home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

— Да проснись ты, в конце концов!

Искин, отчаявшись докричаться, вызвал кибера и тот тряс человека за плечо, отчаянно пища во все динамики. Влад кое-как протёр глаза, затем лениво поинтересовался:

— И что такого страшного происходит, что ты поднял меня в неурочный час?

— Смотри!

Вспыхнуло изображение, и человек замер — его пленница скорчилась в уголке камеры. Датчики показывали, что у той повышенная температура и бешеная частота сердцебиения.

— Допрыгались! Девчонка сейчас концы двинет!

— Тащи её в медотсек, немедля!

— Делаю!

Ворчливо отозвался искин, изображение сменилось — неподвижное тело обхватили силовые поля и понесли по многочисленным коридорам станции. Человек облегчённо вздохнул — не хотелось, откровенно говоря, чтобы кто-то погиб по его вине. Взглянул на часы, ну… Всё–равно вставать через пятнадцать минут. Поднялся с койки, быстро привёл себя в порядок, затем вышел из комнаты и побежал по коридору. Стадиона на станции не было, поэтому утреннюю пробежку приходилось делать таким образом, заодно и осматривая то, что успел починить искин за время сна. Пробежав по этажу, выскочил на внешнюю галерею, где резко остановился — у ограждения галереи, опоясывающую главную башню, замерла Суора, зачарованно смотря на желтоватый диск естественного спутника планеты. Бесшумно приблизился, впрочем, выстрели из пушки, девчонка бы ничего не услышала.

— Нравится?

— Господин?! Ох…

Девушка схватилась за грудь. Сегодня на ней было обычное для обитателей её мира платье из тонкого сукна. Правда, великолепно подогнанного по фигуре и скрадывавшего отчаянную худобу.

— Прости, не думал, что ты испугаешься. Красиво, правда?

— Да, господин…

Прошелестела та, как обычно. И верно — громадный желтоватый диск, покрытый пятнами зеленоватого цвета, сверкающие в лучах светила обломки, вращающиеся по орбите. Время от времени вспыхивали крошечные огоньки, когда какой-нибудь из останков многочисленных сражений входил в атмосферу спутника и сгорал в разреженном газе. Пояснять, что это такое гостье нужды не было. Минимум знаний искин ей закачал.

— А что с Аорой?

Поинтересовалась та осторожно. Влад пожал плечами:

— Сейчас узнаем. Искин, что там со второй гостьей?

— Могу выпустить. Всё в порядке.

— Так давай. И что там насчёт завтрака?

— Уже готовлю. Как вчера, у тебя?

— Пока — да.

— Тогда через тридцать минут.

— Замечательно.

Влад кивнул внимательно слушающей разговор тарконке, затем побежал дальше. Ещё надо успеть душ принять, да тоже надо озаботиться одеждой. Ткань есть, пусть интеллект снимет с его мозга данные о человеческой одежде и создаст аналоги.

… — Проходите, девочки. Присаживайтесь.

В этот раз тарконки отнеслись к приглашению куда лояльнее, чем вчера. Во всяком случае, никого запихивать силой за стол не пришлось. Искин превзошёл себя. Влад с удовольствием принюхался — пахло куда вкуснее, чем вчерашний ужин, хотя, казалось бы, больше некуда.

— Приступим, девочки?

И первый подал пример, вгрызаясь в источающее невероятный аромат нежное мясо. Девушки тоже принялись за еду. Трапеза на этот раз шла в молчании. Впрочем, как только перешли к распитию напитков, кто что пожелал, а Влад с удовольствием пил синтезированный кофе, старшая из двух тарконок не выдержала:

— Господин…

— Да?

Он спокойно выдержал её взгляд.

— Мы хотим попросить вас вернуть нас назад.

— Назад, это куда? В те же самые места?

— Нет, господин!!!

Испуг Суоры был настолько велик, что человек поморщился.

— Только не туда!

— Тогда куда?

Аора негромко произнесла:

— Есть город… Аччинар. Там живут такие же, как и мы.

— И где он находится?

Искин шепнул в ухо:

— Я знаю.

Тарконка хотела было что-то объяснить, но человек предупредительно вскинул руку, останавливая её:

— Всё. Мне известно, где находится ваш город, и я готов доставить вас в него.

— Когда, господин?

Влад быстро прикинул — вроде бы никаких дел у него сегодня особых не запланировано…

— Сейчас закончим, и сделаю.

— Господин!

Обе девушки вскочили, но молодой человек успел их остановить коротки жестом и словами:

— Всё–всё. Не волнуйтесь. Сказал, значит, сделаю. Вещей у вас, как я понимаю, нет?

— Откуда они у нас, господин?

— Вот и замечательно. Нищему собраться, только подпоясаться. Впрочем, не такой я жадный. Искин, кинь в истребитель немного камешков.

— Пару килограмм?

Ехидно осведомился тот. Влад рассмеялся:

— Десятка на нос будет достаточно. И не слишком больших. А то задавят бедняжек.

— Готово.

Мужчина поднялся из-за стола.

— Идёмте, девочки.

— Куда?

Он удивился:

— Как — куда? В Аччинар, разумеется.

— Вот так, просто?

— А что ещё?

— И вы не потребуете… В качестве оплаты…

Руки Аоры скользнули к вороту платья, чтобы дёрнуть шнуровку…

— Ещё чего. Не выдумывайте себе всякого. Идём.

Тарконки торопливо засеменили за человеком. После короткого пути все оказались в ангаре. Влад подал лестницу трап, помог уместиться девушкам на втором сиденье, уселся сам. Ни переодеваться, ни надевать скафандр он не стал. Всего-то, спуститься вниз, подобраться поближе под маскировочным полем, да высадить девчонок. Ни заходить в город, ни, тем более, провожать их он не собирался…

…Аччинар был довольно велик, как ни странно. Заложив вираж над городом, пользуясь невидимостью, Влад рассмотрел высокие, для этой эпохи, двух–трёхэтажные дома, прямые улицы, множество людей на улицах. Вроде всё спокойно. Свалил машину в правый крен, отчего девчонки испуганно завопили, пошл на посадку. Подвесив истребитель на антигравах, выпустил лестницу, помог спуститься девушкам. Те… Ну, в общем, глаза у обоих были на мокром месте. Сунул каждой по тряпичному мешочку, в каждом из которых было по десятку совершенно одинаковых рубинов размером с четверть ногтя, затем снова убрал лестницу, закрыл колпак и выдрал машину ввысь. На сегодня его дела на планете были закончены. Выйдя на орбиту, уже спокойно и не торопясь лёг на курс, внезапно один из датчиков истошно завопил, и тут же в кабине прорезался голос искина:

— Срочно на станцию! Как можно быстрей!

— Что случилось?

А ноги уже сами утапливали акселератор в полик.

— Мои сканеры зафиксировали флот. Нет, Флот! На дальней окраине системы! Множество кораблей!

— Понял, не дурак.

Влад включил форсажные двигатели, и сила ускорения вдавила его в спинку кресла. И дёрнула же его Тьма не одеть скафандр! Тем не менее, обошлось. Искин предупредительно открыл проход и сразу же наглухо задраил поле, увеличивая его напряжённость до максимума. Человек выпрыгнул из кабины едва успевшего остановиться в ангаре истребителя. Выругался, когда обжёг руку о бортик ледяной от внешней температуры вакуума кабины, не обращая внимания на напухающий волдырь помчался к кабине лифта. Тот сразу рванул с места, доставив его в центр управления. На экранах светились корабли. Множество самых разных громадин. От крошечных, сверкающими мошками вьющихся возле гигантов, до таких, что невольно закладывало дух. Настоящие монстры, не уступающие боевым планетоидам Руси.

— Ничего себе…

— Да, уж.

Откликнулся встревоженный искин. Торопливо добавил:

— Я, конечно, включил систему невидимости, но кто знает, какие у них сканеры. Так что особо на то, что нас не увидят, не стоило бы рассчитывать.

— Будем надеяться на лучшее. Энергии у тебя сейчас хватает, если что — снимемся с орбиты и рванём до ближайшей системы. Гипердвигатель, у тебя, надеюсь, действует?

— Действует. Но мы израсходуем все наши запасы энергии…

— Жить захочешь — рискнёшь.

— Это верно…

Замолчали оба, наблюдая за картинкой. Там, между тем, началось не что иное, как боевое развёртывание. Мошкара построилась в несколько клиньев, гиганты потихоньку оттягивались на задний план. Корабли средних классов перестраивались в нечто, напоминающее трезубец…

— В твоих базах данных нет ничего похожего?

Искин задумался, потом решительно ответил:

— Нет. Правда, если экстраполировать, то можно предположить с вероятностью в двадцать семь процентов, что это вонги.

— Вонги?

— Кочевники. Своего мира не имеют. Шляются по космосу, подбирают всё, что плохо лежит. В твоём языке есть подходящий термин — мародёры. Потрошат ископаемые, хватают рабов, в общем, ничего хорошего для тех кто внизу.

Влад выругался. Хотел помочь девчонкам, а в результате…

— Надеюсь, ты ошибся.

Внезапно искин отозвался странно напряжённым голосом:

— Фиксирую облучение. Тревога. Отбой. Луч прошёл в сторону.

— Ух…

Человек выдохнул.

— Ты так не пугай…

— Луч вернулся. Прошёл мимо.

— Добавь энергии на экран.

— Выполнено.

— Можешь уменьшить орбиту?

— Зачем?!

— Если спустимся на стационар в верхние слои атмосферы, для их сенсоров возникнут дополнительные помехи.

— Ерунда. У них стоят нейтринные сканеры.

— Опаньки… Кажется, нам не повезло…

— Кто знает.

Философски откликнулся искусственный интеллект и повторил:

— Кто знает…

Минуты складывались в полные напряжения часы. Вторгшийся флот, между тем, маневрировал, пока искин не обратил внимание Влада на одну странность:

— Они разворачивают фронт.

— Верно…

Выдохнул виконт. Клинья лёгких кораблей и тех, что крупнее, начали разворачиваться в обратную сторону. Планетоиды так же держали прежний курс, входя в глубину системы и направляясь к газовому гиганту, седьмому, если считать от светила. Вокруг того вращалось множество лун, плюс два крошечных кольца, перпендикулярно друг другу.

— Ложатся на орбиту.

— Вижу.

Процедил Влад. Мелюзга Флота, между тем, начала новое перестроение. Теперь они образовывали огромный конус, в середину которого стянулись те, что покрупнее, а мелочь выстроилась неким кожухом для своих более крупных собратьев.

— Что они творят?

Недоумевая спросил Влад у искина, не отрывая глаз от тактической картинки.

— Пожалуй, они готовятся к бою…

Процедил искусственный интеллект.

— Вспышка!

Влад успел выкрикнуть это слово и зажмуриться — откуда то из неведомых глубин космоса сверкнуло, а в следующее мгновение выстроенный разумными конус словно облило огнём. Когда пламя рассеялось, на месте множества кораблей ничего не было. А дальше произошло самое страшное — огромный столб огня врезался в газового гиганта, вокруг которого сгруппировались планетоиды, и…

Станцию затрясло. Послышался страшный скрип конструкций, режущий уши, словно ножом. С треском лопнули какие-то приборы, снопы искр из самых невероятных мест, испуганный вопль искина, Влада сорвало с кресла, словно шарик, с размаху бросило на пол. Потом он перекатился и врезался в массивную тумбу пульта управления, последнее, что он увидел — прогибающийся, словно мыльный пузырь, силовое поле…

…Голова просто раскалывалась от боли. Дотронулся рукой до больного места и ощутил влагу. Машинально лизнул — солоноватый вкус крови немного привёл Влада в чувство. Почему темно? Ослеп?! Попытался поморгать, но исчезли лишь цветные пятна. Потом вроде начало проявляться непонятное свечение. Слегка беловатое, очень слабое. Тем не менее, глаза потихоньку адаптировались. Постепенно, как в проявителе появлялись очертания различных предметов: тумбы пультов, мебель, перевёрнутая и разбросанная по всему залу, заблестели крошки стеклопласта, в изобилии рассыпанного по покрытию невиданным снежным покровом. Чуть придавило уши. Давление атмосферы внутри станции явно падало.

— Искин.

Позвал человек и поразился тому, как странно звучит его голос. Хрипло и глухо. Дышать тяжело. Дотронулся до шеи и ощутил большую опухоль. Понятно. Внутренняя гематома. Рассосётся. Куда хуже другое — искин молчал. Не отзывался. Пошарил вокруг руками, нащупал тумбу. Кое-как, цепляясь за неё руками, встал на колени. Пол закружился, к горлу подступила дурнота. Сотрясение мозга. Попытался выпрямиться и вдруг снова едва не рухнул обратно. Опустив голову, что было сил вцепился в пульт, зияющий дырами на месте приборов. Спустя несколько томительных минут стало легче. Дурнота немного отступила. Сглотнул комок, возникший в горле, едва удержав рвоту. Плохо. Если искин молчит, значит, либо повреждён, либо нет энергии. Впрочем, её и так, похоже нет. НЕ работает освещение, нет и ремонтных киберов, которые просто обязаны прибыть на место аварии и приступить к ликвидации последствий. Значит, будем рассчитывать на самое худшее. Попытался поднять голову, сразу пришлось её опустить опять. Так стало легче, и сладкое ощущение во рту немного отступило. Не хватало только блевануть… Позору не оберёшься. Пока успокаивал головокружение, попытался прикинуть происходящее. Генераторы тяготения ещё дышат. Иначе бы болтался по всему залу. Значит, крохи энергии имеются. Снова позвал:

— Искин!

Тот по прежнему молчал. Опять поднял голову. На этот раз прошло легче, хотя пришлось через боль сглотнуть накатившее к горлу изнутри. В призрачном свете заметил зияющий выход внизу. О, Тьма… Значит, всё куда серьёзнее, чем он может представить. Двери открываются только по аварийному протоколу, чтобы экипаж мог покинуть станцию… Сделал попытку оторваться от пульта, за который по–прежнему цеплялся изо всех сил, вроде получилось. Шатаясь, как пьяный, поминутно рискуя упасть, спустился, хрустя крошками пластика, вниз, проклиная искина за то, что нет перил. Удача. Добрался до низа без падений. Уселся на ступеньку, передохнул. Тронул щеку, ощутил корку засохшей крови. Надо в медотсек. Благо, он неподалёку. Лифты, естественно, не работают, так что придётся ножками… По субъективному ощущению пробирался по коридорам, держась за стены, не меньше двух часов. Уши уже закладывало до боли. Точно, утечка воздуха. Тьма… Ввалился в медотсек. Хвала Богам, тут работало аварийное освещение. Тускло, но пара светильников всё же мерцала, разгоняя темноту. Рванул на себя дверку шкафа, вытащил индивидуальный пакет с биобинтом. Разорвал зубами мягкую упаковку, начал обматывать вокруг головы. Случайно зацепил рану, оказавшуюся довольно большой, зашипел от боли сквозь стиснутые челюсти. Конец бинта сам прилип к основной повязке. Облегчённо вздохнул — пропитанный биологически активными веществами, бинт начал действовать сразу. Появился лёгкий зуд, значит, клетки начали восстанавливаться, как обычно, с бешеной скоростью. Добрался до умывальника — увы, воды нет. И на уши давит всё сильнее… Надо искать скафандр или дыхательную маску. Медленно двинулся к аварийному шкафу. Там должно быть то, что нужно. Кулаком ударил по большой алой кнопке, величиной с блюдце. Створки с лёгким хлопком отлетели в стороны. Шкаф герметичен, значит, разница давлений уже очень велика… Торопливо натянул на себя полумаску, повернул ручку на баллоне с таблетками воздуха. Прицепил его на пояс. Сразу отпустило. Глубоко вдохнул кислород. Голова сразу стала болеть намного меньше. Ничего. Не страшно. А это что? На одной из регенерационных ванн чуть поднят колпак… Тьма!!! Там же… Сдёрнул вторую маску, одним прыжком оказался возле длинного пенала, подцепил пальцами край колпака, рванул, что было сил, нехотя, преодолевая давление пневмоцилиндров, пластик пошёл вверх. Нащупал уже в полной темноте голову, прицепил маску, включил подачу воздуха. Не шевелится. Неужели опоздал?! Рука сама скользнула ниже, на грудь. Плевать, что на девчонке нет одежды, сейчас не до стыдливости! Чуткие пальцы ощутили слабое подрагивание под кожей. Жива! Значит, оклемается. Огляделся по сторонам, да, есть. Вытащил из шкафа запасные пеналы с дыхательными таблетками, сумку с аварийным запасом. Нащупал фонарь. Тот, хвала Богам, работал. Сорвал с одной из кушеток покрывало–простынь, затем кое-как, поскольку ещё был очень слаб, вытащил хрупкое тело из ванны, роняя капли раствора на пол. Уложил на кушетку, накрыл сорванной тканью, завернул, словно в кокон. Забросил ремень сумки на шею, затем бережно уложил девушку на плечо. Пусть она и виновата, но оставлять её умирать Влад не хотел. Кряхтя и пошатываясь, потащился с тяжёлой для его нынешнего состояния по переходу к себе. Капитанские каюты на всех кораблях имеют полностью автономную систему жизнеобеспечения и запасной пульт управления. Здесь не исключение. Искин специально заострил на этом внимание, когда выбирал место для жительства человека… Шаг за шагом в беспорядочном мельтешении сильного луча фонаря, дрожащего в руке. Сумка тянула к полу, а девчонка, несмотря на свой хлипкий вид весит… Да ничего она не весит. Просто голова кружится всё сильнее и сильнее. Того и гляди, рухну и не встану. Воздух поступает исправно. Так что проблема не в аппарате, а во мне. Кажется, не просто сотрясение, а что-то ещё. Ладно. Потом будет время разобраться… Из последних сил добрался до своих апартаментов. Алый свет входного сенсора обрадовал, словно новогодний подарок. А почему алый? Да потому что условия обитания снаружи вредны для организма разумного. Хлопнул по панели. Пискнуло, словно через вату, затем створки развалились надвое, открывая вход. Сделал шаг, уткнулся в… Отлегло! Внутренний шлюз! Щелчок, лёгкая вибрация, боль в ушах начала отступать. Привычно сглотнул несколько раз, выравнивая давление в организме и снаружи. С мягким шорохом разошлись в стороны створки шлюза. И сразу по глазам резануло ярким светом — в каюте действовало освещение. Пошатываясь, дошёл до кровати, не особо церемонясь, свалил свою ношу на покрывало, кое-как стянул ремень сумки с шеи, бросил на роскошный ковёр, выпрямился. И едва успел удивиться, увидев с какой скоростью на него надвигается покрывало…

…В этот раз очнулся от тихого всхлипа. Резко вскинулся и тут же пожалел об этом — едва успел перегнуться через край, как из него ударило буквально фонтаном. Едва успел сорвать маску, чтобы не захлебнуться в собственной рвоте. Но… Пара капель желчи. И всё. Сколько же он пробыл без сознания? Улёгся обратно, с трудом повернул голову — его пленница, закутанная в прихваченную из медотсека простынь, скорчилась у задней спинки кровати. Увидев, что он очнулся, округлила глаза. Едва успел махнуть рукой, мол, молчи. Поняла. Затихла, хотя плечики под тканью ходили ходуном. Плакала молча. И то хорошо.

— Ты меня понимаешь?

Кивнула. Ого! Значит, до катастрофы искин успел закачать в неё хотя бы знание языка! Хоть не придётся общаться на пальцах. Повезло. Вытянулся, попытавшись расслабиться. Дышалось свободно, несмотря на снятую маску. Значит, оборудование командирской каюты действовало, несмотря на случившуюся катастрофу. Поживём ещё какое то время… Силы прибывали с каждой минутой. Но… Какой же он идиот! Тут же есть специальная аптечка! Последняя, как говорил искин. Но тут или, или.

— Девочка…

Вскинула голову, надменно, кстати. Выглядит довольно забавно, в данной ситуации. Но, Тьма с ней. Потом. А сейчас…

— Ты можешь двигаться?

Кивнула.

— Дойди до того ящика…

Шевельнул рукой, показывая, куда надо добраться. Опять кивнула.

— Открой.

Соскользнула на пол, осторожно ступая по ковру, приблизилась к встроенному ящику.

— Коснись рукой зелёного круга.

Приложила узкую ладошку. Щёлкнуло. Створки послушно разошлись в стороны.

— Вон та штука. С синим четырёхугольником.

Вытащила. Вертит в руках, пытаясь сообразить, что это.

— Давай сюда.

Нехотя вернулась, послушно подала. Приложил три пальца к сенсору. Аппарат ощутимо завибрировал. Девчонка ойкнула, отскочила, со страхом глядя на происходящее. Робот выпустил тоненькие ножки, полез на лежащего на спине Влада. Выпустил из спины тоненький усик, быстро растущий к верху. Когда тот поднялся примерно на метр, из конца уса появился лучик света, быстро пробежавший по телу человека. Аппарат забулькал, зашелестел, потом произнёс на русском:

— Сотрясение мозга. Множественные ушибы мягких тканей. Трещина в двух рёбрах. Большая гематома гортани. Повреждения внутренних органов.

— Излечение возможно?

— Да. Прикажете приступить?

— Действуй.

…Как ни странно, аппарат понял. Откинулась небольшая крышечка в спине умной машинки, и оттуда словно, живые, появились и начали стремительно расти новые усики, окутывая Влада словно саваном. Девочка ахнула, но пилот не обращал на неё никакого внимания. Покалывание, какое-то шевеление внутри. Но с каждым мгновением ему становилось всё лучше и лучше. Боль исчезала, уходила дурнота, прояснялось зрение, та пелена, постоянно стоявшая перед глазами, словно растворялась. Он невольно прикрыл глаза, но аппарат сердито загудел, пришлось их снова открыть. Влад словно растворился в безвременье. Неизвестно, сколько прошло минут или часов, но кибердоктор пискнул, знаменуя окончание лечения. Затем объявил на человеческом языке:

— Процедуры завершены. Рекомендация — для окончательно завершения лечения необходимо пять часов сна.

— Принято.

Машинально откликнулся человек, закрывая глаза и прислушиваясь к себе. Вроде бы всё в порядке, кроме общей слабости и чувства голода. Но это легко объяснимо — подстёгнутый кибером организм бешено регенерировал, поэтому ему необходимо топливо. Впрочем, аппарат бы предупредил. Значит, внутренних резервов хватит на полное восстановление… Это была его последняя мысль перед очередным провалом… Но в этот раз он уснул, а не потерял сознание, как было до этого. Со счастливой улыбкой на губах. Спал спокойно, совершенно расслабившись. Теперь ему ничего не страшно. Выберется. Бывало и куда хуже…


Глава 13 | Беглецы-Х | Глава 15