home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



18

Эта ночь Лоре напомнила карнавал, который она вместе с Эмилем как-то смотрела по вирт-экрану. Это был настоящий итальянский карнавал, под старину, проходивший на Кэссии. Участвовать им в этом празднестве не пришлось, потому что они слишком поздно о нём узнали. Но оба жадно следили за происходящим, особенно за ночными съёмками, потому что те показались завораживающими. То тут, то там операторский вирт выхватывал в ночных тенях и вспышках разноцветно-фейерверкового света сценки, специально разученные большинством участников празднества. Вроде ничего особенного: здесь дуэль на шпагах, там - две пары раскланиваются, тут - парочка бежит друг к другу на свидание, но всё это - в волшебстве изысканных масок и в странных глазу роскошных костюмах... Они смотрели, смотрели, а потом глянули друг на друга, а в глазах обоих - такая зависть, что расхохотались, сообразив это чувство.

Личный карнавал Лоры начался с того, что Эрик спрыгнул на улицу из окна на первом этаже, а потом велел прыгать ей. И она ничуть не сомневалась: села на карниз и съехала, влетела в его сильные руки. Она-то думала: поставит на ноги - и вместе бежать от дома рука об руку. Ан нет. Он мгновения держал её за подмышки в воздухе, как ребёнка, не опуская на землю, а потом осторожно приблизил к себе. Она не сразу, но догадалась: обняла его за плечи и первой начала целовать его, время от времени изумлённо и радостно вглядываясь в его глаза, едва заметно мерцающие на свету из переулка. А потом почувствовала под ногами землю, но Эрик всё ещё был рядом - и они целовались, как в последний раз, не в силах оторваться друг от друга, не замечая, что стоят, закрытые от самой улицы высокими кустами, пока они, эти кусты, вдруг не зашелестели, хоть и предупредительно, но нагло обрывая поцелуй, в котором оба уже задыхались, но оторвись друг от друга - умрут... Не умерли.

Эрик всё-таки схватил её за руку и поволок за собой, нагибаясь под ветвями и уворачиваясь от кустов, встающих на пути. Они добежали до угла дома и остановились отдышаться. Взглянули друг на друга и прыснули, как нашалившие дети. Эрик замолчал первым, глядя, как она улыбается ему, с трудом дыша после бега. Уловив его взгляд не на глаза, а на губы, Лора сразу вспомнила, что торопиться им некуда. И чего стоят, когда время есть? Поражаясь своей смелости, всё ещё стесняясь своего нахальства, но сглотнула и всё-таки взялась обеими руками за отвороты его трикотажной куртки, потянула к себе. Сильная ладонь легла на её спину. Тепло... И снова, задыхаясь от счастья, Лора чувствовала, как Эрик нависает над нею, закрывая от всего мира, защищая от всего мира в кольце своих рук.

... Он выглянул из-за угла и кивнул Лоре, снова взяв её за руку. Они пробежали тёмную полосу между двумя столбами с фонарями - Лора это заметила мимоходом, но заметила. Тут же забыв о том, потому что они вбежали на автостоянку, и Эрик, пригнувшись, пробежал между двумя рядами машин, быстро пощёлкивая чем-то в руках. Лора не пригибалась - и так за машинами её не видно.

- Никогда не пробовал уводить собственную машину, - несколько удивлённо сказал он, быстро позвякивая чем-то под ручкой дверцы. А потом открыл дверь и, развернувшись и взяв ахнувшую от неожиданности Лору на руки, аккуратно посадил её на сиденье.

Мягко чмокнула дверца с её стороны. Затем Эрик обошёл машину и сел за руль. Сел и замер, глядя вперёд, как будто чего-то дожидаясь. Лора искоса взглянула на него, придвинулась и осторожно просунула руку под его локоть и прилегла на его плечо. Взглянула вынужденно исподлобья. Улыбается? И сама улыбнулась.

Выехали со стоянки, и только сейчас Лора спохватилась:

- Эрик, а разве здесь нет камер?

- Переключил на стоп-кадр, пока забирал машину. Никто не поймёт, что машина взята, пока не обнаружат, что нас нет дома.

Она почувствовала его тёплое дыхание на своей макушке, почувствовала, как он коснулся её волос губами. Успела поднять голову и насладиться короткой невольной лаской, когда Эрик скользнул подбородком по её скуле. Заулыбалась от счастья. Мельком странная мысль: почему она никогда не ощущала такого с Эмилем? И забыла о том.

И лишь раз, тоже мельком, ещё одна странная мысль: она такая же, как Эмиль. Она тоже изменила мужу. Но мысль была благополучно похоронена валом воспоминаний о том, сколько раз изменял ей Эмиль...

Машина ехала по длинной, бесконечной улице, как будто специально давая Лоре возможность полежать на уютном сильном плече Эрика. На частых перекрёстках он безнаказанно целовал её, и, приходя в себя от его нежности, Лора обиженно смотрела на дорогу, которая так быстро становилась свободной. Потом понимала, о чём думает и на что обижается, и тихонько смеялась. А Эрик бросал на неё понимающий взгляд, и она вздыхала от желания сказать ему, как она счастлива, что он рядом... И снова и снова вглядывалась в верхнее зеркальце, чтобы увериться, что вот этот не очень красивый, с внешне тяжеловатым лицом, но очень обаятельный зеленоглазый мужчина негласно, но весьма ощутимо признался ей, что она... ну, нравится ему.

Однажды им пришлось отвлечься друг от друга. Лоре звонил отец - коротко, лишь удостовериться, что с дочерью всё нормально, а Эрик осторожно перевёл свой вирт на "вне зоны", а потом, смеясь, сказал, что дома уже всё поняли.

Потом Лора вспомнила, что должна бы одеться к ресторану, да и Эрик напомнил ей, что одежда на ней совсем не та, в чём привыкли ходить посетители ресторана. Правда, Лоре показалось, что об одежде на ней он выговорил со вздохом сожаления. И не оттого, что хотел видеть её прилично одетой. Как бы то ни было, но Эрик предложил выбрать более-менее походящую одежду, пока они едут, по вирту. Что Лора с удовольствием и сделала. Выбирать одежду мешало немного, что Эрик при виде виртуального магазина оживился и принялся тоже выбирать, насмешливо комментируя выложенный товар. Лора - нахохоталась, слушая его порой язвительные замечания по ассортименту.

Наконец заказ был сделан, а Эрик продиктовал адрес, по которому его должны доставить, и велел Лоре забыть о своей кредитной карточке.

- А куда мы сейчас? - спросила Лора, с счастливым ожиданием вглядываясь в ночную дорогу, яркую от светового разноцветья, и уже привычно обнимая свою необычную уютную подушку - плечо личного водителя.

- В ресторанчик один. Тебе там понравится.

Они вскоре и в самом деле подъехали к какому-то зданию, только Лоре показалось странным, что место какое-то тёмное. Опять переулок - только вот пока она с Эриком рядом, переулок этот не показался ей опасным, хотя был почти безлюден и фонарей здесь явно не хватало. Эрик буквально вынул её из машины и не дал даже ступить на землю. Так, на руках, он поднёс её к какой-то двери, которую ей пришлось открыть, свесившись с его рук и обнимая за крепкую шею. Оба смеялись над ситуацией, и Лора нисколько не боялась, что, даже хохочущий, Эрик может уронить её.

Она не стала спрашивать, что это за место, положившись во всём на Эрика, и оказалась права. Он пронёс её какими-то коридорами - на пути пару раз встретились люди, которые изумлённо улыбались им и сторонились к стенам, пропуская их. Наконец он велел открыть ещё одну дверь - и они очутились в комнате, где нашлись заказанные вещи, а также отдельная комнатка, где Лора могла умыться, расчесаться и переодеться: при Эрике она ещё стеснялась переодеваться. Тот предупредил, что ресторан, на "задворках" которого они находятся, что называется - средней руки, так что Лора выбрала костюм спокойного благородно-серого цвета, чтобы не слишком привлекать к себе внимания. А затем быстро наложила такой же лёгкий, почти незаметный макияж.

Когда она вышла, её встретил импозантный джентльмен в чёрном костюме, довольно улыбнувшийся при виде вышедшей к нему дамы, и предложил опереться на руку. Они прошли по коридору далее и оказались в самом зале, в котором, как обнаружила Лора, её спутник успел заказать столик.

- Я бы предпочёл отдельный кабинет, - с видимым сожалением сказал Эрик. - Но пришлось выбирать между ресторанами с кабинетами и великолепной едой.

- Ты прав, - призналась Лора, исподтишка, но с интересом оглядывая заполненный зал. - Я почему-то тоже очень голодна. А тут такие запахи - ммм...

После первых блюд Эрик, немного помешкав, сказал:

- Лора, я не силён в этикетах. Поэтому спрошу напрямую. Будь ты свободна, вышла бы ты за меня замуж?

В первые секунды после его слов она почувствовала оторопь. Вот так? Сразу? Может, он шутит? Но, всматриваясь в потемневшие от ожидания аквамариновые глаза Эрика, Лора узнавала того мужчину, который стоял позади встревоженных людей, пытавшихся договориться с и-моргами. Того мужчину, чей жёсткий взгляд не только пообещал вызволить её из страшной ситуации. И Лора поняла, что с Эриком нужно быть прямой - такой же, как и он. Если сначала с языка чуть не сорвалось: "Ты уверен, что настало время говорить об этом?", то сейчас, после недолгой паузы, она сказала:

- До того как Эмиля чуть не убили и-морги, он сказал: если я влюблюсь по-настоящему, он сразу подаст на развод. Да, вышла бы.

Она не думала поймать его в ловушку его же собственных слов. Чётко и ясно, как умела, объяснила, что она согласна и не собирается ждать.

- Это было до, - задумчиво сказал Эрик, тоже вглядываясь в её глаза. - Ты уверена, что сейчас твой муж всё ещё придерживается высказанного тогда?

- Я спрошу его сегодня же, - ответила она просто.

Больше они к этой теме не возвращались, только ели и говорили бесконечно. В основном - друг о друге. Интересовало всё - от привычек до предпочтений. Лора всё поражалась мимоходом: она? Так откровенна? Обычно она уходит от прямых вопросов и старается не отвечать тогда, когда её пытаются спровоцировать на откровенность. Но Эрик её не провоцировал, и на его вопросы она отвечала с радостью.

Жизнь её - что она сознавала - не была отмечена какими-то яркими событиями. Поэтому мимо её сознания как-то проскочил вопрос Эрика о том, как, например, её отец относится к Эмилю. А потом Лора удивилась, когда услышала совсем уж неожиданное для себя. Эрик признался:

- У меня есть дом. Личная собственность. Ты привыкла постоянно путешествовать. Захочешь ли ты осесть на месте?

- Твой собственный дом?

- Ну, не совсем дом - поместье. Он ждёт своей хозяйки, но...

- Поместье... - повторила Лора, с трудом заставляя себя улыбаться в рамках приличия, хотя её губы с трудом удерживали счастливую улыбку.

- Понял, - просто же сказал Эрик и улыбнулся в ответ.

Потом они танцевали, и, прижимаясь к Эрику, Лора думала только об одном: перевёрнута страница её жизни. Что ждёт её с новой, ещё не исписанной страницы? И решила: что бы ни ждало, она с Эриком, а значит - ничего страшного. И это главное. Он сильный. Она тоже постарается быть сильной. Думая о предстоящем, она видела лишь одну преграду - отца. Он, будучи снобом, может отказать Эрику в её руке. Но тогда придётся пойти против его воли. Ведь она, Лора, давно уже взрослый и самостоятельный человек. Значит, пора думать о самостоятельных решениях.

Он отвёз её домой - довольно поздно, во второй половине ночи. Попрощались не у подъезда в дом, а в машине. Слишком личным оказалось прощание. Хотя Эрик и обещал заехать с самого того часа, когда Лора выспится и сможет найти в себе силы быть рядом с ним, Лора всё никак не могла заставить себя выйти из машины и оставить его.

Наконец она вздохнула, и Эрик вышел из машины, чтобы открыть ей дверцу и проводить до двери. Кодовый ключ у неё имелся, поэтому Эрик выждал, пока она не скроется в доме, после чего она, не включив света возле двери - хватало из холла, - наблюдала в маленькое витражное окно, как он уезжает.

Медленно развернулась и, стягивая перчатки, стала подниматься к коридору на первом этаже, к тем же комнатам, где они снова жили с Эмилем. Рассеянно складывая тонкие перчатки, она думала, пришёл ли с бала Эмиль, не спит ли он, есть ли возможность поговорить с ним об обещанной свободе сегодня же. Для себя Лора решила, что поговорит с отцом об Эрике сразу после того, как Эмиль убедит её, что не будет отступаться от ранее данного слова. Она улыбнулся. Ну, почти данного. Любопытно, а как Эмиль будет жить дальше? Наверное, с бОльшим облегчением порхать по балам? Ведь теперь не обязательно возвращаться домой и всё-таки отчитываться перед женой (хотя бы в рамках этикета), где именно он был. Или теперь его будут донимать те дамочки, которые изо всех сил желают выйти замуж хоть за кого?

Сумка на длинном ремне оттягивала плечо. Одежды она купила мало, но сейчас Лоре казалось, что её и не нужно много. Если она собирается некоторое время общаться только с Эриком... Эрик - она снова неудержимо заулыбалась. Эрик!.. Ей хотелось кричать, выкликая его имя как заклинание. А вдруг появится?

Сама не заметила, как прошла коридор и оказалась у дверей в свои комнаты.

Странно. Свет из-за неплотно притворённой двери в их общую комнату подсказывал, что Эмиль дома. Так рано вернулся с бала? Что его заставило так быстро прийти домой?

Лора вошла и оставила сумку у самой двери. С вещами разберётся завтра, а сейчас не терпится поговорить с мужем.

По дороге к его комнате Лора сбросила жакетик от костюма на кресло и почти полетела к Эмилю. У двери в его комнату она снова обнаружила полуоткрытую дверь, в которую просачивался приглушённый свет. Слегка поцарапав ногтями его дверь, чтобы предупредить о своём приходе, она заглянула в проём и весело сказала:

- Если ты не спишь, можно к тебе?

Эмиль, лежавший на кровати (чему она немало удивилась - уже?), правда, нерасстеленной, сказал, что можно, и быстро свернул экран вирта.

- Лежи, - разрешила ему Лора, когда он сделал попытку подняться. - У меня к тебе вопрос. И дело.

- Слушаю.

- Эмиль, помнишь, ты сказал, что освободишь меня, если я влюблюсь?

Вместо ответа, муж внимательно пригляделся к ней и нехотя улыбнулся.

- Не только помню, но, если хочешь, могу повторить.

- Эмиль, я влюбилась, - призналась Лора и засмеялась, вороша свои волосы тем, что пропускала их с боков сквозь растопыренные пальцы. Она было села на кровать рядом с Эмилем, но радость её распирала, и сидеть на одном месте было трудно. Лора вскочила и прошлась перед его кроватью.

- Я понял, - чуть улыбнулся муж. - Когда ты хочешь подавать заявление?

- Чем раньше, тем лучше! - быстро сказала Лора и засмеялась. - Эмиль, я никогда не чувствовала себя настолько восхитительно легкомысленной! Это такое странное ощущение! И смешно, и немного... неловко.

- И кто твой избранник, если не секрет?

Лора всё-таки присела снова на край его кровати и, посерьёзнев, предупредила:

- Только не смейся, пожалуйста...

- Подожди. Дай угадаю... Эрик?

- А-а... А откуда ты знаешь? - недоумённо спросила Лора.

- Предположил, - таинственно, как показалось Лоре, улыбнулся Эмиль. - И, Лора, давай обо всё договоримся завтра, хорошо? У меня сегодня что-то голова побаливает, и я не вполне соображаю. Но завтра я это сделаю - напишу заявление о разводе.

- Я рада, что ты так спокойно всё это воспринимаешь, - уже полностью серьёзно сказала Лора и погладила его по тёмным волосам. - И я очень надеюсь, что ты останешься мне другом, как это ни наивно звучит.

- Лора, ты смешная, - сказал Эмиль, улыбаясь уголками губ. Глаза не улыбались. Они казались уставшими - и даже больше, и вправду болезненными. - Завтра, хорошо?

- Завтра - так завтра, - вздохнула Лора, вставая с его кровати.

У дверей она обернулась и пожелала ему спокойной ночи. Он кивнул и сказал, что полежит немного перед сном, погуляет по космосети.

Лора же вошла в свою комнату, на ходу размышляя, как же объяснить завтра отцу, что вот-вот произойдёт. Рассеянно вывалив новые вещи из сумки, она вдруг решила, что с отцом, как ни странно, поможет ей именно Эмиль. Отношения у мужчин очень спокойные, так что только Эмиль может утихомирить отца, в случае если тот разбушуется из-за непокорной дочери, посмевшей выбрать себе мужа из представителей не их круга. Сосредоточившись на этой мысли, она бросила перебирать купленные вещи и поспешила снова к Эмилю. Того не было на кровати, а из плохо закрытой двери в ванную комнату доносился плеск воды. Эмиль, кажется, умывался перед сном.

Странный звук со столика перед кроватью заставил Лору подойти ближе и заметить освещённый экран Эмилева вирта. Она подняла вирт и машинально прочитала последнюю запись: "Не понимаю, на что ты рассчитываешь, братец. Семья давно не высылала тебе денег. Твой тесть уже три месяца содержит как Лору, так и тебя. Поэтому держись этой семьи и, будь добр, больше не обращайся ни к отцу, ни ко мне со своими дурацкими предложениями и просьбами".

Лора осторожно положила вирт на место и бесшумно и поспешно вышла.

В своей комнате она села в кресло и постаралась подумать над тем, что происходит. Значит... Эмиль от своей семьи давно ничего не получал? Значит, он живёт только на деньги, выделяемые её отцом? Но при этом готов дать ей свободу? Стоп. Он ещё не видел последнего послания. А если он сейчас постучится к ней и скажет, что передумал? Что не собирается давать ей развода? Он промолчит насчёт причины, но будет ясней ясного, что дело в деньгах. Если он не будет её мужем, её отец, естественно, перестанет снабжать его деньгами. На что будет существовать Эмиль, оставшись без того минимума, который он обычно использовал?

Она машинально переоделась в шёлковую пижамку, непрестанно прислушиваясь к звукам из комнаты мужа и непрестанно ожидая его прихода. Но Эмиль не появлялся, и она озадаченно думала: может, он лёг спать, не посмотрев последнего сообщения? А ещё стороной формировался вопрос: а что предлагал своему отцу и старшему брату Эмиль? О чём он их просил? Подспудно Лора даже жалела, что не сообразила прочитать отосланное Эмилем, чтобы понять ситуацию в целом. Но понимала, почему не прочитала: у неё нет такой привычки - читать чужие письма. И сейчас-то она прочитала послание старшего брата Эмиля совершенно случайно... Она не заметила, как присела на краешек своей кровати.

Эмиль не пришёл. Наверное, и правда, уснул.

Теперь мысли Лоры приняли иной оборот.

А правда: на что будет существовать Эмиль, если он, как обещал, разведётся с нею?

Она вспомнила свою смешную и наивную попытку отвлечь его от унылых мыслей предложением поработать на её отца. И это её предложение прозвучало тогда, когда Эмиль был обездвижен. Образование у него есть. Но найдёт ли он работу? А если попросить Эрика помочь Эмилю? Но возможно ли попросить будущего мужа помочь с работой бывшему?.. Лора вздохнула. Кажется, у неё самой разболелась голова.

Но даже когда она выключила свет и потянула на себя одеяло, мысли об Эмиле преследовали её. Да, он никогда не был (и не скрывал этого) идеальным мужем. Но они вместе порхали по миру, и легче бы их назвать не мужем и женой, а друзьями. И сейчас она чувствовала... Она прислушалась к себе. Да, сейчас она чувствовала самую настоящую злость на родителей Эмиля. Она знала, что есть неписаный закон, когда младшим отпрыскам почтенных семей, повзрослевшим, но не нашедшим себя в жизни, назначают небольшое содержание. До сих пор она считала, что такое содержание есть у них обоих. Авантюристом или аферистом Эмиль никогда не был, с общего счёта никогда денег больше положенного не брал, а если что-то брал, обязательно предупреждал Лору. И узнать, что его семья... Нет, завтра она точно поговорит с Эриком и заручится его поддержкой в трудоустройстве Эмиля. Так просто бросить мужа она не собирается. Как это называлось в старину? Ну да - на произвол судьбы. Сейчас, она, Лора, оказалась среди сильнейших - и это замечательно. Она поможет Эмилю.

Твёрдо уверившись в этой мысли, Лора уснула.

Проснулась она ближе к полудню. Пока неспешно умывалась и вообще готовилась к активной жизни нового дня, несколько раз прислушивалась к шуму из комнаты мужа. Точней - к тишине. Наконец не выдержала и быстро подошла к его двери.

Постучала. Тишина. Ещё раз стукнула и, чуть приоткрыв дверь, позвала:

- Эмиль! Доброго утра!

В комнате Эмиля не было. Лора обошла комнату, странно опустевшую, на всякий случай заглянула в ванную комнату. Никого. Затем потерянно села в кресло. Рядом что-то звякнуло, и Лора, отсев чуть боком, увидела вирт мужа. Подобрала его.

"Лора, документы на развод я подал. Моё заявление с согласием уже лежит в суде. Рад, что ты нашла свою судьбу. Эмиль".

- Ничего не понимаю, - растерянно пробормотала Лора и быстро вынула из кармана халатика свой вирт - позвонить Эрику.


... Эрик впервые видел старого Логана настолько явно озадаченным.

- Что произошло, Логан? Ты выглядишь... даже не знаю, как это назвать.

- А тебе обязательно надо это как-то называть? - проворчал старый пират. - У меня сбой в восприятии человека, который, мнилось мне, понятен, как нечто абсолютно прозрачное. Этот ваш муж, Эмиль...

- И что с ним?

- Я обработал данные по нему. Всё, что нашёл. Вышло нечто неожиданное: с момента прилёта здоровым на Сангри он был на балах всего два раза, и оба раза с нашей первой загадкой - Лорой. Затем он нигде не появляется, хотя из дома тестя исправно уходил почти каждый вечер. Вопрос наклёвывается: где он проводил всё это время? Ведь насколько я помню, светские вечера заканчиваются отнюдь не в детское время.


предыдущая глава | Мотылёк | cледующая глава