптизеры.

Видение вампира, танцующего стриптиз предстало перед моими глазами с такой яркостью, что я вздрогнула и непроизвольно облизнулась.

Вместо рубашки на вампире было что-то вроде туники, едва прикрывающей самое ценное, а при ходьбе туника вольно развевалась, давая всем возможность оценить мускулистые бедра и ягодицы. Широкий кожаный пояс того же кремового оттенка, что и лосины, стягивал тонкую талию вампира. Короткие рукава открывали сильные руки, на которых золотистыми волнами перекатывались мышцы. Глубокий вырез позволял любоваться бледно-золотистой кожей груди. Бледно-зеленый цвет рубашки придавал его глазам оттенок молодой весенней листвы. Черные волосы падали на плечи шикарной волной. Глаза сияли. Губы улыбались. Запах бил в голову и дурманил...

Боже мой!

Я не успела сказать это вслух. Мечислав склонился передо мной в придворном поклоне.

- Моя королева. Моя звезда...

Я смотрела на него, как загипнотизированная. Так птица смотрит в глаза собирающейся ее сожрать змее.

- Я..., - я кое-как пискнула и задохнулась. Аромат меда и экзотических цветов выдавливал из моего разума все мысли...

Мечислав не стал терять время. Он взял мою руку, перевернул и поцеловал, скользя губами и языком по ладони, прослеживая рисунок линий судьбы, чуть касаясь шрамов... Потом приложил мою ладонь к щеке и потерся об нее, как кот...

- Твои пальцы пахнут мятой, пушистик...

Его кожа была именно такой. Гладкой и бархатистой. Потрясающе мягкой и теплой под моей рукой. И хотелось гладить его, как кота, пройтись пальцами по всему его телу...

Еще немного - и я просто не смогу сопротивляться. Ничему.

В дверь постучали - и этот звук словно содрал с меня липкую паутину. Я взвизгнула - и попыталась пнуть вампира ногой в кроссовке. Мечислав зашипел, но увернулся и отправился открывать дверь. На пороге стоял... Питер?

Да, это был он. Ничуть не изменившийся с момента нашего расставания. Я взвизгнула еще громче - и повисла у него на шее.

С Питером мы познакомились этим летом. Тогда к нам в город как раз нагрянули опасные и хищные гости. Мечислава хотели прибить, а меня приватизировать. А так как мы сопротивлялись изо всех сил, меня решили захватить в плен. Питер был в группе захвата, и с его даром у нас не было бы шансов. Никаких. Питер умел приказывать оборотням-лисам. И они подчинялись, даже если понимали, что это приведет к их смерти. Нас скрутили бы за пять минут, если бы не моя глупость. Я попробовала провернуть с группой захвата то же, что когда-то зимой с вампирами, державшими в заложниках Вадима и Бориса. И попробовать напустить на них крыс.

Крысы меня проигнорировали. Зато я обнаружила на Питере следы старого проклятия и умудрилась сообщить ему об этом. Вампир поверил сразу. Еще бы. Мы заключили честную сделку. Я сняла с него проклятие. А Питер помог нам отбиться - и дал обещание прибыть к нам, как только получит статус ронина. То есть полностью свободного вампира, у которого хватает сил путешествовать в одиночку.

Мы почти не успели пообщаться, но Питер во многом напоминал мне Даниэля. Без всякой влюбленности. Не думайте, что мои чувства к Даниэлю я перенесла на этого бедолагу. Нет. Даниэль оставался единственным в моей душе. А Питер... По-своему он был так же талантлив. Даниэль был гениальным художником. Не так, как большинство современников, от слова 'худо'. Гением, под рукой которого оживали холст и краски. Это вам не модернисты... А Питер был и оставался гением в обращении с животными. Был бы он человеком - стал ветеринаром, к которому летели бы через три границы. А будучи вампиром, Питер приобрел возможность воздействия на оборотней. На все их виды. И мы собирались с ним всерьез заняться вопросом беременности оборотних. Сколько можно девчонкам мучиться с выкидышами? Это не дело.

Сзади раздался такой намекающий кашель. Мечислав. А кто бы еще?

Я расцепила руки и подмигнула Питеру. Дескать, не принимай всерьез. Вампир понял все правильно, чмокнул меня в щечку, как престарелую бабушку - и низко поклонился Мечиславу.

- С вашего согласия, я прибыл на вашу территорию, Князь...

- Не злоупотребляй моей добротой, - шутливо предупредил Мечислав. - Целовать моего фамилиара имеют право очень немногие.

- Клянусь - у меня и в мыслях не было ничего дурного, - в глазах Питера плясали веселые искорки.

- И только поэтому я до сих пор тебя не убил.

- Неправда, - встряла я. - Ты его не убил, потому что не хотел испортить свой костюмчик. Что я - тебя не знаю?

- Малолетняя ехидна, - проворчал вампир. Но если он думал так легко от меня отделаться...

- а то, что ты сейчас со мной провернул - это ведь не гипноз?

- Нет. Ты ему почти не поддаешься. Это было скорее... снять запреты, снять тормоза...

- Ага. То есть вампиры могут воздействовать выборочно на определенные центры в мозгу?

- примерно так. Но далеко не на все.

- Хм-м... - знакомый огонек исследователя в глазах Питера и разгорающиеся огоньки любопытства в глазах Мечислава.

- А если так попробовать с оборотнями? Мы - сможем?

Питер запустил руку в волосы и взъерошил их - от затылка ко лбу.

- Если я буду направлять, а ты - действовать - можно попробовать.

- Так давай, - загорелась я.

- Минуту!- поправил нас Мечислав. - Прежде чем вы углубитесь в теорию магии, изволь рассказать мне, как прошла встреча с медведями?

Мне что - я рассказала. Вампир внимательно слушал.

- Тебя просто прощупывали, - вынес он вердикт. - Пытались узнать, можно ли что-то получить, не давая ничего взамен вампирам.

- То есть - заключить сделку только со мной? Нельзя, - отмахнулась я. - Ты меня уже приучил считать свои интересы - моими.

- А в какой области лежат эти интересы? - вкрадчиво осведомился вампир.

По спине побежали мурашки, словно кто-то провел перышком вдоль позвоночника.

- Исключительно в деловой. Ладно, за Питера я готова простить тебе даже этот клятый вызов. Пит, нам удастся сегодня поработать?

- Вполне, - пожал плечами вампир. - Только надо уладить одну формальность.

- Какую?

Твой шеф, - скромно подсказал вампир. - Я прибыл, как ронин - и хочу свободно работать на твоего хозяина.

- Ты что - сдурел? Из одного ярма - в другое?

- Юля, ты просто не понимаешь. Я ронин, но мне надо переждать, пока успокоится мой прежний хозяин. Это - раз. И мне нужно время и место, чтобы освоиться со своими новыми способностями. И с тобой поработать хотелось бы. Вряд ли Мечислав разрешит мне это, если я не буду его подчиненным.

- Правильно понимаешь, - муркнул Мечислав.

- А что - просто в гости нельзя приехать? - возмутилась я.

- Нельзя, - голосом Мечислава можно было бы посыпать блинчики вместо сахара - так же сладко и так же скрипит на зубах. - В гости - это на пару дней. А работать вместе с тобой - совсем другое. Ясно?

- Гад зубастый, - буркнула я.

Мечислав протянул руку, погладить меня по волосам, но я так сверкнула глазами, что он тут же сделал вид, что ничего не было, и вместо этого взял со стола какие-то бумаги.

Питер развернулся к Мечиславу - и опустился на одно колено.

- Я, Питер, вампир в статусе ронина, прибыл на территорию протектора и креатора Мечислава. Его власть - моя власть. Его воля - моя воля. Его кровь - моя кровь. Господин, вы согласны принять по доброй воле мое служение?

Мечислав несколько секунд смотрел на него. Я не вмешивалась. Еще сделает все назло...

- Я, Мечислав, протектор и креатор, принимаю тебя, ронин Питер, под свою защиту. Моя воля - твоя воля. Мое слово - твое слово. Моя кровь - твоя кровь.

В пальцах вампира сверкнул кинжал. Питер взял его - и слегка надрезал себе вену. Мечислав сделал то же самое - и соединил надрезы.

- Да будет по моему слову.

Я сползала в транс. И видела, как на ауре Питера там, где соединялись их руки, появилась замысловатая вязь - что-то вроде красного браслета, широкой полосой обхватывающего руку. На руке Мечислава - тоже, но если у Мечислава оно быстро уходило и впитывалось в ауру, то у Питера - сжималось, расширялось, пульсировало, как живое существо. И смотреть на это было неприятно.

- Можно потрогать?

- Что? Можно...

Я осторожно вытянула вперед руку - и соприкоснулась своей аурой с аурой Мечислава. И ощутила, как между нами проскочила искра. Теперь я знала - что и как сделал вампир. Это была привязка на крови - слабейшего к сильнейшему. И Мечислав мог распоряжаться Питером. Его силой, его жизнью и смертью, вообще мог приказать ему прыгнуть вниз с ближайшей высотки. Клятва заставила бы вампира сделать это... Экзотический вариант самоубийства.

А я ведь повязана чем-то сродни этому браслету...

Печати... они так называются - почему?

Черт, почему я не могу увидеть свою ауру!? А у Мечислава ничего не разберешь. То есть разобрать я могу. И вижу цвета, рисунки, что-то вроде печатей, но что? И как на это воздействовать? Не могу понять...

Пока, - шепнула в глубине души женщина со звериными глазами. - Пока ты еще слаба. Но ты вырастешь. И найдешь способ порвать поводок...

И видит Бог, мне этого хочется. Из-за чего я злюсь на Мечислава?! Да из-за того, что мне не оставили выбора! Если бы Печати были моим решением! Осознанным, взвешенным, добровольным! Так нет же! Либо так - либо вампир, которого ты любишь, подыхает в страшных мучениях (если кто не понял, это я про Даниэля). Мило?

Очарррровательно! С большой буквой 'Ррррррррры'.

Я оторвалась от вампиров. И оказалось, что я мертвой хваткой вцепилась - одной рукой в запястье Питера, а второй рукой в 'рубашку' Мечислава. Пришлось отпустить обоих.

- Блин. Совершенно себя в этом трансе не контролирую. Так однажды очнешься - и обнаружишь, что кругом враги...

- Бедные враги, - поддакнул Мечислав. - Ладно. Я так понимаю, что вас надо оставить наедине - и не мешать общаться?

- Какой ты сегодня умный. Эт-то чтот-то! - восхитилась я.

- А какой я изобретательный, - подмигнул мне вампир. Я немедленно покраснела. Хотя его слова можно было истолковать в любом смысле. И вовсе не обязательно в эротическом. Но действует он на меня так! Как валерьянка на кошек! Мечислав улыбнулся еще шире, показывая безупречные клыки.

- Ладно. Сидите здесь. У меня еще дела по клубу. Юля, я хочу, чтобы ты сегодня сопровождала меня на переговорах с певицей и ее продюсером.

- А они уже, да?

- Еще нет. Часа два у вас есть.

Я тут же расцвела и - сцапала Питера за руку.

- Уважаемый друг... кстати, как тебя называть?

- Питер. Можно - Пит. Я вернул себе имя.

- А вот Мечислав - зараза законспирированная. Он мне так и не сказал, как его звали до потери всякой человечности, - пожаловалась я.

Вампир, уже стоящий на пороге обернулся.

- можем заключить сделку, Кудряшка. Я тебе имя. Ты мне - страстную неделю.

- Жирно будет - автоматически брякнула я.

- То есть на пару дней ты согласна? - расцвел вампир.

- Нет. И вообще - подожди, скоро и так страстная неделя* наступит, - огрызнулась я. - Недолго осталось, и года не пройдет.

- Мое сердце разбито, - патетически вздохнул Мечислав, исчезая за дверью.

установлены в память страданий Иисуса Христа. Каждый день Страстной недели - тема для размышлений о Христе и его учениях. Последняя седмица Великого поста, предшествующая Пасхе и следующая за Неделей цветоносной (шестое воскресенье Великого поста), во время которой Тайная Вечеря, предание на суд, страдания и распятие, погребение Иисуса Христа.

Все дни Страстной седмицы носят название 'Великих' - Великий Понедельник, Великий Вторник и т.д, также употребляется эпитет 'Страстной'.

Я потащила Питера к дивану.

- Отлично. Таперича, когда этого надоедалу сплавили, откроем дамский магазин.

- Чего? - удивился вампир.

- Булгакова читать надо, а не один плейбой с зайчиками, - ухмыльнулась я. - На чем мы остановились до твоего отъезда? Чувствовать животных? Вернемся к истокам?

- С удовольствием... Юлька, как же я рад тебя снова видеть...

***

Мечислав прислонился к стене рядом с дверью. Отсюда он прекрасно слышал веселый Юлин голос.

- а если так?

- Нет. Ты не должна так напрягаться. Вообще. Позволь ощущениям течь через тебя - и выделяй только самое важное...

- Ничего не получается!

- Я сильно продуцирую любопытство... ты должна была уже заметить и просто так. Давай еще раз! У тебя обязательно получится!

- Давай!

Все ясно. Эти двое по уши в своих способностях. Питер восстанавливает старое. Юля осваивает новое. Ее сила чем-то сродни его - поэтому они и нашли общий язык. А вот он...

Вампир вздохнул (скорее по привычке, чем действительно нуждаясь в воздухе) - и направился к лестнице. Надо переодеться. Скоро приедет продюсер да еще и звездульку с собой прихватит. И придется вести переговоры.

Мечислав конечно лгал. Ему абсолютно не нужна была Юлина компания, чтобы справиться с какой-то Досей. Отшить навязчивую девицу? Так чтобы она приблизиться боялась? И сделать это - вежливо?

Да запросто! Это пятнадцатилетним юнцам сложно решать подобные проблемы. На семисотом году жизни (плюс-минус десяток лет имеет значение только до третьего столетия) с подобным справляешься без особого труда. Вопрос в другом.

Мечислав никак не мог разобраться, что происходит между ним и его фамилиаром. Ну не укладывалась Юля в его стандарты. То, что она ощетинивалась каждый раз, когда он к ней приближался, было естественно. Лет десять не меньше, ей потребуется, чтобы привыкнуть к новому положению. И научиться получать удовольствие от своей власти. И от него тоже. Почему бы и нет?

Силой он ведь никого не заставляет! Что за дурацкое ханжество!? Почему мужчина и женщина, которые нравятся друг другу, не могу оказаться в одной постели? И оказываться там, сколько захотят? Получать удовольствие, доставлять его друг другу... а если вспомнить ощущения, которые вампир испытывает, получая силу от своего фамилиара - в постели между ними будет просто фейерверк.

Так нет же! Стоит ему приблизиться - и Юля ощетинивается, не хуже дикобраза. Но почему? Видит бог, ничего страшного он ей не предлагает!

Почему бы не согласиться? Какие преграды возникают в ее разуме?

Вот только не надо говорить про вечную любовь! Мертвые умерли. Живым - живое. И Юля не может этого не понимать. Но признавать упрямо отказывается!

А ее сопротивление!

Мечислав просто не понимал происходящего! Оно не вписывалось в логичные и осознанные картины мира. На его пути встречалось много женщин. Красивых - и не очень, добродетельных и распутных, страстных - и считавших себя холодными (во всяком случае, до встречи с вампиром). Как известно, не бывает фригидных женщин, бывают неумелые и эгоистичные мужчины, которые не способны найти то, что нравится партнерше. Себя Мечислав к таким не относил. И знал - многие женщины страдали из-за его ухода, но когда боль утихала, каждая начинала бережно хранить в сердце воспоминания о времени, проведенном рядом с ним. Потому что он старался быть... таким, каким нужно. Идеальным мужчиной для каждой соблазненной им женщины. Пусть на пять минут - но пусть эти пять минут станут фейерверком в ее жизни!

И этот подход никогда не давал осечек. Рано или поздно, так или иначе - все женщины, на которых он обращал свое внимание, приходили в его объятия.

Но Юля!

Это отторжение близости с ним - даже душевной (вампир был уже согласен и на платоническую любовь и даже на дружбу) было совершенно непонятным.

Не упрямство - 'раз ты хочешь - так обломись и облезни. Все равно я тебе ничего не дам!' Вовсе не упрямство. Это легко было бы распознать.

И не обида - 'не хочу быть одной из миллиона!' С этим Мечислав тоже сталкивался. И выглядело это по-другому.

Безразличие? Но их тянет друг к другу. И это видно всем. Даже последним пади.

Трагическая любовь? Ну уж это и вовсе глупости. Юля в принципе не способна так долго страдать. Рано или поздно, даже скорее рано, она преодолеет любую боль. Воспитание такое. Мертвым - мертвое. Живым - живое. И жизнь властно требует своего. Но любая попытка сблизиться тут же наталкивается на незримую стену.

Но что может ее преодолеть?

Власть? Деньги? Секс?

Мечислав знал, что названные предметы являются крайне возбуждающими для многих женщин. И вместе и по отдельности. Но Юле все это предложено на блюдечке с золотой каемочкой! И предлагается! И раз за разом отвергается, чуть ли не с брезгливостью. Так что же ей нужно?

Любовь? - шепнуло что-то странное в глубине души?

Мечислав досадливо поморщился. Любовь? Если они будут вместе - Юля будет его идеалом. Точнее - он сам постарается стать для нее идеальным мужчиной. Что еще нужно? Разве это - не любовь? Это даже больше той глупости, о которой пишут поэты!

Нет, дело тут совсем в другом... знать бы, что это за стоп-кран, который каждый раз отдергивает Юлю прочь от него! Знать бы!

Поговорку 'Знал бы прикуп, жил бы в Сочи' вампир на себя не примерял. И Юля представлялась ему еще одной головоломкой. Чуть более сложной - ну так что же в том плохого? Просто ее придется разгадывать... медленно... и со вкусом...

- Господин...

Знакомый голос оторвал вампира от размышлений. Мечислав развернулся к говорившему.

- Да, Володя?

- Кирилл Петрович Красненский и Дося Блистающая будут у вас через час.

- Замечательно.

На миг Мечислав задумался - приказать принести какую-нибудь одежду для Юли? Но потом передумал. Она сама явилась в этих жутких штанах и майке! Хотя он сто раз просил ее приходить в человеческом виде! Вот пусть теперь сама и испытывает за это неловкость!

***

Час мы с Питером провели... в кайф! Я другого слова и подобрать не могу!

Вампир пробовал то одну, то другую эмоцию, я читала его ауру, сообщала, что в ней меняется - и пыталась показать ему свою. У меня получалось лучше. И видеть - и даже ощущать руками. Если проводить пальцами по границе ауры, можно различить многое. А можно и воздействовать на человека. Что-то серьезное у меня пока получалось плохо, но простейшее - вызвать страх, радость, злость, агрессию... короче, управляемая эмпатия - вполне прилично. А вот Питер буксовал, как 'мерседес' на проселочных дорогах. То, что у меня выходило мгновенно, у него получалось очень плохо - и только при личном контакте сознаний. Если я была направляющей. Если Питер пытался поглядеть 'вторым зрением' как я это называла или 'ментальным взором' согласно названию вампира, сразу начинались неполадки. Но мы существа упорные. И все равно это преодолеем. А чуть разгребем с Альфонсо и прочими - и попросим Надю или Таню - а то и обеих сразу участвовать в наших экспериментах. Возможно, нам удастся создать амулеты, положительно влияющие на беременность оборотней. Хотя почему - возможно? Удастся! Я умею это делать, а у Питера достаточно знаний, чтобы разобраться в происходящем и попробовать сляпать что-нибудь вроде амулета. А силу возьмем у меня. На хорошее дело не жалко. Не все ж вампира снабжать?

А еще у меня получалось - только совсем чуть-чуть - нащупывать ниточки, которые воздействовали на организм. Вызывали голод или жажду, боль или удовольствие... совсем чуть-чуть, но это же начало. Вот мы немного попрактикуемся...

А потом в кабинет заявился Мечислав.

Ради разнообразия он переоделся в простые голубые джинсы и белую рубашку с длинными рукавами. Хотя 'простые' - это не то слово. Джинсы сидели на нем так, что становилось понятно - это шилось на заказ и с тщательной подгонкой по фигуре. А рубашка явно была из безумно дорогой ткани. С первого взгляда это не бросалось в глаза. Джинсы и рубашка у него, джинсы и майка у меня. Но если поставить нас рядом и вглядеться - становилась ясна разница. Огромная. Как между лодочкой у городской пристани и океанской яхтой.

Ну и пусть! По одежке нас лишь встречают, но провожают по уму.

- Юля, ты мне обещала присутствовать.

- а что - певуны приехали?

Современную эстраду я не люблю. И тут уж ничего не поделаешь!

- Приехали. Так что с Питом ты пообщаешься завтра. Всего хорошего.

- Юля, поработаем завтра?

- Куда ж деваться.

- Свободен, - резко тряхнул головой Мечислав.

Питер послушно поднялся, попрощался вежливыми поклонами - и вымелся из кабинета.

Я удобнее устроилась на диване.

- Не возражаешь?

- Ничуть. Мы с Кириллом Петровичем поговорим, а вы с Досей займете друг друга. Договорились?

Я поглядела на вампира с явным сомнением. Я же читала ее досье. Вот что у нас с ней общего? Женский род? Но сказать ничего не успела. Дверь распахнулась.

Кирилл Петрович был явным 'хозяином жизни'. Настолько явным, что я просто забеспокоилась. Если человек так выставляет напоказ это качество, он вовсе не глуп. Скорее ему выгодно, чтобы его считали глупым. Невысокий, плотный, круглое лицо, редкие светлые волосы с залысинами и проплешинами, короче - почти состарившийся Карлсон. Этому впечатлению противоречил безумно дорогой светлый костюм (уж настолько-то я стала разбираться в вещах, потолкавшись рядом с вампиром) и розовая рубашка, стоившая явно больше годовой зарплаты налогового инспектора. А на толстенную золотую цепь с брюликами можно было спокойно сажать ротвейлера. Карлсон-миллионер?

Ой, нет. Если человек так резко выпячивает свою простоту, наверняка он намного умнее, чем показывает.

Дося... ну что тут скажешь? Мы не понравились друг другу - сразу. Она взглянула на меня, как на таракана, я на нее - как на блоху - и взаимонепонимание было достигнуто. Суперзвезда оказалась высокой (на голову выше меня) блондинкой из 'особо опасных' - то есть крашеных пергидролем. Как гласил мой личный опыт, чем пергидрольнее блондинка, тем она стервознее. И Дося оправдала мои ожидания. Мечислав вежливо пожал руку продюсеру и пригласил его к столу, а нам кивнул на диван.

- Кирилл Петрович, очень приятно. Дося, вы как всегда очаровательны. Это - моя подруга, Юлия Евгеньевна. Полагаю, девочкам пока есть о чем пообщаться. А мы поговорим о деле.

Продюсеру это явно не понравилось - в ауре полыхнули желтые огни приятного оттенка 'детской неожиданности', но крыть было нечем. Видимо, он привык, что люди, имеющие с ним дело, охотно пользуются предоставленной возможностью, а он с помощью Доси получает определенные выгоды.

Не в этот раз. Соблазнить вампира такой Досей было просто нереально. За его семьсот лет он и получше видел.

Мы с Досей прошли к дивану и уселись. Я - с удобством, скинув кроссовки и подтянув под себя ноги. Она - так, словно позировала для модного журнала. Разговор как-то не заладился с первой же минуты.

- Какая у вас интересная майка...

Произнесено это было так, что я мигом вспомнила ее цену. Триста рублей. И окинула взглядом Досин костюмчик. М-да. Очень неплохо. Хотя мне Мечислав и получше навязал. Но - красиво. Красный насыщенный цвет, узкий пиджачок. Под которым по-моему ничего нету, потому что в глубоком, открывающем даже ложбинку на груди вырезе не видно и нижнего белья. Юбка тоже узкая и очень короткая. Из породы 'пояс не очень широкий'. Несколько золотых цепочек с крестиком и образками, золотой браслет с псевдохристианскими медальончиками, куча колец и сережек...

- Вы тоже неплохо одеты. Хотя золота могло бы быть и поменьше. Напоминаете ювелирную выставку.

- Глупости, - Дося коснулась пальцами цепочек. - Я никогда с ними не расстаюсь. Это освященные медальоны. Вот этот я купила в Тихвинской обители. Этот - во Владимирской*...

* Названия обителей вымышлены автором. Обители действительно существуют и там действительно всем этим торгуют, но реальных названий автор не дает, прим. авт.

Она перечислила еще пару монастырей, заставив меня резко загрустить. Вспомнилось ИПФ. Вот бы ее куда. С ее любовью к Богу. Смешно, что самые истые верующие получаются из раскаявшихся грешников. Или пока не раскаявшихся.

- Тогда вам понравится у нас в городе. У нас, буквально в десяти километрах от города есть святой источник - Шадринский. Съездите, искупаетесь...

- Я буду слишком занята! Эти концерты отнимают так много сил...

Я мысленно восхитилась и постаралась запомнить интонацию. Именно так 'барби' и надо жаловаться на жизнь. Но не удержалась.

- А вы разве не под фанеру поете?

- Вы, милочка, совершенно не разбираетесь в шоу-бизнесе, - высокомерно припечатала меня Дося.

Я пожала плечами. Зря я это. Ссориться не хотелось, разговаривать тоже. Может, удастся все свести к светскому разговору? Как погода? Прекрасно. А как природа? Еще лучше...

- Спорить сложно. Я предпочитаю науку.

За правду я удостоилась взгляда, которым люди смотрят на безнадежно больных. 'Науку? Фи... от этого морщины появляются... да и кому она вообще нужна?...'

- и какую же?

- Биологию.

- А что вы тогда здесь делаете? Сидите в лаборатории и изучайте своих червей. Или кого там...

А вот проезжаться по моей работе не надо...

- Простейших. А также глистов и гнид. Здесь такое поле для работы, столько образцов...

- На себе разводишь?

Дося отбросила всякую вежливость.

- Нет. Обычно они к нам приезжают по делам бизнеса.

- Котик! - взвизгнула блондинка, вскакивая с дивана и бросаясь к продюсеру. - Эта девка меня оскорбила! Она меня обозвала глистой! И гнидой!

Я аж глазами захлопала. Вроде бы я только собиралась... Но Мечислав не растерялся.

- Юля, как тебе не стыдно мучить людей своей биологией. Дося, я полагаю, что Юля вам просто хотела рассказать о своей учебе. Она ведь биолог.

- Да, кивнула я. - я предпочитаю зарабатывать деньги мозгами, а не половыми органами.

- Разумеется, к присутствующим здесь это не относится, - вставил вампир. - Юля, проводи Досю к Вадиму, попроси, чтобы он показал ей место выступления.

Мечислав вышел из-за стола, чуть приобнял меня, и демонстративно, под недовольным взглядом Доси, чмокнул в щечку.

- Спихнешь - возвращайся, - шепот был таким тихим, что его услышала только я.

- Будешь должен.

- Натурой отдам.

- Крупами и трупами не беру, мне за державу обидно.

Мечислав рассмеялся, словно я шепнула ему что-то очень личное - и у меня по спине побежали мурашки. М-да. Что-то часто они там бегают. Пора соревнования проводить и номера присваивать!

- Да дорогой, - громко и вслух ответила я. И цапнула Досю за руку, точно попав в нервный узел. Ага, я умная. Меня не зря учили.

Зато Дося теперь пару минут помолчит. Больно так, что дыхание перехватывает.

И за эти две минуты я успела очаровательно улыбнуться продюсеру.

- Девочки налево, мальчики - к контракту.

И вытащить Досю за дверь. Вадим обнаружился сразу за дверью. Шагах в трех от кабинета.

Подслушивал, гад?!

Ну получи и наказание. Кара Досей. С особым цинизьмом. Я развернулась так, чтобы Дося потеряла равновесие на каблуках - и чуть толкнула ее. Певица со сдавленным хрипом влетела прямо в руки к Вадиму. Вампир ловко подхватил ее и поглядел на меня.

- Юля?

- Берешь девушку за руку и показываешь клуб. Ферштейн?

- Нихт ферштейн.

- А по зубам, чтобы заферштеел?

- Не надо, майн группенфюрер.

- Тогда...

- Яволь...

Дося захлопала ресницами.

- Что... как...

Но прежде чем она сформулировала вопросы и претензии, я рванула по коридору.

- Мечислав меня может найти в баре.

Нет уж. Никаких возвращений. Его бизнес - ему и разбираться.

Вадим похоже смирился со своей судьбой потому что за спиной я услышала его голос с доброй толикой вампирского очарования:

- Скажите, неужели Вы - Та Самая Блистающая и Блистательная Дося! Самая знаменитая и очаровательная певица современности?!

Пришлось ускориться, чтобы уши от сахара не слиплись. Зато Дося теперь будет просто лапочкой. К концу показа клуба то, что у нее вместо мозгов (подозреваю - счетная машинка для евро) будет полностью промыто вампирским обаянием, а любые обиды - в том числе и на меня, забудутся, как сон. Ну и прекрасно.

Дося с возу - волки сдохнут.

Я плюхнулась на высокий стул в баре и попросила знакомого оборотня, смешивающего коктейли за стойкой:

- Налейте сока бедной мне, а?

***

Мечислав нашел меня у стойки через полтора часа. Он улыбался и выглядел очень довольным.

- Ты растешь, кудряшка. Я не зря приказал ребятам позаниматься с тобой.

- Валентин считает, что мои навыки - скорее... имплантированные, с Печатью тела - от тебя - мне, - кисло процедила я. - Вот все быстро и усваивается.

- Но как хорошо!

- С паршивого вампира хоть зуб выдрать, - переиначила я поговорку.

- Кудряшка, а что ты будешь делать с моим зубом? Оправишь в золото и станешь носить на груди? На таких условиях я тебе его сам подарю... - Мечислав показал в улыбке весь подарочный набор.

Я скорчила рожицу.

- Размечтался. Я его в лабораторию на опыты отдам. Надо же узнать, откуда такая крепость и белизна! Изучу состав пульпы, дентина, эмали... напишу работу, защищу диссертацию, обанкрочу всех производителей зубной пасты...

- И будешь жестоко разочарована. Мои зубы такие от природы.

Все-таки за прошедшее время вампир научился понимать юмор. Хоть какой-то прогресс.

- Дося уехала?

- Вместе с продюсером.

- а что так плохо?

- То есть? - искренне удивился Мечислав.

- Ну, мог бы и воспользоваться ее... вниманием. Она была бы только рада.

- Ревнуешь, пушистик?

Фырканье получилось особенно выразительным.

- Я? Тебя? Ой, мама... ревную?!

Издевательский смешок тоже удался. Тем более, что был абсолютно натуральным. Ревновать вот этот ходячий символ экстаза?! Ага, сходи, поревнуй Колю Баскова к поклонницам. Результат будет один и тот же. В том смысле, что ты себе нервы перемотаешь, результата не получишь, а объекту - хоть бы хны. Кстати, а почему - хны? Что такое хна я знаю. То есть - хоть бы хны - в смысле хны на хвост насыпать? Сложно как-то.

Мечислав погрустнел.

- Вечно ты говоришь мне гадости...

- Это - не от великой радости, - вздохнула я, допивая сок. И решила перевести тему. - А все-таки почему бы и нет? Красивая. Модная. И готова на все. Бери - и пользуйся.

Мечислав тоже решил не углубляться в наши взаимоотношения. А то начнется по пятидесятому разу...

- Юля, я вообще-то брезгливый.

- вот не подумала бы...

- Все мои любовницы, все, - подчеркнул голосом вампир - которых выбирал я, не шлюхи. А Дося как раз такая.

- Мы такие, какими нас делает общество.

- Если женщина родилась проституткой, никто ее не изменит, - отрезал вампир. - Равно как и мужчину. Не стану их осуждать, при необходимости такими очень удобно пользоваться, но сам я этого делать не хочу. Такие женщины, как она - хуже чумы.

- И меня еще спрашивают, за что я не люблю вампиров. Да вы просто лицемеры, - покривилась я.

- Отнюдь. Я могу посочувствовать Сонечке Мармеладовой.* В некоторых обстоятельствах человек может пойти на что угодно. Взять хотя бы Великую Отечественную, на которой сражался твой дед. Могу тебя заверить, шпионы не гнушались любыми методами. Вплоть до проституции. И я не могу их осудить. Но когда мужчина или женщина решает стать продажной тварью...

* см. Достоевского с его 'Преступлением и наказанием', прим. авт.

- почему тварью!

- потому что к человеческому роду они уже не относятся. Они на все готовы ради славы, денег, власти... да просто ради своей минутной прихоти. Это - хищные твари. И им сочувствовать никак нельзя.

- А если человек не представлял во что впутывается?

- Даже у Доси был выбор - остаться, чтобы стать такой - или уехать, выйти замуж за хорошего парня и прожить жизнь, пусть и без славы, но зато в радости и любви. Юля, это ведь глупости, что можно быть счастливым только во дворце. Счастье - оно не в золоте, а в твоем сердце.

Я с удивлением поглядела на вампира.

- Ты Библии перечитал? Такие слова...

- Не издевайся. Это ведь правда.

- Только услышать ее от тебя...

- А я что - не человек?

- Ты - вампир.

***

Я жду.

Несссколько сссотен лет - я жду.

Проклятые людишки. Ненависсстные... мерзсссссские...

Я был сссилен раньше. Они никогда не одолели бы меня один на один. Только хитроссстью. И подлоссстью.

Меня лишили тела. Зсссаточили в клетку. И несссколько сссотен лет держали в зсссаточении в сссвятилище. Но потом на эту зсссемлю пришел Хриссстоссс. Сссвятилище было разсссрушено. Я торжессствовал в сссвоем узсссилище. Я надеялсссся. Но это меня не ссспасссло. Моя тюрьма попала в лапки к омерзсссительным монахам. И один изссс них сссмог разсссобратьссся. Он понял, кто я такой и откуда пришел. Осссозссснал, что я изссс сссебя предссставляю. Я был ссслишком несссдержан. Я напугал его - и не уссспел взсссять разсссум под контроль. Ссслишком я обрадовалссся возсссможной ссссвободе. Ссслишком поторопилссся.

И этот церковный мерзсссавец наложил на меня еще и сссвои зсссаклинания.

Я был сссчассстлив, когда его убили. Я почувссствовал его сссмерть. Но это не помогло мне. Я по-прежнему зсссаточен в камне. И путы мои почти не оссслабли.

Чтобы разсссорвать их, требуетссся жертва.

Сссильная жертва.

Но пока я жду осссвободителя.

В этот разссс я не сссовершу глупых ошибок.


Глава 1. | Кольцо безумия | Глава 3.