home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14. Подозрения

Дождавшись, пока Невилл заснет, я накрылся одеялом с головой, подсветил себе Люмосом и открыл дневник Риддла — меня очень тянуло это сделать. Само по себе такое желание меня насторожило, и я хотел прояснить этот вопрос до того, как вляпаюсь в какие-нибудь неприятности. А когда у тебя в руках дневник Темного лорда — это очень даже вероятный путь развития событий. Он ведь в самом деле запросто может обмануть, этот наш «друг по переписке», пускай он еще не тот великий и ужасный Волдеморт, а всего лишь школьник. Если этот школьник ухитрился сотворить такую вот штуку, то нам с ним явно не тягаться…

— Р-Т. Том? — написал я.

«Слушаю.»

— Я хочу поговорить с тобой наедине, — я помусолил карандаш и добавил: — Мне кажется, ты нас обманываешь, Том.

«И почему же ты так решил?»

— Ты чего-то недосказываешь, — честно ответил я. — Похоже, у тебя есть какие-то нехорошие мыслишки на наш счет. Вот почему меня так и тянет что-нибудь тебе написать?

«Может, тебе вдруг захотелось пообщаться с умным человеком?»

— Их и живых пруд пруди, а ты, походу, просто воспоминание полувековой давности. А настоящий ты убился о годовалого Поттера, мы же писали.

«Поттер… Вроде бы учился такой в мое время, но я с ним не общался, иначе бы помнил. А почему годовалого?»

— Потому что наш Поттер, скорее всего, внук того, что учился пятьдесят лет назад. Там было какое-то пророчество, вроде именно он уничтожит Темного лорда. Ты решил успеть первым, но лажанулся. Родителей его заавадил, а потом самоуничтожился.

«Ничего не понимаю, — после паузы ответил дневник. — Фамилия мне знакома, и что-то такое проскальзывает… Но это не мои воспоминания. Свои я отличаю очень хорошо. Теперь, когда ты написал подробнее, мне начало казаться, будто я действительно знаю что-то, но, должно быть, это самообман.»

— Том, знаешь, очень сложно поверить на слово кому-то, кто общается с тобой через явно темномагическую вещь, — написал я. — Может, ты вовсе не Том Риддл, а еще какой-нибудь волшебник, нашел эту тетрадку и дуришь нам головы. Только не возьму в толк, зачем? Хочешь выпустить на волю злого духа?

«Ну и фантазии! — мрачно отозвался дневник. — Можешь считать меня злым духом, и да, я хочу на свободу. И хочу разобраться, что же все-таки случилось со мной после того, как я заключил часть себя в дневник!»

— Я знаю кое-что, — медленно вывел я. — Вернее, догадываюсь. Но писать об этом слишком долго.

«И что ты предлагаешь?»

— Ты сказал, что владеешь легилименцией. Ну так…

«И как ты себе это представляешь? — скептически ответил дневник. — Я тебя даже не вижу.»

— А это обязательно?

«Нет, но ты вряд ли согласишься, если я предложу тебе пообщаться с глазу на глаз.»

Я поёжился, но все же написал:

— Почему нет? Что нужно сделать?

«Ничего. Просто смотри.»

Страницы дневника начали перелистываться, словно от ветра. Я с открытым ртом наблюдал, как разворот начал превращаться в небольшое окошко, попытался заглянуть туда (прекрасно осознавая при этом, что делаю глупость), но тут меня потянуло вперёд; окошко расширялось, я чувствовал, как отрываюсь от кровати, и меня засасывает сквозь страницу в водоворот цвета и тени.

«Ох и идиот же ты, Рональд Уизли!» — успел я подумать и тут же шмякнулся на твердый пол. Размытые очертания вокруг постепенно становились всё четче и четче.

Я встал на карачки и огляделся. Это была слизеринская спальня, точно такая же, как у нас с Невиллом. Та же старомодная мебель, те же пологи, ничего не изменилось!

— Ну что, доволен? — спросил кто-то, и я обернулся.

У окна стоял высокий черноволосый парень лет шестнадцати, очень красивый (не смазливый, а именно красивый, это даже мне было ясно), со значком старосты на груди.

— Том? — спросил я, нервно сглотнув. Не ожидал, что он окажется вот таким, Волдеморта-то все описывали редкой страхолюдиной!

— Я, — усмехнулся он. Глаза, правда, в улыбке не участвовали, да и вообще от Риддла ощутимо веяло холодком. — Вот, значит, ты какой, Рональд Уизли…

Я невольно выпрямился и одернул джемпер. Хорошо еще, не в пижаме сюда ввалился, не стал переодеваться на ночь, как знал!

— Присаживайся, — кивнул он на ближайшую кровать и сам сел напротив.

В глаза ему смотреть не хотелось, они будто гипнотизировали. Кстати, припомнил я, у Снейпа очень похожий взгляд, одновременно буравящий и затягивающий. Очень неприятное ощущение, скажу я вам!

— Так о чем ты хотел рассказать, Рональд? — поинтересовался Том.

— Да об этой твоей тетради, — сказал я, постаравшись принять непринужденный вид. Боюсь, у меня плохо вышло. — Помнишь, Джинни сказала, что дневник был спрятан не в школе? А я догадываюсь, у кого он хранился и кто подсунул его Поттеру. И зачем.

— Ну так расскажи, — Том чуть прищурился. — Или мне самому прочитать?

— Нет уж, я своими словами, — помотал я головой. Кто знает, что он может увидеть в моей черепушке! — Про Поттера мы тебе уже немного рассказали.

— Обрывочно. И, если честно, я мало что понял.

— Ну тогда я тебе расскажу вкратце, чтобы ты хоть знал, что это за парень…

И я изложил ему известную историю мальчика-который-выжил. С каждым моим словом Том мрачнел все сильнее и сильнее.

— Нет, я точно сошел с ума, — встряхнул он головой, когда я закончил рассказывать о битве в Годриковой лощине и падении Волдеморта. — Или кто-то другой назвался моим именем!

— Кто, например?

— Те, кто его знал, — пожал плечами Том. — Я ведь говорил, что назвался так, но об этом знал только ближний круг!

— Вот-вот, тот Волдеморт тоже делил своих Пожирателей на Ближний круг и простых исполнителей, — щегольнул я подслушанными в родительском разговоре сведениями. — Слушай дальше…

Я поведал ему о появлении тетрадки в Хогвартсе и о том, каким образом, по моему скромному мнению, она угодила в учебник Поттера.

— Малфой… — Том нахмурил высокий лоб. — Нет, не слыхал. Либо не обратил внимания.

«Слышал бы это Драко!», — невольно подумал я, но тут же сообразил:

— В школе ты вряд ли даже с его отцом пересекался, тот однозначно моложе. Ну да неважно, словом, этот Люциус Малфой — один из Пожирателей смерти. Бывший, правда, но все знают, что бывших не бывает.

— Погоди, я понял, что ты имеешь в виду, — кивнул Том. — Поскольку только настоящий я знал, где хранится тетрадь, то я ее и забрал. Может быть, сразу после окончания школы, а может, еще как-нибудь наведывался сюда. Говорю же, я хотел преподавать, мог и вернуться попытать счастья… — Он потер лоб. — Сколько, говоришь, лет этому Малфою?

Я прикинул.

— Ну, он помоложе моего папочки, но точно не знаю, на сколько именно. Папочке чуть за сорок, а Малфою, наверно, и сорока нет.

— Интересно… А война началась в семидесятых… Выходит, этот Малфой был совсем молод и, раз ты говоришь, вся семейка кичится чистой кровью, вполне мог увлечься идеалами того, другого меня, — выговорил Том, взявшись за виски. — А тот я, если Малфой вошел в Ближний круг, мог доверить ему свой дневник на сохранение. Школа надежнее, но в нее так просто не проберешься! Но готов поклясться, до вас мне никто ничего не писал. Вернее, кто-то пытался рисовать каракули, но и только.

— Это девчонки хотели изобразить, как косу плести, — пояснил я. — Тогда-то я тетрадку и прибрал. Значит, Малфой ничего тебе не писал?

— Говорю же, вообще никто!

— Значит, он так боялся Волдеморта, что не рискнул притронуться. Ну и вообще, ему была честь оказана, все такое, — вслух подумал я. — А вот почему устроил эту подставу…

— Ты говорил, сейчас снова что-то неладно, — в упор взглянул на меня Том.

— Ну да… Похоже, он просто хотел избавиться от опасной вещи — вдруг обыск или еще что? Узнают, что эта штука принадлежала Волдеморту — уже не отмажется, будто был под Империо! Ну и а заодно решил подложить свинью моему папочке, — вздохнул я, — они давно и нежно друг друга любят.

— И откуда тебе все это известно, а, Рональд?

— Да видишь ли, родители оба состоят в Ордене Феникса, который создал Дамблдор для борьбы с Волдемортом, — выдал я секрет Полишинеля.

Нет, правда, я об этой страшно законспирированной организации, по-моему, с пеленок только и слышу. Про звукоизоляцию в «Норе» я уже упоминал.

При имени директора Тома заметно перекосило, а глаза сделались злющими-презлющими.

— Словом, — завершил я мысль, — подслушать несложно, сложить два и два — тоже.

— Для малолетки ты очень даже смышлен, — сделал мне комплимент Риддл.

— Я шахматист, — гордо ответил я. — Не гроссмейстер, но соображать умею.

— Это хорошо, — он сцепил пальцы под подбородком и уперся локтями в колени и надолго замолчал. — М-да. В самонадеянности все-таки есть свои минусы. Похоже, я сделал что-то не так или не учел какого-то важного фактора, когда поместил часть себя в дневник.

— И без этой части тот Волдеморт пошел вразнос? — догадался я.

— Должно быть, я бессознательно засунул в тетрадку ту часть своей личности, которая отвечала за рациональность мышления, — мрачно произнес Риддл. — Говорю, мне и в голову не приходило устраивать открытую войну. Подковерные игры куда интереснее, и переиграть Дамблдора так, чтобы он даже не понял, что происходит, а потом ткнуть его в это носом, оказалось бы намного приятнее, чем пустить ему в лоб Аваду!

— Ну и что теперь делать? — спросил я. — Недобитый Волдеморт, если я правильно расшифровал всякие оговорки родителей, все еще где-то рыщет. И что он там себе думает, даже представить не могу, но ведь наверняка что-то затевает, раз Малфой задергался и избавился от дневника! Наверно, как-то узнал…

Сведения о Метках я решил пока что придержать, вдруг пригодятся?

— Невероятно логичное построение, — буркнул Том. — Но да не буду судить тебя строго, ты еще мал.

— Ты зато больно велик, — огрызнулся я. — Во всех смыслах слова. Говорю, что делать-то?

— Можно выпустить Ужас Слизерина, — добродушно произнес он. — Чистокровным он не страшен, а вот остальным…

— А смысл? — спросил я. — Дамблдор тоже чистокровный, его не съедят, а прочие чем виноваты?

— Я пошутил, — буркнул Риддл. — Нет в этом никакого смысла. Пока… пока придется вас поучить, и правда что. Жаль, я не могу вам показать, как правильно…

— Чего-чего? — спросил я, приставив ладонь к уху. — А сейчас ты что делаешь?

Том нахмурился, моргнул и вдруг засмеялся. Вовсе не зловеще, а даже немного сконфуженно, как мне показалось.

— Или ты четверым сразу не можешь? — уточнил я. — Если нет, покажешь мне, а я перед остальными буду делать вид, что с пятого раза у меня получилось правильно, а?

— Нет уж. Лучше всем, — ответил Том и добавил загадочно: — Теперь у меня на это сил хватит. А то ты так перепокажешь, что вас от стен придется отскребать!

— Ладно, — кивнул я, — а где нам прятаться? Если кто-то наткнется на четыре бессознательных тела над пустой тетрадкой, наверно, заподозрит что-то неладное, как по-твоему?

— Я покажу. — Он встал. — Покажу здесь, а там уж сами справитесь. Не справитесь — не будет вам практических занятий. Или вас не будет, это уж как получится… Идем!

Идти пришлось далеко, только в этом Хогвартсе не нужно было петлять и дожидаться нужных лестниц: они сами, повинуясь воле Риддла, разворачивались так, что на седьмой этаж мы прибыли в рекордно короткие сроки.

Я слышал о Выручай-комнате от братьев, но сам видел ее впервые.

— Сойдет за тренировочный зал, — сказал Том, — входи. Посмотрю, что ты умеешь.

— Чуть больше, чем ничего, — тяжело вздохнул я, вынимая палочку… Надо же, она оказалась при мне.

Через полчаса (мне так показалось, потому что я не представлял, сколько времени прошло на самом деле) Том насмешливо сказал:

— Чуть меньше, чем ничего, Уизли. Скажи спасибо, что мы не в реальном мире, там ты действительно уже украшал бы собою потолок. А такая лепнина не впишется в интерьеры Хогвартса!

— Спасибо, — искренне сказал я, утирая дрожащей рукой пот со лба. Оно, конечно, он старше, но… но… Я мог бы вякнуть, что он старше и знает больше, а мы о тварях вроде оборотней только читали, и то мельком, но промолчал.

— Встань в позицию, — сказал мне Том и вынул свою палочку. — И повторяй за мной. Не торопись. Спешка хороша при ловле блох, а не оборотня!

Я читал, что у магглов есть такая «замедленная киносъемка». Вот это, наверно, выглядело так же: взмах — поворот, спираль — выпад. И все это медленно-медленно, под резкие окрики Тома: «Подними локоть! Выше! Не тычь палочкой вперед, это тебе не шпага! Не размахивай, не дрова рубишь. Не вытягивай руку на всю длину, работай запястьем и предплечьем… ты вообще в курсе, что такое предплечье и где оно заканчивается? И… еще раз. И еще. А теперь быстрее, я считаю, на счет три… Раз… Всё, ты убит. Нет, я не говорю «два» и «три», головой думай, оборотень тебе не партнер по танцам, чтобы на счет кидаться. Еще раз, Рональд.»

— Тебе не надоело? — пропыхтел я, в очередной раз «погибнув». У меня сложилось впечатление, что Том решил пройтись по программе первых пяти курсов как минимум. Я очень надеялся, что он превентивно не освоил шестой и седьмой, с него бы сталось.

— Нет, это отменное развлечение, — ответил он, стоя в сторонке и заложив руки за спину. — Ты не забыл, что я полвека вообще ни с кем не общался?

«Вот это, я вам скажу, преподаватель!» — вспомнил я восторженный голос Джинни и невольно спросил:

— Том, а в зельях ты тоже разбираешься?

— Неужели нет? — высокомерно спросил он. — А, я понял, к чему ты клонишь…

— Да-да, тут ведь можно потренироваться, не умерев от взрыва котла, правда? А то у нас Невилл этим грешит…

Темные глаза Тома вспыхнули, и я понял, что только что сам загнал нас в кабалу.

— Если… нет, не «если», а когда я выберусь отсюда, я в самом деле займусь преподаванием, — мечтательно протянул он. — Подумаешь, стать Министром, это любой хитрозадый лизоблюд может, а вот получить власть над детскими умами…

— Только маггловедения добавь, — попросил я, присев отдохнуть. — Я тебе изложу концепцию… ф-фух… Может, хватит на сегодня, а? А то я буду выгодно выделяться на фоне остальных, а этого не нужно.

— Ты? Выделяться? Разве что цветом волос, — фыркнул Том.

— Не дождешься, у меня сестра такая же, — ответил я. — Так что насчет маггловеденья?

— Учебные планы согласуем в другой раз. А пока тебе и впрямь пора спать, — сказал Том, и меня вышибло из тетрадки обратно в спальню. Я так и отрубился — одетым, накрытым с головой под одеялом, уткнувшись мордой в дневник Тома Риддла.


Глава 13. Откровения | Предатель крови | Глава 15. Договор