home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Совершенно растерянная, Лора прошептала:

- Что я могу сделать? Хочешь - сядем где-нибудь?

- Неплохо бы, - негромко ответил он.

Она взялась за его плечо и за локоть и, осторожно направляя, повела Монти к дивану, на котором недавно сидела Нея. Он шёл уверенно, зато Лора себя чувствовала так, словно идёт почти на цыпочках и не по твёрдому полу, на котором лишь ковёр смягчает её шаг, а по тонкому стеклу, которое вот-вот предательски хрустнет под её ногами - и она провалится. В пропасть. А внутри горело сумасшедшее желание обнять Монти, вцепиться в него, потому что среди всех остальных в этих апартаментах, несмотря на своё шаткое положение заложника и даже пленника, он производил впечатление очень спокойного.

Остановились. Лора беспомощно взглянула на Монти. Он ведь в металлических штуках на руках, заведённых за спину. Они не дадут ему нормально сидеть на диване! Вконец дезориентированная, что делать дальше, она огляделась.

- Что случилось? Почему мы не садимся? - спросил Монти.

- Вот, - тихо сказал один из мужчин, украдкой оглядываясь на двери, где всё ещё стояли вооружённые люди, то и дело посматривавшие в комнаты, и поставил рядом с диваном стул. - На стул он сможет сесть.

Монти снова мельком улыбнулся, прислушиваясь. Лора ему объяснила, что произошло, и он, кивнув и сделав шаг в нужную сторону, сел сам. Лора же примостилась на самом краешке дивана, рядом с ним.

Почему и-морги завязали ему глаза? Они боятся, что Монти что-то увидит? Или запомнит расположение этих апартаментов в нужной части коридора? Глупо. Это можно запомнить и считая шаги. Монти умный - так и сделал бы.

И... Отпустят ли теперь и-морги её?

А ещё... Как теперь она сможет уйти, если здесь Монти?

Он сидел спокойно, слегка напряжённо, будто вслушиваясь в тихий шёпот, доносящийся со всех сторон. Слушать, наверное, тяжело: повязка закрыла ему и уши. Лора поднялась и, шепнув Монти: "Я сейчас вернусь!", подошла к фонтанчику намочить ещё одну тряпку из тех, что хозяйка уже сама рвала из своей одежды для перевязочного материала: слишком много оказалось тех, кому нужна была хотя бы такая помощь. Сначала женщины хотели прочистить пострадавшим раны косметическими средствами для снятия макияжа, которых здесь было довольно. Знали, что многие из средств на спирту, но, посовещавшись, решили, что там же слишком много парфюма, и неизвестно ещё, как он подействует. Поэтому и решились рвать лоскуты, чтобы раны промывать только водой, а потом уже протирать только настоящим спиртом - коньяком.

Возвращаясь, Лора увидела: уиверн всё ещё сидит на стуле, но развернувшись в её сторону и высоко подняв голову - явно прислушивается изо всех сил. Едва приблизилась, как он тревожно выдохнул:

- Ты куда-то отходила?

- У тебя кровь на лице. Надо стереть. Я намочила тряпку, чтобы легче было.

Она снова села перед ним на диване и принялась осторожно снимать мокрым лоскутом кровь с его подбородка, то и дело промакивая край рта, который, показалось сначала, распух от удара. Но когда кровь исчезла, опухлости Лора не заметила. Пролетел один момент, когда она подумала, что прикосновение к его разбитому рту - это очень интимный жест, и уж потом подумалось, что в такой обстановке любой интимный жест становится лишь жестом милосердия... Только для кого - спросила она себя. Кажется, для неё самой. Надо обязательно что-то делать, а то внутренняя зажатость может прорваться чем-то ужасным... Так, ухаживая за пленником, Лора и смогла начать тихий разговор.

- Монти, а что дальше? И-морги заберут тебя и улетят? Как же ты?..

- Пока ничего не известно. И-морги отличаются психопатичной импульсивностью. Не удивлюсь, если они захотят прихватить с собой пару-тройку человек. Для собственной безопасности. Им это присуще - внезапные решения.

- Они убили Эмиля, - тихо сказала Лора.

- Знаю.

Тряпка в её руках остановилась. Молодая женщина внимательно посмотрела на уиверна и нерешительно спросила:

- Ты разговаривал с Эриком?

- Да.

Она высушила его кожу другим лоскутом и унесла лишние тряпки к фонтанчику. Когда вернулась, Монти спросил:

- Лора, случайно, не знаешь, есть ли здесь у кого-нибудь вирты?

- Я свой оставила в своих комнатах. Вряд ли у кого они здесь есть. Разве только у Милли - у хозяйки этих апартаментов.

- Буду иметь в виду, - пробормотал уиверн.

- Монти... - Она помялась, но любопытство оказалось сильней. - Почему и-морги тебе завязали глаза? И руки закрутили так странно?

Он снова улыбнулся.

- Ты много чего читаешь и знаешь. Я думал - ты поняла.

- Нет. Не поняла.

- Уиверны - частичные метаморфы. Если я буду драться - могу пустить в ход данное мне природой оружие. Поэтому мне сковали руки. А глаза... Принадлежа к уивернам верхнего круга, я умею использовать взгляд, чтобы подчинить живое существо, если оно обладает мало-мальским разумом. Проблема только в том, что я могу проделать это только с одним существом, но не с группой.

- Значит, и-морги знают об этом?

- Знают, - он тихонько улыбнулся. - В далёкой древности, во времена рабовладельческого строя на Уиверне, рабов в большинстве своём мы брали с И-морга. Они воинственны, но очень восприимчивы к нашему взгляду. - Кривоватая ухмылка появилась на его губах. - Из них получались самые послушные рабы.

- Так, значит, всё это произошло... - Лоре не хватило дыхания, когда она поняла, по какой причине страдают все собранные здесь люди, почему погиб её муж.

Монти отвернулся.

- Мне... очень жаль, Лора.

Неизвестно, сколько времени понадобилось бы молодой женщине, для того чтобы понимание переросло в ненависть к уиверну. Только внезапно в соседней комнате раздался безумный вопль. Лору как подбросило на диване. Трудно было сказать, кто кричит - мужчина или женщина. Повскакивали все. И все с ужасом, не решаясь подойти и узнать, смотрели в сторону комнаты, в которой так и не прекращался дикий, надрывный крик. Лора мельком бросила взгляд на Монти. Тот сидел, вытянувшись. Теперь-то он не ухмылялся, а мучительно кривился. От незнания, от бессилия. Мельком же прошло понимание, что Монти, не будь он в таком положении, первым бы кинулся помочь.

Лора выдохнула - он услышал, повернул к ней голову.

- Я - сейчас! - бросила она и побежала в комнату.

Двое вооружённых людей у порога апартаментов насупились, но не входили.

Она почувствовала их взгляды, проследившие, как она выбегает из одной комнаты в другую. Ворвавшись в нужное помещение, Лора увидела, как хозяйка апартаментов катается по полу с тем же звериным воплем, бьётся головой... А вокруг всеобщая растерянность... Нет, не только растерянность. Две женщины, глядя на хозяйку, уже в голос плачут, а третья стоит, прижав ко рту ладони, - и слёзы блестят смазанными дорожками по её лицу. Мужчины стоят ошеломлённые и не двигаются.

Как будто подвижная картинка из книги, которую кто-то вытащил из склада её воспоминаний. Деревянным шагом Лора подошла к хозяйке апартаментов и, нагнувшись над нею, грубо ухватила её за блузку на груди, а когда та, всё ещё воя, приподняла голову, с силой ударила её по щеке.

Ладонь обожгло. Лора не поверила глазам, но бьющееся на полу тело резко опало. Значит, в книгах пишут правильно? Женщина затихла, будто захлебнувшись криком, и безумными глазами взглянула на Лору. А та, всмотревшись в её постепенно яснеющие глаза, встала рядом на колени и обняла её.

- Успокойся. Всё будет хорошо. Успокойся, Милли, успокойся...

Это было страшно: обнимать её - и думать, что она неожиданно может начать драться. Это было очень страшно. Но безвольное тело в руках ожило - и Милли сама прильнула к Лоре. Шёпотом прямо в ухо хозяйка апартаментов зашептала:

- Что со мной? Что со мной было, Лора?

- Ничего, ничего. Это называется истерика. Ты слишком долго сдерживала свои чувства, - сама с трудом дыша, чтобы не заплакать, объяснила Лора. - Это даже хорошо, что ты закричала. Выпустила негатив. Но долго кричать - нельзя. Извини, что мне пришлось тебя ударить.

Но Милли только крепче прижалась к ней. Отсидевшись на полу, обе тяжело поднялись, и Лора помогла Милли дойти до дивана. Оглянулась - к дивану нерешительно подошёл высокий мужчина в белой рубахе навыпуск, хоть и во фрачных брюках. Забылся, скорее всего. Да и не до этикета сейчас... Он присел рядом с Милли, и она сразу уткнулась в его грудь.

Лора медленно вышла из комнаты. Подошла к порогу "своей", где все с тревогой смотрели на неё. Только Монти сидел, слегка отвернувшись к стене и наклонив голову.

Она быстро подошла к нему. Встала перед ним. Он не виноват. Уиверны были правы, требуя не пускать и-моргов в Содружество. Что с ним-то ещё будет... Что его ожидает, когда он останется наедине с и-моргами, - если она правильно поняла, почему и-морги затребовали его и почему наплевали даже на собственную безопасность, когда решились на беспрецедентное в истории Содружества преступление против представителей двух рас.

- Монти, ещё несколько минут - и я сама начну кричать. Там Милли... С ней истерика. Я ударила её, чтобы она замолчала.... Я... с трудом сдерживаюсь, я боюсь, что закричу сама. Я ударила... Ударила...

- Ты правильно сделала. Ещё в таких ситуациях помогает холодная вода. Запомни на всякий случай.

- Я помню... Монти... Что тебе сказал Эрик?

Не дожидаясь ответа, она села у его ног и обняла его за одно колено. Сейчас ей стало всё равно, что скажут люди в этой комнате. Сейчас ей это было жизненно необходимо - держаться хоть так за кого-то сильного.

- Почему ты решила, что Эрик мне что-то сказал? - прошептал Монти.

- Ты слишком быстро пришёл. Значит, Эрик думает, как спасти меня. Всех. И он думает очень... хорошо... - Она запнулась, не зная, какое слово подобрать. - Он настолько хорошо думает, что сумел убедить тебя. Что придумал Эрик? Что надо сделать из того, что он задумал? Ты не объясняй. Ты только скажи. Ведь он не просто попросил тебя прийти сюда на требования и-моргов? Он же что-то придумал?

Монти просидел с минуту, прежде чем решился.

- Надо, чтобы кто-нибудь, кроме тебя, подошёл к двери и попросил поесть.

- Почему - кроме меня? Остальные могут испугаться.

- Ты уже выходила. Пусть и под конвоем. Ты должна быть испугана. Нельзя, чтобы и-морги на тебя косились с подозрением. Ты кое-кого знаешь здесь. Кто-нибудь из женщин сможет попросить, чтобы сюда принесли еды?

- Почему ты сказал об этом только сейчас?

- И-морги могут догадаться. Только я зашёл - и кто-то подходит к ним с просьбой.

- Попробую попросить Нею, - сказала Лора и щекой прижалась к ноге Монти. - Только подожди. Не сразу. У меня до сих пор руки трясутся.

- Подожду, - снова тихо ответил он.

Она чувствовала тепло, даже через ткань шедшее от него, и одновременно снова почувствовала свою горячую ладонь, которой она ударила Милли. Стыда не ощущала. Да, она ударила, потому что вовремя вспомнила, как называется это странное поведение Милли, которое в детективах описывается довольно точно. И давали пощёчины герои книг. Значит, она правильно сделала. И Монти так говорит.

Ещё раз вздохнув, Лора осмотрела помещение. Сначала она хотела подойти к кому-нибудь из мужчин. Но сообразила: для тех, кто охраняет заложников, мужчины, даже такие слабые и беспомощные, покажутся подозрительными и опасными. Значит, надо послать к ним женщин - и лучше тех, кто выглядит пожалостливей. Она выбрала Нею. Может, послать её, но с кем-то ещё?

Она снова обвела комнату испытующим взглядом. Да. Именно Нея. Она недавно плакала, негромко, но до сих пор всхлипывает, хоть и старается делать это тихонько. Косметика сошла, слегка размазавшись, глаза у неё красные, да и носом шмыгает часто. Выглядит жалостливо.

Опираясь на колено Монти, Лора встала. Отходить от уиверна не хотелось. После истерики Милли, несмотря на своё беспомощное положение, Монти всё равно казался полыхающим силой и уверенностью... Она положила руку на его плечо.

- Что, Лора?

- Мне страшно. Я боюсь подходить к кому-то и просить подойти к охране. А вдруг этого человека убьют?

Он наклонил голову и поднял своё плечо так, чтобы коснуться щекой её ладони.

- Нам повезло. Кроме и-моргов, в коридоре есть люди. По своим характеристикам они близки к социопатам, поэтому и-морги смогли нанять их. Но даже у этих людей есть внутренние тормоза, которые останавливают на грани перед недозволенным. Хочешь знать, что это за люди? Эрик уже собрал о них информацию.

- Хочу.

- Этот лайнер - прогулочный. Но тем не менее - пассажирский. И-морги нашли на нижней палубе человек двадцать, которым неплохо заплатили. Отбросы, бывающие на свободе от случая к случаю. Но даже они уровнем сознания и крепостью психики выше, чем и-морги. И, если к ним подойдут с естественной жалобой на голод, они поймут.

- Спасибо, Монти.

Она подошла к Нее с твёрдым намерением сразу попросить её о деле. Но при виде подходящей к ней Лоры рыженькая девушка сама порывисто шагнула к ней, быстро схватила её за руки и чуть не с новыми слезами сказала:

- С тобой так спокойно! Не уходи, пожалуйста. Побудь со мной хоть немного.

Лора молча отвела её к дивану, место на котором Нея уступила, едва Лоре пришлось сидеть рядом с Монти. Лора представила Нее уиверна, который кивнул им, а потом они сели, держась за руки, и некоторое время молча смотрели на людей, потерянно бродящих по комнате.

- Есть хочется, - обронила Лора, не глядя на Нею.

- Мне тоже, - призналась рыженькая.

- Если бы меня не выводили, я бы попробовала попросить, чтобы они накормили нас. А меня они запомнили... Эх... - почти угрюмо вздохнула Лора.

- А откуда им еду взять?

- Они для нас могут потребовать у капитана.

- Ты видела капитана?

- Да. Этим и-моргам нужен был Монти, - объяснила Лора. - Чтобы его схватить, они вывели меня к капитану и другим главным на корабле. И-морги думали, что Монти в меня влюблён, и хотели обменять меня на него. Но пока чего-то ждут. Вот я и подумала, что они могли бы потребовать для своих пленных (она не стала упоминать слово "заложники") еды. Мне кажется, эти люди и сами поесть не прочь.

- Наверное, ты права. Давай, я попробую к ним подойти?

- Не знаю, - с сомнением сказала Лора. - Нея, а ты подойди к ним с кем-нибудь. Тогда я не буду волноваться. Да и тебе легче будет. С кем можно поговорить об этом?

- Я знаю одну девушку, - оживилась Нея. - По-моему, она не побоится.

Слёзы Неи сразу высохли, а Лора с горечью подумала, что конкретное задание сразу успокаивает даже нюнь. Рыженькая между тем быстро встала и подошла к черноволосой девушке, стоящей у фонтанчика. Пока они разговаривали, Лора обернулась к уиверну, который слышал весь разговор:

- Это нормально? Думать про себя, что легче самой что-то сделать, чем посылать кого-то вместо себя?

- Нормально. У тебя младшие сёстры или братья есть?

- Есть. Две сестры.

- Ты часто возилась с ними?

- Да.

- Это из детства: легче сделать самой. Потому что ты в себе уверена, а в младших сомневаешься. Эта Нея... Ты видишь её слабой, младше себя. Она плакала?

- Да.

Они немного помолчали, а потом Лора для уиверна стала тихонько рассказывать:

- Нея и та девушка пошли к дверям. Остановились. Два охранника слушают их. Один кивнул и ушёл. Второй что-то им сказал, и они возвращаются к фонтанчику.

- Они молодцы, - задумчиво сказал Монти. - Пошли не к нам.

- Монти, - нерешительно сказала Лора. - А давай попробуем снять тебе повязку? Мы её таким образом потом натянем, что они будут думать, что у тебя глаза до сих пор завязаны. Что думаешь?

- Не получится. Там и-моргские узлы. А они - это целое искусство плетения. Их надо уметь расплетать. Я бы сам, но... Начать надо с наручников на моих руках. Но снять эти наручники вряд ли получится.

- Не получится, так не получится, - пробормотала Лора. - Ты не дёргайся. Я тебе попробую сейчас из-под повязки вытащить волосы. Я знаю, что легко не вытащу. Но буду стараться. Обещаю.

Вытащить волосы из-под повязки не удалось. Кожаная же. Удалось лишь слегка ослабить натяжение попавших под неё волос. И то уиверн вздохнул спокойней.

Потом они посидели, Монти - напряжённо вслушиваясь, а Лора - глядя. Постепенно она запоминала людей в "своей" комнате. И теперь вернулась к конкретике. В этой комнате двенадцать человек. Мужчин меньше, чем женщин. И, наверное, это оттого, что женщины чаще бывают в своих апартаментах, чтобы поправить косметику и прихорошиться, убрать следы усталости, взбодриться... Она бы долго размышляла обо всём, что не касалось их нынешнего положения, почти засыпая от усталости и нервного потрясения, но в коридоре раздался необычный шум и даже крики.

Лора встрепенулась. Как и Монти, который повернулся к дверям боком. Впрочем, встревожились не только они двое. Мужчины и женщины, сначала обернувшиеся к дверям с вопросительным выражением, почти одинаковым на всех лицах, после первых секунд вслушивания в шум (к дверям не подходили: охранники никуда не делись), кажется, инстинктивно отошли подальше, к стенам комнаты.

Один из охранников, глядевший в коридор, обернулся и весело сказал в комнату:

- Пожрать привезли, господа!

А потом вместе с напарником посторонился, и в апартаменты, задом и с трудом переволакивая тяжёлые тележки со съестным, вошли трое: парень и две девушки. Все трое - в привычной форме обслуги лайнера: синий брючный костюм, одинаковые ботинки и сине-белые береты на головах.

Втащив свои тележки в апартаменты, они быстро огляделись. Столов в апартаментах нет. Но ребята быстро сообразили: на все три комнаты они разделились - причём парень подбородком указал девушкам, кто куда идёт. А потом оставшаяся в комнате Лоры девушка споро принялась за работу. К ней не успели подойти первые оголодавшие, как она ловко и быстро наполнила одноразовую посуду, кажется, гарниром, после чего дополнила основное блюдо сверху чуть не композицией из кусочков, выглядевших достаточно аппетитно, и тут же быстро обошла всех присутствующих, раздавая глубокие тарелки с ложками.

Лора, боявшаяся столпотворения, с облегчением вздохнула. Она даже не тронулась с места, терпеливо выжидая, пока девушка обнесёт для начала всех тех, кто невольно выдал своё нетерпение. Одновременно Лора почти шёпотом рассказывала Монти, что именно происходит в апартаментах. Вскоре девушка-раздатчица добралась и до них. Выдав каждому тарелку (тарелку Монти, естественно, забрала Лора), девушка быстро отошла к своей тележке и снова начала готовить - уже высокие стаканчики, видимо, с десертом. Один из охранников подошёл к ней, и девушка без споров и пререканий вручила ему две быстро наполненные тарелки. Тот довольно хмыкнул и ушёл к своему посту - поделиться с напарником. А девушка продолжила готовить десерт. Одновременно она шустро поглядывала вокруг, поэтому и сразу, прихватив поднос, быстро собрала у едоков опустевшую посуду. К ней теперь вообще не подходили, сообразив, что она сама будет всех обходить, и терпеливо дожидаясь её.

Лора украдкой оглядела находящихся здесь. Утолившие голод, люди уже не выглядели потерявшимися. Они внешне приободрились и даже успокоились. А посматривая на высокие стаканы в руках раздатчицы, даже начинали робко улыбаться.

Если Эрик придумал, каким образом успокоить перепуганных людей, он сделал это гениально. Лора была очень благодарна ему.

Из другой комнаты вышел парень. Ищущим взглядом он окинул комнату, увидел девушку-раздатчицу, быстро подошёл к ней.

- У меня не хватает тарелок для второго.

- Возьми. - Девушка отодвинулась от своей тележки - и парень присел на корточки, вынимая с нижней полки тележки кучу тарелок.

Заглянувший в комнату охранник не выходил до тех пор, пока парень не поднялся, с трудом удерживая в руках одноразовую посуду. Девушка принялась помогать ему - слишком неудобно взял, и охранник снова вышел в коридор.

- Лора...

Она вздрогнула от шёпота, недоумённо подняла глаза.

Парень-раздатчик быстро глянул на неё и - быстро улыбнулся, уже глядя в пол.

Её сердце зашлось от радости и от страха: этот забавный, слегка крысиный оскал ни с чем не перепутаешь! Дэниел! Но почему он здесь - вместо обычной обслуги?


предыдущая глава | Мотылёк | cледующая глава