home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



17

Заданность для медитации — чёрная магия. Конкретика — четыре тёмных мага, волос, защита, поиск. Рольф закрыл глаза.

… Днём он выспался, поэтому во сне, на том неуловимо убегающем переходе от дремоты к глубокому погружению в беспамятство, напомнил себе встать через определённое время. Встать тогда, когда все остальные будут спать. Иначе нельзя. Его беспокойство почувствуют все, и тогда он не получит необходимой свободы. Хуже, что все эти люди могут погибнуть вместе с ним.

Рольф мягко подтянул ноги и встал медленным, тягучим движением, чтобы шорохом одежды не разбудить спящих. Приподняли головы только собаки. Но шаман прошелестел одними губами: «Сидеть…» Псины остались недвижимы, а с ними и девочка, обнимавшая лапу одной из них, как подушку. Рольф осторожно нагнулся и просунул руки так, чтобы девочка не проснулась, пока он её поднимает. Она только вздохнула, когда он опустил её рядом с матерью. От сна на горячей собачьей лапе девочка согрелась, и шаман понадеялся, что больше она не замёрзнет.

Ступая по отсыревшим картонным листам, разодранным для тепла, он вышел из «шалаша». За ним подтянулись псы. Вместе вышли из тоннеля. Сначала он хотел пойти на саму эстакаду. Она огромная, пусть полуобваленная. Но пространство с неё открывается почти безграничное, пусть и перечёркнутое металлическими фермами, похожими на громадное решето.

Его не пустили.

Псы, едва вышли из тоннеля, немедленно потрусили в стороны от эстакады. Они шли так уверенно, что Рольф покорился — воле стихийных богов Сангри, как он надеялся. Шёл быстрым бегом. За собой чувствовал движение, а когда оглянулся, вереница призрачных теней мчалась за ним… Как выяснилось через полчаса, покорился правильно. Псины привели его к городской реке, близко к устью. Граница, где река впадала в море, виднелась даже отсюда, освещённая огнями промышленного порта. А затем зверюги остановились на самом берегу. Рольф встал между ними (призраки умерших рассыпались по линии берега) и увидел какую-то металлическую конструкцию, словно сваленную с берега в реку. Конец конструкции утопал в воде — где-то на расстоянии одной трети реки от этого берега.

«Ну конечно! — улыбнулся шаман. — Боги позаботились, чтобы меня на время медитации никто не потревожил!»

Он встал на одну из балясин конструкции и пошёл по ней к утопленному в воде концу. Оглянулся только раз. Псины легли у начала его пути с явным намерением сторожить и дожидаться своего невольного хозяина.

Он прошёл до конца. И медленно, остерегаясь, сел в «лотос» на уходящем в воду брусе. Ширина бруса позволяла заниматься медитацией спокойно, не боясь упасть. Боги придумали неплохо — с новым одобрением решил Рольф. Только вода может помочь в первое время, когда действует направленное на тебя колдовство чёрной магии. Вода — текущая и уносящая информацию.

С закрытыми глазами шаман чувствовал себя спокойно.

Итак. Чёрная магия. Скальный Ключ не учил Рольфа чёрной магии. Целительство — это в первую очередь. Кое-какие знаковые приёмы магии, помогающие собирать энергию, Рольф знал. Единственное, что позволил себе старый шаман, — это научить Рольфа защите от направленного воздействия чёрной магии. В первую очередь, конечно, использование защиты. Но сейчас этого мало. Нужно делать что-то наиболее жёсткое.

Тем более что четыре тёмных мага, собравшихся против конкретного противника, сами обречены, хоть и не знают об этом. Для них ситуация проста: некий самонадеянный маг из разряда шаманов убил их компаньонов, чтобы забрать силу погибших. Теперь они выяснили, что этот шаман — враг их главного спонсора. Горана. Для них Рольф — это законная добыча. Почему Горан сразу не хотел отдать им компонент, необходимый для смертельного для шамана ритуала, тоже понятно. Он хотел поймать Рольфа живьём. Для Горана молодой шаман — вкусный кусочек в системе его личных ценностей. Кусочек, который загнан, умирает… Для Горана ощущения умирающего — величайшая ценность. Наверное, магам пришлось ему чем-то пригрозить, чтобы тот с неохотой, но отдал волос шамана.

Защита. Рольф пустил на самотёк медитативное погружение, лениво плывя по течению мелькающих мыслей и образов. Когда медитация завладела его телом полностью, он открыл глаза. На них словно спустили очки, которые не давали видеть окружающее пространство, зато показывали странное, нелогичное и, видимо, бессмысленное кино. Но он, будто отодвинутый в сторону, со стороны же понимал: настроенный на поиск — сейчас он получает необходимую информацию.

Не напрягаясь, без всякого давления он пришёл в себя.

Поиск. Встал на ноги, будто налитые чуть гудящей в них энергией. Легко повернулся и пошёл к берегу. Не доходя, свернул на переплетения металлических балок фермы. Дошёл до нужного места и присел на корточки. Псы с берега внимательно следили за ним — уже не лёжа, а насторожённо стоя.

Примерившись, Рольф покачал несколько металлических прутьев. Поддался сначала один — и шаман выкрутил его. Потом — другой. С ним пришлось повозиться, но Рольф в результате получил что-то вроде двух копий. Тяжёлые и ровные, они хорошо лежали в руке, когда он подкинул их — уже на берегу. Метать копья он не умел. Но со старым шаманом довольно часто ездил на рыбалку, где приходилось действовать острогой. Эти два «копья» были похожи на острогу, отличались лишь тем, что на Островном Ожерелье пользовались острогами с двузубцами. А здесь кончик «остроги» был лишь чуть заострён. А ещё на островах планеты в праздники ловцы жемчуга и рыбаки дрались в ритуальных и шуточных боях, используя остроги — только не рабочие, конечно. Скальный Ключ научил Рольфа основным приёмам — и тот неплохо дрался, выступая на таких праздниках. Стыдно быть шаманом на Островном Ожерелье и не уметь пользоваться острогой — усмехнулся Рольф. Не умеешь — не прокормишься.

Псины встретили на берегу так, словно только и ожидали, когда он покончит с нужным человеку делом. Пока Рольф оглядывался, соображая, что делать дальше, одна из псин отошла в сторону и вернулась с какой-то тряпкой в зубах. Шаман с трудом рассмотрел обычным зрением, что перед ним положили почти гнилую тряпку. Он с благодарностью принял подсказку и обернул середину копий тряпками. Теперь не страшно прийти в город — пусть даже в портовый район. Никто не остановит… Рольф вздохнул, нехотя усмехаясь над собой. Ну… Почти никто не остановит рабочего вида человека, несущего завёрнутые в тряпицу металлические прутья.

Особенно — если он бежит!

Псины рванули с места в карьер, чуть только нога шамана ступила на берег. И плевать им было, что человек, ведомый ими, бос!.. Тени, которые лениво перемещались до сих пор вдоль берега, летели за ним призрачной метелью.

Рольф чувствовал себя, как будто внутри горел зажжённый факел. И бежал так, что не чувствовал не только холода, но и заморосившего дождя. Его не пугало, что в момент бега на него может обрушиться ритуальный удар от четырёх тёмных магов. В этом он был фаталистичен: если что-то будет — тому не миновать. Если не успеваешь защититься. Боги же Сангри сейчас его вели именно в место, где он должен найти следующее оружие. Вот только для чего оно? Для самозащиты или для убийства тех же магов?

Вскоре они оказались на улицах, по пространству которых шаман определил, что находится в квартале для всякого рода магов и колдунов.

Псы неслись так уверенно, что не сомневался и Рольф. Только поглядывал время от времени, как постепенно рассыпается толпа призраков, привлечённых струями различных колдовских эманаций… Ещё немного пробежки по улицам и по переулкам — и псы умерили свой бег, уже медленней приближаясь к дверям какого-то заведения.

Один из магазинчиков, товарами которых пользуются все, кто называет себя магами и колдунами. Дверь спрятана за металлическими решётками, переплетения которых в совокупности представляют собой магическую защиту. Псы встали у двери, оглядываясь на Рольфа. Присмотревшись, он сообразил: защита пустит псов — они элементарно дверь открыть не могут. Вплотную подойдя к табличке рядом, на стене, шаман узнал, что магазинчик круглосуточный.

Немного сомневаясь, не будет ли ругаться хозяин из-за зверья, Рольф открыл дверь и впустил собак. Пустил первыми не потому, что чего-то боялся, а потому, что псы буквально требовали открыть дверь: совали носы, скребли лапами. Только очень тихо — без поскуливания, без рыка. Остатки призрачных теней покорно остались на улице.

Прежде чем войти, шаман «прислушался»: кажется, ритуал или не начали делать, или он совершён, но его воздействие пока не догнало жертву.

Призрачные тени в лавку не проникли. Концентрат защитной магии оказался для них слишком плотным.

Магазинчик оказался очень уютным, возможно — из-за низкого потолка. В широком помещении было тихо и светло. Рольф немного тревожился: а вдруг хозяин будет один? В одиночку люди обычно ведут себя сильно настороже. Но хозяин стоял за прилавком — огромным столом с небольшой конторкой — и разговаривал с каким-то человеком.

Хозяин лавки выглядел грузным детиной, но шаман понял, что в ближнем бою этот человек будет очень опасен. Лицо его было словно выбито кулаками — настолько грубо слеплено, и подчёркнута эта грубость бритой шишковатой головой. Как подчёркнута и тяжеловесная мощь фигуры зелёным халатом, обтягивающим широченные плечи. На Рольфа хозяин взглянул мельком и с небольшим превосходством — Рольф понял его: он высоченный и сильный — новый посетитель небольшого роста и выглядит хлипким. Потом хозяин сдвинул взгляд ниже, на металлические прутья в его руках, и отвернулся. Но шаман чувствовал его взгляд и чуть позже, когда двинулся к рядам с товарами. Ряды-стеллажи начинались по краям от стола хозяина лавки и шли параллельно трём стенам. Обходить их надо было с обеих сторон.

Ещё одного взгляда на хозяина лавки было достаточно, чтобы понять: он мешать не будет, сколько бы ни провозился с выбором товара гость. Этот человек чуть-чуть, но «видел» и сразу признал в шамане не простого босоногого бродягу, но знающего и сведущего мага. Правда, сморщился при виде псин. Но те без команды уселись по разным сторонам от входа, притворяясь безобидными зверушками. Кажется, хозяин решил: если защита пропустила зверюг, значит, ничего страшного от них ожидать не приходится.

И вернулся к беседе вполголоса со своим покупателем.

Рольф, бродя вдоль полок в поисках того, что откликнется на его присутствие само, поневоле прислушивался к беседе.

— … Я понимаю, что старинная вещь, но зачем ты приволок её сюда? Ржавая штуковина — и больше ничего! Отнёс бы старьёвщикам — и то дело было бы.

— Но ведь говорят, что старинная вещь в себе много чего хранит… — уныло тянул гость, с длинными жирными волосами, одетый в мятый костюм — явно с чужого плеча. — Я и подумал, что ты умный… — Это было уже сказано приторно сладко, чтобы хозяин проникся, какое уважение к нему испытывают.

— Ну вот тебе и умный, — недовольно говорил хозяин, — если сразу определил, что притащил ты ко мне вещичку абсолютно без всяких магических заморочек. Нет в ней ничего особенного, понял? Ты её нигде не сможешь продать, потому что такое старьё никому не нужно.

— Да ведь хозяин ты умный! — взвыл было гость и тут же пригнулся, будто боясь, как бы его кто, кроме хозяина, не услышал. — Ты же можешь всучить эту штуку хоть кому! Дураков на свете много! Скажи, что эта вещь была у какого-нибудь преволшебного волшебника! Дурак-то и купит! Никогда в жизни не поверю, чтобы ты торговал только магией всякой!

— Знаешь, — сказал всё так же спокойно и сдержанно хозяин, — меня ещё никто так не оскорблял так, как это сейчас сделал ты! Пошёл вон!

— Не гони меня! — уже взмолился его собеседник. — Ну придумай, сколько ты можешь мне дать за этот хлам! Мне ж чуть совсем надо!

Рольф, прошедший рядом с полками стеллажей — ведя раскрытую к ним ладонь, как раз очутился с другой стороны хозяйского стола. Он уже понял, что на стеллажах нет нужного ему предмета, и обернулся было к хозяину с вопросом, нет ли где ещё предметов для магических ритуалов… Взгляд упал на «штуковину», которую всё ещё держал в руках ноющий посетитель… Шаман развернулся полностью.

Посетитель был наркоманом. Ему позарез нужны были мелкие деньги. Меч, который «сообщил» Рольфу своё название в предметном мире, назывался катана. Посетитель нашёл его в одной из мусорных свалок.

Выйдя из зала со стеллажами, Рольф прямиком направился к посетителю.

— Сколько вы хотите за него?

Посетитель оглядел шамана оценивающе и с недоумением. Особенно долго смотрел на босые ноги спрашивающего. Потом пожал плечами (хозяин язвительно улыбался) и сказал сверху вниз:

— Тридцать кредитов — сангрийских!

— Она тридцати не стоит, — возразил Рольф: разочарованно вспоминая, что в кармане у него и десяти не будет.

— Тебе нужно — значит, стоит, — свысока сказал наркоман. Он на глазах наглел, хотя время от времени опасливо скашивался на два металлических прута в руках Рольфа.

— Может, торговаться пойдёте за дверь? — спросил хозяин. — Мне тут, конечно, ночь коротать скучно, но — поверьте — не до такой степени!

— Нет, — спокойно сказал Рольф. — Вы (он пригляделся к бейджу на халате)… Рейнар, не могли бы вы стать моим посредником в деле?

— Чего ты хочешь?

— У меня нет денег, но есть человек, который легко ссудит их мне.

— И что?

— Нужно позвонить по вирту этому человеку, он перечислит вам деньги за эту вещь. А вы отдадите их этому…

— А я тут при чём?

— Не думаю, что у продавца есть свой вирт.

— А почему не позвонишь по своему?

— Рейнар, вы же «видите», — спокойно сказал Рольф, глядя ему в глаза. — Возьми я в руки вирт — он сломается.

— Хорошо, — уступил хозяин. Кажется, его заинтересовала любопытная ситуация. — Говори номер вирта, по которому звонить надо.

Рольф взглянул на тёмную полированную поверхность конторки, за которой стоял хозяин лавки. Память быстро подсунула перед глазами вирт-экран Кети, когда она звонила Колдею. И монотонно продиктовал номер Рейнару. Тот с огромным любопытством позвонил и поставил вирт на конторку. Заспанное лицо Колдея возникло сразу. Кажется, вирт он на всякий случай держал рядом с собой.

— Что такое?… — сипло спросил он.

— Колдей, перечисли, пожалуйста, тридцать кредитов на счёт этого вирта, — ровно сказал шаман.

Колдей мгновенно собрался.

— Ты… Ты здесь… Кети велела искать тебя!

Продавец катаны уставился на Рольфа. Как и Рейнар.

— Колдей, мне некогда! Причём, очень сильно некогда!

— Перевожу! Ты ещё дашь о себе знать?

— Конечно. — Выговорить это слово было легко. Найдут его живым или мёртвым — всё равно. Главное, что он держит обещание.

— Тогда до встречи!

— Хм… Перевёл, — несколько удивлённо сказал Рейнар и полез в ящик стола за мелочью для посетителя.

Тот жадно подставил ладони под горсточку кредитов, сунул Рольфу катану, и в самом деле выглядевшую очень ржавой, и быстро пересчитал полученные деньги. Хозяин лавки взглянул на него еле заметно брезгливо. Наконец, деньги были пересчитаны, как минимум дважды (за это время Рольф успел оглядеть меч), и наркоман рванул к двери.

— Стой!

Показалось или нет, что пол, покрытый имитацией каменных плит, дрогнул под ногами?

Шаман с трудом успел схватить наркомана, завопившего от негодования, за шкирку и сильно швырнуть назад, в зал магазинчика. Не успел возмущённый Рейнар открыть рот, чтобы высказать хоть что-то, как обе псины, до сих пор послушно и терпеливо лежавшие у двери, будто выстрелили к Рольфу — точней, за его спину.

— Все назад…

Шёпот Рольфа заглушили на полуслове.

Резкий грохот и долгий треск у двери заставили всех находящихся в магазинчике сильно вздрогнуть. А потом дверью тоже будто выстрелили — с улицы: она влетела в помещение мощно — будто разрушительный снаряд, разбивая по дороге всё подряд, в том числе и стол-конторку, от которого только и успел отпрыгнуть с негодующим воплем Рейнар. Сама дверь была разбита вдребезги на несколько частей, которые удерживались лишь вогнутыми вовнутрь решётками магической защиты.

В момент влёта двери шаман с собаками стоял сбоку, поэтому он сейчас возился со своими немногочисленными вещами, не обращая внимания как на происходящее, так и на продолжающийся страшный грохот, который напоминал грохот падающего под строительным шаром здания. Рольф буквально бросил на пол свои еле слышно в этом громе прогрохотавшие металлические прутья, положил рядом катану, которой чисто по-человечески побаивался, потому что с мечом он точно никогда не занимался. Когда он разогнулся, в руках были копья.

— Быстро! Прячьтесь!

Хозяин ещё хотел протестовать — понял Рольф, но сообразил взглянуть на вход… Шевеля каменными когтями, его забила громадная лапища, морщинистая от толстенной, в мелкую чешую кожи. Потолок над входом в магазинчик шевелился, сыпля на пол песок и роняя куски разламывающегося перекрытия сверху и по сторонам. А неведомый зверь протискивался в узкое для него помещение… И было ясно, что он войдёт!.. Пусть даже в разгромленное помещение!

Хозяин досадливо рыкнул и быстро метнулся к столу-конторке, откуда чуть не выдрал ящик стола и, обняв его, помчался к неприметной дверце сразу за стеллажами — наверное, там был запасной выход. У самой дверцы он обернулся:

— Эй! Справишься сам?

— Справлюсь!

Рейнар прощальным взглядом обвёл свою лавку и, дёрнув подвывающего от страха наркомана, всё ещё лежавшего у стеллажа, втащил его за собой. Дверца захлопнулась. А помещение лавки содрогнулось от нового удара, а потом завибрировало — от вопля, который пронёсся пока по улице.

Псины, стоявшие по обе стороны от Рольфа, дыбились и рычали — в ответ на агрессивный рёв с улицы.

Вопль, который пронизал всё существо шамана, прокатился по улице и замолк. Но чудовище не переставало атаковать слишком узкий для него вход, примитивно толкаясь в него всем телом.

Поёжившись от мелкого строительного мусора, который падал на плечи и на голову, Рольф взял оба копья и шагнул к тому неведомому, что ожидало его при входе.

Каменная лапа двинулась раз — и вход немедленно расширился, а на лапищу посыпались строительное крошево. Затем неведомое чудовище снова заревело. В паузе между воплями, запугивающими будущего противника или жертву, Рольф расслышал на улице крики людей, испуганные, перерастающие в панические вопли. Надеяться приходилось лишь на то, что испуганные люди сообразят не приближаться к чудовищу, посланному по следу его волоса, — догадаться о последнем было нетрудно.

Лапа продвинулась ещё немного вперёд — показалось плечо, округлое, бугристое от напряжённых мышц. Рольф отрешился от любых мыслей, настроившись только на бой. И только дожидался, пока чудовище полностью влезет в помещение. Неизвестно, насколько оно страшно — но здесь, в помещении, у шамана есть одна фора — возможность сразиться с магическим чудовищем на «своей» территории, которая уж точно для чудища мала и не даст шанса развернуться.

В помещении уже дышать нечем от пыли, которой Рольф не замечал, мокрый от пота: напряжение он испытывал страшнейшее.

Когда лапа зацарапала, раздирая каменное покрытие пола, шаман бросился вперёд: чудовище явно собиралось за что-нибудь зацепиться, чтобы на опоре передвинуть в помещение свою тушу. Замахнувшись обоими копьями, Рольф прыгнул на лапу и, с трудом удерживаясь на ней, непрерывно двигающейся, вогнал своё оружие во вздувшиеся мышцы плечевого сустава. Копья, и сами по себе не острые, пробили кожу с трудом, но уже легче вошли в жёсткое сплетение мышц. Всё это не заняло и нескольких секунд.

Рольф чуть не врезался в стену, когда лапа твари дёрнулась от боли назад и конвульсивно попыталась было скрыться на улице. Он еле соскочил и бросился назад, даже не пытаясь выдрать из чудовищного плеча своих металлических прутов. Добежать до безопасного места шаман не успел, лапа снова дёрнулась — когтями не задело, но ударило по спине. И Рольф грохнулся у стены. Потом чудовище поняло, что его укусила скрывающаяся в помещении мошка, и взревело так, что помещение лавки наполнилось смрадом гниющего мяса, явно пожранного Вызванным Из Мрака перед охотой на определённую человеческую дичь.

Шаман, с трудом поднявшись с пола, куда рухнул после того, как отлетел к стене, скривился: дышать и впрямь нечем! Зато от смрадного запаха взъярились псины — они начали бесноваться, облаивая ещё не появившееся чудовище. Кажется, расслышав их, чудовище снова завопило — так, что середина потока рухнула. Псины метнулись в стороны. Рольф, и так стоявший в стороне, у стены, задрал на себе рубаху и дотянулся её краем до носа. Дышать стало совсем тяжело.

Он машинально взглянул на пол — на отсвет с него в кромешной пыли. Меч засиял тяжёлым оранжевым светом, режущим глаз. Не выдержав, Рольф протёр кулаками глаза от пыли, чувствуя, как тяжело моргать слезящимися от колючей грязи веками. Но и слезящиеся, глаза снова и снова застывали на катане, зовуще светящейся с пола.

Он схватил её только тогда, когда вход в магазин натужно раздался в стороны — и в помещение начала вползать вторая лапа, а за нею, разбивавшей стены, продолжила протискиваться круглая морда — бронированная той же чешуёй, но вся настолько в бородавках, сочащихся мутной жидкостью, что в ней трудно было от тех бородавок отличить круглые же раздутые ноздри. Едва вся башка оказалась в помещении, а следом начало протискиваться извивающееся длинное тело с гребнем на хребтине, как чудовищная тварь огляделась, таращась выпуклыми, будто окровавленными глазищами. И замерла — ввинчивая убийственный взгляд в глаза шамана.

Псины рвались вперёд, и только тихий приказ хозяина сдерживал их бешеное желание немедленно вцепиться в видимые части тела колдовской твари.


* * * | Шаман (СИ) | cледующая глава