home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

В знакомый сквер, где среди деревьев пряталась старая, заросшая кустами эстакада, он вошёл осторожно, следуя за собаками, которые шли, медленно, принюхиваясь к необычным запахам. Но, дойдя в утреннем свете до убежища нищих, он хмыкнул. Если он сам по определённым причинам предпочитал для действия ночное время, то нищие уходили побираться или по мусорным ящикам при дневном свете. Уже не осторожничая, Рольф напрямую пошёл к тоннелю-переходу, несмотря на то что псы продолжали оглядываться и тщательно принюхиваться.

Но в тоннеле и правда никого не оказалось. Уже внутри Рольф огляделся, потом задействовал прослушивание на уровне пространства. Тихо. Воздух не шелохнётся. Шаман чуть шевельнул бровью и поспешно встал на картонный лист. Здесь, в тоннеле, не только прохладно, как в городе, но и довольно влажно. А значит, для него, босого, на порядок холодней… Тем более последние шаги он всё-таки делал замедленней.

Вздохнув уже с облегчением, Рольф положил два пакета, принесённых для «хозяев» тоннеля под эстакадой, ближе к костру, затем, быстро обыскав главное прибежище — шалаш из картонных коробок, обнаружил что-то похожее на рюкзачок, куда и впихнул на всякий случай две сумки со съестным. После чего предусмотрительно же навалил на рюкзачок всякого мусора, который бездомные собирали для тепла — в основном те же коробки, разодранные на части.

Затем, оглядевшись и вздохнув при виде призрачных теней, которые постепенно собирались вокруг него, шаман скорчился в главном картонном «шалаше», в котором, видимо, обычно спали нищие, отчего он и выглядел более уютным.

Сытые псины, накормленные ещё у лотка с фаст-фудом, осторожно просунули нос в «шалаш» и некоторое время смотрели на съёжившегося шамана, который засыпал, безуспешно стараясь согреться под влажной бумагой, надвинутой на себя. Выждав, пока его дыхание станет менее прерывистым, одна за другой они вошли в «шалаш» и легли по обе стороны от человека. Полная приключений и беспокойства ночь утомила не только его. А поскольку и следующая ночь предстояла не слишком ласковой, то псины, подспудно догадывавшиеся о том, тоже оказались не прочь выспаться.

Пригревшись между двумя огромными лохматыми батареями, Рольф задышал бесшумно и вскоре расслабился так, что вытянулся между ними всем телом… Сновидения, неспешно и призрачно витавшие над ним, пока он дрожал от холода, постепенно переходили в более отчётливые образы. Уже на пороге настоящего сна, он подумал, ускользая мыслью: «Прости меня, Кети… Но придётся посмотреть другое…»

И вызвал перед закрытыми глазами образ беловолосого человека в белом костюме.

… Но сны решили иначе. Или боги, посылающие их. Или тени, собравшиеся над шаманом, которые и повели его в мир снов.

По небольшой лестнице к двери дома поднимался некий господин. Во сне Рольф не слишком понимал, как определить идущего. Но этого он точно назвал бы господином. Тот был сухощав, с надменно недовольным выражением худого, до остро выступающих скул и челюстей лица. Его костюм был чёрного цвета, а в руке он держал старинную трость, на которую, впрочем, иногда забывал опираться.

Господин прошёл лестничку в подъезд дома и остановился у двери лифта, явно ожидая, что два охранника, стоявших на этом этаже, подойдут и вызовут ему кабинку лифта. И правильно ожидал: двое подошли немедленно… Внезапно господин задрал голову и резко поднял трость, будто призывая к тишине. Охранники замерли — с выражением беспокойства на лицах. Прошло несколько секунд — и господин мягко опустил трость, при этом пропуская её между пальцами, стремительно развернулся и, сказав охранникам всего пару слов, быстро вышел из подъезда.

«Опоздавший тёмный маг, — безразлично определил во сне Рольф. — Четвёртый. Почуял опасность. Поэтому не поднялся на верхний этаж…»

Господин подошёл к машине, не успевшей уехать. Выскочивший навстречу человек (похоже, личный телохранитель — сонно решил шаман) почтительно открыл дверцу заднего салона, и маг быстро сел. После чего телохранитель сел вперёд, и машина понеслась по улице…

Едва машина рванула с места, из подъезда побежали охранники — видимо, все, кого успели предупредить первые двое. Выскакивали быстро, а потом деловым шагом, стараясь выглядеть обычными прохожими, расходились в разные стороны от подъезда и пропадали в плотной толпе. А из подъезда всё выходили и выходили следующие…

«Маг», — напомнил себе Рольф не отвлекаться от своей главной цели.

Незаметная, солидно синего цвета машина вплыла в поток на первом уровне улицы, а в ближайшем переулке скользнула наверх, переместившись в поток машин на верхней улице, а ещё через пару переулков оказалась ещё выше. Рольф словно переместился в пространстве и оказался рядом с тёмным магом, который нервно барабанил по рукояти или по самой трости, лежащей на коленях. Маг хмурил брови, тяжело дыша. Потом коротко сказал что-то телохранителю, тот кивнул и достал вирт.

«Он тоже не может пользоваться электронными штуковинами», — понял Рольф и пожалел, что во сне не слышит голосов.

Телохранитель быстро пересказал в вирт всё, что негромко и кратко передавал ему со своего места тёмный маг. Затем маг выслушал ответ через своего же телохранителя и лишь раз открыл рот. Кажется, он сказал: «Да». И машина поехала как-то успокоенней.

«Сидя» рядом с тёмным магом, Рольф пытался запомнить путь, но дорога часто менялась, и шаман быстро отвлёкся на виды города, поражавшие его какой-то бесконечной ограниченностью. Наверное, они ехали час, прежде чем машина остановилась во дворе громадного дома, чьего низа Рольф так и не увидел: к дому и его площадке подводил крепкий мост, похожий на старинные замковые. Таким образом дом словно кружил в пропасти. И ещё на подходе к нему Рольфа чуть не выбросило из машины сильнейшей защитой. Он усидел на месте, только благодаря теням мёртвых, которые боязливо скучились вокруг него и таким образом обезопасили его вход на защищённую территорию.

Следуя за тёмным магом незримой тенью в собственном сне, Рольф с любопытством пытался угадать, куда он попал. Решил, что в дом одного из тех магов, которых ему надо было выследить и уничтожить. То есть ещё троих, кроме этого, который ведёт его сейчас в дом.

… Во сне он не почувствовал, что псины ещё тесней прижались к нему. Но прозрачное впечатление, что рядом появился кто-то ещё, он ощутил. Для себя снова решил, что это тени мёртвых, которые вокруг него в последние минуты буквально клубятся. И перестал обращать внимание на них.

Тёмный маг между тем подошёл к входной двери, которая немедленно открылась, и вышколенный слуга с поклоном проводил его в комнату. Комната, жёстко блокирующая магической защитой, сновидческого Рольфа, слишком уверенного, что во сне всё сможет пройти, отбросила и внутрь не пустила. И он обрадовался даже тому, что слуга не закрыл дверь. Притулился рядом, поглядывая из коридора. Здесь, в этой богато убранной комнате, уже присутствовали три человека — одна женщина среди мужчин. Все одеты неприметно — в деловые костюмы. Со стеснённым сердцем шаман понял, что это те самые маги, которых приговорили стихийные боги Сангри. И чем больше Рольф приглядывался к ним, почти бессмертным, тем больше понимал сангрийских богов… Тёмный маг, приведший сновидческого шамана, подошёл к ним. Они заговорили — негромко, но с ярким возмущением. Рольф пытался читать по губам, но ничего не сумел считать. Рты у всех вселённых в чужие, новые тела, были какие-то тяжёлые, неподвижные, плохо выговаривающие слова. Только по выражению недовольства и злости сообразил, что они злятся — вот только на кого?

Покачнувшийся сонм теней-призраков, сопровождавших его, заставил оглянуться.

И даже во сне похолодеть. К комнате по коридору быстро шагал Горан. Всё такой же бесстрастный, всё так же в белом. При виде него Рольф невольно отпрянул от двери и часто задышал. Для него теперь, что во сне, что в яви, Горан оставался символом боли. Шаман, даже не думая об этом, немедленно почувствовал, как заныло всё тело… «Я как выдрессированный на боль зверь. Дай мне только напоминание о ней — и мне больно. Условный рефлекс — так называл это Скальный Ключ? Он бы, наверное, посмеялся — у меня условный рефлекс на Горана…»

Горан прошёл мимо, к тёмным магам, которые обернулись к нему и молча следили за его приближением. Приехавший с Рольфом маг заговорил первым. Он будто ронял сверху вниз злые слова, а остальные кивали, поддакивая. Горан слушал, брезгливо скривив рот, но не прерывал. Лишь раз что-то спросил.

И тут… Рольф понял, о чём рассказывает маг!

Он не рассказывал о том, что почувствовал неладное уже на первом этаже дома, где происходила неудачная искусственная реинкарнация старого мага. Он рассказывал о нём — о шамане, который убил магов, проводивших ритуал экзорцизма души из чужого тела, освобождая его для души того старика!.. Рольф сначала глазам не поверил, но пришлось. Тёмный маг не просто говорил — оказался из любителей жестикулировать. И жестами невольно не только показывал свои эмоции, но и вбрасывал их в пространство, одновременно в призрачных картинках прояснял, что именно его взволновало. В движении пространства Рольф себя и увидел. Некоторое время он приходил в себя от необычного открытия, признавая силу этих магов. Затем он попытался выяснить, каким образом тёмный маг его узнал.

Сквозь защиту шаман мысленно потянулся к тёмному магу, а затем его взгляд притянула трость — та самая, которую маг поднимал перед лифтом, а опускал, пропуская между пальцами. Трость оказалась сильным магическим артефактом, настроенным на сбор информации. Пока тёмный маг ехал к Горану (а Рольф сообразил, что они находятся в одном из домов Горана), он «процедил» собранную информацию и теперь знает, кто стоит за смертью старого мага и тех его приспешников, которых растерзали псины.

А потом началось что-то странное.

Все четыре мага накинулись на Горана с воплями и чуть не с кулаками. Тот стоял спокойно и то и дело отрицательно качал головой. Но вот маги постепенно успокоились и оглянулись на приехавшего. Тот постоял, подумал, а потом высокомерно сказал Горану что-то такое, что тот всё же проявил чувства, явно обозлившись. Но другие трое магов закивали, словно присоединяясь к приехавшему. Горан пожал плечами и снова покачал головой. Теперь на магов он смотрел презрительно.

Но приехавший маг тоже пожал плечами, и вся магическая компания вдруг дружно и решительно зашагала из комнаты. Горан сначала стоял неподвижно, но всё же тяжело развернулся и что-то бросил вслед уходящим. Что-то, что остановило их.

Ни слова не говоря, все четверо уставились на Горана.

Тот, всё с тем же недовольным выражением лица, вынул из-под рубахи цепь с медальоном. Маги с жадным вниманием качнулись к нему. Горан щелчком открыл медальон и пальцами осторожно вытащил из него что-то тонкое, тёмное и длинное.

Приехавший с Рольфом маг медленно подошёл к Горану и осторожно забрал это нечто тонкое. Посмотрел его на свет, словно прикидывая что-то или примеряясь к нему, а потом опустил, взглянул на недовольного Горана и кивнул. После чего накрутил это длинное на палец и отвернулся от Горана.

Рольф и опомниться не успел, как маги ушли.

Он не поверил глазам.

Что произошло? Они чуть не ушли из-за этого предмета, который не хотел отдавать им Горан! Но когда тот отдал, они всё-таки ушли — и Горан их не остановил! Что произошло? Как бы узнать об этом?

— … Эй, парень! Бежим! — крикнул задыхающийся женский голос чуть не в ухо.

Его схватили за руку, одновременно выхватив из сна, — он стремительно поднялся, чуть не стукнувшись о картонный потолок «шалаша». Впрочем, если бы и стукнулся, ничего страшного — потолок просто развалился бы — думалось ему, пока он бежал, ведомый за руку неизвестной женщиной куда-то в кусты.

— Господи, да он босой! — охнули сбоку…

Он наконец проснулся — в вечереющий день.

Он бежал в толпе бездомных, которая мелкими перебежками уходила в высокие кусты, хоть и облетевшие по осени, но такие густые, что спрятаться в них — лучший вариант, если есть от кого. Правда, густота кустов ещё и на нервы действовала, потому что каким-то образом, резко разбуженный от глубокого сна, шаман успел-таки подхватить из кучи мусора рюкзачок, набитый пакетами с едой. И теперь этот рюкзак как только ни мотало по кустам, которые цеплялись в него всеми колючками!.. Рольф на бегу даже подумывал отдать рюкзак в зубы одной из псин, мчавшейся неподалёку.

Молча перебегая вместе со всеми и прислушиваясь, Рольф понял: пока он спал, прошло достаточно времени, бездомные начали возвращаться, и кто-то из них приметил, что неподалёку остановились три полицейские машины. Все сразу сообразили, что очередной полицейский рейд счастья не принесёт. Ничего страшного, конечно: пойманных распределят по домам-приютам. И оттуда уйти в очередной раз нетрудно. Но проходить проверку — даже при том, что на каждого в ближайшем участке заведено дело, выматывает нервы пострашней облавы.

— Сюда!

В него вцепились руки сразу нескольких человек и помогли не упасть, когда он поскользнулся, съезжая с края канавы.

— Тихо… Чьи это зверюги? Не залают?

— Нет, — прошептал Рольф, обнимая своих псин, которые поднырнули под руки помогавших ему и сами прижимались теперь к невольному хозяину.

Канава оказалась неглубокой, застеленной опавшими листьями. Рольфа уверили, что полицейские сюда не дойдут. Потом его разглядели, и седобородый низкорослый предводитель нищих, усмехаясь, сказал:

— Что? Не довелось у Сары побольше пожить? Случилось ли что, отчего ты снова среди нас оказался? Сара выгнала? Эх, а хорошо же мы три дня попировали, пока ты с той девчонкой у хозяйки жил!

— Да мы и сейчас попируем, — пробормотал Рольф и положил перед ним рюкзак.

Отсидка в канаве получилась очень уютной — с появлением ужина. По прошлому разу Рольф помнил, что нищих в тоннеле было человек пятнадцать, учёл он и то, что женщина, недавно родившая, должна питаться неплохо. Пока люди разбирали пакетики с едой и шепотом радовались такой удаче, как свалившийся на их головы щедрый человек, шаман пытался вспомнить конец «сна», который и сном-то трудно назвать.

Его опять прервали.

— Рольф, давай я тебе ноги перевяжу, — тихонько предложила та самая женщина, которой он помогал при родах, худенькая и белокурая, что плохо было заметно, потому что она постоянно ходила в облегающей голову вязаной шапочке. Её старшая девочка сидела рядом и покачивала завёрнутого в тряпки младенца.

— Спасибо, но я так, без обуви, привык.

Она успела присесть у его ног и приложить было тряпку к его ногам.

— Горячие! — изумлённо сказала женщина. — Ты столько времени в холоде, а ноги у тебя горячие! Как это получается?

Он хотел было сказать, что мёрзнет, как и все, но всего несколько минут назад стоял, утопая ногами в тёплых коврах… Но не сказал, а лишь улыбнулся ей.

Только спустя полтора часа они смогли осторожно, поглядывая вокруг, вернуться на прежнее место обитания — под холодным моросящим дождём. Полицейские уже уехали, и бездомные бродили по тоннелю, собирая раскиданные картонки и личные вещи, а также обустраиваясь на ночлег. Рольфа спросили, будет ли он здесь ночевать.

— На одну ночь останусь, — задумчиво сказал он, вспоминая, что теперь путь в квартиру старухи Малин ему заказан. — Потом посмотрю.

— Ложись здесь, — предложила та самая женщина, кивая на самое уютное в «шалаше» место. — Я положила тебе побольше тряпок — будет тепло.

— Спасибо, но я лучше лягу ближе к выходу.

— Боишься полицейских? — засмеялся предводитель нищих. — Они теперь сюда месяца два носу не покажут! Бояться нечего…

— Не хочу занимать ваши тёплые места, — объяснил шаман. — У меня своя постель есть, — смеясь, добавил он, указывая на двух псин. И он и в самом деле начал устраиваться у порога «шалаша».

— Ладно, — сказал белокурая, — возьми тогда вот эту тряпку. Она почти чистая, а у тебя волосы мокрые. Голова болеть будет, если с такими будешь спать. Холодно для мокрых волос. На, возьми.

Он взял, потому что видел: ей хотелось отблагодарить его за вкусную еду, за то, что (ей сказали) он так здорово помог ей с рождением ребёнка. Улыбнулся ей, промокая волосы предложенным «полотенцем», и внезапно застыл… Волосы… Волос — длинный, тонкий, тёмный… Когда люди Горана срезали ему, Рольфу, волосы, Горан велел собрать все до одного и унёс их куда-то. Значит, в своём медальоне Горан носил его, шамана, волос? Значит, именно его потребовали тёмные маги, рассказав о присутствии Рольфа наверху, в квартире, где проходил ритуал?

Рольф не мальчишка. Он прекрасно знает, что волос человека — это качественный и сильный элемент любого ритуала чёрной магии, направленного против человека, с которого взят этот волос… Он ещё немного, всё ещё машинально промокнул волосы и снова замер. Теперь придётся не только охотиться на тёмных магов, но и остерегаться их. Что они могут придумать, чтобы воздействовать на него? Попробуют его искать? Есть ли смысл? Искать палача своих компаньонов (друзьями Рольф не мог бы их назвать: не те отношения между этими тёмными) они вряд ли соберутся. Попробуют сделать так, чтобы ему снова стало больно? Нашлют болезнь или смерть? Устроят время неудач?

Он сел между псинами. Машинально отложил в сторону «полотенце». Пламя единственной свечи в «шалаше» съёжилось и, пыхнув, погасло.

Рольф некоторое время сидел, прикусив губу, и пытался размышлять. Но размышлять во тьме, полной тяжёлых вздохов, возни тех, кто никак не мог устроиться удобней и теплей, тихого шёпота, было трудновато. Потом шаман почувствовал какое-то движение и оглянулся. В темноте шаманское зрение дало-таки возможность увидеть: от белокурой между телами спящих и засыпающих осторожно ползёт девочка. Она добралась до псин Рольфа и некоторое время, кажется, пыталась сообразить, прислушиваясь, спит ли человек, накормивший всех ужином. Затем она подтянулась ещё немного, опасливо погладила бок собаки, в темноте с недоумением глядевшей на неё. Ещё через секунды шаман насмешливо и грустно улыбнулся: девочка легла на тёплый бок псины, обняла её и уснула — быстро и глубоко, как засыпают в детстве после долгих переживаний. Псина тихонько повернулась к хозяину, и тот погладил её по лохматой башке. «Делать нечего — девочке холодно, так что терпи». И лёг сам, тоже стараясь залезть головой чуть не под мышку одному из псов.

Ещё некоторое время он размышлял о том, что могут сотворить тёмные маги с его волосом, ничего не придумал и закрыл глаза — в сон, пытаясь восстановить сновидение. Но недавние треволнения оказались сильней. Он пригрелся — и уснул.


* * * | Шаман (СИ) | * * *