home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12

Старуха, тяжело шаркая по квартире, в комнату для ворожбы не заходила, стараясь не разбудить неожиданного гостя. Лишь изредка застывала у двери, и шаман чувствовал её изучающий взгляд. Рольф встать не мог. Зная, что спит в хорошо защищённом доме, под неусыпным наблюдением двух страшных зверюг, он расслабился до степени умиротворённого младенца. Лишь одно контролировалось даже в бессознательном состоянии — жёстко сделанная перед сном защита от концентрата проклятия Горана. Она блокировала не столько боль, сколько выход боли за границы защиты. Если Кети вспомнит и расскажет о проклятии Горана Эрику, тот сообразит искать молодого шамана с помощью какого-нибудь спеца из своих аналитиков. А что у Эрика наверняка такой спец-эзотерик есть, Рольф не сомневался. А тот будет искать шамана по концентрату боли.

Выпускать из-под контроля защиту опасно ещё и потому, что таким же специалистом мог обзавестись и Горан. А сталкиваться с Гораном ещё рано. Сейчас Рольф просто не готов к встрече с ним… В общем, сон не давал покоя. И, если тело блаженствовало, мозги продолжали работать, перебирая варианты того, что он должен успеть сделать — перед тем как стать совершенно беспомощным.

Мысли о защите лениво всплывали на поверхность сна — и забывались, а во сне продолжала петь, подыгрывая себе на гитаре, темноволосая синеглазая девушка…

… «Хватит», — с насмешкой сказали со стороны.

Рольф открыл глаза. В комнате тихо и темно. Он лежит в горячечном тепле спящих псов, плотно обложивших его своими телами — не то охраняя, не то обогревая. Шаман потянул носом — в комнате холодно. Пахнет затхлым свечным дымом, давно впитавшимся в стены и в потолок (пятнистый — он поднял глаза), и ароматами старых благовоний, словно затверделыми от времени, с привкусом пыли.

Он мягко сел. Псы не шевельнулись — только покосились… Вечер. Окно тёмное, а в комнате чёрные тени от предметов. Рольф сглотнул. Есть хочется. Но, может, в первую очередь вывести псов? Или сначала поговорить со старухой?

Он поднялся, сообразив: если псам понадобится, они сами подойдут к входной двери. Тогда станет ясно, чего они хотят. Пока они неподвижны. Предпочитают поваляться в защищённом месте подольше.

Рольф, прихватив пальто, вышел из рабочей комнаты старухи, нашёл её на кухне.

Она уже умылась, но была в страшных кровоподтёках и синяках, постепенно опухающих. Сидела за столом и пила холодную воду из хрупкой чашки, похожей на бутон, сомкнувший лепестки. Шаман усмехнулся, сел на второй табурет — напротив, положил пальто на колени. Старуха покосилась и вздохнула:

— Накормить тебя нечем. — Она охнула, выговорив фразу, и схватилась за щёку.

— Не разговаривай, — сказал Рольф. — Синяки заживут скоро. Ты что-нибудь сделала с питьём, чтобы исцелить ушибы?

— Сил нет, — прошептала она.

Рольф взял её чашку и монотонно нашептал на воду исцеляющий наговор. Он был короток. Но в этом квартале, где достаточно много жителей занимается эзотерикой, сила даже такого примитивного наговора действенна.

— Я Рольф. Как тебя зовут?

— М`алин… Старуха Малин… С тех пор как я назвала твои страхи… — Она передохнула и продолжила так же — шёпотом: — С тех пор мне плохо. Я хорошая гадалка, по прикосновению легко узнаю, что спрашивают… Всегда были деньги и еда. А сейчас — всё плохо. Ты разрешил себя предать, а я не смогла себе этого простить.

— Помню. Но у меня нет зла на тебя, — чуть усмехнулся шаман. — Когда судьбу ведут боги, сопротивляться бесполезно. Только действовать — и быть уверенным, что ты прав. — Он порылся в карманах пальто и вынул коробку. Положил на стол, пододвинул к старухе. — Поешь. Это рыбье мясо. С ним твои ушибы зарастут быстро. И ещё, Малин. Мне нужен приют. Не побоишься дать мне его на неделю?

— Живи, — слегка подняла плечи Малин. — Только вот… — Она вздохнула, но не в полную силу — Рольф понял: отбито всё внутри. — Денег у меня нет, а тебе неоткуда их взять. Я тебя не прокормлю. А уж твоих собак… И мяса этого хватит на один раз, — она тоскливо покосилась на коробку и несмело взялась открыть её.

— Ешь, — подбодрил её Рольф. — Рыба немного пропиталась городом, но всё ещё съедобная… Малин, — задумчиво сказал он, следя, как старуха нерешительно отщипывает кусочки от куска рыбы. — Ты говоришь — денег нет. А сможешь продать вот это? — И он приподнял над краем стола пальто.

Старуха протянула руку — пощупать ткань.

— Дорогое, — сказала она и втянула носом воздух, после чего охнула и ладонями схватилась за потревоженный нос. — И новое. Не жалко?

— Нет. К тому времени как я закончу с делами, пальто мне не нужно будет — совсем… Малин, ты сейчас не гадаешь?

— Не дают, — обиженно пожаловалась старуха. — Раньше только дотронусь до человека — всю судьбу по мелочи расскажу. А сейчас — закрыли. Из-за тебя. Ты ведь такой наивный был — светился аж, тебя трогать нельзя было, а я выдала.

— Не-ет, Малин, — протянул Рольф, складывая пальто и бросая его в угол. — Не из-за меня. Помнишь, что вчера вечером сказал? Я-то тебя простил. Прости себя, старуха, и ты снова сможешь гадать. И снова сможешь выходить на улицы, не боясь, что тебя захотят убить. Ты гадалка, Малин. Должна знать: твою ненависть к себе будут чуять все. Себя ненавидеть нельзя — даже по мелочи. Ненависть к себе — это желание себя убить. А желания исполняются. Ну вот… Теперь же ты не хочешь убить себя? Больше и нападений не будет.

Шаман встал и шагнул к старухе. Та боязливо нагнулась, но Рольф осторожно обнял её. А потом выпрямился и насмешливо сказал:

— Сейчас ты под моей защитой.

Малин расплакалась, горстью отирая слёзы.

— Что? — сказал шаман. — Что ты увидела?

— Здешние боги от тебя слишком многого хотят, — шмыгнула старуха носом. — Неужто всё сделаешь? Недели-то мало будет…

— Малин, Малин… — Рольф вернулся на место, положил руки на стол, оглянулся на дверной проём, в котором встали псы. — Не щади меня. Твоё видение вернулось. Ты прекрасно поняла, что мне самому осталось немного…

— С чего ты начнёшь? — печально спросила старуха. — И чем я помогу тебе?

— Мне нужны деньги, — сказал Рольф и улыбнулся. — Нет, не те, что ты собираешься получить за эту вещь. Я погуляю с псами и попробую заработать, как зарабатывала ты. Спрашиваешь, чем можешь помочь? Мне нужна та комната, в которой я сегодня спал. Она нужна мне отмытой. Чистой. Потому что моя ворожба будет отличаться от твоей. — Он огляделся и сморщил рот в небольшой ухмылке. — Впрочем, неплохо бы отмыть здесь всё.

— Ты изменился, — въедливо всматриваясь в него, отметила Малин. — Стал настоящим мужчиной. — И одними губами прошелестела: — Но ты идёшь дорогой богов. Мне страшно за тебя.

Он спокойно выслушал её последние слова и вышел из комнаты в крохотную прихожую, где его терпеливо дожидались псы. Перед тем как покинуть квартирку, он немного помешкал, для удобства засучивая рукава джемпера — руки хотелось чувствовать свободными.

— Подожди, — сказала за спиной старуха. — Вечер на улице. Возьми.

Он взял протянутый ему широкий ремень — со странными металлическими скобами. Уверенно надел на одну из них ножны с ножом и защёлкнул скобу. Опоясался.

— Спасибо, Малин, — улыбнулся он, и она закрыла за ним дверь.

… Раньше старуха переживала из-за злосчастного молодого шамана, которого вынуждена была отдать страшному белому типу.

Теперь она боялась его…

… Для личных нужд два пса сами повели его в нужное место. В незнакомом городе они оказались лучшими проводниками. Пока на небольшом клочке замызганной земли, с трудом найденном, они справляли нужду, Рольф прислушивался и приглядывался к пространству этого квартала. Наконец он определился. Вернувшиеся псы вопросительно взглянули на него и пошли рядом, когда он, ни слова не сказав, пошёл по улице.

Старуха права. Боги этих мест и в самом деле хотели слишком многого от него.

Он не сомневался, что будет делать предложенное. Причём финал действа должен будет для него до конца оставаться неизвестным. Потому как его не знали и боги планеты.

Но сейчас приходилось искать другое. То, что поможет в будущем. Он прошёл мимо нескольких магических лавок с ингредиентами, которые вскоре понадобятся. Запомнил их месторасположение. Потом думал о деньгах — и его ненавязчиво потянуло к месту, где он должен их найти.

Шаман не знал, куда именно его «приведут», поэтому очень удивился, когда оказался на весело и даже празднично освещённой улице с зазывными вывесками, расположенными очень близко друг к другу. Здесь было много машин, рядом с которыми стояли странно разодетые (точнее — раздетые) женщины, оживлённо разговаривая с автовладельцами. Когда Рольф понял, что за улица перед ним, он усмехнулся в душе. Боги — тоже странные. Но если они считают, что привели его правильно…

Собаки медленно двинулись по дороге, ближе к обочине. Движение машин здесь было ленивым. А людей — столько, что легко представить себе самый настоящий праздник. И нисколько не темно, несмотря на уже поздний вечер. Чего-чего, а света здесь хватало. Из то и дело открывающихся заведений звучала музыка, изредка слышался хохот… На шамана не обращали внимания, и он понял, что лучше в следующий раз, собираясь в поход на эту улицу, ему обвешаться хотя бы одним предметом, указывающим на его «профессию». Он уже приметил двоих-троих представителей от магии, которые обходили прохожих, предлагая погадать. Мерцающее поле вокруг одного было очень отчётливым, и Рольф предпочёл не попадаться ему на глаза. Не хотел, чтобы о нём заранее знали. Достаточно, что его появление уже встревожило пространство этого места…

— … А я ему говорю: «Скажи, как меня зовут, тогда и посмотрим, как ты гадаешь!» А этот дурак вылупился на меня — и молчит. А потом как начал грозить всякими карами! — визгливо, размахивая руками, рассказывала одна полуголая девица другой, опираясь на капот пустой машины. — Говорит мне: «Не ходи с этим, а то от него одни неприятности будут!» А в чём, из-за чего неприятности? Молчит. Может, он просто деньги выжимал? Ну и ничего не было…

— Розамунд, — машинально сказал Рольф, проходя мимо.

— Что? — тоже машинально отозвалась девица. И вдруг передёрнула плечами, быстро оттолкнулась от капота — чуть не побежала за Рольфом остановить его. — Эй, ты! Откуда ты знаешь, как меня зовут? Эй, не торопись! Ты умеешь гадать? По-настоящему? От кого ты узнал, как меня зовут?

— От твоей подруги. — Рольф тоже остановился и обернулся. — Когда ты рассказывала о вопросе с именем, она мысленно произнесла его.

— Класс!! — завопила вторая девица, тоже отталкиваясь от машины. — Погадай мне, красавчик! Ты колдун?

— Шаман, — тихо сказал Рольф и кивнул псам. Боги привели его правильно.

С девушками он задержался ненадолго. Вчерашний прорицатель, который предсказал девушкам не ходить с определённым человеком, был, скорее всего, начинающим. Он предсказал то, что поверхностно увидел, но не смог логически завершить предсказание. Рольф предупредил неожиданных клиенток, что вот-вот к ним подойдёт тот же человек, что и вчера, но с ним опасно идти, потому что сегодня он будет сильно обкурившимся. А значит — способным на поступки, которых не совершил бы, будучи в здравом уме. Получив обоснование, девушки — поверили. И зазвали своих товарок к шаману, который так доходчиво предсказывает будущее. Быть «весёлой» девушкой на таких улицах — дело опасное, так что предсказатели уровня Рольфа здесь могли неплохо промышлять.

Спокойно и доброжелательно разговаривая с девушками, Рольф незаметно повернул дело так, что, после предсказаний им судьбы на несколько дней вперёд доверившись всезнающему незнакомцу, они начали сами рассказывать ему о том, что творится в районе их привычного обитания. Его умение слушать, осторожно подталкивая собеседника к нужной теме, пригодилось. Уже думая, что они просто болтают с симпатичным парнем, они рассказали всё, что их интересовало и тревожило. Чисто по-житейски тревожило. Как жительниц района. Из самых диких сплетен, из повествований о страшных, фантастических для слуха происшествиях, из жалоб на плохое самочувствие, и личное, и знакомых, шаман постепенно получал необходимую для понимания информацию. Её он собирался проверить немедленно.

Теперь он понимал, почему старуха Малин так быстро, всего за несколько дней, превратилась в изгоя. А ведь впервые он увидел её в горановской домашней тюрьме приплясывающей от избытка сил и чувств. На её беспечность тогда не повлияло даже то, что к Горану её привели насильно.

Квартал сангрийских магов, тесно соприкасавшийся с «весёлыми» кварталами, был болен. Нечто разъедало его, одновременно подтачивая не только здоровье обитателей, но и их психику. Хуже, что тлетворное нечто влияло на информационное поле всех живущих здесь людей, вливая в него агрессию и провокацию на убийство. А ведь кварталы эти и так из опасных. Что будет, если эта невидимая зараза расползётся по мегаполису?

Теперь Рольф более отчётливо представлял, какую жертву потребуют от него стихийные боги Сангри. Чаще всего от шаманов требовали жертвы именно такой: сделать то, что им претит — по духу. Вчера он уже сделал это. Никогда не убивавший — убил легко. Вопрос оставался лишь один: вчерашнее убийство — жертва стихийным богам или влияние той заразы?

— … Рольф?

Возглас изумления заставил его обернуться.

Позади небольшой компании собравшихся вокруг него девиц стояла, уперев руки в бока, Кириетт. Он сразу узнал танцовщицу, хотя одета она была более… цивильно, чем недавно, на сцене: в открытую блузу и широкую юбку. Кириетт засмеялась и пошла к нему. Рольф стороной заметил, что улыбки «весёлых» девушек, напротив, увяли, а вслед за тем уже бывшие клиентки как-то незаметно, потускнев на фоне искрящей энергией танцовщицы, разошлись.

— Привет тебе, барабанщик! — звонко сказала девушка и рассмеялась от какого-то удовольствия. — Рада тебя видеть! А где твоя голосистая гитаристка?

Рольфа покоробило последнее выражение, но виду он не показал. Лишь взял на заметку, что Кириетт, кажется, из тех, кто готов за спиной отвернувшегося или отсутствующего если не измазать грязью, то словесно впихнуть его в грязь. А просто так. Хотя бы потому, что таким образом самой легче возвыситься за этот счёт.

Но девушка подошла вплотную, и ему пришлось ответить:

— Кириетт… — Он церемонно склонил голову, здороваясь и этим сдержанным движением предупреждая её, что на том уровне, который она предложила, он не собирается с нею общаться.

Кажется, на танцовщицу это предупреждающее отстранение, отчётливо видимое, впечатления не произвело. Она подняла руку, и, не успел Рольф ничего сказать, как её горячая ладошка мгновенно и ласково поднырнула под закатанный рукав его джемпера, в то время как вторая быстро влезла под джемпер и погладила мужчину по сжавшемуся животу. Всё это произошло так быстро, что Рольф не среагировал, потому что не поспевал за действиями девушки. Нет, и на Островном Ожерелье с ним заигрывали женщины, пытавшиеся его соблазнить, и примерно он представлял, что именно сейчас делает Кириетт. Но она смотрела на него с такой смелой улыбкой, такими торжествующе сверкающими глазами, что он не мог поверить: она всё это серьёзно? Потом он решил, что она смотрит так, потому что Кети нет рядом и… Додумавшись до следующей мысли, молодой шаман покраснел, а почувствовав это, только благословил ночь в переливах разноцветных уличных огней: кажется, Кириетт считает его своей законной добычей!

Ему помогли. С такой неожиданной стороны, что он с трудом сдержал усмешку.

Уже касаясь его грудью, пышной, сияющей мягкими округлостями, танцовщица только было потянулась к его губам, как рядом вдруг раздалось негромкое, скучающее подвывание. Невольно оглянувшись, Рольф и резко отпрянувшая от него танцовщица успели заметить собачий зевок, продемонстрировавший не хилые такие клыки, да и размер пасти во всей её красе.

Секунды молчания, пока Кириетт снова смотрела в глаза чуть смущённого, но уже насмешливого шамана, а потом она в голос расхохоталась.

— Ты похож на молоденького монашка со строгой стражей! А я? — Она снова упёрлась кулачками в бока. — Похожа на соблазнительницу?

— Похожа, — согласился Рольф, всё ещё не понимая, зачем она с ним заигрывает, но сообразив, что лучше ответить, иначе это странное представление затянется.

— Ну? Ты так и не ответил, куда ты дел имита Луис!

— Она уехала. — Он пожал плечами.

— О… — с легко читаемыми интонациями произнесла девушка, вскинув брови, и хотела погладить его по щеке, но Рольф вовремя увернулся, правда, постаравшись сделать так, что его движение было необидным. — Так ты свободен? Сейчас?

Он посмотрел на её влажно светлеющие в уличных огнях глаза, полуоткрытый рот, который она легко и быстро облизывала, насмешливо глядя ему в глаза… Покачал головой. Надо расставить точки над «и».

— Прости, Кириетт, но у меня здесь дела. — Потом понял, что делает: ищет оправдания там, где нужно говорить напрямую. И сказал: — Не хочу обманывать ожиданий, Кириетт. Моё сердце занято.

— В наши дни встретить человека, который выражается так, как ты, — это замечательно! — легко сказал танцовщица. — Значит, у меня ни одного шанса? На твоё внимание? Совершенно?

— Кириетт… — начал было шаман, но танцовщица перебила его.

— Рольф, мальчик мой, — вкрадчиво сказала она. — Я ведь не прошу о многом. Всего лишь о маленьком развлечении — иногда поздороваться с тобой. Надеюсь, в этом ты мне не откажешь, лапочка?

Рольф опустил глаза и покосился на псов. «Лапочка»?… Он вспомнил, как легко убил вчера человека броском ножа… Девушка вдруг отступила.

— Ты странный, Рольф, — сказала она уже спокойно. — Стоило назвать тебя «лапочкой», как ты ощутимо изменился. Из лапочки ты стал кем-то более… опасным. Ну? Ты мне так и не ответил: можно ли с тобой поддерживать дружеские отношения?

— Привет, — улыбнулся Рольф.

— Привет, — уже тише и как-то рассеянней ответила девушка и оглянулась. — Когда я подошла, ты стоял в окружении девок. Почему? Чего они от тебя хотели?

— Я умею немного гадать, — скромно признался Рольф. — Иногда получается очень хорошо.

— О, погадай мне, Рольф, лапочка! — обрадовалась Кириетт. — Как ты гадаешь? На картах? По руке?

— Глядя в глаза.

— Ну-ка, ну-ка! — вызывающе сказала Кириетт и снова шагнула к нему, запрокидывая к нему же лицо. — Что ты скажешь, глядя в мои красивые глаза? Что увидишь в них, красавчик? Кроме той нежности, что я сейчас к тебе чувствую? Кроме желания… — прошептала она с придыханием, снова пытаясь положить ему руку на грудь.

Он перехватил её руку, немедленно обмякшую в его пальцах, словно она собиралась немедленно подчиниться ему во всём. Кажется, Кириетт и не думала прекратить свои попытки соблазнить его. Но шаман уже заглянул в её глаза — по-настоящему. И увидел в них такое, что от неожиданности взялся за подбородок девушки, чтобы придержать её, чтобы взгляд танцовщицы оставался неподвижным… Сначала она не поняла и немедленно приникла к нему всем телом. Но его улыбка растворялась, а рот становился жёстче. Уже удивлённая, Кириетт остановилась на половине движения.

— Ты закрыта, — монотонно сказал Рольф. — Ты закрыта так сильно, что я не вижу тебя. Твой друг — очень сильный маг?

От подбородка танцовщицы его пальцы скользнули к её глазам и стремительно провели по зажмуренным от неожиданности векам.

— Ты что?! — уже рассердилась Кириетт, отмахиваясь от его пальцев.

Изумлённый, даже потрясённый Рольф смотрел ей в глаза, отказываясь верить в то, что прочитал в этих и в самом деле красивых глазах.

— Ты всё ещё хочешь узнать, что я вижу в твоих глазах? — снова монотонно спросил Рольф, отступая на шаг от девушки.

Она убрала руки, сделал мягкий пируэт на месте, скользнув ладонями под грудью и смеясь над его смущением. Остановилась, склонила головку с лёгкостью паиньки-девочки. Исподлобья взглянула на него смеющимися глазами.

— Конечно — хочу! Ну? Говори!

Он помедлил, проверяя, на месте ли его стража, как она сама недавно их определила: да, собаки за спиной и чуть по бокам.

— К тебе лучше не подходить слева.

Танцовщица замерла. Её плутовская улыбка постепенно переходила в ласковую, мечтательную. Так мечтательно смотрит на загипнотизированного кролика удав.

— Лапочка, — тихо сказала она, не переставая улыбаться. — А здесь по-другому и не выживешь. Это ты — мечтатель. А здесь, если не знал до сих пор, живут. Понял? Ну, ладно. Я рада была тебя увидеть снова. Если захочется переброситься парой слов, а то и поразмяться, танцовщицу Кириетт найти здесь нетрудно. Пока, лапочка!

— Прощай, Кириетт, — прошептал Рольф, с горечью глядя на уходящую девушку, которая сегодня умрёт, а он не может её предупредить об этом, потому что нельзя: Кириетт — наёмный киллер. Нынешним поздним вечером она идёт на дело, на котором столкнётся с подставой. Последнее её задание было настолько потайным, что его заказчики заметают последние следы, убирая всех исполнителей. А шаман её не может предупредить, потому что, предупреди он Кириетт, она не погибнет мгновенной смертью, как сейчас ей это уготовано. Следующая будет страшней — мучительней. Поэтому он промолчал.


предыдущая глава | Шаман (СИ) | cледующая глава