home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5.


Институтские будни чудесные.

2-е сентября.

Я едва не опоздала в институт. И это не прибавило мне ни доброты, ни хорошего настроения. Тем более, что первой парой опять шел Ливневский. На перемене ко мне попыталась подкатиться с вопросами Тихвинская, но я поглядела на нее так, что Наташа поняла - лучше уйти в тень. И правильно. Вампиры, оборотни, Альфонсо да Силва, который прибывает сегодня, ИПФ - все это подтачивало мой самоконтроль. И я сильно напоминала себе кипящий чайник.

Но это пошло и на пользу. Выйдя, во время второй пары на пять минут по очень важному и неотложному делу - я увидела в коридоре препода по ОБЖ, которого безуспешно ловила весь июнь.

- Юрий Михайлович! - возрадовалась я. - Как я рада вас видеть!

Опс. А вот восторгаться не стоило. Маленькие глазки Токаревича заискрились интересом.

- Да? А кто вы такая?

- Я? Юля Леоверенская, биофак, третий курс. У меня хвост с того семестра остался, я никак вам досдать не могу...

- Хвост, говорите?

Препод опустил глаза на то место, где у мартышки хвост, а у меня - юбка.

- М-да... Ладно Юля. Приходите сегодня, в семь вечера. Я приму у вас... пересдачу. - И этаким масляно-сахарным тоном. - Я буду ждать вас в аудитории номер триста пять. Это на третьем этаже. Приходите.

И он пошел дальше по коридору. А я, забыв про все свои дела, вернулась в кабинет. Села и задумалась.

Народ, объясните мне популярно - зачем биологу - ОБЖ?

Кто знает? Вот я - нет. Что это вообще такое? Охрана безопасности жизнедеятельности? Основы того же самого? Я до сих пор не знаю, как ЭТО правильно обозвать. И что мы на нем проходим?

Ладно. Еще туда-сюда я выслушаю основы первой помощи пострадавшим. Я безропотно прогляжу фильмы про ожоги, эпидемии и проказу. Тут уж - от сумы и от тюрьмы не зарекайся.

Но выслушивать фразы типа: 'при ядерном взрыве надо натянуть каску поглубже на голову и упасть ногами в сторону предполагаемого взрыва' или 'в случае ядерной атаки надо действовать согласно заранее утвержденному плану, а именно погрузить в машины все материальные ценности и двигаться ровной колонной к ближайшему укрытию'...

Жесть!

Почему я не умею спать с открытыми глазами!?

Вот как вы себе это представляете?

Ядерный взрыв. Ага. А я - каску на уши - и ногами к взрыву. Так меня и откопают. Когда-нибудь. Когда пройдет период полураспада. Какая, блин разница, куда и как надо падать при ядерном взрыве? Все равно помрешь. Если сразу накроет - хорошо. Если нет - загнешься через пару месяцев от облучения. Еще и помучаешься.

Второй вариант. Наступает ядрёная, то есть ядерная война. Третья, она же и последняя мировая. Конечно - не дай бог, но вдруг?

И проводится ядерная атака. А тут мы, бодренько, грузим все ценное - три сотни банок с формалином и образцами, скелета Борю, полтонны плакатов и наглядные пособия в машины. Угу, кто б нам их предоставил. Спорим - в случае атаки каждый будет драпать сам за себя? С максимальной скоростью. А первыми в 'Великом Убегании' будут наши чиновники. Эти - как тараканы, за версту тапок чуют.

Но пусть предоставили. Вот вы - знаете, где в округе ближайшее укрытие?

Ага! А я вот - знаю. В трех кварталах отсюда. Мне дед показывал. Правда, сейчас там интернет-клуб 'Бэйби Блю'. Что хотел сказать его хозяин, обзывая так свое заведение - не знаю. Но на всякий случай туда не хожу.

Но - надо, так надо. Засядем в интернет-клубе. Связь с внешним миром у нас там будет. Если сразу не накроет. Еда - вода? Без вопросов! Я же упомянула банки с образцами? Если кто не знает - образцы обычно мясные. Например, у нас только заспиртованных раков банок пятьдесят. А еще есть ракушки, черви, птицы, различные органы... всего - не перечислишь. Но жить захочешь - что угодно схряпаешь. Хоть копченную нематоду.

Вот! Будем жарить образцы на плакате из костров. И запивать спиртом из вскрытых банок. Веселуха, а не война. Только пробовать надо будет на ком-то кого не жалко. А то потравимся на фиг. У нас на факультете был случай - голодные студенты проникли в лаборатории, сперли штук десять банок, вскрыли и поступили, как я сказала. Образцы - нагло стрескали, спирт - выпили. Визгу бы-ы-ыло... В итоге студентам повысили стипендию, в лабораториях поставили решетки, а в банки с образцами (не во все, но кое-куда) добавили формалин.

Так что будем пьяные, но осторожные. Спать можно будет на чучелах, как в фильме 'Гараж'. Бурого медведя (скоро сто лет зверушке стукнет, уникальный экземпляр, его нам чуть ли не Николай Второй дарил) приспособим вместо дивана.

А в тамбуре, перед входной дверью поставим раритетного скелета Борю.

Если нагрянет враг, он подумает, что мы все тут - такие. А если решит проверить - будем защищаться. Я еще не говорила, что у нас замечательный набор костей на факультете? И пластмассовые, и натуральные... Закидаем противника позвонками и забьем берцовыми костями.

По-моему замечательный план. Полная безопасность жизнедеятельности!

И это мне на полном серьезе надо сегодня сдавать.

Специализацию я сдавала в первую очередь. И сдала на пятерки. А вот ОБЖ и политологию... Вопрос.

ОБЖшник у нас...

Ну что тут скажешь. С паршивого козла хоть шерсти клок, а этот даже лысый. Потрясающий кадр. Рост - метр с кепкой в прыжке с табуретки. Лысый, как бильярдный шар. Фигура - близка к правильному шарику на роликах. Когда он идет, такое ощущение, что на вас просто накатывается здоровущий колобок. Фейс - просит тейбла.

И при всем этом - жуткая сволочь. Извольте любить и жаловать. Токаревич Юрий Михайлович.

Раньше он служил в армии. В чине прапорщика. Долго служил. Аж пять лет. Потом, то ли сам ушел, то ли его ушли, но армия вздохнула с облегчением.

Зато зарыдали студенты. Этот колобок приходится нашему ректору двоюродным братом подруги тети соседки. А с соседями надо дружить. И это наказание господне прописалось у нас в институте.

Поскольку к биологии он имел такое же отношение, как я - к боевым вертолетам НАСА (или НАТО?), то его взяли преподавать несчастным нам ОБЖ.

И начался кошмар.

Я молчу про прекрасную привычку препода гаркать, войдя в класс: 'равняйсь, смиррррна!!!'. Бывает.

Я даже не обиделась, когда мы целое занятие мерили противогазы. Могло быть и хуже. Нас хотя бы в них отжиматься не заставляли.

Я не буду говорить, что читать лекции бывший прапорщик не умел в принципе. И делал это таким монотонным голосом, что не заснуть становилось сложнее всего. Я обычно боролась с этим, засовывая в одно ухо наушник от плеера и маскируя его волосами. Тогда появлялся шанс послушать хоть что-то интересное.

'Достоинства' нашего преподавателя можно было перечислять еще часами. Худшее было в другом. Бывший прапорщик, тридцати пяти лет от роду, обладал редкой любвеобильностью и обожал фразу: 'Я женюсь на своей студентке'.

Обрести радость совместной жизни с этим редким представителем семейства шарообразных студентки почему-то не стремились. Поэтому преподаватель взял дело в свои потные ручонки и активно намекал всем симпатичным девчонкам на 'это самое...'. Поглаживал ручку, мог положить ладонь на коленку, спрашивал телефончики или приглашал сдавать зачет часов в восемь вечера, когда во всем корпусе были только он, студентка и уборщица тётя Нина.

Особенно везло симпатичным и блондинкам.

Выкручивались все, как могли. Или шли сдавать целой толпой и ждали подругу под дверью. Или старались перенести зачет. Давали чужие телефоны. Надевали на занятия обручальные кольца. Одевались в сплошные джинсы и толстые свитера. Причесывались так, чтобы не понравится даже последнему маньяку. Да много чего! Одна подруга вообще пришла сдавать с парнем - косая сажень в плечах. Зашли они в аудиторию вместе. Там она пошла сдавать, а парень многозначительно так поглядел на Токаревича - и осведомился: 'это из-за вас я с подругой вторую неделю пообщаться не могу? У меня ваше ОБЖ уже в зубах навязло!'.

Экзамен счастливица сдала одной из первых и на пятерку. Так-то.

У меня таких знакомых... не то, что не было. Были. И оборотни, и вампиры. Валентин мог бы сходить со мной. Или Мечислав мог заглянуть на огонек. Но!

Я уже четко делила свою жизнь на две части. Дневная - с родными, институтом, друзьями и подругами, нормальными людьми которые при слове 'вампир' спросят: 'Что, опять Дракулу крутят?'.

Ночная - с вампирами, оборотнями, ИПфовцами и прочей нечистью. И скрещивать я их НЕ ХОЧУ!!! И НЕ БУДУ!!!

А то знаю я этих товарищей. Палец дашь - руку по плечо отжуют.

Поэтому экзамен я пойду сдавать сама. Самостоятельно.

Ой, блин! А сегодня ж Альфонсо еще приезжает!

Я настолько ушла в свои мысли, что даже не заметила, как прозвенел звонок.

- Леоверенская! - рявкнул преподаватель. - Ты тут корни пустить решила?

Ой!

Я подскочила, извинилась, схватила в охапку свои вещи - и помчалась прочь из кабинета. Хорошо, что у нас только две пары. Мне надо выспаться. И этим я и займусь.

Еще днем я звякнула Валентину - и попросила прислать за мной кого-нибудь к дому. К половине седьмого. И даже не удивилась, когда в мою квартиру поднялся Константин.

- приветик! Куда едем?

- Сначала в институт, потом к вампиру, - заказала я.

- Опа! А в институт зачем?

- Экзамен сдавать.

Константин поднял брови.

- Юль, а ты уверена, что это хорошая идея?

- Альфонсо приедет и уедет, а мне здесь жить и учиться, - обрезала я.

- Нам тоже. И хотелось бы выжить, - вздохнул Костя.

Я подмигнула ему.

- Да ладно! Дольше часа меня там не задержат. К восьми освобожусь. А Альфонсо раньше одиннадцати - двенадцати не прилетит.

- Надеюсь. А что за экзамен?

- Охрана беременных женщин.

- Чего?!

- Того. ОБЖ.

За разговором мы успели выйти из подъезда и даже дойти до машины.

Глеб оценил коротко:

- подруга, класс!

- Мерси в боку, - ответила я, упихиваясь в очередной джип.

Старушки на лавочке проводили меня классово-ненавидящими взглядами. Ну не любят они меня, не любят. И осуждать их я не могу. Что можно подумать, если женщина днем спит, а вечером ее куда-то увозят на здоровущих джипах и мерседесах? И привозят далеко не сразу. Только честно?

То-то же. Вот и они меня считают женщиной облегченного поведения. Т. е. шалавой.

Я уже не протестую. Тем более, что общественное мнение сейчас звучит где-то так: 'Энта, из двадцать третьей квартиры, опять куда-то усвистала. Ну да ладно, она хоть и шалава, но зато ее хахель в подъезде ремонт сделал, порядок навел, вон, вазу поставил, замок кодовый... Опять же, у нас теперь детская площадка есть... и гаражи снесли... Пусть живет, она хоть не напивается вечерами и песен не орет, как Юрка из двадцать пятой квартиры... хотя... эх, как бы ее при коммунизьме пропесочили...'.

Я не доказываю, что я - хорошая. И вовсе даже не верблюд. Что мне, доказывать бабкам: 'Я не проституцией занимаюсь, а с вампирами по делу встречаюсь?'

Ага. Так мне и поверили. Скорее уж психушку вызовут. И буду я доказывать дяденьке в белом халате с добрыми глазами, что вампиры - существуют.

***

Машина домчалась до института за пятнадцать минут.

- Юля, с тобой точно не надо прогуляться на экзамен? - уточнил Костик.

- не надо, не надо...

- Ладно. Но если ты до восьми не выйдешь - войду я.

- И твой преподаватель останется без ног, ушей и носа, - ухмыльнулся Глеб.

- А почему такой выбор? - удивилась я.

- А почему бы нет? - парировал оборотень.

Я фыркнула и поскакала в институт.

Интересно, Юрик уже там - или его придется прождать часика два?

А то в семь вечера в институте еще слишком людно. Вот в восемь, или ближе к девяти... можно хоть обораться, никто не придет на помощь...

Но и у меня была пара 'приятных сюрпризов' для 'Йорика'. Йорик - мы называли так препода Юрия Михайловича. Юрик - бедный Юрик - бедный Йорик, жертва пьяного зачатия, как пел кто-то сто лет назад.

На экзамен я успела вовремя. Юрик уже пришел и сидел в аудитории, раскладывая перед собой билеты. Увидев меня, он весьма недвусмысленно пробежал глазами сверху - вниз, потом опять наверх и задержался на груди. М-да. А бюстгальтера-то я и не ношу.

Почему?

А мне эта зараза жутко натирает шрам. Тот самый под ключицей, от укуса вампира. Так что у меня был выбор. Либо подкладывать что-нибудь, либо носить белье без бретелек, либо вообще его не носить. Я плюнула - и остановилась на третьем варианте. Я даже до второго размера не дотягиваю, мне - можно. Народу тоже по фиг, в чем я хожу.

Не учла я только одного. Народу - по фиг. Озабоченным извращенцам - нет. И судя по масленым глазкам, Йорик относился именно к таким.

Одета я была - в меру. Так, чтобы после экзамена спокойно пойти на встречу, не переодеваясь в машине. То есть - все тот же зеленый костюмчик. Только под низ - вместо полупрозрачной блузки - короткий шелковый топик того же неистового золотисто-оранжевого цвета. И пояс завязан таким образом, что можно его моментально перевязать и превратить в пышный бант.

В ночном клубе не замерзнешь.

У пиджачка изнутри были пришиты карманы, в которых я сейчас удобно устроила шпаргалки.

- Здравствуйте, Леоверенская, проходите. Что вы стоите в дверях, как не родная. Берите билет, - пропел Йорик.

Угу, родная я тебе, как же! И не надейся, мои предки зоофилией не страдали, а потому с твоими и не скрещивались!

Я проскакала к столу и вытащила билет. Ура! Списываю дословно:


Билет ? 13.

1. Первая помощь при ожогах.

2. Спасение на водах - приемы, методы, средства.

3. Продемонстрировать умение правильного надевания противогаза.


Каково? Особенно третий вопрос. За версту несет безграмотностью.

Я достала из сумочки листок и ручку, уселась за парту и приготовилась отвечать. Вообще, все это я знала. Это как раз те разделы, которые я выучила без всякого внутреннего сопротивления. Сейчас кратко набросаю план - и пойду отвечать.

Ох, ё...

Лучше б я на другую парту села. В этом кабинете парты узенькие, всего сантиметров тридцать. А ноги у меня длиннее. И сейчас мои коленки во всей красе торчали из-под стола а Йорик шарил по ним жадными глазами. Так и хотелось сказать: 'Отвернись, козел, все колготки салом заляпал'. Нельзя.

Вот, пусть сначала отметку поставит в зачетку, в ведомость и в отработку. А потом я ему противогаз натяну на глаз - и по самую... попу!

И Танька, зараза! Не могла выбрать юбку подлиннее! А то все вещи - максимум до колена. А кое-что вообще можно принять за расширенный купальник с оборочкой.

Первым нарушил молчание Токаревич.

- Итак, Юлечка, что же вы мне можете рассказать о...

- много всего полезного и хорошего, - тут же откликнулась я. - Можно без подготовки?

- Вам, Юлечка - можно все. Абсолютно все, что вы пожелаете, - пропел Юрик, испепеляя мои коленки страстным взглядом.

- все-все? - уточнила я.

- Абсолютно, - интимно шепнул Юрик. - А что вы хотите?

Я мерзко ухмыльнулась и подвинула ему ведомость с зачеткой.

- Оценку 'отлично' поставьте. А то у меня еще сегодня дел по горло.

Юрик широко улыбнулся. Выглядело это так, словно блин раздернули на две неравные части. Пахнуло запахом нечищенных зубов и чеснока. Хоть дирол бы пожевал, гад! Стошнит ведь сейчас...

- Какие же дела могут быть ночью у такой очаровательной женщины? То есть - девушки?

- Да хоть - бабушки, главное, оценку поставьте, - не утерпела я. И с горечью подумала, что общение с вампирами и оборотнями изрядно подкосило мою выдержку. Оно и неудивительно. Доброе слово эти зубоскалы понимают только после того, как получат по рогам. Поэтому нет смысла их уговаривать. Лучше сразу показать зубы, а потом тебя будут слушаться по праву сильного. - Личная жизнь на то и личная, что касается только одного человека. А уж никак не всех окружающих.

- И насколько... личная у вас эта жизнь, - шепнул Юрик, накрывая толстой ладонью с сарделечными пальцами, мою руку.

Меня передернуло. Озабоченный подлец принял это, видимо, за дрожь страсти, и удвоил натиск.

- я бы не возражал стать ее частью...

Я представила лирическую картину - показываю я Мечиславу этого... Токаревича и произношу: 'Дорогой, это моя личная жизнь!'.

На миг очень захотелось так поступить и потом полюбоваться на лицо вампира. А что? Вдруг его кондрашка хватит? От осознания кого ему предпочли?

План разбили вдребезги шевельнувшиеся на моей ладони сосисочные пальчики бывшего прапора. Боюсь, что при одной попытке поцелуя с этим меня крепко стошнит. И кто над кем будет смеяться - неясно. Я резким движением выдернула руку.

- Извините. Но моя личная жизнь слишком насыщенна, чтобы уплотнять график.

В глазках Токаревича вспыхнули нехорошие огоньки.

- А вы подумайте, Юлечка. Я ведь не каждой делаю такое предложение... а вы девочка умная, из хорошей семьи...

Ты еще и про мою семью вякнул, недоделок!?

- Вот-вот. И портить генетику семьи мне никто не позволит, - огрызнулась я.

Токаревич поднялся из-за стола, обошел его и положил тяжеленные ладони мне на плечи.

- Уберите, - потребовала я. - Вы мне потом пиджак стирать будете?!

Вместо исчезновения пальцы медленно сжались. Вид толстых розовых отростков на зеленой ткани вдруг пробудил в моей душе уснувшую женщину со звериными глазами. И я почти физически ощутила, как она шевельнулась, внимательно вгляделась моими глазами в наглого хама, который решил, что ему все позволено... а потом озорно улыбнулась.

- Смотри сюда...

Шепот в моей душе пронесся ветерком, раздувая огонь ярости - и способности. И я увидела.

Ауру Токаревича. Неприятную. Откровенно неприятную. Такую... желтовато-серовато-зеленовато-коричневатую. Но в этот раз я видела ее немного по-другому. Так, как меня учил Питер. Под смесью цветов - спутанный клубок нитей. И - куда они ведут.

Клубок серо-желтых нитей к желудку и кишечнику, коричневых - к мозгу, ярко-алая ниточка к паху...

Женщина со звериными глазами насмешливо оскалилась. А потом моя рука вдруг сделала короткий жест. Благо Токаревич стоял совсем рядом со мной. И он прошел, как неловкий взмах руки.

Но я знала, что потянула именно то, что необходимо.

- Б-л-у-р-п... - сказал желудок преподавателя.

Я зловредно ухмыльнулась.

Розовые сосиски изчезли с плеч с рекордной скоростью. Токаревич рванулся за дверь так, словно через мину в кабинете должна была взорваться граната. Оно и неудивительно.

Не подходите к ведьме, она не слишком добра...

Да, лет триста так назад, в Европе, меня сожгли бы как ведьму. За что?

А за дело. Например, за насылание порчи. Вот как сейчас. Почему с такой скоростью вылетел Токаревич?

Потому что я крепко дернула за ниточки, ведущие к его желудку и кишечнику. По моим скромным представлениям, ему сейчас очень сильно захотелось в туалет. Ну, очень сильно. И не факт, что он успеет добежать до места.

Хотя какая мне разница? Воспитательный процесс объявляю открытым. И если понадобится - я еще раз пять повторю это действие. То, что сделано один раз - получится и второй...

Женщина со звериными глазами надменно усмехнулась в глубине моей души. Она была настолько яркой, живой и реальной, что даже становилось страшно. Алый плащ развевался на невидимом ветру. И я отлично понимала, что она мне хочет сказать. Рано или поздно, так или иначе...

Я стану смотреть на мир ее глазами. Или она - моими?

Не знаю. Это по-прежнему пугало. Меня ведь тогда не будет. Будет кто-то другой. И не факт что лучше меня нынешней...

Хлопнула дверь. Токаревич изрядно осунувшийся, вошел в аудиторию - и остановился, не доходя до меня двух шагов.

Добавим перца?

Я поднялась и медленно направилась к преподавателю.

- Так на чем мы остановились, Юрий Михайлович? Давайте поговорим подробнее... о жизни, о взрывах, об ожогах...

Двух шагов хватило. И моя рука опять сжала серо-желтые нити.

- Б-л-у-р-п... - сказал желудок преподавателя.

Токаревич опять метнулся за дверь. Я улыбнулась. Вообще-то есть такой метод похудения, как гидроколонотерапия. Это означает, что бедолаге ставят кучу очищающих клизм. И вес снижается. Потом правда, наедается опять. Но это же - потом? А пока...

Сколько потребуется Токаревичу, чтобы осознать всю глубину своих заблуждений и быстренько поставить мне оценку? Три раза? Пять?

Да что это я так мелочусь?

Для хорошего человека и десять прочисток не жалко!

Я уселась на парту и принялась болтать ногами в воздухе. Минут десять. Потом Токаревич вернулся и встал на пороге. Я улыбнулась и соскочила с парты...

- мы с вами не договорили...

Третий раз ничем не отличался от двух первых. Скоростью - так точно. А я даже задумалась - откуда в человеке столько... навоза? Вроде бы два раза уже ему все прочистили...

Он бы у меня и еще часика два побегал, но я недооценила крысиную сообразительность. Когда мокрый, красный и изрядно потрепанный Токаревич в третий раз воздвигся на пороге комнаты, я было направилась к нему но...

Юрик попятился от меня, как от гадюки.

- Пятерку? - хрипло спросил он.

- Разумеется. А куда вы пятитесь? Мы же еще не пообщались...

- не надо! - взвизгнул Токаревич. - Не надо общаться!

Какой умный человек. А никто и не догадывался. Ну да ладно.

- А то не стесняйтесь... Я рада буду с вами пообщаться в любое время дня и ночи...

Юрик еще сильнее сбледнул с лица и напоминал сосиску, которую забыли окрасить. Такой же мучнисто-крахмальный цвет...

- Я сейчас вам все поставлю... только не подходите...

А жаль. Я бы ему еще раз пять устроила бег на короткие дистанции... Сообразительный, гад. Понял, что это из-за меня. Теперь надо оправдаться. Я глупо похлопала ресницами.

- У вас что - на меня атипическая реакция? Как аллергия? Очень, очень жаль... Вы точно уверены?

Токаревич был настолько уверен, что обошел меня по большому кругу. Быстро, даже не присаживаясь за стол, черканул отметки в зачетке, в ведомости и в 'отработке' - листке, полученном в деканате, расписался и кивнул мне.

- Забирайте - и всего хорошего.

Я послушалась. Бедный прочищенный Юрик предусмотрительно передвигался так, чтобы оказаться от меня на расстоянии двух метров. Умница. Урок усвоен.

Я подмигнула ему.

- Всего хорошего, Юрий Михайлович...

И выскользнула за дверь. Завтра занесу все в деканат.

Вот видите, как хамы поддаются воспитанию? А говорят, не получается, Макаренко бы не справился, характер формируется до трех лет...

Главное - это правильный подход. И тогда любого человека удастся наставить на путь истинный. Хотя бы - до туалета и обратно.

***

Мечислав чувствовал себя омерзительно с момента пробуждения. Это Юле вольно смеяться и радоваться жизни. Она просто не сталкивалась вживую с Членами Совета. Не знает про их милые привычки.

Ничего не знает.

И просвещать ее вампиру не хотелось. Пусть будет спокойна хоть какое-то время. А пока...

Встреча должна пройти на высшем уровне. А для этого все надо хорошо организовать. И вот уже сутки ни один вампир и ни один оборотень из подвластных Мечиславу не знал покоя.

В программе у Мечислава были: встреча у трапа самолета. Приезд в клуб. Скромный ужин. Переговоры. И - если все пойдет удачно - выступление. Хотя бы тех же Доси и Линды. Обе достаточно красивы, чтобы привлечь внимание, достаточно глупы, чтобы стереть им память, и достаточно неразборчивы, чтобы согласиться лечь в постели с первым попавшимся мужчиной - лишь бы у него были деньги.

И вроде бы все шло хорошо - сначала. Уже был организован комитет по встрече - пока существует ИПФ надо соблюдать все правила безопасности. Уже все было готов в клубе.

И даже Юля не задержалась. Она вошла в кабинет и широко улыбнулась:

- Готовишься к часу 'Хэ'?

- Готовлюсь, - отозвался Мечислав, включая на полную мощность свое обаяние. - Шикарно выглядишь, радость моя.

- Не твоя и не радость, - привычно отрезала Юля.

- Хорошо, - согласился Мечислав. Чужая и грусть.

- Учишься общаться, как человек?

- Ты любого научишь. А что - плохо получается? Мы нормально разговариваем вот уже...

- Два минуты. Если протянем еще три - установим рекорд.

Девушка рассмеялась - и вампир внутренне приободрился. До приезда Альфонсо есть еще часа четыре. И можно...

Как оказалось - нельзя.

Хлопнула дверь кабинета. И внутрь ворвался Вадим, встрепанный и взволнованный.

Вот так и начинаются большие проблемы, - шепнул вампиру внутренний голос.

Мечислав со злостью послал голос... куда подальше.

***

Разделавшись с Токаревичем я была довольна и спокойна. И даже Мечислав казался мне почти симпатичным. Что я ему и хотела сказать. Но не успела. Мы только-только поздоровались - и ворвался Вадим чуть не сшибив меня дверью. На лице у него были написаны два слова: 'Все Пропало!'! Включая колбасу в холодильнике.

- Что случилось? - спросил Мечислав таким тоном, что стало ясно - случилось? - ну и х...вост с ним! От дохлого оборотня!

- У нас серьезные проблемы. Убит Лаврик Звездно-Прогульский. Подозревают жертвоприношение.

- Твою мать!

- Мать твою!

Высказались мы с Мечиславом в один голос и сверкнули друг на друга глазами.

- вот видишь, нам просто противопоказано нормально друг с другом разговаривать, - не удержалась я. - Не успели успокоиться...

- Думаешь, если бы вы с шефом собачились, как раньше, Лаврика не прибили бы? - фыркнул Вадим.

- Мои мысли - мои ползуны, - огрызнулась я. - Ты лучше расскажи, что, как и кого...

- кого - и так ясно. Одного Лаврика. Его продюсер весь день тут груши околачивал, хотел организовать Досе еще одно выступление, но не сошлись в цене. А Лаврик после выступления в другом месте отправился сразу в гостиницу. Продюсер вернулся - Дося на месте, а Лаврика нет в номере. Начал разыскивать. А мы ведь к нему приставили Сашку шофером.

- Сашку?

- Это оборотень-волк.

- А волки-то у нас откуда?

- предложили сотрудничество на добровольных началах. Потом расскажу, - оборвал мое любопытство Мечислав. Он удобно устроился за столом и теперь выглядел как этакий дон Корлеоне, только намного сексуальнее. Сплав силы, деловитости и секса - строгий черный костюм, кабинет, выдержанный в черно-белых и стальных тонах, прямо-таки кричащий о больших деньгах и власти, ничего лишнего, все безумно дорого и стильно - и резкой нотой диссонанса ярко-рыжие наглые лилии в вазе из черного матового стекла - и, конечно, сам вампир. Белая рубашка распахнута, открывая гладкий треугольник золотистой кожи. Черные брюки плотно облегают сильные стройные бедра. Черные волосы шелковой волной падают на плечи - и ярким, неистовым светом сияют зеленые глаза на точеном лице. И при этом никакой женственности. Даже если Мечислава накрасить, как последнего гомосексуала, никто из гей-клуба не примет вампира за своего. Есть в нем нечто такое, от чего женщины просто падают и укладываются в кровать. Это вот выражение лица, как откровенное признание шепотом на ушко: 'я - действительно мужчина. Убедимся вместе?'.

Я с трудом оторвалась от вампира, который послал мне нежную улыбку - и опять обратил все внимание на Вадима.

- Он прошел по следу?

Я мощным усилием воли усмирила дрожь в коленках. Молчать, пока кости торчат! Этот зубастик всем так улыбается! Даже если на моем месте будет наша политологиня - и тогда все будет точно так же. Так что - всему организму - цыц!

- Ему повезло. Нашелся таксист, который подвозил Лаврика.

- вот как? И куда?

- В город.

- Да. Там на пятом этаже квартира. Хозяева сейчас на отдыхе. Туда он и пришел. Этот ублюдок... может, Юля выйдет?

Мечислав вздохнул.

- я бы и рад. Вадим, ты сказал, что это похоже на жертвоприношение?

- Да. Тело... то, что от него осталось, заключено в круг. И символика там странная. Не знаю, на что это похоже, но общее впечатление... давящее неприятное...

- Вот как? А сила? - заинтересовалась я.

- Что-то там есть. Но мы не можем понять - что.

- А я не могу понять другого. Где менты? Как вы вообще можете там пастись?

- Молча, - огрызнулся вампир. - Продюсера пришлось оглушить, сейчас пост из Володьки и Сергея сидит на лестнице и внушает всем проходящим мимо, что тут ничего не происходит, проходите себе спокойно. Нормальные люди вообще легко поддаются гипнозу. Часа три еще продержимся, а утром его найдут. Дольше мы тянуть всяко не сможем.

- ага.

- Мне надо съездить посмотреть, - вздохнул Мечислав. - Юля, я сейчас распоряжусь, переоденешься - и поедешь со мной.

- Чего? Вот дела лучше ты мне не нашел - на трупешники глядеть!?

Мечислав покачал головой.

- Юля, я бы тебя не просил. Но через три - четыре часа приезжает Альфонсо да Силва, а в связи с этим мне просто надо знать - это действительно жертвоприношение - или очередной придурок-маньяк.

- Ну узнаешь ты. Легче - будет?

- Безусловно. Если это маньяк, пусть его ловит милиция. Это не наше дело. А вот если это действительно было жертвоприношение, то мне надо ловить этого подонка как можно скорее - и самостоятельно.

- Зачем?

- Юля, а ты уверена, что он приносит жертвы для того, чтобы лучше росли ландыши? Что-то мне подсказывает, что для этого дела Лаврик не нужен, удобрений вполне хватит.

Я закатила глаза.

- Распоряжайся. А зачем переодеваться?

- чтобы не оставить никаких следов. Вадим?

Вампир метнулся за дверь.

Мечислав вышел из-за стола и попытался взять меня за руку, но я отступила на шаг назад:

- Тут вам не анатомический театр! Лапы прочь от ценной и важной меня!

Вампир покачал головой с видом великомученика, но смирился - и уселся прямо на стол.

- Юля, мне жутко не хочется тебя туда тащить. Но выбора нет. Я хочу, чтобы ты попробовала почувствовать хоть что-то. Как тогда, летом. Когда расстреляли посольство.

Я закатила глаза.

- Да согласная я, согласная...

- На все? - заинтересовался вампир.

- С ограничениями! Ехать я точно согласна.

Делать нечего. Сама виновата. Была бы нормальной... а вот и нет! Давно бы реинкарнировала. Пришибли бы меня еще зимой.

Так что надо расслабиться - и попробовать вытащить из ящика белого кролика. Или хотя бы козлика.

Я только надеялась, что в ящике не окажется злющий крокодил, который при попытке тащить его наружу попытается оттяпать мне всю руку.

Вадим вернулся с совершенно шикарной одеждой.

- Хочу!!! - взвизгнула я. И буквально выдрала у него из рук эту прелесть.

Куртка камуфляжной расцветки, с кучей карманов и такие же камуфляжные штанишки. Высокие ботинки на шнуровке. И кепка с большим козырьком.

- вот еще резинка для волос, - вампир протянул мне аптечную резинку веселенького желтого цвета.

- Вадик, ты прелесть! Я тебя обожаю!

Я чмокнула вампира в кончик носа - и скрылась за дверью санузла.

Зачем вампиру санузел? Незачем. Но как вы объясните работягам и сотрудникам его отсутствие? Вампиры стараются не попадаться на таких мелочах. Ибо ИПФ не дремлет!

Переодеться было делом пяти минут. Я стянула волосы в хвост, заправила его под кепку и подмигнула своему отражению. Приличное бесполое существо. Все скрыто под мешковатым костюмом. То ли молодой парень, то ли девушка, то ли вообще трансвестит без косметики.

И правильно. Нечего светиться на месте убийства.

Мечислав переодеваться даже не подумал. Оглядел меня с ног до головы - и печально вздохнул, открывая дверь кабинета.

- Юля, если бы ты так радовалась дорогим нарядам и украшениям...

- Наши - не продаются! - провозгласила я. - Тем более за тряпки с бижутерией!

- А за что-то более содержательное? - заинтересовался Вадим. - Квартира, машина, вилла в Ницце, яхта...

- Ага. Набор мечтаний стандартного жлоба, которому даже на сигареты ума не хватает заработать.

- Это жестоко.

Я фыркнула.

- Жестоко? Да у меня знакомая... ну ладно, у мамы знакомая за такого замуж... нет! На таком женилась. Получился 'идеальный' брак. Жена пашет, как вол, рулит бизнесом, а супруг лежит на диване и строит 'гениальные' планы по обогащению. Начинается это обычно так: 'Если бы у меня был миллион я бы его...' или 'у меня есть гениальная идея, воплотив которую, мы разбогатеем до неприличия...'. Идеи действительно гениальные. Например, добыча нефти. Это у нас-то в городке. Да у нас тут единственный способ найти нефть - пробурить дырку в нефтепроводе.

Обычным работягой он не идет. Директора, видите ли, не ценят, не уважают и не понимают ценного работника. И вообще 'какой смысл горбатиться за копейки?'. Пашет только его жена. А дома еще выслушивает упреки: 'мне не хватает семейного тепла', 'ты мне уделяешь мало времени' и 'вот у всех жены сидят дома'... А мечты у него именно такие. Своя яхта, своя вилла в Каннах... Козел.

- Садись в машину, правозащитница, - распахнул передо мной дверцу Мечислав. - Если этой даме такой нужен, что ж теперь сделаешь? Не убивать же...

- А почему бы и нет?

- По ИПФ.

Я вздохнула и залезла в очередной джип. На этот раз - для разнообразия - ядовито-красного цвета. Впечатление - как будто пожарную машину чуть спрессовали (ненамного).

- Чей это кошмарик?

- Мой личный, - отозвался водитель с переднего сиденья. - Хорошо подходит, чтобы всяких козлов возить. - Мне этот человек... нет, явно оборотень знаком не был.

- Юля. Леоверенская.

- Пушистик, мой фамилиар, - рекомендовал меня Мечислав.

Вампир уселся радом со мной на заднее сиденье и теперь пытался приобнять меня за плечи. Я отпихивалась всеми четырьмя. Мечислав выигрывал за счет грубой силы.

- Пушистик, хватит пихаться. Ай!

Пихаться я прекратила и вместо этого начала щипаться. Получалось плохо. Почему? Да потому, что за тренированные и сильные мышцы просто так не ущипнешь. Щипать легко рыхлых и неспортивных. А этот вампир словно из камня...

- а это Александр. Тот самый, что нашел Лаврика, - обломал нам борьбу Вадим. Мечислав тут же бросил меня подтягивать, а я - упираться и выворачиваться - и мы уставились на оборотня.

- Рассказывай все по порядку, - приказал Мечислав.

Оборотень-волк вздохнул.

- а что тут расскажешь? Я его отвез в гостиницу, вернулся за этим продюсером, его еще ждать пришлось чуть не час...

- То есть у убийцы было...

- Часа два. Пока я этого козла погрузил, пока довез... он пьяный был, как жопа в гостях... извините, Юлия.

- Ничего. Неважно.

Можно подумать, я таких слов не знаю! Да я студентка биофака! Что жопа! А знаешь ли ты что такое аминоацилТ-РНКсинтетаза?!

- Я его проводил до номера, он на ногах не держался, тут еще администраторша разоралась... Загрузил на кровать, тут он очнулся и начал Досю требовать, заорал на весь этаж... Я было хотел его вырубить, но потом решил сдать с рук на руки Досе, пусть нянчится.

- почему? - въедливо спросила я.

- почему так? Да достали они меня оба за эти два дня! Отрыжка эстрады, блин! Звезда унитаза! Ну и обнаружил, что Лаврика все еще нет. Решил поискать... Нашел...

- На свою голову, - не удержалась я.

- Кто бы спорил. Что было дальше?

- Потом я спустился вниз и позвонил Вадиму. Дождался подкрепления, чтобы никого точно не пустить в квартиру. И поехал, куда сказано. То есть - за вами.

- Умница, - кивнула я. - Просто молодец. Выпишите ему премию, а?

- Юля, вампиры премий не выписывают.

- Ну и жлобье. Кровь пьете, да еще и бесплатно, - начала я скандал. Но продолжить не успела. Приехали.

***

Самый обычный дом. Самый обычный подъезд. Необычного - только то, что теперь это - место преступления. А в остальном - стандартная панельная пятиэтажка времен коммунизма. Темнота почти во всех окнах. На лавках у подъезда никого. Даже пьяных парочек и бомжей. Хотя что удивительного - в три часа утра. Или еще ночи?

На лестнице дежурили два вампира. Я поздоровалась, и мы прошли мимо. Вадим чуть задержался.

- Никого?

- пока никого.

Запах ударил меня еще на площадке. Резко и жестоко. Ввинчиваясь в мозг. Словно впечатывая страшное: 'здесь - смерть'. Страшное. И непоправимое. Пока живешь - можно исправить все. Смерть подводит итоговую черту.

Как пахнет смерть?

Я плохо помню. Отец, бабушка... они ушли давно. Я была еще маленькой. Потом в институте я узнала, как пахнут морги. Формалином. Связавшись с вампирами, я узнала, как пахнет боль, как пахнет насилие. Но когда приходила смерть, я была слишком усталой, чтобы осознать ее. А сейчас на площадке смешивались несколько запахов. Крови. Металлический, густой, немного яблочный. Сырого мяса - тяжелый и какой-то хищный. И - дерьма. Содержимое кишечника?

М-да. Дерьма в Лаврике хватало.

- Юля! - одернуло меня подсознание. - О мертвых либо хорошо, либо ничего!

Ага, счазззз... Мне что - и о вампирах теперь плохо не думать? Нет уж, кто по жизни сволочь, тот и после смерти сволочью останется. И потом... Ельцин. Есть такое имя. Слышали?

О! Вот он не так давно померши. Еду я в маршрутке - и там объявляют 'печальную' новость. Секунд тридцать молчание. Потом реакция:

- Туда и дорога, паскуде...

- Раньше бы надо...

- Чтоб его там черти... - чертям желалось прибегнуть к активному гомосексуализму с помощью разного сельхозинвентаря.

Так-то. Если бы объявили, что Ельцин ожил, люди бы точно его пристукнули. А вы говорите, о мертвых только хорошо... Так то смотря какие мертвые!

- Юля? - Мечислав коснулся моего плеча и протянул большой белый платок, резко пахнущий духами. Я благодарно кивнула и уткнулась в него носом. А то запах, плюс вид.... Многовато будет.

Пока я пыталась отвлечься, чтобы хоть сразу не стошнило, Мечислав уже успел открыть дверь квартиры и скользнуть внутрь.

Обычная однокомнатная квартирка. Квадратный холл, коридорчик ведет на кухню, дверь в комнату прямо напротив входной двери. И сразу видно Лаврика.

Он лежал на спине. Ковра не было, и на голом полу у окна был вычерчен мелом круг. В круге - треугольник. Лаврик лежал четко в центре. Голова - одно острие треугольника. Ноги разведены к двум другим углам. Голова ближе к двери, ноги к окну. Горло - перерезано от уха до уха. Мимо меня скользнул Вадим и поднял голову Лаврика за волосы.

- Кромсал этот поддонок от души. На ниточке держится.

- Он резал несколько раз - или один? - проявил интерес Мечислав.

- Определенно, с одного удара. Похоже на короткий широкий нож. Типа охотничьих.

- а лезвие зазубренное?

- нет.

- А остальное? - подала голос я.

Мечислав чуть сместился - и теперь я видела всего Лаврентия. Всю 'картину'.

- Б... - меня хватило только на одно слово. И было почему.

Певец был буквально весь искромсан в лохмотья. Грудная клетка была вскрыта, как на скотобойне. Так, что весь ливер - печень, почки, сердце - все было наружу. Руки, ноги, лицо - все тело покрывали царапины... странные палочки, загогулины, черточки, точки... Больше всего это походило на повтор одних и тех же знаков. Руны? Или нет? Чувствовалась в них какая-то система. Странная, страшная, но - система. И такими же знаками, только меловыми, был покрыт круг. И в то же время... Пространство треугольника оставалось чистым. Кто специально вырезал на теле бедолажного певуна эти значки - и что они означали? Да, система. Но ни одного четкого знака я найти не могла! Ни руны, ни иероглифа, ни даже коротенького 'Х', 'У' и что-то еще из высшей математики... Словно кто-то и что-то недоделал... Спугнули что ли маньяка?

А...

- Что-нибудь из внутренних органов пропало? - Мечислав задал вопрос раньше, чем я успела даже подумать.

- На первый взгляд все цело. Почки, печенка, селезенка, желудок, легкие, сердце... Опа!

- Сердца - нет?

- Есть. Но оно... как у мумии.

- Чего? - выдала я. И полезла вперед.

Ой, зря я это опять сделала. Мне хватило одного взгляда на останки Лаврика. Страшным было не то, что я знала его при жизни. Во всяком случае, видела и даже могла бы познакомиться. И не кровь с внутренностями. Кого этим запугаешь после голливудских ужастиков? Да после них так и хочется телевизор тряпкой вытереть, чтобы не вляпаться. Страшным было то, что сжимал в руке Вадим.

Сердце. Но... какое!

Я - биолог. И если кто не знает, мы проходим анатомию. И препарируем животных. И я отлично знаю, как выглядят человеческие внутренности. И даже была в морге несколько раз. Одним словом - такими мелочами меня напугать было сложно. Вот когда нам показывали детей-уродов - то есть зародыши в формалине и начинали рассказывать, что это может быть и с нами... Вот тут хотелось взвыть - и каждого парня протащить через ДНК-тест. И все же, все же... Это было ненормально! Да! Но - реально! И вполне объяснимо!

А вот то, что держал в руке Вадим, было вообще ни на что не похоже. Серый ссохшийся комок, кажется, даже немного покрытый - чем!? Во имя всех богов и героев - чем!? Пылью!? Прахом!?

Я медленно, не веря себе, протянула руку вперед. Не знаю, чего я хотела. Дотронуться до Вадима? До сердца? Или просто до стены чтобы обрести какую-нибудь опору в этом мире? Но Вадим все решил за меня. Он разжал пальцы - и сердце скользнуло в мою руку.

И в следующий миг мои пальцы свело судорогой.

Чернота волной нахлынула на меня, подхватила - и понесла, не слушая криков и возражений.

Я вскрикнула, проваливаясь - куда? И так же быстро, как проваливаясь - обретая себя вновь. Опять начиная видеть, слышать, осязать и вообще - падение прекратилось. Но где?

Что это было? Что происходит? Я быстро огляделась вокруг. И глубоко вздохнув, расслабилась.

Моя полянка.

Мое родное и уютное местечко с зарослями одуванчиков. Солнышко играет на зеленой траве, тихо шуршат сосны...

Шуршали они недолго. Секунд двадцать. А потом резкий порыв ветра хлестнул меня по спине, словно заставляя... посмотреть? Идти?

Я послушно сделала два шага вперед по направлению ветра. И возмущенно взвизгнула. Что за наглость!?

В центре моей любимой поляны образовалась - здоровущая лужа. Хотя мне она вовсе не нравилась.

- А можно ее убрать?

В ответ на мой робкий вопрос, ветер хлестнул уже по затылку, заставляя наклониться ниже. Ну, ниже, так ниже. Если нужно, чтобы я смотрела в воду - я буду смотреть. Только надеюсь, там раков или крабов - или вообще анаконд в лучших традициях ужастиков там не водится? Еще откусят что-нибудь не лишнее?

Но вместе плавучих и ползучих меня ждал сеанс ясновидения. Лужа на пару секунд подернулась темнотой, словно кто-то задернул покрывало, а потом фокусник сорвал его - и вуаля! Вода стала полупрозрачной, как будто это большое стекло. А я - смотрю сквозь него. И вижу комнату, в которой только что была.

Мечислав, держащий меня на руках, и что-то выговаривающий подчиненному. Ошалелый Вадим, пытающийся разжать мои сведенные пальцы. Я, в роли чувствительной трепетной барышни на руках галантного кавалера. И Лаврик в роли трупа.

Из общей картины выпадает только сердце, в которое я вцепилась хваткой бульдога.

И вся комната, все предметы в ней переливались разными тонами. Сама комната - и мебель в ней - светло-серым. И я поняла - это - не живое. Мебель из ДСП, пластмассы, еще какой-то химической пакости. То, что неживое, не даст живую ауру. Яркий красно-сине-зеленый ореол вокруг Мечислава мешался с очень похожим ореолом вокруг меня. Хотя оттенки и были немного другими. Вадим светился желтыми, оранжевыми, фиолетовыми и зелеными тонами. И на ауры обоих вампиров была наброшена тонкая черная сетка. Словно множество спаянных вместе черных снежинок.

Они не мертвые, но и не живые. Но почему я раньше этого не видела? Не понимала? Видела ауры вокруг вампиров обычными, только с черным рисунком? Или ТАК можно видеть только здесь? Тишина. Нет? Можно и там, но у меня не хватит сил?

Опять тишина?

А чего тогда мне не хватает? Опыта?

Легкий ветерок ласково погладил волосы. Деревья одобрительно зашумели. Ясно. Да без вопросов! Я не Николай Второй. Так что учиться - будем. Активно! Беда в том, что Мечислав практически ничему меня научить не мог. Магия вампира у меня просто не работала. Призыв животных, тех же тигров, удавался ему без труда. А мне... Когда я пыталась позвать даже самого обыкновенного кота - тот чихать на меня хотел. И в то же время манипуляции с аурой оборотней давались мне все легче и легче. И убрать какие-то повреждения, и закрыть способность к трансформации, и наоборот, усилить ее так, чтобы рисунок полыхнул - и оборотень перекинулся по моему желанию - это мне давалось легко. Но опять-таки, я должна была делать не то, чему меня учил Мечислав, а свое. То, что было правильным для меня. Соответственно, вампир этого делать не мог. И после пяти-шести скандалов мы решили ограничиться теорией. А практика? А что практика? Я немного поиздевалась над Валентином и Ленькой, поработала с Настей - и на этом остановилась.

Резкий порыв ветра был похож на подзатыльник. Во всяком случае, он ощутимо толкнул меня к луже. Хватит думать, смотри давай!

И я взглянула туда, куда вовсе не хотелось. На певца. И даже ахнула от удивления.

- Что!?

Лаврентий Ленинович Гулькин был абсолютно пуст. Вообще. Никакой ауры. Даже того серого ореола, который трое суток окружает умерших. Даже этого не было. Как будто его кто-то высосал досуха.

Но как?! А сердце?

Серый комок в моей руке был не просто пуст. Если так можно выразиться, он был просто с отрицательным знаком. Не пустота, а отсутствие даже пустоты. Как мумия в музее - если ЭТО и было когда-нибудь человеком, то сейчас это просто органика. Мы же не читаем ауру перегноя или торфа. Только ауру растений.

Мать-перемать... растение ее об хвост...

Так НЕ БЫВАЕТ!!!

Это могло быть, если Лаврик умер лет пятьдесят назад. Или сто пятьдесят! А заодно успел разложиться и покормить червей. Но днем он был еще жив! И даже ночью. Как такое может быть?

Деревья зашумели, и до меня дошло, что я говорю вслух. Этого еще не хватало! В этом месте, где силу имеет каждое слово... Доказывай потом через спиритическое блюдечко, что я не верблюд...

Лужа воды опять на миг помутнела - и я увидела.

Пустое пространство. В нем колышется шарик света, переливающийся разными цветами. И я понимаю, что это имитация ауры. На каком-то подсознательном уровне, как это бывает во сне. Потом рядом появляется этакий хрестоматийный маг - в черном балахоне и с волшебной палочкой. Он начинает размахивать палочкой, потом втыкает ее в ауру - и та начинает тускнеть, гаснуть, а потом и вовсе исчезает. Остается такая же пустая оболочка, как сердце Лаврентия. Зато палочка в руках мага сияет разными цветами. Он взмахивает ей - и с кончика срывается огромный огненный шар.

Лужа гаснет.

Я вздохнула - и вытянулась прямо рядом с лужей.

- спасибо за учебный показ для остолопов-недоучек.

Деревья зашумели добродушно и чуть ехидно. Типа 'не за что...'. Я не удержалась:

- А можно посмотреть, что происходит вокруг моей тушки? Любопытно же?

И я перевернулась на живот, вытянув шею.

Лужа послушно засветилась. Мечислав что-то выговаривал Вадиму. Тот оправдывался. Без изменений.

- я здесь так мало?

Легкий ветерок взвихрил рябь на луже. И я опять увидела только серую поверхность воды. Встала, потянулась - и улыбнулась лесу. Вообще всему этому кусочку мира. Как хорошо, что это место - существует.

- Спасибо вам. Мне пора?

Ветер растрепал мне волосы, словно подмигнул.

'Пора - пора. Но ты приходи еще, тебя будут ждать...'

И в следующий миг я почувствовала... полет? Словно меня сбросили в мое тело на скоростном лифте.

***

Мечислав был в гневе. Хотя что значит - гнев? Как-то суховато и коротко. Вампир был в ярости. В бешенстве. И на шаг от отрывания головы своему помощнику.

Вадим виновато опускал глаза и пытался разжать Юлины пальцы, намертво сомкнувшиеся вокруг серого мерзкого комка, когда-то бывшего сердцем популярного певца. И молчал.

Оно и к лучшему. Мечислав и так едва удерживался, чтобы не перейти от устного разноса к физическому разрыву подчиненного на несколько сотен кусочков. Останавливало только беспомощное Юлино тело на руках. Хотя тушку можно и на диван пристроить...

- Чем ты думал!? Головой!? Я искренне сомневаюсь, что твоя пустая тыква способна родить хоть одну здравую мысль! Зачем ты дал ей эту гадость!? Ты же знаешь, что ее сила - непредсказуема! И сама Юля совершенно не может ее контролировать! Дать ей магический предмет - все равно, что бросить натрий в воду. И ждать, пока что-то произойдет! А уж тем более, что-то настолько неизвестное!!! Болван!!!

Вампира почти трясло. Сейчас было решительно не время для любых происшествий. Через пару часов прибывает Альфонсо да Силва. И как никогда им необходимо быть сильными. Быть единым отрядом. Все уже оговорено и отлажено до мелочей. Каждый знает свое место в предстоящем спектакле. И каждый понимает, что можно сказать, а о чем надо и умолчать. И вот, его правая рука, его фамилиар, может просто выпасть из всего сценария. И почему?! По неосторожности его подчиненного!

Мечислав и сам себе не признался бы, что под его гневом таится страх. Но не за срыв сценария. Да черт бы с ним! За семьсот лет жизни научишься импровизировать и изворачиваться - или просто не выживешь.

За Юлю.

Вампиру решительно не хотелось искать нового фамилиара. Да и где еще ТАКУЮ найдешь?

***

Не успела я открыть глаза, как Мечислав встряхнул меня со всей вампирской дури. Дури оказалось много - у меня только зубы лязгнули.

- Ты что - сдурел!? - возмутилась я.

- Нет! Это ты - сдурела! - вампир был просто в бешенстве. - Ты хоть представляешь, что могло с тобой случиться?!

- Ничего. Ровным счетом, - отозвалась я. - И поставь меня на пол. Имей совесть!

Мечислав выразился в том смысле, что имел он и меня, и ту совесть - в библейском смысле, но на пол меня опустил.

- Попробуй - сама стоять сможешь?

Он стремительно успокаивался. А я так же стремительно раздражалась.

Стоять без подпорок получалось плохо. Вампир заметил это - и крепко обнял меня за талию.

- убери руки - зашипела я.

- Если я уберу руки - ты упадешь. А мне не нужен фамилиар с разбитым носом, тем более перед приездом Альфонсо да Силвы.

- Черт!

Вот про приезжающего клыкозавра я полностью забыла.

- А не пора ли нам тогда пора? Сколько у нас времени до его приезда? Посмотреть - посмотрели, теперь надо бежать!

- Пора, - решил Мечислав. - Ну-ка...

В следующий миг я опять очутилась на руках у вампира.

- Отпусти. Сама дойду.

- Юля, нам некогда играть в эти игры, - цыкнул на меня вампир. - Не будь ребенком.

Я обиженно замолчала. Ну и пожалуйста. И вообще - сам дурак!

- Лучше расскажи пока - что ты видела или почувствовала. Ты ведь была не просто в обмороке...

Вампир легко, как котенка, нес меня вниз по лестнице.

- а на это у нас есть время? - зло огрызнулась я.

- На это - есть. Я слушаю.

- Имеющий уши да услышит больше чуши, - но больше я огрызаться не стала. Дело - прежде всего. Особенно когда начальство на подлете. - Я действительно кое-что видела. Не знаю этого ритуала, но подозреваю, что из Лаврика просто высосали всю силу. Магическую, жизненную... вообще всю, которую можно.

- И как это сделали?

Я пожала плечами. То есть попыталась пожать ими - и чуть не съездила вампиру по подбородку.

- Не знаю. Так, или иначе... с помощью какого-нибудь предмета...

- Какого?

- Не знаю. Я только поняла, ЧТО произошло, но не КТО и КАК это сделал.

- Это лучше, чем ничего. Но все равно мало.

- Тогда садись там посреди комнаты и начинай медитировать. Или надевай кепку, бери трубку со скрипкой и ищи Ватсона, - настроение уверенно сползало к отметке 'шторм'. - Авось, сам поймешь, что и к чему.

- Ладно, пушистик, извини, - вампир усадил меня на заднее сиденье в машину и погладил по волосам. - Просто теперь нам надо разобраться, что и к чему. А при ожидающемся визите Альфонсо...

- Можно подумать, что одного Альфонсо нам было мало.

Судя по лицу Мечислава - даже Альфонсо уже был в избытке.

- Вадим, оставь тут оборотней, пусть попробуют найти следы убийцы, хоть какой-то запах...

Вампир подозвал Александра и начал отдавать какие-то распоряжения.

Я сидела и пыталась понять, ЧТО мне не нравится. Кроме самого убийства. Но мысли путались. Кому может понадобиться убийство этого певуна? Кроме тех, кому он надоел до печеночных колик?

Но такие звездочки недолговечны. Год, два - и Лаврик затух бы сам. Чай, не Филя Киркоров. Вместо этого кто-то убивает его для жертвоприношения. Хотя какая из него жертва?

И вообще - почему именно его!? Пришибли бы лучше кого другого - нам проблем меньше! Маньяка все равно придется ловить, но хотя бы все было тихо и без шума. Так уж устроена наша страна. Пришибли Лаврика - поднимется визг. А если при исполнении своего долга погибли пятьдесят милиционеров (пардон, уже - полицаев) никто и ухом не чихнет. Хотя пользы от них намного больше, чем от Лаврика. Вот! Я поймала за хвост шальную мысль и поглядела на Мечислава.

- Кому мог понадобиться этот урод?

Вампир пожал плечами.

- поймаем психа - спросим.

- Ты не понял, - отмахнулась я. - Вот смотри. Я - псих...

- Я уже боюсь...

- Заметно. Ой!

- Что?

- Мечислав! Мы неправы! Псих - это когда просто воображаемое. А ведь из Лаврика действительно вытянули силу. То есть, это осознанное жертвоприношение...

- Ладно. Назовем нашего маньяка - жрецом.

- Хорошо. Пусть я - жрец. И мне нужна жертва. Срочно. А что дальше?

- Ты ищешь жертву? - предположил подошедший Вадим.

- Вот! А как я ее ищу?

- Ну... не знаю.

- Наводящий вопрос! - я подняла палец верх. Любовь к Шерлоку Холмсу сделала свое черное дело, и я чувствовала себя маститым детективом. - А как я ищу себе новую блузку в магазине?

- Просто смотришь по сторонам?

- Верно!

- То есть надо искать кого-то, с кем общался Лаврик.

- Кто-то в гостинице?

- Возможно. Юля тебе надо бы там побывать. Вдруг ты почувствуешь этого Жреца? Если он выпил силу, он должен быть...

- Не знаю. У меня опыта - ноль. Даже - минус.

- Это - потом, - оборвал нас с Вадимом Мечислав. - Где шофер?

- Здесь, - Сашка прыгнул за руль своего пожарного монстра. Вампиры тоже не заставили себя ждать.

- Жреца мы найдем. Но сначала - Альфонсо, - подвел итог Князь Города.

Машина мчалась сквозь ночь.


Глава 4 | Кольцо безумия | Глава 6.