home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8


Если первый блин - комом, то второй лучше не будет.


Вампир на кровати выглядел абсолютно дохлым. Вот в абсолюте.

Я мечтательно вздохнула. Какой же Мечислав хороший, когда мертвый! Вот когда он оживает, начинает говорить двигаться, распускать руки - мне его хочется прибить. А пока он лежит, как и всякий порядочный труп - прелесть, лапочка и обаяшка!

Весь такой расслабленный, лежит под тонкой черной простыней, черные локоны рассыпаны по плечам и почти сливаются с черным шелком наволочки, медовая кожа словно светится изнутри в полумраке, черные ресницы... блин! Ну вот зачем мужчинам такие шикарные ресницы!? Так и тянет оторвать и себе приклеить! Стены тоже оклеены черными обоями. И в полумраке вампир кажется парящим над кроватью.

Жаль, что я не писатель. А то села бы и наваяла нетленку! Черной-черной ночью, в черной-черной комнате, на черной-черной кровати лежал вампир с черными-черными ресницами...

А потом он проснулся и стал кусаться, как последняя... лапочка!

Лапочка шевельнулась и открыла глаза.

Занятая своими мыслями, я просто прозевала момент пробуждения Мечислава.

А вот он - ничего не прозевал. Оказывается, вампиры осознают мир с самого первого момента. И не тратят время на то, чтобы потянуться, почесаться, распросониться...

Зеленые глаза блеснули хищным огоньком.

- Пушистик? Неужели ты решила составить мне компанию? Ты сегодня просто очаровательна. Как приятно видеть тебя, открывая глаза.

- Нам надо было поговорить. И чем скорее, тем лучше, - вздохнула я, привычно пропуская всю эту чушь мимо ушей. А так сложно это сделать... Особенно когда чушь говорится этаким мурлычущим возбуждающим тоном, таким нежным и ласковым, словно растопленный мед, текущий по твоей коже...

- Я тебя внимательно слушаю, сокровище мое...

Вампир улыбнулся так, что мне ужасно захотелось нырнуть к нему под простыню и устроиться рядом. Но - нельзя. Надо думать о чем-нибудь приятном. Об осине, серебре и вообще - святая вода - это замечательная вещь!

- У меня не было другого выхода, - огрызнулась я, подавляя усилием воли все мысли о том, что единственная преграда, которая нас разделяет, может быть убрана взмахом руки. И вообще, зачем эта простыня нужна? Чего я там не видела после вчерашнего... приятно же посмотреть на красивого мужчину, как и на произведения искусства. Никто же не одевает на 'Давида' Микеланджело штаны? Или хотя бы набедренную повязку.

Так. А симптомы печальные. Раньше я не то, что простыню подумала приподнять - я бы еще сверху и одеяло набросила.

- Моя бы воля, я б тебя еще часа три не видела, но нам НАДО поговорить. И чем скорее, тем лучше. У нас серьезные проблемы!

- что именно случилось? - Мечислав приподнялся на локтях. Простыня сползла еще ниже.

Я героически отвела взгляд в сторону и стала думать о Боге. Помогало плохо.

- Случилось. Сегодня меня вызвал Рокин. Помнишь такого?

- ИПФовец?

- Да. Тот, кто убил Лаврика, совершил второе жертвоприношение.

С лица вампира тут же исчезла вся игривость. Зеленые глаза блеснули жестким холодом.

- Рассказывай подробно.

Я потерла лоб.

- Давай я с самого начала?

- Это - откуда?

- Ну уж не от Адама, Евы и Ветхого завета. Всего лишь от того момента, как ты послал меня на это идиотское открытие стройки.

- согласен, открытие стройки - это звучит глупо. Звучание - это все, что тебя там не устроило?

Вампир как в воду глядел. Я скривилась и помотала головой.

- Если бы! Там был полный кошмар! Я вчера хотела рассказать, но из-за этого Альфонса...

- Что именно там произошло? - коротко спросил вампир. Оправдания его не интересовали.

Я честно выложила все. И про кляксы. И про щит. И про то, как лечила оборотня, пораженного этой заразой. И про сегодняшние кляксы. Для меня связь между двумя убийствами и этим вскрытием старых камней была вполне доказана. Неясно было другое - что оттуда вырвалось, кто является носителем этого 'чего-то' и как это выяснить.

Мечислав тоже пребывал в размышлениях.

- А ИПФовцы тебе еще ничего не прислали?

- Нет.

- когда пришлют - я должен узнать об этом первым.

Я пожала плечами.

- Узнаешь. А проку? Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем этот тип совершит еще одно убийство?

- Полагаю, день. Чуть меньше, чуть больше. Он явно торопится. Юля, ты не хочешь прокатиться в гостиницу?

- Зачем?

- Ты собиралась вчера, не помнишь?

- А ты все-таки думаешь, это кто-то приезжий? Не знаю. Лаврик - да, мало где бывал, кроме гостиницы. А вот Тихвинская наоборот - я не могу представить, что бы связывало ее с гостиницей. Ей там решительно было нечего делать!

- А где она могла пересечься с Лавриком?

- На этом идиотском мероприятии. Я там ее видела.

- Это нам не поможет. Там было слишком много народа.

- я сильно подозреваю, что нам никто и ничто кроме нас не поможет. Кстати, надо куда-нибудь определить Шарля на время, которое я пробуду здесь. А то он во дворе, в машине у Валентина ждет. Вместе с Настей.

- Как себя чувствует твоя новая игрушка?

Я аж зашипела от возмущения. Игрушка!? Гад!

- Он - не игрушка, а живой человек. И ему так же плохо, больно и тошно. И встречаться с вашим глав-садистом из Испании ему вовсе не нужно.

Мечислав смотрел на меня очень серьезно и грустно.

- Ты и правда надеешься, что сможешь отстоять его?

- я попробую.

- Альфонсо сделает все, чтобы получить его обратно. И тебя тоже - для личной мести. Он никогда не забудет и не простит того, что ты с ним сделала.

Я криво улыбнулась. А я-то надеялась, что у Альфонсо от ужаса всю память отшибет! Блин!

Мне и так было ясно все, что следовало из вчерашней драки. А именно - будет еще и завтрашняя. Хорошо если сегодня без склок обойдется! Но вряд ли.

Альфонсо никогда мне не простит своего поражения на глазах у остальных вампиров.

Никогда.

А если я ошибаюсь - пора идти в монастырь записываться!

- я набираю врагов с рекордной скоростью. А если серьезно - вчера мы поговорить не успели. У вас это нормально - прийти в чужой дом и начать гнуть пальцы?

- Нет.

Несколько секунд я ждала, пока Мечислав проведет среди меня разъяснительную работу о том, как вампиры в гости ходят, но не дождалась.

- И все, что ты имеешь сказать? С чего этот козел попер на нас бульдозером?

- Знать бы. Обычно, когда я с ним общался, он потрясающе вежлив. И чем более он вежлив, тем страшнее.

- Хочешь сказать, он хамил и убивал, чтобы нас не напугать ненароком? Смеяться уже можно? - Мечислав и сам понимал, что звучит неубедительно. - У него были свои причины. Но какие?

- Если он хотел нас спровоцировать и посмотреть, чего ты стоишь - то все укладывается в схему, - спокойно припечатал вампир.

Я охнула.

- Вот это попадалово!

- Да. Все, что он хотел увидеть, он увидел. И я плохо представляю, как дело пойдет теперь.

Я прикусила нижнюю губу.

- А дело пойдет, куда я захочу! Что им еще надо? Настю? Пусть обследуют под моим строгим контролем! Меня? Пусть рискнут. Шарля? Я тебе так скажу - в ИПФ будут рады получить такого симпатичного вампира как Альфонсо в свое распоряжение. А я и секунды не потрачу на угрызения совести. Сам виноват, сволочь такая.

- Ты серьезно про ИПФ?

- А ты как думаешь? Вчера я сглупила, но такое зрелище, как Шарль... а до того еще и выезд на труп.

- Это слишком много для обычного человека. И для тебя пока тоже.

- Вот. Смотрим. Думаешь, этот член Совета просто утрется - и отвалит?

Судя по лицу Мечислава - он тоже не верил в чудеса.

- Не отвалит. Но и ИПФ - не выход. Нас начнут трясти, как грушу, рано или поздно кто-нибудь докопается. И вообще - убийство члена Совета на моей территории - это моя вина.

- Значит, надо его вывезти за город и прикончить там. Неважно! Для полной безопасности я буду сотрудничать только с Рокиным - и анонимно. Думаешь, у твоего Совета есть связи в местном отделении ИПФ?

Мечислав отрицательно покачал головой.

- Этого точно нету.

- Тогда... ИПФ - и никаких гвоздей.

- когда ты хочешь с ними связаться?

- посмотрю на его поведение сегодня. Либо завтра, либо послезавтра. Как придумаю что-нибудь хорошее, так сразу. Надо просто его сдать, не подставляя под удар наших людей. И вообще, нет вампира - нет проблемы. Или тебе этот Альфонсо дорог, как память Испании? Фламенко, кастаньеты, тореадоры, нетрадиционные увлечения матадорами?

- Стерва. Ты вырастаешь в настоящую стерву, Юля.

Я фыркнула.

- а был бы ты генерал, была бы я генеральшей.

Мечислав был настолько расстроен, что даже не бросил никаких намеков на эту тему.

- Позови сюда Леонида. Я поговорю с ним - и съездите завтра в гостиницу к Досе и ее продюсеру. Пригласи их еще раз на выступление.

- а позвонить слабо?

- Позвонить не слабо. Но я все-таки хочу, чтобы ты огляделась в гостинице.

- Хорошо. Сейчас позову Леньку - и даже прокачусь с ветерком. Но лучше завтра днем, а не утром. Выходной, мне в институт не надо, опять же, кто там утром будет виден, все по номерам сидят...

- Ладно. Завтра днем. Только будь осторожнее.

- Я, знаешь ли, не самоубийца. Буду.

- Кстати, а тебе обязательно спешить? Может, останешься ненадолго?

Мечислав потянулся. Нарочито медленно и чувственно, грациозно и вальяжно, как огромный черный хищный кот. Под тонкой тканью простыни рельефно обозначились все контуры его тела. Сильные, красивые линии... Если бы я была скульптором...

- Если бы ты была скульптором, пушистик? - заинтересовался Мечислав.

Я сказала это вслух? Что ж... Я облизнула внезапно пересохшие губы.

- Если бы я была скульптором, я бы обязательно... приложила тебя по голове мраморной плитой! Под ней и закопали бы!

И вылетела из комнаты.

Гад!

Мечислав довольно улыбнулся.

Все шло... пусть не по плану. Но не так уж и плохо.

Минусы.

Оскорбленный Альфонсо да Силва пока еще в городе.

И где-то здесь орудует маньяк.

Плюсы.

Альфонсо да Силва так качественно получил по рогам вчера, что сегодня будет паинькой. Завтра - уже нет. Но за эту ночь можно ручаться смело.

Еще один плюс. Юля. А именно новая грань ее силы. Да, неуправляемая. Да, непредсказуемая. Но прогресс - это всегда хорошо. Авось, в трудную минуту эта ее способность не откажет.

А в общем-то пока все ее способности прекрасно укладываются в одну канву. Чтение ауры и манипуляции с ней. И - все. Остальное у нее скорее всего от Печатей и от Даниэля. Но даже не будь у нее способностей от Даниэля - все равно, хороший манипулятор аурами способен на многое. Ведь как аура отражает состояние человека, так и состояние ауры отражается на человеке. Интересно, у Альфонсо уже стигматы прошли?

И хорошо другое.

Общий враг их сближает. Сильно сближает.

И чем страшнее враг - тем лучше.

Уже вчера Юля почти не шарахалась от него. А сегодня - сегодня она пришла к нему!

Пришла в спальню!

Сама пришла! Добровольно!

И в первую минуту, открыв глаза, Мечислав едва удержался от непроизвольного жеста.

Схватить свою женщину в охапку, затащить под одеяло - и не выпускать часа два! А лучше - четыре!

Свою женщину.

Как ни крути, но Юля ему намного больше, чем жена. Она его фамилиар.

А для вампиров это - вторая половинка. Он не лгал ей. Ни капли не лгал тогда, в коридоре.

Но если его женщине так хочется изображать гордость и независимость - он предоставит ей такую возможность.

Пока.

Все равно она никуда от него не денется!

Дайте только время.

А пока можно и поразвлечься с другими. Что Юля не знает, то ей и не повредит.

Или лучше пока подождать?

Да, Юля в жизни не покажет, что его ревнует. Но ревновать-то будет! И злиться тоже...

Лучше пока Альфонсо здесь - не раздражать ее. Просто подкормиться на ком-нибудь. И хватит.

А после легкого завтрака - уделить время Юле.

Чем скорее она согласится признать неизбежное, тем лучше.

Мечислав в жизни не признался бы, но его жутко раздражала Юлина привычка строить между ними стены и границы. Ну глупость же! Как будто голова с одной стороны Берлинской стены, а ноги - с другой!

Смешно!

Злит!

Раздражает!

И в конце концов, ну сколько можно сопротивляться!?

Мечислав понял бы, если бы Юля играла. Набивала себе цену. Старалась продать себя подороже! Это было в его жизни - и часто. Но в том-то и дело, что Юля была абсолютно честна с ним. И просто старалась держаться подальше.

Ну да ладно. Сейчас вызвать себе кого-нибудь позавтракать, а потом...

В комнату зашел Вадим. Без стука.

- Шеф, привет. Есть проблемы.

Мечислав выпрямился на кровати. Завтрак подождет.

- Докладывай.

***

У меня зазвонил телефон.

- Привет? - отозвалась я.

- Привет, мелкая. Как дела?

- Дед, будешь звать меня мелкой - буду звать тебя патриархом, - обиделась я.

- Ты мне сперва нарожай штук сорок отпрысков для такого статуса, - отбрил дед. - Мы тут с твоей мамой решили съездить на Селигер. Поедешь с нами?

Я выдохнула. Как же вовремя! Как вовремя! Слава всем богам оптом!

- Нет. Но вы поезжайте. Вы надолго?

- На неделю, на две... не больше. Ты точно не поедешь?

- мне хвосты досдавать надо - напомнила я.

- Это верно. Провожать нас придешь?

- а когда?

- В девять утра, завтра.

Я замялась.

- Дед, меня тут Мечислав припахал на всю ночь...

- надеюсь, в чисто деловых целях?

- Разумеется!

- Тогда ладно. Можешь с утра отсыпаться! Но чтобы каждый день звонила. Ясно?

- Ясно. А чего вас сейчас сорвало?

- Да приятель позвонил - и замучил рассказами. А в бизнесе пока затишье. Погода хорошая, надо ловить момент.

- Это верно. Ладно. Буду звонить. Обещаю.

- Забудешь, приеду - выдеру, как сидорову козу.

- не забуду. Обещаю, - поклялась я со спокойствием человека, который не увидит под ударом своих родных и любимых.

- Тогда - пока. Завтра звякну, - пообещал дед. - А то ты, поганка мелкая, наверняка забудешь обо всем с этими вампирами.

И отключился.

Я вздохнула.

Слава Богу!

Вот в такие моменты я и понимаю - ОН - есть! Теперь я могу не беспокоиться за своих родных. А это стоит дороже всех царств планеты.

Что мне теперь Альфонсо? Плюнем - и разотрем!

И я поскакала одеваться для торжественного выхода.

***

Примерно в это же время, в одной из маленьких комнатушек подземного этажа клуба...

- Сколько еще ждать? Альфонсо приехал! А ты ничего не говоришь!

- Ждать практически уже не надо. Если все будет так, как я планирую, то завтра вечером...

- Завтра!? Ура!

- Не ори! Нас не должны услышать. Или видеть вместе!

- Даже если и увидят - что тут такого страшного? У нас могут быть и личные дела...

- а у Вадима - приступ паранойи. Сейчас он и себе по-моему не доверяет!

- Он никому не доверяет. Верный пес этой зеленоглазой мрази! Я надеюсь, ты его тоже убьешь?

- Разумеется. Иначе он уничтожит нас. Рано или поздно, но он обязательно отомстит.

- а Борис?

- Этот не страшен. Он сейчас в Туле, когда все завертится, будет поздно приезжать сюда. Он будет там совершенно один. И обязательно найдется какой-нибудь Ивановский выкормыш, который захочет стать Князем Тулы.

- а мы ему поможем?

- Я бы с удовольствием помог Рудольфо.

- Так почему бы и нет? Я могу поговорить с ним сегодня!

- Нет уж. Лучше я сам.

- Тебя могут увидеть. А меня никто не примет всерьез.

- Тоже верно. Хорошо. Поговори - и сегодня расскажешь мне, чего ждать.

- Обязательно.

- И готовься. Завтра вечером...

- И что же такое произойдет завтра вечером?

Тихий голос хлестнул заговорщиков, страшнее всякой плети.

- Ты!?

- Вы!?

- Я. Вы удивлены?

- Да, - честно признался один из заговорщиков. - Я не ожидал, что вы узнаете...

- Я - узнал. Я сам учил тебя - опасно недооценивать противника, не так ли? Ты плохо усвоил урок...

- Достаточно, чтобы вы отсюда не вышли - если решитесь причинить нам вред.

- Хочешь сказать, для тебя ценна вот эта...

- Не смейте меня оскорблять!

- Молчать...

Слово было сказано на порядок ниже, но произнесший его голос - холодный, бешеный, словно резанул ножом по нервам присутствующих в комнате.

- я не позволял тебе говорить. Мечислав слишком распустил вас - под моей рукой вы знали бы только два слова 'Да, господин...'. И мгновенно повиновались.

Заговорщики промолчали.

- Так вот. Это Мечислав мог проглядеть гадюк у себя под носом. Я такой слепотой не страдаю. Рассказывайте.

Холодный голос растворял в себе волю и разум. Подчинял. Приказывал. Гнул в дугу. Вампиры - не являются свободными существами и без этого. Они жизнью приучены подчиняться. Своему Креатору. Протектору. Князю города. Совету Вампиров. Эту заразу можно вытравить, но сколько времени требуется для такого простого действия...

Не одно столетие свободы. А кто даст свободу - рабам?

И вампир ничуть не удивился, услышав покорное:

- Да, господин, - произнесенное на два голоса.

Он слушал достаточно долго. А потом кивнул.

- Хорошо. Я помогу вам людьми. И кое-чем еще. Но в обмен вы сделаете для меня вот что...

Инструктаж был коротким и четким. Потом вампир вышел из комнаты - и двое остались там наедине. Густая, словно обволакивающая смолой тишина разбилась через несколько минут...

- Нам придется подчиняться ему?

- Пока - да. Тем более, сейчас наши цели совпадают. Но только сейчас...

- А потом?

- У меня есть одна идея...

***

Этого разговора я мечтала избежать. Я бы и убежала. Нельзя.

Послав Леньку к Мечиславу, я направилась к Славкиной комнате. Братец обнаружился именно там. Лежал на кровати и мрачно глядел в телевизор. На экране шло какое-то глупое ток-шоу.

На скрип двери братец чуть скосил глаза - и тут же состроил такую рожу, словно я пришла ему клизму ставить.

- Чего надо?

- Шоколаду. Как ты себя чувствуешь?

- Жить буду. Я теперь живучий.

По тону братца было ясно - провалилась бы я сквозь пол - он бы только обрадовался. Но - не дождется.

- И я этому рада.

- Да неужели? - Славка мне явно не верил. - Если бы этот испано-натурале меня грохнул, ты бы только порадовалась!

Четное слово, я шла сюда не ругаться. Но раз уж так получилось - почему я должна спускать братцу откровенное и мерзкое хамство? Или лучше сказать - бывшему братцу?!

Всегда было интересно, меняется ли у оборотней ДНК-код? Такое поле для исследований пропадает непаханым!

- Действительно, проблем с тобой было бы меньше. А вот с ним - больше. Мне бы пришлось ему мстить, потом расхлебывать дело с Советом вампиров, короче - ты того не стоишь, - откровенно высказалась я.

- Вот спасибо, утешила... с-с-сестренка.

- я тебя утешать не нанималась.

- А чего приперлась?

Очень захотелось приложить братца лампой - чтобы неделю зубы выращивал. Но - нельзя.

- пришла сказать спасибо. Ты меня все-таки защищал...

- Если бы этот козел тебя грохнул, мы бы все под него легли. Так что не стоит благодарности. Твой зубастый - не самый худший вариант.

- А я и не благодарю. Я просто сказала, что я теперь тебе должна. Немного, но все-таки. Так что запомни.

- Запомню. Иди отсюда, а?

Второй раз упрашивать меня не надо было. Я встала и вышла.

За дверью что-то разбилось. Но возвращаться и спрашивать, что и как я не стала. У меня впереди еще тяжелая ночь.

***

- В Юлиных родных стреляли!? Вадим, какого черта!?

Вадим успокаивающе поднял руки ладонями вверх.

- Шеф, спокойно. Все целы. Все живы. Никто даже палец не прищемил.

- Их закидывали спелыми абрикосами?

- Почему? - оторопел Вадим. И вдруг подумал, что Мечислав становится в чем-то похож на своего фамилиара. Раньше бы он гневался, а не язвил. А сейчас в зеленых глазах плясали ядовитые искорки.

- Потому что в противном случае, кто-нибудь, но пострадал бы.

- Им повезло. И Константин Савельевич даром, что не оборотень, успел увернуться от выстрелов.

Мечислав поднял брови.

- Ничего не понимаю. Вадим, ты говоришь, что их просто обстреляли - и умчались?

- В общем, да. Антон говорит, что один стрелок хотел было зайти в дом, но...

- что - но? А где они в это время были?

- При первых же признаках опасности они поспешили на помощь. К сожалению, они не могли постоянно находиться рядом с объектами, а из-за особенностей дачного поселка, и им еще очень повезло, - расположились практически рядом, через два участка. Поэтому успели вовремя, и все-таки, обошлось без жертв.

- Ясно.

- Между нападением - и их появлением прошло не больше трех минут. На них не стоит сердиться.

- Это мне решать.

Вадим склонил голову, типа 'слушаюсь и повинуюсь' но повиновения в голубых глазах и на грош не было. Зато были озабоченность и настороженность.

- Как только нападающие удрали - оборотни вызвали меня. Юлина мать была в истерике. Пришлось чуть подчистить ей память.

- Надеюсь, ты был достаточно осторожен?

Вадим кивнул. Игры с памятью ничем хорошим не кончаются. И если гипнотизер неопытен, он может довести своего клиента до сумасшествия. Поэтому Вадим не стирал у нее никаких воспоминаний. Просто Аля теперь считала, что на соседней улице мальчишки баловались с хлопушками, а она от неожиданности упала и расколотила часть посуды. А обстрел прекратился в сцену из недавно просмотренного фильма. Вот и все.

Манипуляции с сознанием вообще были частью вампирской силы. Кому-то они давались легче, кому-то тяжелее. Но на Вадима Мечислав мог положиться. Несмотря на видимое разгильдяйство, Вадим был очень внимателен к мелочам. Просто старался этого не показывать. Пусть лучше его недооценивают!

Его и недооценивали. Некоторые - до самой смерти. От несчастного случая.

Губы Мечислава тронула насмешливая улыбка. И если бы Юля видела его сейчас - она стала бы лучше относиться к вампиру. Не было в нем ничего сексуального. На кровати сидел опасный дикий зверь. Волк? Или огромный хищный кот? А, неважно. Важно было другое - хищник был зол, голоден и весьма опасен. Но эту сторону своей души Мечислав позволял видеть очень немногим. Как и Вадим, он предпочитал, чтобы его недооценивали. И так же - до самой смерти.

- надо выделить им охрану.

- я распорядился. Но охраны потребуется не так много. Они собираются уехать на пару недель.

- Твоя идея?

- Да. Юле проще будет, если не придется беспокоиться о своих родных.

- Да. Это ты правильно сделал. Я только не понимаю, чего они хотели добиться.

- Заказчик покушения?

- Безусловно.

- Вариантов два. Либо смерть ее деда и матери, либо предупреждение и угроза.

- А это было похоже на угрозу?

Вадим задумался. А потом покачал головой.

- Не будь Леоверенский настолько быстр, их бы просто полоснули автоматной очередью в упор. Не будь рядом нашей охраны - их бы проверили и постарались добить. А если бы знали про охрану - и их бы могли ликвидировать. Я отправлю с ними охрану. Но когда они приедут, надо будет либо усилить ее, либо... ну это мы потом подумаем ладно, шеф?

Мечислав кивнул.

- Безусловно. Но вернемся к покушению на убийство. Опять-таки, зачем? Угроза? Предупреждение? Дестабилизация?

- Добавь еще месть, ревность, злость, - продолжил Вадим. - А еще - это могли быть и ИПФовцы. Чтобы Юля бросилась к ним за помощью. Потом ей предъявят нанятых нами убийц - и вуаля!

- Чушь говоришь, - поморщился вампир. - Она умеет читать ауры. И ложь тоже распознает.

- И давно она об этом доложила ИПФ?

Мечислав грохнул кулаком по прикроватной тумбочке. Тумбочка жалобно сказала 'хруп' - и села на брюхо. Что поделать. В борьбе между дубом и вампиром, побеждает обычно вампир. Если он - умнее.

- Суки, б...

Короткая и чрезвычайно образная речь вампира по поводу ИПФ была насыщена метафорами и гиперболами, и позволяла узнать историю их возникновения в самых интимных подробностях.

Но монолог длился недолго.

- ... слишком уж глупо это покушение, - закончил Мечислав и откинулся на кресло.

- Разве? - поднял брови Вадим.

Мечислав покачал головой.

- Ты знаешь Юлю. А я ее чувствую. Если бы что-то случилось с ее родными - она бы жестоко отомстила. Факт. Потом год рыдала и страдала, сидя на диване. А потом вышла бы из своего заточения - и плакали бы уже все остальные. Мне вот иногда волком выть хочется - когда она в очередной раз вспоминает про Даниэля.

- Ей тоже.

- Черт бы его побрал! Знаешь, если бы он не умер, через два месяца эта 'любоффф' сошла бы, как весенний снег под солнцем.

Вадим не был в этом так уверен, но на всякий случай кивнул.

- Безусловно.

- Но мертвых намного легче любить, чем живых. Те - идеальны. А живые - реальны. И обладают кучей недостатков.

- Положим, Даниэля и при жизни любили многие.

Вампир сверкнул зелеными глазами - и Вадим заткнулся. Не время бороться за правду.

- Дело не в этом. Вернемся к покушению.

- Альфонсо - мог? За Шарля?

Мечислав покачал головой.

- Глупо. Он надеется вернуть его назад. Зачем ему настраивать против себя ценный источник силы?

- Годвин? Глория?

- в качестве мести - могли. Но нужны сообщники.

- И они могли быть! Мы уже раз прокололись с Кларой. Подумали - пади...

- Да уж. Ладно. Их - проверить. Комнаты - обыскать. Сотовые проглядеть, заказать распечатку звонков... ты понял.

- Да шеф.

- Кто еще?

- Кто угодно. Из тех, кто знает, что... Черт! Шеф, смотри! Юлькиных родных расстреливают! Она - в шоке и соплях. И не может оказать тебе никакой поддержки. Следующим шагом - удар по тебе!

- Их не расстреляли.

- Но покушаться могут. А Юлька потом отходит победителю. Вся такая безутешная. И он старается вытереть ей сопельки. Возможно?

- Вполне. Только вот кому нужна эта власть?

- Рудольфо? Он ведь так и не уехал.

- Черт! Проверь его! Действительно, зачем далеко идти до Тулы, если можно что-то получить здесь? Альфонсо отдаст ему и трон Князя, и Юльку, да и вообще - многое, в обмен на возвращение Шарля.

- М-да. Чем дальше в лес, тем больше бурелома...

- Вот именно.

Вампиры задумались. Ненадолго. Итог подвел Мечислав.

- Ладно. Мне пора одеваться для торжественного выхода. На тебе - организация охраны. И Эдуард еще не приехал?

- Обещал завтра.

- Гад! Можно подумать, это мне нужна эта идиотская Тула!

- Да он уж лет пятьсот как гад. И что? Ему это не мешает.

- Это мешает - мне! Позвони ему еще раз и напомни, чтобы поторапливался. Дольше одного дня я Рудольфо не удержу. А если Альфонсо даст ему свое согласие... придется терпеть в соседях этого глиста!

Вадим проказливо улыбнулся, становясь из начальник службы безопасности обычным дурашливым мальчишкой.

- Да. В таком раскладе лучше гад!

- Ты задачу понял?

- Так точно, шеф.

- Вот и иди себе по-английски... пока по-русски не послали. И пришли мне кого-нибудь из оборотней.

- сейчас будет.

Вадим вылетел из кабинета.

Мечислав дождался, пока захлопнется дверь, встал и потянулся всем телом, как здоровущий золотистый кугуар.

Весьма недовольный кугуар.

Ему ужасно не навилось это покушение. Ему вообще не нравилось все происходящее. И больше всего он беспокоился за свою женщину. Ладно, за своего фамилиара. А почему бы и нет? Где он еще найдет такую занозу... то есть такой источник силы?

Она - уникальна. Но с нулевой военной подготовкой. И любой, кто пожелает обидеть Юлю, легко добьется своей цели. Стоит только вспомнить, как ее похитили в прошлый раз. Если бы не ИПФ... Безусловно, он отомстит. И страшно отомстит. Но толку будет - чуть.

А как обеспечить охраной женщину, которая в принципе не желает его слушаться?

Лучшим вариантом было бы просто приковать ее к себе наручниками, а днем запирать в одной комнате. До вечера. При мысли об этом, Мечислав почувствовал приступ возбуждения и усмехнулся.

До чего он дошел! Как сопливый мальчишка!

Но как же заставить эту глупышку понять - игра идет всерьез? И убивать ее тоже будут всерьез!? И не только ее, но и всех родных и даже друзей!

Черт побери!

Ладно. Он постарается поговорить с ней сегодня. Серьезно, обдуманно, взвешенно, приводя разумные доводы...

Вампир взглянул на часы - и отправился в душ. Предстояла тяжелая ночь.

***

Я отвела Шарля в кабинет к Мечиславу и лично проследила, чтобы ему принесли туда поднос с бутербродами.

- Посидишь здесь, подождешь меня, ладно? Приду - поедем домой.

Полудракоше явно было не по себе. Он оглядывался по сторонам и нервно ежился.

- Хозяин слишком близко.

- Он тебе не хозяин. Никаким боком. Был - и вышел. Ты теперь свободный человек, - повторила я в энный раз за последний день. - Пока не научишься жить самостоятельно - за тебя отвечаю я. Потом - сам разберешься. Здесь и сейчас ты только потому, что оставлять тебя одного и без охраны у меня дома - опасно. Если заглянут родные - это еще полбеды. А вот если Альфонсо решит устроить что-то типа: 'так не доставайся ж ты никому' - будет намного хуже.

- Это тоже не страшно, - отмахнулся Шарль. - Нет, я уверен, что Альфонсо захочет вернуть меня в клетку. И насчет не-хозяина ты тоже не права.

- Подробности? - деловито спросила я.

- Он пил мою кровь. Я - его. Принудительно, но во мне есть несколько капель его крови.

- Сомневаюсь. Ты вполне живой. И любая чужеродная кровь будет переварена и рано или поздно выведена из твоего организма.

- Юля, это не выведется. Это сродни Вампирским Печатям.

- Вот как?

Я поморщилась. Как мне не нравится эта паршивая метафизика! Вот все, все в этом мире можно бы объяснить с позиций строгой логики! Но не магию! Магия мне... доступна. Но!

Я пока сама толком не понимаю, что и как делаю. И как будем чистить Шарля? А чистить надо, если я правильно понимаю...

- Правильно. Но я сам не знаю - как. Единственный радикальный способ - это убить Альфонсо да Силва.

- Я что - опять вслух рассуждаю?

- Да.

- А радикальная чистка тебе поможет?

- От ЕГО Печатей - поможет.

- а от того вампира?

- Вот и оно-то... Либо чистить все, но мне неизвестно, как это возможно, либо даже не связываться.

Вопрос 'не связываться' для меня не стоял. Я бы с удовольствием оторвала Альфонсо все, что можно, скудные остатки пропустила через соковыжималку, облила бензином - и подожгла. Не в силу моей природной жестокости. Нет. В силу закона равновесия. Око за око, челюсть за зуб. Недаром же говорят, кто старое помянет, тому глаз вон, кто забудет - тому оба.

И мучителям, палачам и фашистам в этом мире места нет. И быть не должно.

Но убить Альфонсо сейчас я не смогу. И так довольно проблем. Шарля бы отстоять...

Что я и сказала.

Шарль вздохнул, подошел ко мне и встал на колени.

- Ты что - с ума сошел!?

- Нет. Юля, я хочу тебе сказать вот что. Я благодарен тебе. Очень благодарен за твою попытку освободить меня. Если ничего не получится - я просто постараюсь умереть. Но ты не вини в этом себя.

- Хм... А ты себя-то слышишь? Или ты просто свин по натуре? - строго поинтересовалась я.

Шарль на миг опешил. Пришлось растолковать.

- Если я не смогу вытащить тебя - подыхать будем вместе. Потому что я все равно себя потом сожру. Я не смогу жить с таким грузом на совести. У нас есть только один выход - освободить тебя. И я все для этого сделаю. Пока я жива - я буду бороться. Ясно тебе, хвостатый? И встань, наконец. Хватит полы протирать!

Шарль покачал головой.

- Я не могу тебя понять. Но я благодарен тебе. За все - благодарен.

- Вот и ладненько, - отмахнулась я от благодарности. - Из окна выпрыгивать не будешь?

- Нет.

- А в вены острыми железяками тыкать?

Шарль невольно улыбнулся. Фиалковые глаза засветились теплом.

- Не буду. Обещаю. Пока ты жива - не буду.

- Умничка. А говорят - рептилии - глупые, - резюмировала я.

- Неправда, - обиделся Шарль. - Ты просто не пыталась их дрессировать!

Ну да. И готовить - тоже. Да и кого у нас тут можно приспособить? Гадюк? Ужей? Медянок? Фрикасе из гадюки, салат с медянкой, дрессированный уж... брррр...

- О чем разговор, господа и дамы?

Я чуть не застонала. Мечислав, как всегда, явился в самый неподходящий момент. Я сижу, Шарль стоит передо мной на коленях и держит за руки. Вот что тут можно подумать?

Не знаю. Но Мечислав не задержался с колкостью.

- Что, предложение руки и сердца делаем? Юля, ты уже согласилась?

- Да, мы решили первого ребенка назвать Мечиком, а второго Славиком, - ехидно ответила я.

Мечислав сверкнул на меня прищуренными глазами. Вот сейчас никто и ни за что не назвал бы его сексуальным. Вроде бы все то же самое. Снежно-белая рубашка, черные брюки, заколка с черным камнем на перекинутых вперед волосах. Как обычно - воротник рубашки расстегнут, а заодно и пара пуговиц пониже - не скрывать же красоту от людей? И гладкая золотистая кожа отливает смуглым тоном на фоне кипенно-белой ткани. Брюки так же облегают бедра. Все вещи Мечислава явно сделаны только для этого конкретного вампира и стоят столько, что можно нашего ректора купить. С потрохами и за треть суммы. И все же, все же...

Насколько этот вампир управляет и собой и окружающими!

Его внешность - это такое же оружие, как и сексуальность. И спрятанный где-нибудь в укромном месте нож. А то и не один. Раньше я этого просто не замечала. Видела только внешнюю оболочку. Или просто - то, что мне показывали. Очаровательного, сексуального - и тем же озабоченного мужчину, обожающего эксклюзивные шмотки. Мужчину, для которого красота и секс - главное в жизни.

Вроде все так и сейчас.

Но!

Чуть другое выражение лица. Иной прищур глаз. Разворот плеч. Улыбка. Сама поза - упор на обе ноги, легкий наклон вперед, чуть повернутые ладони - и неожиданно понимаешь, что перед тобой ягуар, который сейчас прыгнет. И хорошо бы - тебе не на спину! Хотя и на голову - радости мало.

Это - маска? Маска воина?

Или маска - то, что мне демонстрировалось раньше? До того, как мы сцепились с Рамиресом и Иваном Тульским? До того, как Мечислав понял - я пойду на все, лишь бы больше не погиб никто из наших людей.

Да. Наших людей. Как ни крути.

Первый шаг сделал сам Мечислав - когда привел в этот город с собой Бориса и Вадима. А я один раз спасла им жизни. И стала воспринимать... Как!?

Мы в ответе за тех, кого приручили, так?

А за тех, кого спасли?

Наверное, дважды в ответе. И Мечислав - тоже. Это я уже поняла железно. Как будто мне эту истину клеймом на попе выжгли. Вместе со второй Печатью.

Когда у человека две Печати, он постепенно начинает понимать своего вампира. Хорошо понимать.

Этот мужчина на все готов, чтобы защитить своих. И может быть очень серьезным. И собранным. Или наоборот - мягким и заботливым, чтобы получить то, что захочет. Лозунг 'Все для фронта, все для победы' в исполнении Мечислава будет звучать как: 'все для меня, все для жизни моих людей'. Если для достижения его целей понадобится ползать на брюхе, есть навоз ложкой и спать с человеком, вызывающим отвращение даже у глистов - Мечислав это сделает.

И возможно, заставит меня.

А может и заставлять не придется.

Нравится мне или не нравится - неважно. Важно другое. На что я пойду ради Бориса? Вадима? Валентина? Надюшки? Насти и ее детей? Константина и Глеба? Танюшки и Алексея? И еще дюжины других вампиров и оборотней.

Я ведь знаю ответ.

Но пока не хочу признаваться даже самой себе.

Не хочу.

И не буду!

Вместо неудобных признаний досталось, как обычно, Мечиславу.

- и вообще, ты по делу - или так, повыступать пришел?

Мечислав сверкнул на меня глазами.

- Ты уже переоделась? Подкрасилась? Уложила волосы?

Я скорчила ему рожу. Вообще-то платье у меня было с собой. А приехала я естественно в джинсах. Нашли идиотку - на улицу осенью в легком платье.

- Вот выйдешь - и переоденусь.

- Вообще-то это мой кабинет.

- Вообще-то мог бы и уступить его девушке. Ладно. Я переоденусь у Бориса. Все равно он уехал. А Шарль побудет здесь до нашего отъезда.

- А если я против?

- А ты против?

Мечислав закатил глаза.

- Юля, достаточно! Сделай одолжение, хотя бы сегодня будь серьезна!

- Куда уж еще серьезнее! Мне еще этих уродов с Настей знакомить, - зло фыркнула я.

- М-да. Они получили вчера неплохую трепку. Не думаю, что они будут связываться с тобой сегодня. Но на всякий случай я еще подбавлю.

- Вот и подбавляй. Ты. А я не буду серьезной. И не заставишь! - я все быстрее впадала в шутливое настроение.

Мечислав тряхнул головой. И вдруг подмигнул мне.

- Тогда - будь НЕсерьезной! На всю катушку! Помирать - так с музыкой!

- я пока туда не собираюсь.

- а никто не собирается. Но ты - загонишь.

- Тебя загонишь...

Гад. Все настроение обломал. Ладно.

- Тогда я пошла к Борису. Шарль, ты мне поможешь бюстгальтер застегнуть?

- Девочка, не нарывайся, - мягко предупредил Мечислав. - Если ты когда-нибудь и решишь носить нижнее белье - единственным, кто его увидит, буду я.

Зеленые глаза опасно сверкнули. Но я все равно не удержалась.

- А если мне ветром юбку поднимет?

- Значит, будешь носить узкие юбки. Еще вопросы есть?

Вопросов не было.

- Нету. Тогда Шарль остается здесь. Или сам подбери ему безопасную комнату.

- Хорошо. Можешь не волноваться за свое сокровище.

- Сокровище, плюс чудовище... - задумчиво протянула я. - Где я это уже слышала?

- Ты переодеваться идешь!? - ледяным тоном поинтересовался Мечислав.

- Вспомнила! Еще сказка была такая - красавица и чудовище.

- Юля!

Я вздохнула - и отправилась переодеваться.

Пусть мальчики пообщаются накоротке.

***

После ухода Юли, Шарль поудобнее устроился на диване - и вызывающе поглядел на Мечислава.

- Ну?!

Вампир прошелся по комнате, ничего не отвечая, уселся за стол - и улыбнулся.

- Хочешь выпить?

- Ты забыл? Я не пью кровь.

- А коньяк?

- а вампиры пьют коньяк?

- Вприглядку. Так что?

- Ничего. Я... я хотел тебя попросить.

Мечислав оценивающе взглянул на полудракона.

- О чем? Не отдавать тебя?

Лиловые глаза сверкнули яростью.

- Нет. Ты не понял. Я знаю, что это от тебя не зависит. Но я успел узнать и ее. Я прошу о другом. Сделай так, чтобы она не пострадала. Если что...

- Вот даже как? Ты, часом, не влюбился?

Зеленые глаза смотрели пристально и внимательно. Мечислав прекрасно понимал - ситуация не просто сложная. Это фактически мыльный пузырь с навозом. Одно неосторожное движение, даже дуновение - и он лопнет, обдав всех весьма неаппетитным содержимым. И оттолкнуть его практически невозможно. Только подготовиться. Именно поэтому он прощупывал сейчас Шарля. Один на один. Пытаясь понять - до какой степени надежен этот... это существо?

Назвать даже полудракона - человеком у Мечислава язык не поворачивался.

- Нет, - просто ответил Шарль. - Я, кстати, тебя помню.

- я тебя тоже.

Они на миг замолчали. Они встречались раза два. Давно. И оба раза - через Совет Вампиров.

Молодой тогда (и трехсот лет не было малышу) Мечислав получал сначала статус ронина, а потом и Креатора, доказывая свои мастерство и силу.

А Шарль уже тогда был игрушкой Альфонсо да Силва.

И оба помнили эти встречи. А еще Мечислав помнил, как Альфонсо любезно предложил ему 'немножко поразвлечься с этим ублюдком...'. И свой равнодушный отказ. 'На свете хватает и законнорожденных'. И лиловые глаза на миг полыхнувшие яростью.

Тогда Шарль был еще не сломлен. Сейчас же...

Насколько можно на него рассчитывать?

Первым молчание нарушил Шарль.

- Я хочу, чтобы она осталась цела и невредима. Ты можешь это обеспечить?

- Я сам этого хочу. Но удержать ее не получается.

- Я знаю, ты предпочел бы, чтобы она отвернулась и промолчала.

- Да. Но она так не сможет.

- А что сможешь ты?

- Не знаю.

Зеленый взгляд скрестился с лиловым. И словно звякнули столкнувшиеся где-то вдали шпаги.

- Ты можешь вернуть меня обратно.

- Могу. И - не могу. Она мне до смерти не простит.

- я пытался поговорить с ней. Если что - пусть не винит себя. Ладно?

Мечислав вздохнул. Потом вышел из-за стола, достал из бара коньяк, бокал - и поставил на стол перед Шарлем.

- Я распоряжусь, чтобы тебе принесли что-нибудь мясное. Я знаю, вы любите.

- Любим. И еще. Ты так погубишь ее.

Зеленые глаза бешено сверкнули.

- Как - так?

- Она совсем ничего не знает о своей силе. И не может пользоваться. Ты это специально?

- Нет. Это она не хочет меня даже слушать.

- А кого-нибудь другого? - попал в десятку своим вопросом Шарль. Мечислав тряхнул головой.

- пока ты с ней - можешь сам учить ее. На здоровье.

- Наша магия и ее - они разные.

- И в чем же состоит эта разница?

- Ты еще не понял, какой природы её сила?

- Она замечательный манипулятор аурами. Предполагаю, что она станет неплохим лекарем.

Шарль криво улыбнулся.

- Если бы. Ее сила - это сила жизни. Как твоя магия - магия смерти, так ее - магия жизни. Пока Юля еще только в начале пути, но она будет расти и развиваться. Тебе объяснить, что это означает?

- О, черт!

Мечислав рухнул обратно в кресло и обхватил голову руками. Такого он себе представить не мог. Или мог, но не хотел?

Наверное, и то, и другое.

Юля - маг жизни. Ее сила - сила самой жизни.

Это объясняло все. Мысли-кирпичики укладывались в стройную конструкцию. Ее сила, ее поступки, ее возможности... Но последствия!

Сила вампиров ближе к некромантии. Сложно найти что-то более противоположное магии жизни. Фактически, он и Юля - антагонисты. И ее сила растет. Быстрее, чем его сила. Пока - быстрее.

И кто тогда будет главным в их связке?

И что это будет за связка?

Маг жизни - фамилиар вампира - или наоборот, вампир - слуга у мага жизни?

А ведь Юля...

- Да. Лет через сто, если она проживет столько, ей ваш Совет будет на один зуб, - криво улыбнулся Шарль. - И ты - тоже.

- Заткнись, - прошипел Мечислав. - И если я узнаю, что ты хоть слово кому-нибудь сказал...

- Юля уже знает. И все будет знать.

- Я не о Юле.

Фиалковый взгляд спокойно встретил зеленый. Что прочел Шарль в глазах вампира? Что понял Мечислав? Но спустя пять минут в комнате раздалось тихое:

- я никому и ничего не скажу. Слово дракона. Но Юля будет знать все о своих возможностях.

- Пусть так. А я сделаю все, чтобы не отдавать тебя. Слово чести.

- Я не из-за этого.

- Знаю. Я пошел к делегации. Скажу, чтобы тебя накормили. А лучше... Я пришлю к тебе вампиршу. Зовут - Ирида. Посидишь у нее. И можешь не бояться, ты ей глубоко безразличен. Просто она приглядит, чтобы тебя ненароком не обидели. Юля зайдет за тобой, когда освободится. Или я сам. Остальных можешь хоть послать, хоть прибить. Вопросы?

- Нету.

Мечислав хлопнул дверью, выходя в коридор.

Мысли были простыми и ясными.

Первое.

Совет ни в коем случае не должен узнать о Юлиных способностях. Чтец аур - и все тут!

Второе.

Вбить в ее упрямую головку, что молчание в данном случае - жизнь. И наплевав на все возражения - активно учить ее. Или лучше - поручить это Шарлю. Да, магия драконов чужда человеческой, но она хотя бы не полный антагонист магии жизни.

Третье.

Чтобы связка Вампир - Фамилиар сохранилась в своем первоначальном виде, Юля должна сама, добровольно, оставаться с ним. Вывод прост.

Ему надо сделать все, чтобы Юля полюбила его так же, как Даниэля. А лучше - еще сильнее.

Как этого добиться?

Он подумает об этом, когда уедет Альфонсо.

Одно точно - ни один мужчина кроме него самого к Юле не прикоснется даже пальцем.

Вампир и сам не знал, чего было больше в этом решении? Ревности? Расчета? Чувства собственника?

Одно было точно.

Юля принадлежит ему.

Несогласные пусть заранее оплачивают свои похороны.

***

Я натянула платье - этакий чулок с разрезами и вырезами и погляделась в зеркало. Да - смотрится просто восхитительно.

Танюшка навезла Насте кучу нарядов - и заодно одела меня для этого вечера. В жутко модное белое платье с длинным подолом и оголенным плечом. Серебристые узоры на белой ткани придавали мне воздушный и даже немного инфернальный вид. (Ладно. Если и не придавали, то помечтать об этом все равно можно!) К платью полагались также белая сумочка и туфли на такой длинной и острой шпильке, что я могла больше не беспокоиться об оружии. Один удар - и туфлю даже патологоанатом не извлечет. Еще к платью полагались нитки бус и браслетов с какими-то прозрачными камнями. Хрусталь, наверное. Ну не алмазы же, в самом деле? И пара колец с такой величины камнями, что будь они алмазами - аккурат на погашение внешнего долга страны хватило бы! Ну ладно, это я немного преувеличиваю, но пару лимонов в евро мне бы точно за них дали.

Тем более все это было огранено и оправлено в платину. Скромно, просто...

А с черно-белым нарядом Мечислава будет сочетаться просто превосходно.

Ладно. Пора. Как там у поэта? Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит...*

Но все равно ведь не допросится! Надо жить! Тем более, что дальше поэт оказался вовсе даже пессимистом. А ведь он не был знаком с вампирами!

Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить, и глядь - как раз умрем, А.С. Пушкин, прим. Авт..

Но я-то оптимистка. А значит - не дождетесь!

Надо бы еще заглянуть к Насте.

Подруга окопалась в одной из комнат на этом же этаже. И с дивана сходить не собиралась. Однозначно.

- Ты как - морально готовишься?

- Аморально.

Я присела рядом взяла оборотниху за руку.

- не нервничай. Я буду рядом. Никто тебя и пальцем тронуть не посмеет. Обещаю.

Настя вздохнула.

- Все равно на душе неспокойно. Не доверяю я им.

А кто доверяет?

Полчаса ушли на успокоение Настиной мятущейся души. Потом я плюнула, вызвала ей в компанию Константина - пусть папаша свою супругу и успокаивает - и отправилась вниз. В зал.

Там уже было людно и вампирно. То есть вампирно и оборотно. И те, и другие расхаживали по клубу. На сцене распевала какую-то гадость Дося Блистающая. Альфонсо поглядывал на нее с явно мужским интересом. Мечислав потягивал из бокала что-то красное и загадочно улыбался. Хорош, гад...

***

Я голоден!

Первая жертва оказсссаласссь омерзсссительно ссслабой!

Вторая - чуть сссильнее, но недоссстаточно!

Но кто-то же уничтожил мою ловушку! Мне надо найти этого ведуна! И уничтожить его раньше, чем он доберетссся до меня!

Уничтожить, разсссмазсссать, выпить досссуха...

Но я пока еще ссслишком ссслаб. Сссначала надо восссссстановить сссвои сссилы. Есссли этот человек сссмог разсссорвать ловушку так, что мне ссстало больно, зсссначит, он сссилен. Очень сссилен. А я оссслаб! Есссли мы вссстретимссся - на чьей ссстороне будет победа?

Не зссснаю. Но торопитьссся не ссстоит. Сссначала надо выпить еще несссколько человек, набрать еще сссилы...

Раньше мне хватило бы троих человек, чтобы восссссстановитьссся.

Но я долго ждал.

А люди ссстали ссслишком ссслабы.

В этом есссть и минуссс - мне пришлосссь бы долго ждать и принесссти намного больше человечессских жертв. Это ссслишком долго. И мой носсситель может попассстьссся.

Но к сссчассстью, мой ссслужитель наткнулссся на гнезсссдо вампиров и оборотней. Вампиры - сссильные. Я - сссильнее и намного. Раньше я мог приказсссать любому вампиру принесссти сссебя в жертву мне. Сссейчассс же...

Сссейчассс его сссилу отдассст мне мой носсситель. Я прикажу вампиру, он придет - и мой носсситель сссовершит ритуал. Тогда я ссстану сссильным. А есссли нет...

Есссть и еще один вариант. Я могу отдать накопленную сссилу. И попробую воплотитьссся. Я хочу жить! Обладать сссвободой дейссствий и передвижений! Питатьссся! Влассствовать! Нассслаждатьссся ссстрахом и сссмертью!

И ссскоро, сссовсссем ссскоро, я вырвусссь на сссвободу!

Чуть раньше или чуть позже, так или иначе, но чем ссскорее, тем лучше...Я не хочу ждать! Сссвобода! Я хочу быть сссвободным!!!

Хорошо, что мне попалссся этот человек.

Алчносссть, жадносссть, бессспринципносссть, жажда власссти - то, что нужно для моего ссслуги.

Когда я ссстану сссвободен - я даже оссставлю его в живых. И даже дам крошку сссилы сссо сссвоего ссстола.

Мы тоже умеем быть благодарными... на сссвой лад.

Ха-хасссс...

А сссейчассс надо присссмотреть сссебе сссильного и вкусссного вампира или оборотня. Но лучше вампира. Их сссила близссска к моей, и поглощать ее будет намного легче.

Хорошего, аппетитного вампира.

Я хочу вырватьссся на сссвободу и воплотитьссся!

***

Мечислав развлекал Альфонсо да Силва. И старался показать себя гостеприимным хозяином. После вчерашнего, да и после сегодняшнего Юлиного поведения это было немного сложно, но приходилось делать хорошую мину при плохой игре. Пока оба вампира подыгрывали друг другу - проблем не возникало. Наоборот. Они обращались друг с другом, как с корзинами тухлых яиц - ни тряхнуть, ни дернуть, ни вздохнуть, ни... так, это уже из Юлиного лексикона.

Вот ведь паршивка! Иногда Мечиславу очень хотелось, чтобы у него был послушный, вежливый, а главное - слепоглухонемой фамилиар.

Но может сейчас, напуганная, она станет вести себя получше? Недаром же он сегодня вешал ей лапшу на уши?

Сам Мечислав не особенно верил в провокации. Какие там проверки на вшивость!? Вампиры привыкают подчиняться и прогибаться с момента 'рождения'. Даже самым извращенным и ненормальным желаниям своего креатора. Спровоцировать их такой мелочью, как убийство... Ха!

С точки зрения вампира то, что произошло вчера - было вполне логичным. Альфонсо решил показать зубы. Ну, показал бы. Пришиб пару-тройку оборотней и вампиров. И спокойно расспросил бы оставшихся о смерти Рамиреса. Запугав всех до полной неспособности врать.

Оригинальный метод ведения следствия?

Так это с точки зрения разных там демократий. Вот вампиры в этом ничего ужасного не видели. Как и в пытках. А наследникам Робеспьера, конечно, хочется жить безопасно. И без таких методов дознания. А то представьте картину - врывается в дом к олигарху или там министру наряд ОМОНа. Кладет всех мордами в пол, расстреливает парочку холуев, а самому 'хозяину жизни' без разговоров выдирает пару ногтей и выбивает десяток зубов. И только после этого интересуется: 'А какое вы, гражданин нехороший, имеете отношение к расхищению народного достояния? Или к смерти гражданина NN?'

Шикарный метод допроса. И без всякой сыворотки правды, детектора лжи и прочих глупостей.

А для проверки правоты всегда можно из товарища ремней нарезать. Или на дыбе подвесить.

Среди вампиров почти все получали в свое время и худшие травмы, поэтому относились к таким методам, как к неизбежному злу.

А людям такого было не понять. Современным людям - точно.

Конечно, Юля сорвалась. Впала в истерику. И малым не покалечила одного из членов Совета.

Но к чести Альфонсо - это он принял спокойно. Вампиры Совета были разными. Злыми, жестокими, полубезумными, равнодушными, но они старались быть справедливыми. Потому что на одном страхе долго не удержишься.

Все правильно. Показал силу, понял, что на его силу нашлась превосходящая, и теперь будет пытаться получить ее в свое распоряжение - или хотя бы сделать ее не враждебной. И еще Шарль...

Мечислав откровенно не надеялся, что Юля расстанется со своим новым приобретением. Ее отношение к тем, кого несправедливо обижают, он отлично знал. И сам этим пользовался. Сейчас все обернулось против него. Увы. Но нет в мире совершенства.

Вампир сидел, лениво разглядывал поющую на сцене Досю и потягивал кровь из высокого бокала. Подогреть до 37-ми градусов, прицепить кусочек лимона, поставить в бокал разноцветный зонтик - и можно ходить с ним даже среди делегации попов. Ничем не отличается от обычного бокала с коктейлем.

Дося, как обычно, блистала - и вертела попой, при этом спокойно попадая между нот. С точки зрения вампира, петь ей можно было только с закрытым ртом. Зато попка и ножки были выше всяких похвал. Это и Альфонсо отметил.

Первым начал разговор Альфонсо.

- Ваш фамилиар произвела на меня впечатление...

Мечислав нарочито безразлично пожал плечами.

- Она еще слишком молода и бестолкова.

- Но обладает значительной силой.

- Безусловно.

- Жаль, что впридачу ей досталась весьма невыразительная внешность. Впрочем, сейчас это дело поправимое.

Мечислав чуть приподнял брови.

- Безусловно, Юля не красавица. По тем стандартам, которые приняты сейчас. Но в другое время она бы пользовалась успехом. А впрочем, мне все равно. Главное в ней - не внешность, а разум.

- Разума я вчера не заметил.

'Зато хорошо заметил когти', - подумалось Мечиславу. - 'Жаль, что Юлька вчера сдержалась - и так мало тебе ауру распахала. Надо бы и сильнее'.

Вчерашние раны Альфонсо уже залечил, хотя для этого ему потребовалась кровь двух оборотней. И выглядел просто... как герой испанской мелодрамы. Дося кидала на него со сцены заинтересованные взгляды. И Альфонсо тоже уделял ей внимание, то обжигая страстным взглядом, то поднимая бокал в ее сторону, то громко аплодируя.

- Я полагаю, сегодня вы убедитесь, что Юля - очень разумный и серьезный человек, - фальшиво заверил вампир. Сам он в этом очень сомневался. Безусловно, Юля могла быть разумной. Но Альфонсо она терпеть не могла. И в какой момент ее истинный вызывной характер выйдет из-под контроля, предугадать не мог никто. Даже она сама.

Мечислав отлично помнил ее слова.

'Корежит меня от этого фашиста... тащит, плющит, колбасит, сосисит и сарделит!'

И только надеялся, что она сможет держать себя в руках. Иначе...

- Добрый вечер, - произнес нежный голосок рядом.

И Юля, очаровательная во всем белом, послала ему нежную улыбку.

- Славочка, ты не отодвинешь мне табуретик? Или это стульчик? Нет, стульчик звучит почти как стульчак! Это же надо, одна буква - и такая разница. Славочка, ты не знаешь, почему такое произошло!?

И вампир понял, что проблемы только начинаются. Если Юля решила 'включить блондинку'...

Остановить ее не представлялось возможным. Поэтому Мечислав незаметно выдохнул, расслабился и приготовился наблюдать за реакцией Альфонсо да Силва.

А что еще оставалось делать? Если Юле хочется выставить себя идиоткой - он не смеет мешать ей. Пусть ей хоть раз будет стыдно.

***

- Ты же не спустишь ей этого унижения!?

- Никогда! Милая, это просто невозможно. После такого нас перестанут уважать все...

- Согласна. И она просила, чтобы мы разобрались...

- Я думаю, мы разберемся сегодня.

- Когда?!

- Во время осмотра оборотнихи. И до тех пор держи себя в руках. Ясно?

- У меня нет твоего самообладания. Но я постараюсь.

- Постарайся, лапочка. Ты же у меня умница. А если будет невмоготу, вспомни, сколько она нам обещала...

- Я постараюсь, братик.

Два вампира почти синхронно улыбнулись друг другу, обнажая клыки. И улыбка эта не сулила объекту их радости ничего хорошего.

***

Мне было невесело. Я отлично знала, стоит мне появиться внизу - и Альфонсо так или иначе заведет разговор о Шарле. А вот как этого избежать...

Отказать ему сразу?

Поторговаться?

Потянуть время?

Вот честно, рядом с вампирами я даже не соплячка. Так, инфузория в туфельках. Поэтому у меня есть только один выход. Тянуть время. А там либо Альфонсо, либо падишах, либо ишак...*

Лишь бы не наша компания! Но я надеялась на опыт Ходжи Насреддина.**

***Однажды падишах призвал ходжу Насреддина и спросил:

- Можешь ли ты обучить моего любимого ишака богословию, чтобы он знал столько же, сколько я сам?"

Ходжа Насреддин тут же согласился, но сказал, что ему потребуется на это двадцать лет. Эмир велел выдать ему из казны пять тысяч таньга золотом и сказал: "Бери этого ишака и учи его, но, клянусь аллахом, если через двадцать лет он не будет знать богословия и читать наизусть Коран, я отрублю тебе голову!"

Ходжа Насреддин взял ишака и ушел. И сказал друзьям:

- Получить пять тысяч таньга золотом и хорошего ишака в хозяйство - это человеку не каждый день удается. А голову мою не оплакивайте, потому что за двадцать лет кто-нибудь из нас уж обязательно умрет - или я, или эмир, или этот ишак. А тогда, поди, разбирайся, кто из нас троих лучше знал богословие!

Подробности обучения можно узнать в книге Л. Соловьева 'Повесть о Ходже Насреддине', прим. авт.

Итак, вступают фанфары. Сцена... а номер неважен, важно участие. На сцене - аз есмь, Мечислав есмь - и Альфонсо, поливающий меня такими взглядами, что хочется скромно раствориться и стечь в канализацию. Но это - слишком хорошо для некоторых зубастых. Перебьется. Тем более, что выглядит он пока не слишком хорошо. Не знай я, что произошло - сказала бы, что парень на ежа мордой лег. Два раза. На заднем плане Вадим и Владимир. И все ждут... а чего они ждут? А, все равно обойдутся. Сегодня я не собиралась качать права. Силу показали вчера - сегодня будем любезны. Как и все победители. Поэтому я послала Алику (а как еще сокращать Альфонсика? Алька, Фонсик, Носик?) очаровательную улыбку. Пусть ему тоже будет плохо.

И начала привычно трещать о всякой чепухе. А что, хорошая манера разговора. Надо бы так попробовать сдавать генетику.

Поняв, что меня такой мелочью, как взгляды, не прошибешь, а чем-то посущественнее воспользоваться пока нельзя, Альфонсо сверкнул глазами посильнее, выдавил любезную улыбку и процедил сквозь зубы:

- Юлия Евгеньевна, я тоже счастлив вас видеть.

- Ой, а как я-то счастлива, - затараторила я со скоростью 80 слов в минуту. Сегодня я его уже вовсе не боялась. И совершенно спокойно строила из себя идиотку. Не поверит? Ну и не надо! Пусть просто так помучается! - Я о вас всю ночь думала. Вот понимаете, буквально ночь не спала, подушку пролежала... то есть я ее еще раньше пролежала, да и спать ночью у меня уже столько времени не получается, вот как мы со Славочкой познакомились, так и начала бодрствовать... Но я все думала и думала, решала и решала... мы обязаны вам помочь!

- Чем?! - искренне удивился да Силва.

Ага, харакири я делать не стану, точно.

- Ну, вы же мне подарили Шарля...

- И я хотел бы...

Знаю я, чего бы ты хотел!

- чтобы я хорошо за ним ухаживала? Это я вам обещаю! А вообще-то я хотела бы сделать вам ответный подарок! Животных у меня, правда нет, зато есть шикарный фикус. Возьмете?

- Нет!

- почему? Он же хороший!

- Я не люблю... фикусы...

- а кактусы?

Следующие пятнадцать минут Альфонсо последовательно отбивался от попыток подарить ему фикус, кактус, жасмин, диффенбахию и драцену. А также пытался мне объяснить, что вампиры не пьют текилу, им для жизни не нужна соль, он лично не любит аромат жасмина, жасмин не завезли в Испанию из Австралии, а драцену он бы с удовольствием пропустил через мясорубку. И лучше - вместе со мной.

Я же глядела на вампира невинными большими глазами. И тарахтела, как ополоумевшая кофемолка.

- Ой, вы знаете, я все понимаю! Вы бедные даже текилу пить не можете! А почему не можете? Кровь же она соленая, а текилу пьют с солью! И вообще - если мужчина не может выпить, то какой же это мужчина!? Вот я твердо уверена, что все вампиры такие бешено вредные из-за гемоглобиновой диеты! Вот если бы меня сто лет подряд одними солеными огурцами кормили, я бы вообще озверела!

- При чем тут огурцы!?

- Ну, они же соленые! И кровь соленая! Чем-то же человеческая кровь напоминает рассол! Или рассольник? Она соленая! И там много всего плавает! Я знаю, мы учили! Эритроциты, лейкоциты, тромбоциты скажите, а для вас принципиален процентный состав крови? Если человек болел лейкемией или лейкоцитозом? Вкусовые качества отличаются? А польза для организма вампира разная? Вроде как гемоглобин для вас наиболее важен...

Альфонсо выглядел, как больной пингвин - во всем черном и со страдальческой физиономией. Потребовать Шарля назад он мог. Теоретически. Но для этого надо было иметь время и возможность открыть рот. А я не собиралась предоставлять ему такой шанс. Мечислав не вмешивался. Но я ему это еще припомню. Вмешался незаметно подошедший Годвин. Аккурат на середине фразы про гемоглобин.

- Юля, добрый вечер. Вы сегодня просто очаровательны.

- Ой, ну где мне до вас! Вы вообще царите и блистаете! - восторженно округлила глазки я. - Просто сияете так, что палочки с колбочками дрожат в экстазе!

Годвин весь в зеленом, как большой мистер Жаб, принял мой комплимент с аристократически невозмутимой мордой, Глорианна - недовольная, как свежевычесанная кошка, но уже без прыщей, скорчила рожицу, но промолчала. И правильно. Вот честно - не нравились они мне. По полной программе!

Совершенно не ясно почему. Может, потому что вчера на меня наехали? По-подлому, исподтишка и без предупреждения?

А может потому, что они слишком ясно показывали свое превосходство?

Я уже было собиралась что-нибудь затараторить, спасая свой имидж идиотки, но Годвин опередил меня.

- Я приношу вам свои извинения за вчерашнее.

- Да что вы, ничего страшного, - махнула я рукой. Вампир шарахнулся. А ведь сегодня я даже без серебра.

- И, тем не менее, я не должен был пытаться вас подчинить...

Какие все разумные становятся, как по морде отхватят! Просто умиление пробирает!

- Вчера вас это не остановило.

- я был неправ и уже принес свои извинения, - процедил вампир.

Я невинно хлопнула глазами.

- Принесли? Положите их там, в уголочке.

- А?

- Вы что - принесли извинения без упаковки? Ай-яй-яй, как некрасиво. Могли бы хоть в бумагу завернуть. Это материя тонкая, еще порвете ненароком, а не порвете, так измажете!

Годвин расслабился и улыбнулся.

- я начинаю понимать, когда вы шутите.

- Да? Это вам очень, очень пригодится в дальнейшей жизни.

Все кисло заулыбались. И я перешла к делу.

- Годвин, Глорианна, вы хотели осмотреть Настю? Вот и отлично. Сейчас мы с вами пройдем в комнату, где она дожидается. Сами понимаете, этот клуб - не место для беременной женщины. Осмотрите ее - и я посажу ее в машину.

Годвин послушно кивнул головой. Глорианна наморщила нос.

- а сюда она прийти не может? Это всего лишь оборотниха...

- Это - первая беременная оборотниха за несколько веков, - огрызнулась я. - Поэтому либо Магомет поднимает попу и идет к горе - либо ждет обвала, сидя на прежнем месте.

- Что!? - взвилась Глорианна.

Я, было, приготовилась ругаться, но меня опередил Годвин. Он подхватил свою родственницу под руку и чуть провел пальцем по ее носику.

- Глория, утихни. Здоровье беременной женщины - важнее наших амбиций.

Надо же, вампир, а понимает? Интересно, а чтобы вот такое в вампире прорезалось - по нему сначала надо чем-нибудь тяжелым постучать? Я бы не отказалась узнать - чем именно и по каким местам!

Глорианна несколько секунд пепелила его гневным взглядом, но потом сломалась - и отвела глаза в сторону.

- Хорошо. Мы здесь в гостях. Идем.

Я взмахнула рукой, приглашая вампиров за собой.

***

Настя ждала нас наверху, в одной из небольших симпатичных комнатушек для гостей. При виде Годвина (кстати, а как это сокращается по-русски? Год? Или проще - Гад?) и Глории она попыталась подняться с дивана, но я тут же пресекла ненужную инициативу.

- Лежать, расслабиться. Вампиров тут много шляется, а дети - важнее.

О! Одной фразой возмутить сразу всех, кто был в комнате! Я - талант! А талантов часто бьют.

Настя таки встала и попыталась отвесить поклон. Получилось это плохо - на седьмом месяце с хвостиком. Я тут же усадила ее обратно на диван.

- Чувствуешь себя нормально? Не тошнит? Голова не кружится?

- Все в порядке.

Годвин и Глорианна попросили Настю улечься на диван - и принялись водить руками над ее животом, чуть пошевеливая пальцами.

Оборотниха напряглась и умоляюще посмотрела на меня. Я подошла - и взяла ее за руку.

- Успокойся. Обещаю - тебе не причинят вреда.

И соскользнула на второй уровень зрения.

Действительно. Вроде бы вампиры не делали ничего плохого. От их пальцев словно отходили тоненькие черные щупчики, которые трогали ауру женщины. Я даже не сразу сообразила, что это их замена зрения. Я-то вижу ауру без таких инструментов. А они - нет. И приходится наверстывать осязанием. Наверное, это ужасно неудобно.

Возле серебристого рисунка, сейчас закрытого пятном белого цвета вампиры задержались очень надолго. Общупали все, что могли, прошлись по контурам раз десять, попытались измерить толщину заплатки, но куда там! Это было все равно, что слепому на ощупь определить - красный цвет у ткани или синий. Конечно, ничего не вышло.

И вампиры с раздражением отлепились от Настасьи, чтобы взяться за меня.

- Юля, вы не можете показать, что именно сделали?

- Вы же сами должны были нащупать заплатку, - удивилась я.

- Этого мало! Мы хотим увидеть, как вы ее накладывали, - недовольным тоном заявила Глорианна. Причем с такими интонациями, словно я у нее в долг брала и не вернула.

Я фыркнула. Отпустила руку Насти и усадила подругу поудобнее на диване.

- Найдите мне беременную женщину-оборотня, приведите - и я покажу, что и как.

- И где мы ее сейчас найдем? Покажите на этой! - Глорианна ткнула пальчиком в Настю. Я отбила палец на лету. И поглядела на вампиршу, как на клопа. Жирного и противного.

- А снимать заплатку, подвергая детей опасности - я не позволю!

- Да неужели? - усмехнулась Глорианна. - Нас двое. Ты - одна. Что ты можешь сейчас сделать, когда тебя никто не защищает, человечка?!

- Ты уверена, что хочешь это узнать?

Я блефовала. Черт его знает - получится ли у меня второй раз номер с когтями. Но... я не позволю им ставить опыты на Настиных детях. Мало того, что от них много зависит, так еще и.... Да дети это! Черт! Кем надо быть, чтобы ставить опыты на детях'!? Доктором Менгеле!?

Так вот, я - не он!

- Один раз тебе помогла случайность, - словно прочитал мои страхи вампир. - Второй раз такого не будет.

- Ты так уверен?

Я оглянулась по сторонам. Пейзаж не порадовал. Ничего тут в качестве оружия не приспособишь. Ни ваз, ни канделябров.... Но не сдаваться же теперь?

Главное... что сейчас главное?!

Смешной вопрос.

- Настя, спрячься куда-нибудь, пока взрывом не накрыло, - процедила я, не отрывая взгляда от вампиров.

Оборотниха оказалась умнее всех - и, перекатившись, на четвереньках удрала за диван, а оттуда под стол. Так-то лучше.

Годвин и Глорианна медленно приближались ко мне. Настя-то молодец. А я вот осталась нос к носу с двумя разозленными вампирами.

Несколько страшных минут мне казалось, что я ничего не смогу. Только умирать. Драться - и умирать. Потому что живой я им не дамся. Ни за что!

А умирать не хотелось. Только-только жить начинаю, только вот Шарль мне объяснил...

Главное - это жизнь.

Я выдохнула - и попробовала вспомнить то ощущение, которое пронизывало меня до самых кончиков пальцев, когда освобождался Зверь.

Ага, аж два раза.

Эта зараза ворочалась себе с боку на бок за зеркалом. И я почти видела, как он подворачивает хвост, стремясь свернуться поудобнее.

Скотина! Меня тут сожрут, пока он очнется.

Этих мыслей хватило мне ровно на два вампирских шага.

А потом что-то словно развернулось, расправилось внутри меня. Совершенно невероятное чувство. Как бабочка выходит из кокона.

И я поняла - не надо звать. Не надо что-то вызывать в себе. Надо просто позволить...

Я улыбнулась. И выпустила наружу своего зверя. Он выглянул из треснувшего зеркала, потянулся и выпустил здоровущие когти. Те самые. Вчерашние. Которыми я чуть не отстригла что-то ценное в ауре Альфонсо да Силва.

Я пока еще плохо знала, как у меня это получается. Но если получилось один раз - получится и второй. И третий. И десятый. Вот потренируюсь немного... на вампирах, а то кошек жалко.

- Лучше сразу извинитесь - и проваливайте из города, - предупредила я вампиров. - Я за себя не отвечаю, покалечу - и не замечу.

Не поверили. А зря. Докажем правоту своих слов. Но первой нападать нельзя. Альфонсо с удовольствием сделает из меня крайнюю и левую. И даже радикальную, если сможет. А желание я ему вчера обеспечила. И еще сегодня добавила. Интересно, не с его ли подачи эти двое так разохотились?

Годвин и Глорианна согласованно надвигались на меня. Еще один шаг. Комнатка небольшая. Им остается не больше двух шагов до меня. На их горе...

- Ребята, вы уверены, что это хорошая идея? Если вы меня покалечите или убьете - Мечислав вам кишки на рога намотает, - предупредила я, пытаясь отойти еще подальше от Насти. Когда мы сцепимся с вампирами, будет жарко и весело. И я не хочу, чтобы подруга пострадала. Беременным женщинам вообще не обязательно переживать такие стрессы.

- Мечислав ничего не заметит, - тихо шепнул Годвин. - Ты просто выпьешь несколько глотков моей крови - и все. Это тебя не покалечит.

- Да неужели? А если ты мне прикажешь покалечиться?

Годвин чуть сдвинул брови. И я поняла, что попала в цель. Кровь вампира - сильное средство. Если я сделаю хотя бы глоток его крови - и Годвин установит свою... не печать, а чуть полегче, отметину, что ли, не полную связь, а так, веревочку, за которую дергают марионетку, он сможет приказать мне хоть со скалы броситься. Я могу и не послушаться. Но могу и попасться. Мало ли что и как бывает...

А вытравить эту связь сложно. Если только крестик проглотить...

Ага, вот тогда мне и будет обеспечена язва с прободением. У меня и так уже шрам есть... на всю оставшуюся, лучше уж обойтись без таких брейков!

Почему-то такая идея меня ничуть не прельщала.

- Ты же не думаешь, что мы тебя так легко простим, ты, маленькая ..., - зашипела Глорианна.

И я поняла - если они смогут заставить меня проглотить хоть каплю крови Годвина - это будет попадалово. Придется крепко и серьезно работать с Мечиславом, чтобы вытравить эту ниточку. А мне этого не хотелось. Вот ни капельки. А значит...

- Лучше быть маленькой и удаленькой, чем старенькой и дохленькой, - огрызнулась я на Глорианну.

- Ах ты...

Вампирша зашипела - и бросилась на меня.

И я не стала уворачиваться. Я просто выставила руку вперед. Словно хотела ее остановить.

Только вот когти никуда не делись.

Вчера я без особого усилия распахала ауру Альфонсо да Силва. Но я всего лишь прошлась по касательной. Сегодня же...

Глорианна просто сама нанизала себя на когти. И они проткнули ее насквозь. На миг я увидела, как они мелькнули в районе спины вампирши. И не думая, резко взмахнула второй рукой - и отскочила в сторону, чтобы меня не задел Годвин, подобравшийся уже вплотную.

Ауру женщины в районе шеи перечеркнули четыре рваных полосы. Она запрокинулась и начала падать назад. Прямо на дико взвывшего Годвина.

- Глория!!!

Оставалось только подтолкнуть тушку на его руки.

Заодно и свои осмотреть. Я довольно встряхнула кистями. На ковре не осталось ни капли крови. А хорошее оружие! Хоть ты у меня все, вплоть до трусов забери, хоть налысо обрей, а когти со мной останутся. И я любому, что ауру изуродую, что чакры поотстригаю!

И самое приятное - никакого обвинения в убийстве. Стояла я рядом, рукой махнула, а человек померши. Почему? Ну-у... срок ему пришел. А как еще объяснить необъяснимое с точки зрения современной науки? 'Гражданин судья, эта стерва изуродовала ауру моему другу, а он от этого копыта отбросил?'

Неубедительно.

Глорианна чуть дернулась - и по-моему собралась умирать. Располосованная вдоль и поперек аура расползалась, подобно киселю прямо на моих глазах. М-да. Я погорячилась? Если только немного. С другой стороны - что она - такая слабая? Ни мозг, ни сердце я ей не задела, так какие проблемы? Пусть как хочет, так и восстанавливается!

Я шагнула, было, к двери, позвать народ, но Годвин молниеносно уложил сестренку на ковер - и развернулся ко мне.

- Ты!!!

Ну, я. Уж двадцать лет как я. Сложно отрицать очевидное.

- Ты убила ее!!!

Лицо вампира исказилось, кости словно поплыли под кожей, превращая его в морду хищного зверя, руки вытянулись вперед, пальцы изогнулись, наподобие моих когтей... Теперь его не назвал бы красивым даже поклонник творчества Церетели.

- Пока еще нет.

Я не испугалась. При необходимости я могу и повторить номер. На 'бис'. Но зачем? Лучше не наживать себе таких врагов.

- Она умирает!!! За это я убью тебя!!!

- И потеряешь единственную возможность спасти сестру, - указала я.

Годвин словно на стенку налетел. И даже слегка уплющился лицом, как персидский кот.

- Ты... ты...

- Не я, а ты. Сможешь отдать ей достаточно силы - восстановится. Не сможешь - здесь и зароем, - продолжила я тем же менторским тоном.

- Силы?! Как!?

Я пожала плечами.

- У вас вампиров, только один вид силы - кровь.

Все. Вампиру оказалось уже не до меня.

Он упал на колени рядом с сестрой, рванул ногтями вену на запястье и поднес к ее губам.

Несколько капель крови вытекло в оскаленный рот Глорианны. Вампирша дернулась. А потом вцепилась в его руку, как пиранья - в окровавленный кусок мяса и принялась активно сосать. М-да. Я бы ей точно ни руки, ни пальца не дала. А то и ноги вместе с ними оттяпает.

И я опять соскользнула на другой уровень зрения.

Упс?

А вот этого я не предвидела...

Там, где вампирша налетела на мои когти, расползались радужные пятна. Почти аналог тех слизняков, которых я счистила с Лешки. Только те слизняки кому-то передавали накопленную силу, а мои... а мои гробили бедную вампиршу без всякой передачи. Ощущение было такое, что в этих местах ее аура расползается в лохмотья. Вот видимо об этом и говорил Шарль. Моя сила - сила жизни. А аура вампиров таки тесно повязана со смертью. Захочу - угроблю, захочу - спасу. А спасать я эту стерву точно не хотела. Вот ее аура и уничтожается впрыснутой энергией живого. Непереваренной. Чистой. Почти как энергия солнечного света. И что Годвин с ней не делай - сама она не восстановится. Смерти не под силу бороться с жизнью. Просто потому, что смерть - это неотъемлемая часть жизни. Как голова - часть живого организма. Но рука или там нога не смогут бороться со всем организмом.

Я покачала головой. Так мы обоих родственничков тут и закопаем. А это в мои планы не входит. Если они помрут - Альфонсо по нам катком проедется. И точно заставит вернуть Шарля. А этого я допустить не могу.

Пришлось присесть рядом - и аккуратно поместить ладонь над ранами.

Ну-ка, домой! Что еще за новости кино? Я ее убивать не хотела!

А может, хотела? - коварно шепнул зверь с человеческими глазами, с удовольствием облизывая окровавленные когти. - Только боишься себе в этом признаться? Но если бы ты хотела оставить ей жизнь, разве твой удар стал бы таким сокрушительным? Ты ведь ее добивала. Осознанно добивала...

Брысь под лавку, зараза! - цыкнула я на зверя. И чуть пошевелила пальцами.

Ко мне, мальчики, ко мне... Вы частицы моей силы, вот и вернитесь туда, где вам самое место - ко мне, в родной источник... я вас породила, я и растворю...

Подействовало неплохо. Не успела я глазом моргнуть, как радужные пятна стали переползать с ауры Глорианны на мою руку. Ощущение при этом было... бесподобное! Словно сидишь на теплом песочке и зарываешься в него ладонью. Где-то он чуть прохладнее, где-то теплее, но везде мягкий и шелковистый. Приятно так...

Я мурлыкнула. По всему телу прошла блаженная судорога - и я спешно отдернула руку. Еще не хватало у вампирши последнее забрать. И так - жуть что творится...

Кровь из руки Годвина лилась сплошным потоком в оскаленный рот Глорианны. И это приносило свои результаты. Кожа вампира сморщивалась, он словно старел и становился все больше похож на достаточно противную мумию. Глорианна вообще была чем-то таким... полупротухшим. Не знай я, что это - вампирша - сказала бы, что девушка подохла с неделю назад и успела основательно разложиться. Пахла она вообще омерзительно.

Хорошо я ее потрепала. В следующий раз (если в этот выживет) трижды подумает, прежде чем связываться.

Но раны на ауре Глорианны затягивались. Медленно, очень постепенно, но затягивались. Вот уже исчезла одна, вторая...

Потом, надо полагать, девушка придет в норму.

Но на это Годвина уже не хватило. Когда затянулась последняя рана на ауре вампирши, я кивнула, и он с усилием дернул рукой, вырывая ее из оскаленного рта сестренки. На зубах Глорианны остался здоровенный кусок мяса. Меня аж передернуло от омерзения. Гадость какая.

Выглядели вампиры, как два трупа, лежащие рядышком. Пахли - соответствующе.

- Юля?

Ой! Черт!! Настя!!!

Я развернулась к подруге.

- Как ты себя чувствуешь? Они тебе не навредили? Как дети?

Настя казалась относительно живой, здоровой и неповрежденной. Слава Богам - и отдельное спасибо мне. С кисточкой.

- По ощущениям - более чем нормально. А что - могли?

- Напакостить они хотели мне. Но если бы догадались что взяв тебя в заложницы, смогут диктовать мне условия - так и поступили бы.

Настя выдохнула, а потом плюнула на ковер рядом с вампирами.

- Уроды. К ним по-доброму, а они...

- вот-вот. Поэтому сходи, подруга, за Вадимом. Я пока побуду тут, чтобы не ожили и не отправились кусать всех подряд.

- Думаешь, потянут?

- Не знаю. А что не знаю - то и не думаю.

Настя кивнула - и пошла к выходу.

- направишь сюда Вадима - и давай домой. Нечего тебе в этом дурдоме делать, - распорядилась я. - Нам здоровые дети нужны.

- правда? Мне тоже, - огрызнулась подруга. И исчезла за дверью.

***

- Ваша фамилиар просто очаровательна в своей непосредственности, - философски заметил Альфонсо, улыбаясь Досе.

Мечислав мысленно обругал Юлю - и пожал плечами.

- Она еще ребенок. Пусть играет, пока есть настроение.

- У нее опасные игрушки.

- Жизнь у нее тоже опасная. Увы. Но вопреки своим играм и шуточкам, Юля очень ответственный человек.

- Незаметно.

- Вы еще успеете с ней пообщаться. Полагаю, что она скоро опять спустится.

- Неужели?

На этот раз Альфонсо действительно удивился.

- я предполагал, что после вчерашнего... происшествия, она должна отдыхать и набираться сил. Да и сегодня ей предстоит давать расширенные объяснения Годвину и Глории по поводу Насти.

Вот по поводу объяснений Мечислав ничуть не волновался. Лишней информации от Юли никто не получит. В основном потому, что она сама ей не владеет. Получилось - и все тут. А как, чего, зачем...

Спросите что попроще!

Главное чтобы Годвин и Глория приняли эти объяснений, а то... Плохо, что он отвел им место на втором этаже. В подвале было бы надежнее. И надо бы попросить ребят приглядеть за ними... хотя Вадим и сам догадается.

- Юля закончит все свои дела с беременной оборотнихой - и опять присоединится к нам. Я приказал ей так поступить.

- Ах вот как... Она сейчас наверху?

- Да.

- Я надеюсь, потом она будет чуть более вменяемой?

Вот в этом Мечислав сомневался. И сильно. Но не спорить же с начальством?

- Безусловно.

- Я буду рад с ней пообщаться. Хоть она и не так привлекательна, как эта блондинка - кивок головы в сторону Доси, - но мне было бы интересно исследовать природу ее силы.

- Полагаю, Юля с радостью даст свое согласие на любые исследования, - заверил Мечислав.

- Надеюсь на это. Скажите, а Рамирес проводил какие-либо манипуляции с вашим фамилиаром?

Мечислав внутренне напрягся - к чему этот вопрос? Сам же знаешь, что нет! И вежливо покачал головой.

- Что вы! Никаких манипуляций и никаких исследований он не проводил.

- Жаль. Рамирес был хорошим специалистом в своей области. И хорошим слугой.

- Несомненно, - Мечислав не мог сказать ничего другого. - Мне жаль, что с ним так получилось, но я не мог простить покушение на своего фамилиара.

- И все же утрата такого специалиста как Рамирес... Понадобится много времени, чтобы создать ему подходящую замену.

В переводе с вампирско-дипломатического на русский, это выглядело так:

' - За что же вы убили Рамиреса? Не за вашего ли фамилиара?

- Не виноватый я, дяденька, он первый начал.

- Надо было найти другой способ. Или извольте как-нибудь компенсировать мне его смерть'.

Само собой, Мечиславу этого делать не хотелось. И вообще, один раз прогнешься - всех дохлых собак на тебя повесят. Поэтому он опять вежливо улыбнулся.

- Не уверен, что у нас есть незаменимые. Наверняка, на место Рамиреса имеется множество кандидатур. Как и на любое другое место.

'Знаем мы таких незаменимых. На пятачок пучок. А будешь наглеть - и на твое место кандидаты найдутся!'

- Например, на место Князя города.

- Плох тот Князь, который не сумеет защитить себя. Я полагаю, что и Член Совета обязан быть готов к любым неприятностям?

- Не все можно предусмотреть.

- Но многое. Например, мой фамилиар вообще не поддается никаким расчетам.

- С Юлей мы еще пообщаемся подробнее. А что она намерена делать с Шарлем?

- Пока - ничего. Потом - у нее есть определенные планы.

- Вот как...

Альфонсо решил больше не давить - и принялся оглядывать Досю, которая усердно отплясывала на сцене.

Мечислав тоже не нарывался. Все было и так ясно. Альфонсо почти прямым текстом начинал угрожать, что если ему не вернут Шарля, он так напакостит, что Мечислав сильно пожалеет о своих словах, поступках и вообще - о своем рождении на свет.

Мечислав не упирался бы. И вернул. Ему Шарль не брат, не сват и вообще никто. Но Юля...

'Интересно, что она там делает так долго?' - вампир отпил еще глоток крови из бокала и опять уставился на сцену. Ничего не скажешь. Хороша, шлюшка.

Не зря он столько заплатил за ее концерты. Если Альфонсо выпустит пар на эту раззолоченную куклу - все затраты на нее сто раз окупятся. А что после этого будет с певицей...

А какая разница? После панели и шоу-бизнеса, Альфонсо может показаться ей вполне нормальным человеком.

Юля спустилась не скоро.

Сначала спустился Вадим, встрепанный и слегка пришибленный. Пробежал туда, потом оттуда - и исчез. Потом так же пробежался Владимир.

Мечислав сильно заподозрил что-то неладное. Но решил не вмешиваться.

С Юлей точно все в порядке. По ниточке, которая их связывала, не передавалось ни боли, ни страха. Что еще нужно? С точки зрения вампира - хотелось бы узнать, что случилось, но оставить Альфонсо да Силва было невозможно.

А потом Юля спустилась вниз.

Такая же очаровательная, во всем белом. Такая же спокойная.

Присела рядом, попросила апельсинового сока, выпила и улыбнулась.

- Поеду я домой, вы не возражаете?

***

- Возражаю, - тут же встрепенулся Альфонсо. - у нас с вами еще осталось неоконченное дело.

- Разве? - искренне удивилась я. Никакими делами мне заниматься не хотелось. Даже строить из себя идиотку - и то лень было.

Альфонсо покривился.

- Я признаю, что вчера вы выиграли. И готов вернуть себе свое имущество за выкуп. Назовите цену.

- Шарля я вам не отдам, - отчеканила я, прищурив глаза. Игры закончились.

Альфонсо сверкнул на меня бешеными глазами.

- Юля, вы не поняли. Я не прошу. Я приказываю. Называйте цену - и покончим с этим.

Я ухмыльнулась.

- Да без вопросов. Ваша жизнь - взамен его.

- Что!?

- что слышал! Хочешь получить его - можешь пойти ко мне в рабство сам!

Тоненькая ниточка порвалась окончательно - и я насмешливо улыбнулась, глядя в черные глаза.

- Я ценю жизнь и свободу. И требую высокую плату. За твою жизнь - я взяла его свободу. За его жизнь - возьму твою. На меньшее я не согласна.

Альфонсо отшвырнул в сторону стол.

- Ты переоцениваешь себя, девчонка. Вчера я не хотел убивать тебя...

- а сегодня - уже не сможешь! - мне море было по колено. А то и по щиколотку. И торжествующе рычал в глубине души зверь с человеческими глазами. Сегодня он уже отведал крови. Но ему было мало. И хотелось - ЕЩЕ!!!

- Юля! - попытался вмешаться Мечислав. Я даже не повернула головы.

- не мешай! А то попадешь под раздачу!

И вдруг почувствовала, что... столбенею?

Альфонсо! Черт!

Я совсем забыла, что вампиры владеют магией. И сейчас Альфонсо просто проделал со мной то, что когда-то попытался Иван Тульский. Только намного быстрее и легче.

И сделал шаг ко мне.

- а теперь твоя жизнь в моих руках, девчонка. Ты еще будешь торговаться?

До меня ему - пять шагов. Мало? Много?

Достаточно.

С лихвой достаточно для живущего в глубине моей души Зверя. Он рванулся вперед, ближе к моему лицу, облизнулся - и просто потянул в себя заклинание Альфонсо. Как веревочку. Да любое заклинание и есть - веревочка. На одном конце - ты. На другом - твой противник. Поймай, потяни, используй против своего врага его же силу, его же слабость...

Твой враг - и есть твой самый лучший друг.

И пища для Зверя.

Мне хватило секунды, чтобы уверенно перехватить заклинание. Альфонсо сделал еще один шаг, приближаясь нарочито медленно, стараясь меня напугать... напрасно.

Надо было бить сразу, а не давать мне время.

Сдавленно зашипел Мечислав - кажется, он хотел броситься мне на помощь, но заклинание подействовало и на него.

А вот это Альфонсо зря сделал. Было бы кому меня остановить. А сейчас я могу делать, что хочу. И сделаю!

Я улыбнулась. И потянула силу из заклинания. Альфонсо чуть подбавил - и на секунду открыл свою ауру для удара. Я увидела тем же зрением, которым видела ауры, канал подпитки заклинания - и когти моего Зверя с Человеческими глазами впились в него.

- Э, нет... - шепнула женщина в алом плаще. Звериные глаза на ее лице ярко блеснули. - Надо аккуратнее, вы потеряете много силы, просто так, а это нехорошо... Дайте-ка мне...

И я вдруг почувствовала себя... другой!

Легкой, ловкой, сильной, изящной...

Я взмахнула рукой, одновременно поглощая остатки заклинания и перехватывая контроль над каналом подпитки. И потянула в себя силы Альфонсо.

Легко. Уже почти привычно. Как когда-то с Рамиресом.

И сила послушно пришла на мой зов. Откликнулась. Закрутилась вокруг меня коконом тепла.

Но в этот раз мне не хотелось растворяться в этом коконе. И я открыла нашу связь с Мечиславом.

И сила Альфонсо хлынула в моего личного вампира. А от него - ко всем его подчиненным.

Я расхохоталась.

Альфонсо заметался, впадая в панику. Он уже понял, что ничего мне сделать не сможет. А я вот выпью его. Здесь, сейчас и с большим удовольствием.

Или - нет?

Ладно.

Пока - пощадим.

Я хладнокровно смотрела, как Альфонсо теряет силы, как с каждой минутой меняется его облик - седеют волосы, покрывается морщинами кожа, тускнеют глаза, проваливаются и западают щеки...

И только когда его пальцы всерьез задрожали от слабости - разорвала наш контакт.

О черт!

Это оказалось неожиданно сложно. Словно... я рвала его против своей воли...

Я содрогнулась.

Но почему так?

Ладно. Подумаю об этом потом. А пока...

Я посмотрела на Альфонсо да Силва.

- Ты - член Совета. Но остерегись давить на меня. Вы установили правила - изволь играть по ним. Иначе лишишься жизни. Ты понял?

Альфонсо молча кивнул. В черных глазах полыхнула ненависть. Этого он мне никогда не простит.

Но бояться будет!

Я медленно провела рукой по его изрядно привядшей ауре.

- Я не отдам тебе Шарля. Если хочешь его получить - моя цена тебе известна. И больше не заводи об этом разговора.

- Юля!

Мечислав положил мне руки на плечи. Ну да. Бросив силу по нашей связи, я невольно освободила его.

- Я уже давно - Юля. И никогда и никого не выдам палачам, - отрезала я. - Владимир!

Владимир появился очень быстро. Подслушивал?

Да хоть бы и подглядывал - плевать. Я указала на Альфонсо да Силва.

- Возьмите его и отнесите в кровать. Ему понадобится усиленное питание. Но исключительно по доброй воле. Ясно?

Владимир кивнул. Ему все было ясно. Он подхватил Альфонсо - то есть скорее Альфонсообразный скелет под руку и почти поволок из зала, что-то приговаривая по дороге.

Мечислав проводил их молчанием, а потом схватил меня за руку и потащил в направлении своего кабинета.

- Запястье оторвешь! - попыталась покачать права я. Но куда там.

Мы вихрем пронеслись по коридору, влетели в кабинет, Мечислав пихнул меня на диван, ногой захлопнул дверь - и развернулся ко мне.

Я увидела его лицо. И чертыхнулась про себя. Попала.

***

Мечислав был, мягко говоря - в бешенстве. Будь он чайником - свиста бы на три паровоза хватило. Несколько секунд он еще контролировал себя, а потом крыша слетела - и унеслась в далекие края.

- Ты... ты... ты соображаешь, что ты творишь!? - заорал он.

Пока он не матерился. Но уж лучше бы так. Я знала, что делать с разозленным вампиром, с избитым вампиром, с подшучивающим, соблазняющим, издевающимся, но в такой ярости я его ни разу не видела.

А что делают с вампиром, у которого глаза красные и светятся от бешенства? Уже даже не зеленые. Красные, как запрещающий сигнал светофора. Хоть табличку вешай 'растопчу и не замечу'. Носорог на тропе войны - это милое и безобидное существо рядом с Мечиславом. От него хоть удрать можно. А от вампира? Не убежишь, не защитишься - нечем...

И когтями его не покалечишь - все же на мне скажется. Все равно на мне. Так что никаких манипуляций с аурой. Наворочу - сама потом повешусь.

Эх, мне бы сюда бейсбольную биту.

- Чего ты молчишь!? - рявкнул Мечислав, оставаясь, нос к носу со мной.

Идей не было. Более того, я была абсолютно вымотана. Как тряпка. Разборки сначала с близняшками, а потом с Альфонсо не прошли мне даром. И блеять 'Успокойся, дорогой...' я тоже не собиралась. Не поможет. Хватать его за руку - и изображать кающуюся Магдалину? Это с Христом прокатывало. А с вампиром? Оторвет голову и посмертно простит. Оставался только один выход. Он мне не нравился. Мягко говоря. Но - а что я могу еще сделать? В окно выпрыгнуть? Так стекло небьющееся!

- Ты хоть понимаешь, в какую лужу ты нас загнала!?

Вместо ответа я взяла лицо вампира в ладони и проникновенно заглянула ему в глаза.

- Я все понимаю.

И прежде чем Мечислав успел рявкнуть еще хоть одно слово - повисла у него на шее, прижимаясь всем телом, прилипая, как банный лист и страстно (с поправкой на смертельную усталость) целуя его прямо в оскаленные клыки.

Глаза вампира приняли форму правильных красных кругов. Руки взлетели - и опустились мне на талию. Что он хотел? Отодрать меня и отшвырнуть прочь? Обнять еще сильнее?

Мне кажется, вампир и сам этого не знал. Но у меня-то выхода не было. Либо я пытаюсь пережить бешеного вампира, либо перевожу его ярость в другое русло.

Почему секс?

Ну-у... вот если бы он авиамодели клеил или марки собирал, у меня был бы выбор. А так - что попало, тем и прилетело.

Я извернулась - и закинула левую ногу вампиру на бедро, провокационно потеревшись об него всем телом. Оторвалась на миг от его губ - и запрокинула голову назад, подставляя шею то ли поцелуям, то ли укусам. Я вся дрожала. От страха? От предвкушения? Сердце билось так, что у меня перехватывало дыхание. Бешено пульсировала жилка на шее. И Мечислав не выдержал. Вампир со стоном прижал меня к себе так, что чуть не треснули ребра - и впился губами в мои губы.

Голова закружилась. Перед глазами расплывалась багровая пелена. Воздуха не хватало, но это было и неважно. Важным в пошатнувшемся мире был только Мечислав. Его глаза были так близко. Невероятно близко. Руки вампира скользили по моему телу. Сжимали, гладили, трогали, словно изучая - и дыхание перехватывало от восторга. Почему я столько времени сопротивлялась? Почему не давала себе воли? Почему...

Мысли были бессвязными и шальными.

Одежда? Какая одежда?

Я даже и не заметила, когда куда исчезло мое платье. Белье? Какое белье? Кажется, сначала Мечислав был одет? Или нет? Я уже ничего не соображала. Я наконец-то дотрагивалась до него. Губами, языком, руками... именно так, как я и представляла себе в самых безумных эротических снах. Терлась об него всем телом, как большая кошка, пробовала на вкус - и замирала от восхищения - чтобы с новой силой наброситься на него.

Но и Мечислав вел себя точно так же. В его движениях не было ничего заученного. Ничего привычного или обыденного. Сейчас его вело только бешенство - перелитое в страсть. Он стискивал меня, прижимая к себе так, словно хотел слепить из нас одного человека, гладил, как кошку, цеплялся, как утопающий за спасательный круг - и ласкал, как самую бесценную вещь на свете.

Кажется, я стонала. Кричала? Наверное. Когда его пальцы скользнули внутрь меня, и я выгнулась так, что вампир едва удержал меня.

А потом он сам оказался внутри меня - и я затихла. Секунд на пять. Чтобы рвануться к нему навстречу, снова и снова. Слиться наконец-то воедино. И не расставаться. Ни за что не расставаться.

Ведь две половинки одного целого не могут быть порознь.

Оргазм ударил, как кинжалом в подставленное беззащитное горло. Первый? Один из множества. Я не помнила, сколько их было. Только звезды в ослепших от страсти глазах. Звезды - и у каждой звезды было лицо Мечислава, который стонал и рычал от страсти рядом со мной.

Смутно помнится, что Мечислав менял позы, вертел меня, как куклу, заставлял просить его - и я умоляла, забыв о гордости, забыв обо всем на свете. Он был нужен мне, как воздух. Как сама жизнь. Он и был моей жизнью в эти минуты.

Помню клыки, вонзившиеся мне в шею. И бешеный взрыв восторга, последовавший за этим. Легкая боль только обострила все ощущения. Помню, как Мечислав пил мою кровь, все еще оставаясь внутри. И как я с радостью позволяла ему и это - и все, что он только пожелает.

Разве может быть что-то неправильное - между двумя частями одного целого?

Безумие кончилось не скоро. И я распростерлась на полу, обессиленная.

Двигаться?

Какое странное слово. А что оно означает?

А я могу это делать?

Рядом распростерся такой же измотанный Мечислав. Я уже не могла ни о чем думать. Я просто ткнулась лицом ему в плечо - и сознание отключилось, словно перегоревшая лампочка.

Я уже не соображала. Не чувствовала. Не понимала. Меня не было. Я растворялась и уплывала на волнах одуряющего удовольствия.

Знакомая сила коснулась моего разума - и я выдохнула на излете сладкого безумия:

- Даниэль?

И только потом осознала, что я и где - когда открыла глаза и наткнулась на возмущенный взгляд Мечислава.

Я что - позвала Даниэля вслух?

- Да, - отрезал вампир, отстраняясь от меня.

И это - тоже вслух?

- Да.

Это я точно не произносила!

- у тебя все на лице написано. И я хотел бы получить объяснения!

Я передернула плечами. Голова была мутной и думать не хотелось. Но пришлось. Я медленно осознавала происходящее. И произошедшее только что между нами. А потом со стоном скорчилась и закрыла лицо руками.

Рука вампира скользнула мне на плечо. Помедлила... и принялась гладить меня по волосам.

О черт!

Что же я натворила!?

Верните это время назад!!!

***

Первое же слово женщины полоснуло словно ножом.

- Даниэль...

Даже сейчас! Даже здесь! Неужели она никогда его не забудет!?

Вампир невольно не смог сдержать раздражения. Да, потом он пожалеет о неосторожных словах. Но это будет через несколько часов или дней...

Мечислав наблюдал, как Юля открыла глаза. Несколько секунд она явно не могла сообразить, что, где и когда. А потом...

Вампир и не ожидал, что его так царапнет по сердцу отвращение, поселившееся в ясных глазах.

Отвращение. Ужас. Паника.

Такое ощущение, словно пол-мира рухнуло, а ведь всего-то навсего случилось то, что и должно было случиться. Давно уже.

Ну и ладно. Ничего страшного. Он рядом - и не даст ей наделать никаких глупостей. Страх, опаска - это все вполне объяснимо.

Но отвращение?

Мечислав ужасно не хотел признаваться даже самому себе, но он отдал бы полцарства, лишь бы Юля не глядела на него с таким... такой брезгливостью.

Девушка продолжала закрывать лицо руками. И вампир не выдержал.

- Пушистик...

***

Тошнотное осознание происходящего медленно отступало. Я развернулась из страдающего клубка. И увидела над собой лицо Мечислава. Серьезное. Встревоженное. Ожидающее.

Чего?

Память не заставила себя долго ждать. Я взвыла и свернулась обратно.

Вот теперь я вляпалась по самую маковку.

***

Мечислав гладил волосы лежащей рядом женщины.

Его женщины. Теперь уже в полной мере - его. Только вот... а она это - признает?

Мысль была настолько неприятной, что рука вампира на несколько секунд застыла в воздухе. А, правда. Юля ведь очень самостоятельная. Даже слишком.

Ей-ей, Мечислав позволил бы обрить себя налысо, только бы с ней стало проще общаться. Вот хотя бы на чуть-чуть! На самый кончик мизинца!

Куда там!

Меньше года он знает эту женщину. И до сих пор не может до конца понять - чего она хочет? От него? От жизни? Вообще?

Денег? Силы? Власти? Любви?

Окончательно запутавшись в осевых, Мечислав решил зайти с другого направления.

А чего он сам от нее хочет?

Власти?

Это он имеет и так. Юля может ругаться с ним от забора до обеда, но при первых же признаках опасности она, как прирученная волчица, ощетинивается у его ноги - и готова рвать любого, покусившегося на ЕЁ стаю. Рвать без пощады и без жалости, не обращая внимания ни на раны, ни на цену, которую придется заплатить за победу. Даже если этой ценой станет ее жизнь. Хотя... своей жизнью она пожертвует легко и охотно, в отличие от жизней своих родных и близких.

И в то же время...

Мечислав помотал головой, даже не зная, как это лучше сформулировать. Юля отлично знала, когда и что можно спасти. И концентрировалась только на этом. Все остальное - потом. Все остальное - неважно.

Нельзя спасти - надо отомстить. На чем и погорел в свое время Андрэ...Ох, куда-то его не туда унесло. Так чего же он желает от Юли? Покорности?

Мечислав представил, как лежащая у него на груди девушка, покорно бежит выполнять любой его приказ, глядит собачьими глазами, улыбается туповато-влюбленной улыбкой, бросается ему на шею каждые три минуты с воплем 'Люби меня!'...

Вампира просто затошнило от открывшейся картины.

Юлю он мог представить себе только такой, какая она есть. Веселой, задиристой, непослушной, смеющейся... Без зазрения совести подшучивающей над ним. И постоянно придумывающей, чем бы вывести его из равновесия. Например, эта ее жуткая розовая майка! Ведь можно же одеться достойно! Можно! И зачем одевать этот ужас?

А ее вечные шуточки на тему клыков и кровопийства?

А совершенно бессовестное подрывание его авторитета в глазах подчиненных?

У приличного Князя Города вампиры должны

А) Стоять;

Б) Смирно.

Вместо этого Борис таскает Юле диски с разными комедиями и обсуждает их, не стесняясь начальства. Вадим - этот и вообще прочно вошел в роль старшего брата. Да и остальные вампиры...Кое-кто из вампирш запросто подсаживается к Юле, посплетничать о том, о сем...

Единственное исключение - Анна. То есть бывшая Катерина. Юля в жизни не простит ей Даниэля.

Даниэль.

Даже сейчас, даже после совершенно восхитительного секса, она звала Его! Не Мечислава. Другого! Давно умершего человека!

Черт!

Но он действительно ничего не мог сделать, чтобы спасти его. Хотя это и не оправдание. Мечислав не стал бы его спасать, если бы и мог. Или спас бы - и заслал на Северный полюс гонять пингвинов. И неважно, что они там не водятся! Завезем!

Зато его фамилиар не глядела бы так на постороннего вампира.

Вот!

Мечислав наконец понял, что царапало его изнутри и не давало покоя.

Именно этот взгляд.

Юля смотрела на Даниэля светящимися, сияющими глазами. Она вообще просто светилась в его присутствии. Даже не замечая этого. Она так же спорила с Даниэлем, ругалась, возражала, возмущалась, но - было видно, один его взгляд - и все обиды будут забыты. Да, это не исключает ссор, споров, неурядиц, скандалов, но...

Вечно это 'НО'!

Этот ее взгляд...

На него она никогда, никогда так не смотрела.

Почему?

А хочется ли ему получить от Юли именно такой взгляд?

Вампир покривился. Но себе врать не стоит. Можно. Никто не спорит. Можно обмануть и себя. Но только не в том случае, когда живешь очень давно, и малейшая ошибка может стоить тебе жизни. И твоим близким - тоже.

Хочется.

Чтобы Юля была рядом с ним по доброй воле, а не просто выбирая меньшее зло.

Чтобы глядела на него - и светилась внутренним светом. Не ярким, как сияют звезды, а домашним, очень теплым и уютным.

Чтобы принимала его таким, какой он есть. Со всеми недостатками. Как Даниэля.

Чтобы относилась к нему, как к человеку, а не как к вампиру. И принимала таким, какой он есть на самом деле! Со всеми достоинствами и недостатками!

Чтобы... любила?

Глупости!

Не нужна ему никакая любовь!

Он - семисотлетний вампир. И в принципе не способен ни на какие 'человеческие' чувства! Лютики, цветочки, любовь-морковь!

Чушь!

И все же мерзкий, словно комариный писк, внутренний голосок, не давал вампиру спокойно вздохнуть.

А если не чушь?

Даниэль ее точно любил!

Но то Даниэль! Он - художник, ему можно! Себя Мечислав считал полностью застрахованным от подобной глупости.

Юля в ответ на такое заявление посоветовала бы внимательнее читать полис. Или поговорить со страхагентом.

О черт!

Вампир чуть не взвыл в голос. Что же такое с ним происходит?!

И ведь даже сейчас, сейчас, после того, как они занимались любовью, она звала ДРУГОГО!!!

ДАНИЭЛЯ!!!

Не его.

Можно переспать с ней хоть тысячу раз. Но Мечислав понимал, что не выдержит, если ЕГО женщина еще хоть раз позовет ДРУГОГО.

Ревность?

Любовь!?

Мечислав не знал ответа. И узнавать его - не хотел!

Не до этого!

Пусть лучше Юля закатит ему жуткий скандал. Все лучше, чем сидеть тут, и спорить с озверелым внутренним голосом. Пусть ругается, дерется, бьет посуду, пытается оторвать ему голову или выбить клыки на сувениры! Да пусть хоть с пулеметом за ним гоняется! Он уже на все согласен!! Только не надо никакой любви!!!

Впрочем, судьба меньше всего спрашивает мнение тех, кого она решила осчастливить.

***

Мечислав смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд всей кожей - как меховую перчатку, ласкающую обнаженное тело. И отлично понимала - если я не перейду к активному общению - выбор останется за вампиром. А что можно выбрать, когда мы оба лежим здесь голые?

Почему-то мне не хотелось этого узнавать.

Я резко открыла глаза. Выпрямилась.

И едва не задохнулась в волне восхищения. Какой же он красивый...

Рыкнул в глубине души 'зверь с человеческими глазами', неторопливо попробовал когтями зеркало...

И я опомнилась.

Королевская кобра - вообще прелесть! Вот и плиз. Иди в террариум - и целуйся с ней! А с вампиром не надо!

Я попробовала сесть. Тело ныло, но слушалось. Вот и ладненько.

- Так, - отчеканила я, - глядя в невероятно зеленые глаза, искрящиеся вампирской силой и чисто мужским соблазном. - Между нами ничего не было. Вообще! И если хоть одна клыкастая сволочь на это намекнет, я тебе все зубы щипцами вырву. Я в душ. Найди мне какие-нибудь шмотки. Домой пора.

Я развернулась и отправилась в санузел. Щелкнула задвижкой. Вот так. Главное - это держать спину. И кому какая разница, что я скорчилась на дне душевой кабинки - и тихонько разревелась?

Я могу позволить себе пять минут слабости. Главное - не на глазах у разных зубастых гадов. Вот.

***

Мечислав проводил женщину восхищенным взглядом. И в то же время вампир злился. Сколько можно отрицать реальность!?

Даже то, что они наконец-то... а что, собственно наконец-то? Переспали? Или сбросили напряжение? Или все-таки занялись любовью?

Но о какой любви может идти речь!? Он - вампир! Ему семьсот лет! А если по-честному, то и больше! Да и любовь ему даром не нужна!

Но почему тогда так обидно?

Самолюбие?

Да, это наверняка самолюбие. Еще ни одна женщина так к нему не относилась.

Что ж. Это еще будет исправлено. Юля сама придет к нему. Теперь-то она обязательно придет. Можно отказываться, когда ты не знаешь, от чего отрекаешься. Но получив кусочек рая, добровольно от него не откажется никто.

А пока стоит ей подыграть.

Вампир оглядел кабинет.

М-да. Реанимировать Юлино платье не представлялось возможным. А вот заказать новое - вполне.

Вампир достал телефон и вызвал Вадима. Тот появился через две секунды.

- под дверью караулил? - хмуро спросил Мечислав у своего подчиненного.

- Ага. Боялся, что ты ее пришибешь.

- или она меня?

- А по фиг. Результат все равно паршивый, - пожал плечами Вадим.

- Одежду мне найди. И для Юли что-нибудь, - приказал Мечислав, не собираясь дальше беседовать.

Вадим оглядел совершенно голое начальство, перевел взгляд на обрывки одежды валяющиеся по всему кабинету, на ковер, с очень характерными следами, на дверь санузла...

- У вас... это...

- Да - оборвал Мечислав. - Шевелись!

Вадим покачал головой. Но не удержался, выскальзывая за дверь.

- Шеф, ты пригляди, чтобы она там от счастья... не утопилась.

Швыряться в дверь вазой Мечислав не стал. Вазу было откровенно жалко. Вадим, конечно зараза. А вдруг он - прав? И тихо подкравшись к двери ванной, прислушался к происходящему там. Вода шумела. Юля чем-то гремела. Что ж. Топиться она точно не собиралась. И вообще, зная его фамилиара...

Скорее она утопит его. В концентрированной серной кислоте.

***

Из ванной я выползла уже полностью одетая. Кто-то (предполагаю, что либо Вадим, либо Валентин) нашел для меня любимые джинсы черного цвета и простую синюю майку на размер больше нужного. Синий свитер из толстой шерсти тоже был очень неплох. Ну и пусть мужской. Переживу. Потом верну владельцу.

Мечислав тоже встретил меня полностью одетым, но прежде чем он успел открыть рот, я предупреждающе подняла руку.

- Не будем о грустном. Что было, то прошло. Проехали?

- Но не забыли.

- Но сейчас не до этого, - не сдалась я. - У нас над головой висит Альфонсо.

Мечислав нахмурился.

- Ладно. О наших личных отношениях поговорим с тобой потом. Ты голодна?

- Нет. Но пить хочу.

- Что именно тебе принести?

Захотелось затребовать литр водки, надраться в лопухи - и пусть меня отсюда кантуют, как комод с клопами. Но - нельзя.

Водка всего лишь временная анестезия. Потом будет только больнее.

- Апельсиновый сок.

Мечислав щелкнул клавишей на телефоне.

- Вадим, принеси Юле апельсиновый сок и что-нибудь перекусить.

И в упор поглядел на меня.

- Юля, ты хоть осознаешь, что ты натворила?

- пока еще нет. Но в скором времени осознаю до конца. И буду долго рыдать, - фыркнула я.

Вампир поморщился.

- Ты довела до истощения трех вампиров.

- Протестую. Двое из них - сами виноваты.

Я вкратце пересказала все, что произошло между мной, Глорией и Годвином.

Мечислав слушал, не перебивая. Хоть за это спасибо. И так говорить было достаточно трудно. Стоило только поглядеть на вампира, скользнуть взглядом по гладкой золотистой коже, по сильным рукам, по ярко-алым губам - и мысли сбивались, возвращаясь к тому, что происходило на этом ковре... и диване... и столе по-моему тоже, тогда я правда, уже плохо осознавала реальность, но вот пятно на ковре и лепестки осыпавшихся цветов из вазы, которую мы смахнули, когда Мечислав...

Не думать!!!

Не вспоминать!!!

МОЛЧАТЬ!!!

Извините, это я внутреннему голосу.

- Тут ты не виновата, - вынес вердикт он, когда я закончила говорить. - Бывает. Я еще поговорю с этими поганцами. Надумали моего фамилиара переподчинить?! Надо сказать Вадиму, чтобы он их не подкармливал. Пусть пару деньков полежат тряпками.

- Я бы их вообще в кислоте растворила, - призналась я со злостью. - Уроды. Ладно, я. Я им вчера бяку сделала. И месть как бы оправдана. Они имели право мне подгадить. Хоть Годвин и первый начал, но мой ответ был явно неадекватным. Но там же и Настя была. Она могла пострадать!

- Она уже дома. Спокойна и довольна жизнью. С детьми тоже все в порядке. Передает тебе привет. Мне Костя звонил, - порадовал меня вампир.

Я кивнула.

- А вот с Альфонсо...

- А здесь все намного хуже. Юля, ты точно не отдашь ему Шарля?

Я молча повертела пальцем у виска. Чтобы я отдала парня на еще...

- А сколько лет Альфонсо его мучает?

- Тебе лучше об этом не знать. Еще прибьешь его в следующий раз, - огрызнулся вампир.

- Тем более. Я ему пообещала, что не отдам. Поклялась. Еще вопросы будут?

- Только один. Ты осознаешь, насколько ты нас подставляешь своим решением?

- А что - в вашем Совете вампиров царит единодушие? И нельзя найти противовес Альфонсо?

- Искать спасения от медведя у льва? Разумно ли это? - Мечислав пожал плечами.

- Можно просто стравить их - и поглядеть кто сильнее.

- Мы с этим не справимся, - отрезал вампир.

- Ну и что ты предлагаешь?

Мечислав поглядел на меня в упор. Глаза у него были пронзительно-зеленые, невероятно-зеленые, искристо-зеленые... и они затягивали, как в омут. Хотелось только глядеть в них - и ни о чем не думать. Разве что дотронуться до его щеки, скользнуть пальцами по медовой коже - и повторить их путь кончиком языка, даря ему - свое тепло...

Не думать!!!

- Я не знаю. Следующий ход будет за Альфонсо да Силва. И моли бога, Юля, чтобы этот ход не оказался смертельным ни для кого из нас.

Я кивнула.

- Обязательно. Вот как приеду домой, так и начну молиться. Я пошла?

Мечислав вздохнул - и поднялся из-за стола.

- Пойдем, я провожу тебя.

- Мне надо зайти за Шарлем. Где он, кстати?

- В другом кабинете. Я попросил Ириду приглядеть за ним, еще в начале вечера.

Ириду я помнила. Молоденькая (еще и ста лет не было) вампирша была предана Мечиславу не то, что всей душой, а... она бы за него и на костер пошла. Грустная такая история.

Гражданская война, революция, там чести грош цена и жизни грош цена,... какова была судьба дворян во время Великой Октябрьской, кто помнит?

Если никто - я напомню. Их убивали. Без суда и следствия. За то, что 'дворянская морда'. И женщинам приходилось еще хуже, чем мужчинам. Мужчин хоть не насиловали по кругу.

Родителям Ириды повезло. Их убили сразу.

А вот с Иридой такое и случилось. Двадцать пьяных в дымину пролетариев, ворвавшихся в усадьбу. Этакая милая революционная групповуха. Все вокруг народное... И самое ужасное, что после нее такая же участь ждала двух ее младших сестренок. А брата просто привязали и заставили на все это смотреть. Такие вот прелестные простонародные развлечения.

Господа революционеры исполнили бы свой гражданский долг до конца, а потом подожгли бы усадьбу, но на их беду, в ту усадьбу занесло и троих вампиров. Мечислав, Борис и Вадим путешествовали по очень важному делу. Им надо было догнать и наказать одного наглого типа. Как вкратце объяснил Вадим: 'почему-то некоторые болваны считают, что если в стране бардак, то и у нас, вампиров, тоже будет бардак. А это вовсе не так'.

Ириде повезло, что развлекаться с ней начали во второй половине дня. И что их усадьба оказалась на пути следования вампиров.

А дальше все было примитивно. Три вампира - и двадцать 'солдат революции'? Ха!

Было бы их человек сто - возникли бы проблемы. А так троица порвала их в клочья, особо не напрягаясь. Не всех. В живых по чистой случайности осталось человек пять.

Этого хватило на первоначальное пропитание и исцеление молодой новосотворенной вампирше. Мечиславу пришлось задержаться в поместье на несколько дней. А Вадиму и Борису - продолжать преследование самостоятельно.

Как вывозили за границу троих несмышленых девочек, одна из которых новорожденная вампирша, и парня, который рвался за все отомстить 'подонкам революции' - Вадим мне рассказал. Просто авантюрный роман написать можно. Скромный такой, листов на триста. Но не в этом сейчас дело. А в том, что во Франции до сих пор жили родственники Ириды по линиям ее брата и сестер. Жили и радовались. А Ирида приглядывала за ними, проживая свою жизнь вампирши в свите Мечислава.

И Мечислав доверял ей. Не слишком сильно, но все-таки. Хорошо было еще то, что Ирида оказалась дамой, ориентированной исключительно в сторону женского пола (после всего, что с ней сделали и неудивительно) и на Мечислава смотрела как на красивую картину. Висит - и пусть висит.

И на всех остальных мужчин - тоже. Так что Шарля с ней можно было оставлять без размышлений. Не покусает. И не подумает покуситься.

***

В комнате у Ириды было тихо и спокойно. Шарль сидел на кровати и читал что-то в электронной книге. Ирида издевалась над компьютером. Она вообще была на редкость современной вампиршей. И усвоила, что лучший способ защиты - это меняться вместе с веком. С тех пор все электронные новинки у нее не переводились. Не была бы она вампиром - ей-ей, стала бы крутым программером.

При нашем появлении Шарль отложил в сторону книгу... и вдруг...

Я не ожидала такого. Но в фиалковых глазах сверкнула настоящая ярость. И... она была направлена на Мечислава.

- Ты что с ней сделал, ты...!?

В голосе полудракона звучала настоящая угроза.

Я даже не сразу поняла, что речь идет именно обо мне. И что это - он из-за меня разозлился...

Ой, мама...

Мечислав удивился еще больше меня. Несколько секунд он просто молчал. Этого оказалось достаточно, чтобы Шарль сжал кулаки и сделал шаг вперед. Он что - драться хочет!? Из-за меня!?

Логика отказывала напрочь. Я протянула вперед руку.

- Шарль, все хорошо. Все в порядке!

- Что - в порядке?! - прошипел полудракон. - Что в порядке? Я же вижу, что тебе - плохо!

Это было чистой правдой.

- Это из-за него!? Да!?

Полудракон был в бешенстве. И я наконец поняла, почему Альфонсо не хотел его отпускать. Сколько бы лет не прошло, сломать Шарля ему не удастся. Никогда. Все равно дракон будет шипеть и бить хвостом. Защищая тех, кто ему дорог.

- Это из-за всех сразу, - вздохнула я. Сделала шаг вперед и взяла дракона за руку. - Поедем домой? У меня был тяжелый вечер. Сплошные моральные уроды и ни одного светлого момента. Вот я и вымоталась до беспредела.

- а дома объясни своему... приобретению, - процедил Мечислав нарочито мерзким тоном, - что если он будет скалить зубы на твоего хозяина, то быстро их лишится.

Если бы мне дали пощечину - и то было бы легче. Хозяина?

Мразь!

Я смерила вампира презрительным взглядом. И повернулась к Шарлю. Вовремя. Еще секунда - и он бросился бы в драку.

Я положила руку ему на грудь.

- идем отсюда. Не пачкай руки.

Полудракон обнял меня за плечи.

- Хорошо, Юля. Едем домой.

Мечислав не пошел провожать нас.

Во внутреннем дворике ждал тот же самый джип. За рулем - Глеб. Рядом - Константин. Шарль загрузил меня на заднее сиденье и сел рядом. Взял меня за руку - и крепко сжал. И не отпускал всю дорогу до дома.

Я молчала.

Говорить не хотелось.

Хозяин... и я сама дала ему это право... что же мне с этим делать!?

Господи, какая же я дура.

Жаль, что я узнала это так поздно.

***

Ирида проводила взглядом вышедших людей. Хотя... Шарль был человеком только наполовину, а Юля... Ирида сказала бы, что та была человеком. А вот что она сейчас такое... а знала ли она сама? И можно ли это определить?

Но это - потом. А сейчас...

Мечислав так и стоял посреди комнаты соляным столбом.

- Славка, ты с ума сошел?

Вопрос вампирши разбил его оцепенение. Мечислав сверкнул глазами.

- Я полностью в здравом уме и твердой памяти. Доказать - или на слово поверишь?

- можешь не доказывать, - отрезала Ирида. - Не поверю. Ты никогда себя так не вел.

- а меня никогда настолько и не доводили!

Взбешенный вампир схватил первое, что попалось под руку, и запустил в стенку. Первым оказалась многострадальная электронная книжка. Она сказала 'бдамс' и рассыпалась на составляющие.

- Что ж это такое!?

- Не знаю. А чем она тебя так разозлила?

- Чем!? Да уж нашлось чем!

Вампир почти шипел. Его действительно разъярило, что Юля, после всего, что между ними произошло, ведет себя так, словно ничего не случилось. Да еще и...

О черт!

Его что - разозлило, что она прикасается к другому мужчине!?

И плевать, что это - искалеченный полудракон! Три раза плевать с Останкинской башни!

Как она вообще могла!? Как у нее только совести хватило приравнять его к Альфонсо да Силва!? Или Годвину с Глорианной!?

Чуть успокаиваясь, Мечислав отлично понял - его разозлили тоска и отвращение, прозвучавшие в голосе женщины. Он как-то привык к другим эмоциям после секса. К восторгу, обожанию, преклонению, попыткам добиться еще и еще, даже к слезам и стонам на тему: 'как же я теперь'... но вот так!?

Сначала - абсолютное отрицание всего, что между ними было, а потом...

'Сплошные моральные уроды и ни одного светлого момента'

И как вам это нравится?!

Стерва!

Ей-ей, окажись здесь Юля, он бы просто ее выпорол, как сидорову козу!

- Слава, я тебя не узнаю.

На любого другого Мечислав сейчас огрызнулся бы чем-нибудь тяжелым. Но не на Ириду. Своей абсолютной преданностью она заслужила еще и не такие права.

Да и поговорить хоть с кем-нибудь хотелось.

- я сам себя не узнаю.

- Угу. У вас что-то было?

- Было.

Ирида кивнула.

- По полной программе? - и дождавшись подтверждающего кивка, покачала головой. - Тогда мне совершенно непонятно, что происходит. Ты же совсем по-другому действуешь на женщин?

- я тоже так думал.

Мечислав поколебался еще несколько секунд, а потом честно выложил Ириде все, что произошло между ним и Юлей за закрытой дверью кабинета. Все-таки она женщина, и Юля вроде бы женщина... так может одна поймет извращенную логику второй!?

Ответом ему было молчание. А потом женщина покачала головой.

- Славка, ты с ума сошел! Она тебе никогда этого не простит! Я бы в жизни не простила!

Вампир вздохнул - и опустил голову.

- я себя не контролировал.

- Вот так и надо было объяснить. Извиниться. Покаяться. А ты!? Хозя-аин, - издевательски протянула вампирша. - Да я бы за одно это тебе зубы вышибла. Сама!

- Не забывайся! - полыхнули неистовой зеленью глаза Мечислава.

Но Ирида не отвела взгляда.

- Главное - ты не забывайся. Особенно когда разговариваешь с Юлей. Она этого не заслужила.

- а что она заслужила? - поинтересовался вампир, постепенно приходя в себя.

- Может, благодарность? - предположила Ирида.

- Да? А ты в курсе, что она сегодня сделала со всей делегацией?

- Да. И что? Годвин и Глория сами напросились. Здесь - без претензий. С Альфонсо чуть сложнее, но он все равно никому не признается, что его скрутила сопливая человеческая девчонка.

- а что он попытается сделать с этой девчонкой? Я и проследить за ним не смогу. Права не имею.

- Зато можешь приставить к ней охрану.

- Уже.

- Тогда приставь еще! Сейчас Юля - наше самое слабое место! Она - все равно человек. И уничтожить ее, похитить, да что угодно - легче легкого. А она спокойно ходит по улицам и рядом с ней только этот Шарль...

- Он - полудракон.

- И что? Судя по всему он - неполноценный полукровка, иначе не оставался бы в услужении у Альфонсо. Побереги ее! Вы сможете выяснить все ваши отношения... рано или поздно, но для этого надо остаться в живых!

***

Дома было тихо и спокойно. Я сразу направилась в ванну. Почему-то после выходки Мечислава ужасно хотелось вымыться с ног до головы. С хлоркой!

Теплая вода текла по лицу. Струйки игриво щекотали губы, заползали в уши, дразнились - и с жалобным стоном падали на дно ванны, чтобы через мгновение навсегда исчезнуть в недрах канализации.

Я кое-как вымыла голову, накрутила чалму из полотенца - и взглянула в зеркало.

И тут меня пробрало.

На шее у меня явственно виднелся след вампирских зубов.

Я всхлипнула - и со стоном осела на пол в ванной. Господи, ЗА ЧТО!?

Воспоминания явственно и живо поплыли перед глазами. Я думала, что ничего не помню? Зря. Мозг услужливо выхватывал и предлагал к просмотру вереницу затейливых поз, мое искаженное страстью лицо в большом зеркале, горящие изумрудным пламенем глаза вампира и его тихий голос, нашептывающий мне на ушко непристойности.

Оказывается, я все помню. А кое-что даже слишком хорошо. Например, нас двоих у стены. Или - на диване, или - на столе... кажется, мы только на люстре не успели.

Ничего, в следующий раз наверстаем...

ЧТО!?

Какой, к чертям свинячьим, следующий раз!?

Вот этого я и боялась. Тело сводило от желания только при одном воспоминании. А стоило подумать, что все доступно, вообще ВСЁ - только руку протяни - и становилось еще хуже. Соски затвердели так, что их было видно даже через толстый махровый халат. А внизу живота все было горячо и влажно.

Я беспомощно скрутилась в клубочек на полу - и разревелась.

Ну вот почему мне так не везет!?

Да, Мечислав вчера не оторвал мне голову. А хоть бы и оторвал! Все лучше, чем попасть от него в такую наркотическую зависимость! Я ведь действительно хочу его. Не люблю. Но желаю. Меня тянуло к нему сильнее всякого магнита. А теперь все еще хуже.

Попробовав кусочек - мне хочется еще и еще. И при виде вампира у меня каждый раз будет наступать... не-ет, это даже не ломка. Это - хуже. Наркомана переломает - и организм начнет чиститься. А меня?

Это все равно, что положить перед наркоманом шприц с очищенным героином и ласково погрозить пальчиком: 'ты не трогай бяку, хуже будет'.

Но наркоман может удержаться.

Я в гораздо более печальном положении. Наркотик из организма выводится. Вампирские печати - только со смертью данного конкретного вампира. И то - кто еще кого переживет. Мне разорванной связи с Даниэлем по самый гроб жизни хватило. Больше я в таких экспериментах не участвую.

Наркоман может как-то изолировать себя от наркотиков. Тут все зависит от его силы воли. Воли у меня хватает, но за наркоманом не будут гоняться и настойчиво предлагать 'ну уколись, а?'. Если он беден - он просто уже не нужен. Если богат - у него есть возможность изолироваться от наркоты. Охрана, там, смена города, жилья... да чего угодно.

А у меня?

А хвостом об стену и тапочкой накрыться!

Шприцы за наркоманами не бегают. Не прикасаются, не соблазняют, не провоцируют. А Мечислав - будет все это делать. И это, и многое другое, и многое третье, четвертое и десятое, ёлки! Да у меня фантазии не хватит представить - что и как он может делать. В конце концов, он просто живет сексом, дышит им, питается, почти как кровью. Кровью даже меньше.

И я сильно подозреваю, что Мечислав теперь не откажется от полученного куска.

Слишком долго (по его меркам) я отталкивала его. Слишком долго сохраняла пусть видимость, но независимости. Слишком...

Более полугода при том, что нормальные женщины ломались от силы через два-три дня.

Но выбора у меня нет.

Я все равно буду драться за свою свободу. Пусть эфемерную, пусть иллюзионную, но даже этот маленький кусочек я не отдам. Я жить хочу! И хочу жить - хозяйкой своего разума и тела.

Получится ли?

Мое тело явно бунтовало и подозревало, что у него есть другой хозяин. Зеленоглазый такой...

Уууууууу...

А не пора ли мне пить кошачий контрасекс? Или лошадиный?

Почему не существует таких полезных веществ для людей!?

Я разревелась еще сильнее и активнее.

Теплая ладонь опустилась на волосы.

- Госпожа... Юля... Что с тобой?

От этого вопроса мне стало еще хуже. Слезы и сопли хлынули с новой силой. И Шарлю пришлось успокаивать меня битый час.

Потом бедный дракоша умывал меня, поил холодной водой, кое-как приглаживал взъерошенные волосы - и вообще, вел себя, как старший брат, заставший сестренку в истерике.

А сестренка приходила в себя - и вспоминала, что у нее еще и мозги есть. И надо хотя бы иногда ими пользоваться.

План действий был прост и ясен.

Первой о том, что произошло между нами - не заговаривать.

Если Мечислав об этом заговорит - сказать, что мы со всем разберемся после отъезда Альфонсо да Силва - сейчас не время мотать мне нервы. Нужно собрать все мужество - и драться.

А потом - потом и посмотрим. Мне нужно знать мою реакцию на вампира. Если я смогу общаться с ним как обычно - вот так и будем общаться.

То, что один раз нас бросило друг к другу - еще ничего не значит! Можно подумать, у меня были какие-то альтернативы! Мечислав был в таком состоянии, что мог мне голову оторвать - и не заметить!

Я успокоила его единственно возможным способом.

Плохо, что теперь вампир может решить, что я хочу еще... успокоительного.

А, ладно, что уж теперь!

Надо действовать по единственно возможному варианту. Если мы с вампиром сейчас начнем выяснять отношения - всем будет плохо. Поэтому: 'не трогать - оно и вонять не будет'. И точка.

С этим мы и легли спать. Как брат и сестра - крепко взявшись за руки. Чтобы даже во сне помнить - рядом есть родной и близкий человек. И пока это так - над нами не властны кошмары.

Если бы только кошмары это знали...



Глава 7. | Кольцо безумия | Глава 9.