home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

Ситуация с обедом повторилась и в ужин. За Лорой пришли Монти и Эрик, а за ними - помощники главного врача с диетическими продуктами для Эмиля. Когда за столом Лора осведомилась, почему Эмиль должен есть то, что ему приносят уиверны, хотя есть уже предписанное для него меню, главврач уивернов ответил спокойно:

- Человеческая диета для вашего мужа - это диета в связи с его состоянием. Сейчас же он ест то, что необходимо для его организма при подготовке к операции.

После ужина, немного посомневавшись, Лора попросила капитана ещё раз показать ей зрелище военного конвоя при их корабле. Уиверн усмехнулся:

- Если вас до сих пор пугают и-морги, можете сами поглядывать на экран в минуту сомнения.

И предложил женщине запомнить кнопку, которую можно нажимать, сколько ей, Лоре, заблагорассудится, чтобы полюбоваться космосом и кораблями в нём. У Лоры быстро вошло в привычку, заходя в кают-компанию, первым делом включать космический экран и некоторое время смотреть на звёзды и миниатюрные корабли военного конвоя среди них. И только после этого, и в самом деле успокоенная, шла за стол, сопровождаемая Эриком... И сама себе признавалась, что счастлива: она может сидеть за столом с людьми своего круга! Она, наконец, снова обратила внимание, в чём ходит, как причёсана и как подкрашена! Последнее было как всегда на минимуме, так как она привыкла пользоваться косметикой, лишь подчёркивающей её черты лица. Ну а такая спокойно вмещалась в дорожную сумочку.

Кстати, скоро она поняла: с Эриком ей общаться тяжело. Он всё время вёл себя с нею таким образом, как будто они давно знакомы. Постоянно говорил ей "ты", постоянно прикасался к ней так, словно имел на это право. Даже пытался командовать ею. В рамках необходимого, конечно. Однажды, она, не запомнив, как располагаются отсеки по коридору, заблудилась в пустынной части корабля. И, когда Лора в очередной раз уткнулась в тупик и развернулась искать выход из него, она увидела перед собой Эрика. Он появился будто из ниоткуда - так неслышно подошёл. Эрик даже не стал спрашивать, что она делает здесь, в тупике. Просто молча предложил ей руку и вывел в нужный коридор. Она же так обрадовалась ему, что даже забыла поблагодарить, о чём вспомнила, лишь оказавшись перед дверью в свой отсек. Правда, Эрик сам взял эту благодарность: неуловимо быстро нагнувшись, он мягко скользнул губами по щеке Лоры... Очутившись в отсеке, она с трудом усмирила зачастившее дыхание и так долго была рассеянной, что это заметил даже Эмиль. Правда, он быстро забыл о её рассеянности, а Лора, время от времени машинально касаясь пальцами щеки, будто пытаясь вспомнить неожиданный поцелуй, снова погрузилась в размышления: как бы держать Эрика на расстоянии, если... если её тянет к нему?

Свободней она дышала только рядом с Монти. Он тоже раньше говорил ей "ты". Но тогда, на прогулочном лайнере, были обстоятельства, сблизившие их. Обстоятельства, когда не до церемоний и светского этикета. Сейчас же Лора для него снова стала леди из общества, отчего он учтиво "выкал" ей. С Монти было легко именно поэтому, что он легко приспосабливался к обстоятельствам. И не претендовал на Лору.

После посещения трапез в кают-компании Эрик обычно уводил её к своей команде. Как ни странно, с этими весёлыми парнями и девушками Лора чувствовала себя очень легко. Она чаще молчала, слушая их, но не ощущала себя лишней. Ей были интересны и симпатичны многие из них. Даже насмешник Дэниел или довольно агрессивная и бесцеремонная Ингрид. Может, Лоре было хорошо с ними, потому что после вынужденно аскетического общения только с Эмилем она попала в общество неожиданных для неё личностей? Она не задумывалась над таким вопросом. Только впитывала атмосферу задорного времяпрепровождения среди этих странных для её круга людей и чувствовала радость.

Один раз, заинтересовавшись, и Монти напросился в гости к ребятам Эрика. И зачастил к ним даже без Эрика. Стал своим - как выразилась Ингрид, которая быстро нашла, над чем в неожиданном госте посмеяться: длинные волосы уиверна, собранные в аккуратный "хвост", стали каждодневной мишенью для её насмешек. Монти обычно отшучивался и сам исподтишка проходился по излишней боевитости нахальной девицы. Та в ответ обычно предлагала сходить в тир и посмотреть, излишняя ли это боевитость. Монти тоже отшучивался, что светский этикет не позволяет ему оставаться на неопределённое время рядом с девицей таких юных лет... Кстати, услышав впервые от уиверна насчёт юных лет, Лора была несколько озадачена. Она как-то упустила из виду, что команда Эрика почти сплошь состояла из молодёжи - сверстницей которой была и она сама. И только сейчас вдруг подумалось, что она чувствует себя слишком... старой. Впервые об этом задумавшись, она мысленно пожала плечами: просто разное поведение. Эти ребята ведут себя весьма привольно, в то время как она соблюдает правила света. Оттого и кажется очень сдержанной и... слишком взрослой.

В мгновение, когда она так решила, её глаза нечаянно остановились на Эрике. Он смотрел на неё спокойно, без желания что-то сказать. Но почему-то Лоре показалось: он сказал бы, что разница между его ребятами и ею только в одном - они ведут себя более непосредственно, как и подобает молодости. Она же держит себя, словно опытная светская дама, - что особенно ощущается именно в её видимой неэмоциональности.

На ужине второго дня полёта Лора выяснила, что уиверны недовольны тем, что Эрик уводит её сразу после совместной трапезы. Правда, их недовольство выразилось в том, что они шутливо высказали порицание не Эрику, а Монти. Лора поняла их: если они летели с Уиверна на Сангри, а сейчас обратно, то им в этом непрерывном полёте просто не хватает общения с женщинами. Экипаж-то сугубо мужской. Она было предложила приглашать на трапезы в кают-компанию девушек из команды Эрика, но Монти, помявшись, объяснил, что среди женщин на борту уивернского судна лишь одна леди. А экипаж уивернов, да и врачи - сплошь родовитые офицеры, привыкшие к обязательному этикету и общению на определённом уровне. Лора лишь улыбнулась, про себя подумав, что уиверны - жуткие снобы. Пострашней, кажется, даже её отца.

Время, которое не надо просиживать с мужем, для неё стало благодатью. Она словно освобождалась от какого-то напряжения, которое чувствовала лишь тогда, когда не была рядом с Эмилем. Несмотря на ровное со всеми обхождение, перемена обстановки, хоть и незначительная, была для неё счастьем. Хотя в этом счастье всегда присутствовал привкус горечи - Эрик. Она не знала, как относиться к его желанию быть постоянно с нею рядом. Единственное чувство, которое она испытывала рядом с ним, - это страх перед возможными переменами в жизни. С Эмилем всегда и всё понятно. Пусть он беден и не нужен своей семье, но муж - из того же круга общения, что она сама. Но если находиться рядом с Эриком... Приходилось напоминать себе, что отец никогда не позволит ей такой мезальянс. И тогда почему-то становилось грустно... Лишь раз, оставленная неожиданно для себя в одиночестве (правда, ненадолго), Лора попыталась проанализировать свои чувства к Эрику, но почему-то испугалась и сильно обрадовалась появлению Монти, который предложил вместе посмотреть некоторые достопримечательности столицы Уиверна заранее, по вирт-экрану. Её прорвавшаяся радость не осталась незамеченной: уиверн внимательно посмотрел на неё, но промолчал, не спросил о странном возбуждении всегда такой спокойной дамы. И Лора виновато пообещала себе больше никогда... не срываться. Кажется, так называется несдержанность? Для неё, для Лоры, это непозволительная роскошь.

Сидя с Эмилем и продолжая вместе с ним читать или смотреть фильмы по вирт-экрану, Лора замечала: появились признаки, что муж поверил - скоро он встанет на ноги. Он начал говорить гораздо энергичней, чаще вспоминать балы и вечера, на которых они бывали вместе, заставлял и её вспоминать, в общем-то, незначительные происшествия, которые помогали отличить такие вечера, обычно довольно однообразные, друг от друга. И, слушая Эмиля, Лора молилась лишь об одном: быстрей бы это произошло! Быстрей бы закончилось сидение их двоих, вынужденно замкнутых друг на друге!

Корабельным "утром" третьего дня она обнаружила, что конвоя на экране нет.

- Что-то случилось? - спокойно спросила она.

Стоявший рядом Эрик объяснил:

- На Сангри переловлены все наёмники и-моргов. И есть ещё одна новость, о которой ты не знаешь, занятая мужем. Через три дня после ЧП на лайнере планета И-морг и её обитатели были исключены из Содружества.

- Тем самым развязав руки Уиверну, - спокойно сказал Монти, вставший с другой стороны Лоры. - Несколько часов назад наша армия посетила воздушное пространство И-морга и снесла с лица планеты все важные точки космического кораблестроения, а также сами корабли. Бомбардировка велась, как часть политики защиты от агрессивно настроенных существ, не включённых в Содружество. Так что никто не возражал. Скорее даже - этот наш налёт на И-морг втихомолку приветствовался. А для контроля за взлётом с планеты тех судов, которые не были обнаружены ранее, в атмосферу И-морга введены микроскопические зонды-наблюдатели, которые позволяют нам отслеживать все изменения, происходящие на планете. По итогам нанесённых разрушений результат таков: и-морги заперты на своей планете.

- То есть теперь можно не бояться и-моргов? - легко спросила Лора.

Эрик незаметно, но пристально вгляделся в её глаза.

Но жёстче всех оказался взгляд главврача, высокого темноволосого уиверна, имя которого она так и не смогла запомнить. Он будто медленно вонзил нож в её глаза.

- Всё это время вы очень боялись и-моргов?

- Немножко, - с легкомысленным вызовом ответила она, пряча под столом руки, которые внезапно задрожали. Усилием воли она подавила дрожь.

- Леди, вы не боитесь лекарств?

- Нет. Но и успокоительного мне не надо. Спасибо. - Лора очаровательно улыбнулась главврачу. И тот успокоился, перестал привлекать к ней внимание остальных.

По корабельному времени они попали на Уиверн к вечеру.

А дальше всё поехало-полетело, да так стремительно, что Лора потерялась бы, не будь у неё столько помощников. Эмиля и её не стали устраивать в отеле. Мужа сразу повезли в больницу, а Лора сказала, что она будет с ним и там. Операцию провели через день. Лору допустили к мужу на следующий день - и он продемонстрировал, как легко может поднять руки и живо шевелить пальцами, как может подвигать головой на ожившей шее. Он был счастлив. Он чуть не плакал от сумасшедшего счастья.

Затем была неделя реабилитации, когда Эмиля посадили на белковую диету и учили заново двигаться. В те часы, пока Эмилю было предписано заниматься, Лора гуляла по столице Уиверна, по его пригородам, разглядывая красивые старинные здания и любуясь странными, изысканными линиями старинных улиц. Естественно, что гуляла она не одна. Всегдашнее сопровождение - Эрик и Монти. Она брала их под руки и шла посередине, внимательно слушая лекцию Монти о столице. Эрик по большей части молчал. Лишь изредка, заинтересованный какой-нибудь древней историей, упомянутой вскользь, задавал вопросы, стремясь узнать подробности.

Его команда, пристроенная, чтобы не бездельничала, к экскурсоводу, тоже с не меньшим интересом изучала Уиверн.

Эмиль был всё ещё бледен и довольно тощ, но на ногах уже держался уверенно, когда их лайнер, уже пассажирский, следующий на Сангри, взлетел с планеты. Эрик со своими ребятами тоже был на борту. С Монти они распрощались на самом Уиверне.

Никаких происшествий на лайнере не было. Решившись поговорить с Эриком напрямую, Лора только и смогла выдавить из себя, что собирается продолжать свою супружескую жизнь с Эмилем. Эрик ничего не ответил, лишь взглянул на неё странными глазами с потемневшей аквамариновой глубиной.

В космопорту Эмиля и Лору встретил её отец и сразу забрал обоих к себе. Пока оба не встанут на ноги, фигурально выражаясь, - недовольно сказал отец. На деле он был очень доволен. Лора видела, как он то и дело дёргает уголком губ, явно думая о времени, когда сможет выводить Лору в рестораны, на свои деловые ужины.

Ещё через неделю Эмиль впервые собрался на небольшой вечер с танцами. Лора, конечно же, сопровождала его. Историю её мужа в обществе знали прекрасно, и Эмиль стал звездой вечера. Танцевали с ним многие дамы, польщённые знакомством с выжившей и довольно симпатичной жертвой страшных и-моргов. На следующий вечер - на раут - он пошёл уже без жены. Лора отказалась под незначительным предлогом - из-за головной боли. Ещё через день Эмиль, повязывая перед зеркалом шейный платок (отчего Лора испытала ощущение дежа вю, заставившее её вздрогнуть), спросил:

- Ты точно не хочешь пойти?

Глядя на робко намеченный румянец на его щеках, отмечая блестящие от предвкушения глаза, она сумела ответить легко и даже с усмешкой:

- Папа положил мне на карточку небольшую сумму. Надеюсь, ты не возражаешь, если потрачу её, совершив небольшой, но полноценный шопинг?

- Полноценный? Не поверю, - он покачал головой, на миг замерев перед зеркалом, но глядя на жену. - Ты слишком расчётлива и умеешь обходиться небольшой суммой.

- Ты считаешь меня расчётливой? - удивилась она.

- Лора, дорогая, мы же оба знаем, что ты очаровательна. И там, где другим дамам приходится изощряться в дорогих изысках, чтобы выглядеть хоть чуть близко к твоему совершенству, тебе всего лишь достаточно надеть что-нибудь простенькое, правда из чего-нибудь дорогого. Вот и вся твоя расчётливость.

- Спасибо за комплимент, Эмиль, - улыбнулась Лора, сидевшая в кресле.

Он подошёл к ней и рассеянно поцеловал. По его отсутствующему взгляду Лора сообразила, что он уже не здесь, с нею, а там, где его ждут, где ему можно будет... летать.

Когда он уехал, на вирт позвонил отец и спросил:

- Почему ты не с Эмилем?

- У меня сегодня шопинг, - весело ответила Лора. - На сегодняшнем вечере будут все мои знакомые, которые знают мои наряды наперечёт. Пришлось отказаться от поездки. Пусть Эмиль побудет там за нас двоих.

Отец что-то проворчал, но согласился, что покупками и в самом деле неплохо бы заняться. Хоть какое-то разнообразие в жизни.

У своего зеркала Лора присела медленно. Первым делом нашарила пудреницу и осторожно заново припудрила мешки под глазами. И только потом нанесла крохи косметики. Для выхода надела обычный брючный костюмчик, уютный и удобный. На улице летний тёплый вечер. Взяла сумочку. Телохранитель ей не нужен. Отца она заверила, что собирается гулять в довольно известном районе модных бутиков, а он неподалёку. И вряд ли там можно ожидать каких-нибудь серьёзных происшествий.

Но, выйдя на улицу, она мимоходом вспомнила, что забыла сделать заказ на такси. Потом забыла о такси и пошла по улице - туда, куда тянулся редкий здесь ручеёк прохожих. Потом ручеёк окреп. И Лора влилась в него, шагая бездумно и ни о чём не думая. Подспудно ей хотелось движения. Инстинкты требовали.

С застывшей на губах доброжелательной улыбкой, которая постепенно превращалась в странное раздражённое движение губ, она шла и шла, не замечая ничего: ни того, что свернула с ярких, всегда праздничных улиц; ни того, что бутики сменились магазинами пусть вроде и богатыми - но лишь внешне; ни того, что вечер наступил довольно поздний... Ни того, что, машинально следуя за какими-то людьми, вошла во двор какого-то высотного дома.

И тут она очнулась.

Высотный дом?

Пока ещё не понимая всей полноты произошедшего, она растерянно огляделась.

- Что, птичка, потерялась? - издевательски ласково спросили за спиной.

Она обернулась.

Перед нею стояли трое, которых она даже разглядеть не могла в темноте двора: здесь печально горел лишь один фонарь - прямо со стены дома.

- Глаза-то разуй, - снова сказали за спиной, отчётливо ухмыляясь. - Забрела куда - надо же. Слышь, красотка, и не боишься?

Она нерешительно снова оглянулась. Сердце болезненно заколотилась, и Лора с удивлением поняла, что она до сих пор шла до такой степени бессознательно, что возвращение в реальность оказалось почти настоящим возвращением из обморока. Она пыталась разглядеть тех людей, которые окружили её, но, сколько ни вглядывалась, не могла разглядеть ни единой чёрточки. Да и чем это могло бы ей помочь?

- А ведь и правда не боится, - удивился всё тот же издевательский голос - и снова за спиной, словно специально заставляя её поворачиваться, дезориентируя - и пугая.

Напряжение целого месяца, в котором Лора находилось, будто сдавило её ещё больше. Она почувствовала, что ей не хватает воздуха, что она уже дышит чаще, потому что... Издалека она услышала странный неровный треск. Рвётся бумага. И этот треск почему-то ассоциируется с последними словами невидимки из темноты: "... не боится". А потом Лора ощутила, что мелкой дрожью начинает дрожать живот, потом плечи.

- И-морги... - выговорила она, постепенно, исподволь начиная смеяться. - И-морги... Господи, и-морги!..

Она не могла выразить в словах того, о чём внезапно подумалось. Но этим людям и не нужно было, чтобы она что-то объясняла. Им нужно от неё было другое. Стороной она знала - что. Как же... Одинокая - на этой улице, по которой такие, как она, не ходят. Лёгкая добыча - по тем детективам, что ею прочитаны... Но её странно поразила ситуация, о которой она хотела сказать этим людям и которую она хотела им объяснить. И-морги, целая планета, охотились на неё - и она должна бояться этих? Которые сами всех боятся, из-за чего и прячутся в этой тьме?!

Смех нарастал изнутри, пока Лора, прижав к себе дурацкую сумочку, не зашлась в неостановимом хохоте, трясясь и всхлипывая от смеха. А у неё даже того браунинга с собой нет! Глупая сумочка - пустая! Но ведь целая планета за ней охотилась! И она так здорово защищалась от страшных, зловещих и-моргов с их жуткими корнями внутри организма! А тут - мелочь какая-то!.. Как смешно!!

И она плакала от смеха, заливаясь колокольчиком, звонко-звонко и не замечая, как первый спросивший, не потерялась ли она, вдруг болезненно крякнул, резко согнувшись и отлетая в тот же мрак. Как двое, стоявших рядом с ним, ещё не понимая, огляделись, шаря по себе в поисках оружия, которое не нужно было, пока запугивали свою хрупкую на вид жертву, - и рухнули на месте. Как серьёзная Ингрид, резкой тенью отделившаяся от тьмы, взялась за грудки того, кто первым спросил Лору, не боится ли она. Как та же Ингрид, не размахиваясь, кулаком в лицо разбила нос неудачливому грабителю и несостоявшемуся насильнику. Как побежавших хулиганов (или местных бандитов?) по одному ловили и учили по-свойски ребята из команды Эрика.

И как из темноты возник Эрик и прижал её к себе, уже плачущую навзрыд.

Ноги подломились - она не почувствовала ничего. Ни того, что могла бы упасть, не подхвати её Эрик на руки. Ни быстрого перемещения в машину, где Кристиан сидел за рулём и Эрику не пришлось отстранять плачущую женщину от себя.

- Что с ней?

Прозвучавшего во время паузы, пока Лора набирала воздуха после всхлипа, тихого вопроса влезшей в машину Ингрид она тоже не услышала.

- Отходняк, - тихо же ответил Эрик. - Слишком долго держалась. Последствия стресса.

... Он усадил Лору к себе на колени и крепко обнял. Машина тронулась с места, и Эрик начал почти незаметно раскачиваться, пытаясь хоть так утешить женщину. Лора инстинктивно вцепилась в его плечи и выла в полный голос, временами вскрикивая от непонятного ей самой горя и продолжая трястись от плача сама, а временами трясти и его. Он морщился, оттого что не мог помочь ей сразу, гладил по голове, по спине, негромко выговаривая лишние слова, которых она не слышала, исступленно рыдая.

Когда они доехали до его дома, она почти лежала на нём, бесстрастная, глядя в ничто, в точку между потолком машины и окном. Машина остановилась, и он осторожно дотронулся до её лба. И снова поморщился - от тревоги. Лора пылала в горячке, обманчиво расслабленная и обмякшая. Обмякшая, пока он не попытался встать. Вскрикнула в полный голос, вжалась в него, отчаянно повторяя лишь одно:

- Нет, не надо! Пожалуйста, не надо!

А потом снова выла беспрестанно.

Сидевшая напротив Ингрид уже кривилась от усилия не расплакаться.

Он вжал голову Лоры в своё плечо, продолжая раскачиваться.

- Ингрид, быстро за Сандаром. Пусть принесёт успокоительное.

Девушка выскочила из машины так, словно он ей разрешил покинуть ад и вернуться в рай. А он гладил голову насморочно бормочущей Лоры, вздрагивающей от судорожных всхлипов, и злился. Злился, что пришлось спасать её от бандюг, и теперь всё выглядит классически, а значит - подстроенно и театрально. И поверит ли она в совпадение? Злился, что не осмелился появиться раньше - и увести с полдороги в чужой ей район. Злился, что видел все признаки надвигающегося отката после стресса, но понадеялся, что взрыва не будет. Не учёл, что она ни разу не расслаблялась. Почти за целый месяц напряга. Даже вопрос главврача к ней насчёт успокоительных не принял к сведению и к действию...

Дальше злиться не дали. По ступеням ярко освещённого крыльца к машине сбежали двое - Ингрид и Сандар. У Сандара с собой небольшой кейс. Парень первым вошёл в машину и быстро оглядел Лору.

- Давно?

- С полчаса уже.

Парень кивнул и быстро приготовил шприц с нужной дозой. Быстро и профессионально обнажил плечо Лоры и сделал укол.

- Скоро подействует? - спросил Эрик.

- Через минуты две должно.

- Почему на крыльце такая иллюминация?

- Дед приехал, - вздохнула Ингрид.

Раздражённый рык Эрик сдержал, но печально подумал: всё, как нарочно, идёт к тому, что у него ничего не получится.


предыдущая глава | Мотылёк | cледующая глава