home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22. Передышка

Когда я прокрался в спальню (без чуткого руководства Тома это было непросто, хорошо еще, он успел рассказать нам кое-какие секреты), Невилл и Джинни дрыхли без задних ног. Я бухнул добычу на пол, только тогда они проснулись, долго пытались понять, где они и кто я такой (боюсь, я больше всего походил на чёрта из маггловских сказок, да и вонял соответственно), а потом накинулись с расспросами.

— Стоп-стоп-стоп! — попросил я. — Я сперва пойду отмоюсь, пока остальные не проснулись. Только сумку не трогайте, там яд и еще кое-что, приду, сам покажу. Джинни, слышишь?

— Не трону, — помотала она головой. — А… то есть вы нашли чудовище?

— Нашли, говорю, сейчас вымоюсь и расскажу!

— А Том? Мы пока его расспросим!

— Том пропал, хорошо, успел меня оттуда вытащить, — мрачно ответил я, доставая тетрадку. — Гляди, я ему писал, но даже моя надпись не до конца исчезла. Попробуйте пока его дозваться, я быстро!

Одежду оставалось только выбросить, на нее даже очищающие заклинания не действовали, ну да, повторюсь, я специально надел ту, что не жаль. Ну а самому пришлось отдраиваться до скрипа.

На часах было без четверти шесть, так что не так уж долго мы с Томом и бродили по катакомбам. Конечно, неплохо было бы вздремнуть часок-другой перед занятиями, но назавтра у нас первой стояла история магии, а у Джинни — полеты, которые и пропустить можно, тем более, погода была не ахти. В любом случае, сейчас важнее было рассказать о своих приключениях…

Я и рассказал, не особо вдаваясь в подробности. Том очухается — покажет воспоминания, это куда интереснее!

— Твою добычу спрячем пока под кровать, потом перетащим в Выручай-комнату, — предложил Невилл. — А про чешую ты хорошо придумал, можно обронить чешуйку-другую. Кстати, кого мы следующим окаменим?

— Давайте Перси, — предложил я и пояснил: — Мне кажется, ему надо побыть… хм… наедине с собой. Что-то у него в черепушке происходит, так может…

— Он нас убьет, у него же подготовка к экзаменам! — напомнила Джинни.

— Ну, если он догадается, чьих это рук дел, тогда убьет, — согласился я. — Но что-то мне в это не верится.

— В то, что догадается, или…

— И в то, и в другое. Кстати, если мы подкараулим именно его, с нас точно снимутся подозрения, даже если они у кого-то имелись. Не стали б мы натравливать чудовище на родного брата, — заметил я. — Хотя угомонить ненадолго близнецов я бы не отказался.

— Не выйдет, они поодиночке, считай, не ходят, — помотал головой Невилл. — Не стоит рисковать.

— Твоя правда… Джинни, так что там Том? — спохватился я.

— Сперва вообще не отзывался, — сказала она и шмыгнула носом. — Потом, раз на двадцатый написал «плохо» и снова замолчал.

— Кажется, он действительно выдохся… — пробормотал Невилл. — Помните, он говорил, что если мы его тут на лето оставим, то он опять сделается тенью. А тут он через тебя, Рон, колдовал, да еще как. Вот, наверно, силы и кончились!

— Похоже на то, — вздохнул я, покосившись на дневник. Сам я никакого упадка сил не чувствовал, только спать хотелось. — Придется поднапрячься и побольше писать ему… И нет, Джинни, тебе я тетрадку не отдам. Ты туда будешь строчить сутками напролет!

— Ну и что?!

— А то, что вдруг у Тома инстинкт самосохранения окажется сильнее привязанности к нам? Возьмет и выпьет из тебя все силы… Нет уж, писать будем только все вместе!

— Да, Рон прав, — серьезно кивнул Невилл. — Не надо рисковать. У нас еще целый семестр впереди, а потом лето. Успеем снова привести его в порядок. Занятий вот только жаль…

— Невилл, мы тогда сперли у Снейпа столько учебников и справочников, что нам их хватит лет на пять! — ответил я. — Варить мы ничего не будем, конечно, а вот прочитать, вникнуть и запомнить можем. Ясно? Займемся теорией, пока практики нет.

— И правда, — поддержала Джинни, машинально гладя черную обложку, — что ты всё о выгоде? Том тоже человек, и ему сейчас плохо…

— Только не плачь, — быстро сказал я. — Никуда он не делся, восстановится. Тренируйся как следует, вот и у него сил прибавится, помнишь же, что он говорил?

Джинни кивнула и упрямо сжала губы. Ну ясно, теперь от нее спасу не будет ни нам, ни преподавателям…

Перси мы подловили очень удачно: он как раз закончил распекать близнецов, которые только хихикали, а потом пересекся с Пенелопой Кристал, старостой Рэйвенкло, и долго с ней любезничал. Затем он с блаженной улыбкой отправился в свое общежитие, сухо кивнул Джинни, попавшейся на пути, свернул за угол… Собственно, и всё. Уверен, кого-кого, а родную сестру Перси бы никогда не заподозрил в коварстве. И правильно, она только отвлекала внимание, а действовал я.

Судя по переполоху, который поднялся после обнаружения неподвижного Перси, мы сделали правильный выбор. «Как это возможно, нападать на старост!» — приговаривала Пенелопа. Остальные боязливо оглядывались по сторонам: Перси-то, как ни крути, был чистокровным!

— А не перебор ли это? — спросил Невилл задумчиво.

— Нет, — ответил я, — Том же сказал, что василиск, если ему приказать прямо, будет нападать хоть на магглорожденных, хоть на чистокровных, ему самому-то всё равно. Правда, интересно, как он их различает… Надо будет спросить, когда Том объявится. А вот с чешуйкой хорошо получилось!

Эту самую чешуйку подсунула Джинни, с плачем кинувшаяся обнимать Перси, когда его несли в лазарет. Ярко-зеленую пластинку с полдюйма длиной нельзя было не заметить на каменном полу; решили, что она выпала из руки нашего брата. Чешуйку изучили, обнюхали и разве что не попробовали на зуб, после чего даже Дамблдор изменился в лице и приказал деканам развести всех по спальням и на занятия отправлять строго под конвоем.

Замок перешел на осадное положение, что нам было только на руку: можно было окопаться в Выручай-комнате и заниматься всякой непотребщиной (я имею в виду, штудировать стащенные у Снейпа книги) либо в библиотеке. В Выручай-комнате-то мы собирались только вчетвером и не каждый день, потому что расписание у нас и у девочек, что понятно, не совпадало. Ну а в библиотеке удобно было готовить домашние задания — там тихо и спокойно, мадам Пинс блюдет порядок!

Вообще я много размышлял на эту тему — я имею в виду, о домашних заданиях. Вот где прикажете к ним готовиться? В гостиной? Там всегда полно народу, поди найди свободную поверхность, чтобы разложить учебники и письменные принадлежности, да еще сосредоточиться! Допустим, однокурсники тоже делают уроки, но старшие, например, обсуждают грядущие экзамены и политику, а младшие — квиддич. О каком сосредоточении может идти речь? В нашей-то гостиной еще достаточно тихо, и то постоянно кто-то с кем-то разговаривает, пусть и вполголоса, а по рассказам братьев я знал, что у гриффиндорцев очень шумно. Как у Рэйвенкло, не знаю, Луну допрашивать бесполезно, потому что она, по-моему, может медитировать даже рядом с железнодорожным вокзалом, шум ее вообще не беспокоит. (Правда, в итоге выяснилось, что разгадка проста — Луна с улыбкой продемонстрировала мне зачарованные беруши. Надо себе тоже такие завести!)

Так вот, в гостиной заниматься неудобно (и если я еще дома привык держать книжку на одном колене, а тетрадь на другом, то аристократам нашим приходилось быстро обучаться этим хитростям), в спальне тоже — ну где там? На тумбочке можно писать, но тогда некуда пристроить учебник, разве только опять-таки на колени или на подушку. Да и сидеть, этак вот раскорячившись, неудобно, спина потом болит. Читать еще можно на кровати, а вот писать эссе… лежа на полу, что ли? Ну и много ты так напишешь?

Словом, оставалась Выручай-комната, пустующие классы и библиотека. Но в первую мы не хотели уходить слишком часто, во вторых могли подкараулить гриффиндорцы, так что выбор был очевиден. В читальном зале хоть столы нормальные… Не понимаю, что мешало поставить такие же в спальнях! У нас с Невиллом в комнате две пустые кровати, отчего бы не заменить хоть одну из них столом? Я бы сам заменил, только еще не освоил трансфигурацию на должном уровне. Зато у меня был стимул сделать это как можно скорее, потому что просить того же Флинта я не хотел, он опять бы заявил, что я зажрался и выпендриваюсь.

Но я отвлекся. В тот день мы с Невиллом корпели в библиотеке над очередным зубодробительным заданием по зельеварению (кстати, профессор даже несколько раз нас похвалил, вызвав у гриффиндорцев приступ острого неприятия такой реальности; Джинни с Луной у себя на первом курсе тоже были впереди всего потока). Чуть позже к нам присоединилась моя сестра и сходу вгрызлась в неподатливую трансфигурацию. Трансфигурация сдалась первой, Джинни довольно вздохнула и взялась перекатывать мое старое сочинение по защите.

Всякий раз, думая об этой самой защите, я вспоминал Тома, с которым мы так и не дошли до чего-то серьезного. От Локхарта, ясное дело, проку никакого не было, вспомнить только его конфуз с пикси! Да и на его задания все рукой махнули. Та же Джинни, помнится, получив темы сочинений, громко спросила, чем поможет ей знание любимого цвета профессора, его тайных амбиций и идеальных для него подарков в случае нападения, скажем, оборотня или вампира? Разумеется, класс поддержал! После этого демарша Локхарт игнорировал Джинни, она его тоже, хотя задания все же выполняла, не придерешься.

И толковой литературы по предмету тоже не было, не сочинения же Локхарта про вампиров и ведьм изучать… Главное, даже жаловаться было бесполезно: уж не знаю, что задумал директор, но попытки объяснить, что преподаватель защиты, мягко говоря, некомпетентен, он пропускал мимо ушей. И ладно бы только ученики жаловались, я знаю, и наш декан неоднократно говорил об этом, но тщетно! Даже попытка натравить на Локхарта Малфоя-старшего не удалась: Драко попробовал было, но сказал, что отец не хочет позориться, связываясь с этим… ну, дальше было непечатно. Драко-то что, его дома обучат, а нам как быть? Оставалось только надеяться на возвращение Тома…

Джинни в рекордно короткие сроки закончила переписывать: по-моему, мой текст она сократила раза в два, только писала покрупнее, чтобы выдать требуемый объем. Кстати, тоже дурацкая система — сочинение длиной полтора фута! У кого-то почерк убористый, у кого-то крупный. Та же Грейнджер в эти полтора фута ухитряется впихнуть все три, а Невилла бабушка приучила писать красиво, разборчиво, с порядочным отступом между строками, чтобы респондент не ломал глаза, разбирая написанное, так что ему полутора футов мало, он даже мысль не успевает толком развить. По-моему, только Снейп не линейкой пергаменты измеряет, а вчитывается в содержание текста. Я как-то рискнул и не дописал где-то с полфута, решив, что суть задания я раскрыл, а лить воду ради объема нет смысла. И ничего, получил «выше ожидаемого», сам удивился!

— Все еще молчит? — спросил я, когда Джинни залезла ко мне в сумку за черной тетрадью и принялась сосредоточенно в ней что-то строчить.

— Отзывается понемногу, — показала она мне страницу. — Говорит, выдохся почти полностью. Так что давайте, не отлынивайте, у меня уже рука отваливается писать!

— Сейчас, только закончу и тоже пообщаюсь, — пообещал я, записывая решение задачи и пытаясь понять, не перепутал ли я концентрацию, а если перепутал, чем это может грозить? Нет, вроде порядок, у Невилла получилось так же, только он решил извратиться и составлял зелье в два этапа. — Двигайся ближе и давай тетрадь…

Договорить я не успел, потому что рядом нарисовались близнецы. Они в последнее время выглядели необычно хмурыми, не иначе, как из-за Перси.

— А что это вы тут делаете? — привычно завел Фред, бесцеремонно заглядывая Джинни через плечо.

— Сочинение по зельям пишем, — мрачно ответил я.

— Да ну? — он прищурился и прочитал: — Дорогой Том, я очень по тебе скучаю… У нас новый профессор зельеварения?

— А ты не подсматривай! Может, это личное! — вспыхнувшая Джинни захлопнула тетрадь и чисто девчачьим жестом прикрыла ее локтем, но было поздно: пока Фред отвлекал внимание, Джордж ловким движением выхватил тетрадку.

— Ну-ка, поглядим, что за Том такой, которому сестренка пишет любовные письма… — протянул он и открыл дневник наугад… чтобы тут же с воплем его выронить. — Это что за фокусы?!

— Это я заколдовала, чтобы не хапали без спросу! — ядовито ответила Джинни, глядя, как Джордж трясет обожженной рукой. — Нечего совать нос в личный дневник!

У меня отлегло от души — Том обещал не даваться в руки никому, кроме нас, а раз защита действует, то сил у него явно прибавилось.

Джинни уже собралась подобрать тетрадь, но невесть откуда взявшийся Поттер успел первым.

— А ну, отдай, — велела сестренка, встав напротив.

— Это же моя тетрадка, — удивленно сказал Поттер, разглядывая дневник. — Я ее где-то потерял.

— Это моя тетрадь, — с нажимом произнесла Джинни. — Отдай, кому говорю!

— Но я же ее прекрасно помню, — упрямо ответил тот, — да, точно, старая, и тут еще вот подпись есть…

Он открыл дневник, и… Ничего не произошло. Разве что Поттер замер на пару секунд, и тут Джинни, не растерявшись, выхватила тетрадку у него из рук, да еще несильно приложила ею по лбу, чтоб не хватал чужие вещи. Поттер вздрогнул и очнулся, потер знаменитый шрам, моргнул и снова сказал:

— Но она правда моя!

— Докажи, — фыркнула Джинни. — Даже если ты ее посеял, то… что с возу упало, то пропало. Могу купить тебе другую, чтобы ты так не расстраивался, эту я все равно уже наполовину исписала!

— Как? — удивился он. — В ней нельзя писать! Что ни напишешь, пропадает…

— Это, должно быть, Дред с Форджем подсунули тебе исчезающие чернила, — припомнила Джинни непроверяемую версию, которая однажды уже сработала. Близнецы мрачно переглянулись, и Фред сказал:

— Нет, мы их еще не доработали.

— Это ты так говоришь, — вставил я. — Может, решили опробовать, вот и…

— У меня ничего не исчезает, — Джинни распахнула тетрадь и быстро перелистнула страницы… густо исписанные разными чернилами и карандашом. — Так что отстань от меня. Сколько там эта тетрадка стоит? Фи, какая мелочь… Я пришлю тебе новую.

— С каких это пор ты разбогатела? — с интересом спросил Джордж.

— Разбогатела или нет, а пара сиклей у меня в копилке найдется, — парировала сестра. — Больше эта вещь не стоит.

— Молодые люди, хватит шуметь, — вмешалась в перепалку мадам Пинс. — О, ну конечно, Уизли почти в полном составе! Разойдитесь-ка, пока я вас всех не выставила!

При словах о «почти полном составе» братья снова помрачнели и все-таки ушли, хотя Фред показал мне на прощанье кулак. Я в ответ высунул язык и сел на место.

Поттер тоже ушел, то и дело оглядываясь, а мы вернулись к прежнему занятию, в смысле, продолжили тормошить Тома.

— Д-Т. Почему ты не дался в руки Джорджу, а Поттер спокойно тебя открыл? — настрочила Джинни. Страницы вновь были девственно чисты, а грифельный след на этот раз пропал почти мгновенно.

«Почувствовал кое-что странное, — отозвался Том. — Он и прежде держал тетрадь в руках и даже пытался писать в ней что-то, но не связно, так, пару каракулей нарисовал и отложил. Тогда я этого не ощутил.»

— Р-Т. Чего именно?

«Как я могу это описать? Если очень грубо… это некое сродство душ. И мне это не нравится.»

— Д-Т. Мне тоже, — написала Джинни. — Ты вообще-то обещал никому, кроме нас, не даваться, и что? Кнат цена твоим обещаниям!

«Джиневра, не злись, — тут Том потряс всех до глубины души, нарисовав двоеточие и круглую скобку. Каюсь, это я его научил, видел такое в маггловских комиксах. — Если я замечаю что-то необычное, я хочу побольше узнать о нём, вдруг это опасно? Или полезно? А если бы Поттер попытался забрать меня, я бы ему этого не позволил.»

— Д-Т. Так и быть, поверю на слово. Тебе лучше?

«Значительно. Вы, я чувствую, времени даром не теряете. Продолжайте в том же духе, думаю, скоро мы уже сможем продолжить занятия.»

— Н-Т. Наконец-то! — не выдержал Невилл. — Том, и мы займемся уже защитой? Наш преподаватель — просто ужас, что такое!

«А почему вы до сих пор не отправили его в лазарет?» — резонно осведомился Том, а я пару раз стукнулся лбом об стол. Правда что, дураки! Если избавиться от Локхарта, нам найдут другого преподавателя, либо — с большой вероятностью! — его заменит профессор Снейп.

— Вот мы идиоты, — самокритично сказала Джинни, и мы принялись разрабатывать план устранения Локхарта…


Глава 21. Тайная Комната | Предатель крови | Глава 23. Страхи