home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19

Сидящий за спиной Колдея Рольф сначала встревожился: мчавшаяся параллельно мотоциклу, псина вдруг вытянулась в струну — и будто полетела, обгоняя машины! Сообразил не сразу. Но сообразил. Тронул Колдея за рукав:

— За псом!

Тот не ответил, но через секунды зверюга, словно услышав его, свернула в сторону, чуть не пропав в тёмном переулке. Туда же за нею влилась и мотоколонна.

Как и предполагал шаман, псина привела их всех к реке. Ехали сначала чуть выше, по хорошей дороге, потом псина замедлила бег, спускаясь к берегу. Никто из байкеров не жаловался, не ругался — всем было живо любопытно, поскольку знали, кого сопровождают. Шаманскую пляску помнили хорошо.

Остановились у рыбьего скелета, который долго разглядывали с нескрываемым изумлением и восторгом.

А Рольф смотрел на песок, смешанный с речной галькой и мусором, и не решался встать с мотоцикла. Перевязанные Рейнаром ноги, с поездки и до сих пор ощущаемые комфортно, было просто страшно спустить на землю, а потом ещё и встать на них. Снова давление на сползшую кожу, на живые раны.

Колдей как будто понял, в чём проблема, встал сам и обернулся.

— Что, большой Рольф? — шутливо обратился он к шаману, явно с трудом пряча сочувствие. — С годами мы поменялись местами? Когда-то ты меня таскал на закорках. Теперь это делать малышу Колдею?

Не успел шаман возразить, как великан быстро приподнял его за подмышки над мотоциклом и снова усадил — ногами на одну сторону.

— Не настолько я немощный, — недовольно проворчал Рольф.

Колдей тихо рассмеялся. Кивнул.

— Поверю. Дальше сам? Чем ещё можем пригодиться?

— Нужно собрать топливо для семи костров, — неуверенно поглядывая на байкеров, окруживших их, сказал шаман. — Твои товарищи могут это сделать?

— Сделаем. Ещё?

— Здесь неподалёку живёт старуха Малин, гадалка. Мне надо, чтобы её привезли сюда, — с сомнением сказал Рольф, поглядывая на высоченные фигуры на байках. Захотят ли они ему помочь? Колдей, конечно, его друг, но его друзья — это отдельно.

— Адрес знаешь?

— Колдей, твои друзья не будут возражать… Ну…

— Рольф, им дико любопытно! — снова засмеялся Колдей. — Им интересно. И им нравится, что они участвуют в такой интересной заварушке. Ведь все они видели, с какой громадной тварью справился маленький шаман. Рольф, по секрету: до недавнего времени они думали, что ты профессиональный танцовщик. Ну, после того танца с огнём. Теперь — поверили, что ты шаман. Пока я вытаскивал тебя из подсобки магазина, они все разглядели то чудище! Они балдеют от тебя! И в ожидании новых чудес готовы сделать всё, что угодно!

Он оглянулся и передал просьбу шамана байкерам. Несколько человек тут же пошли искать топливо для костров. А двое, выслушав Рольфа, который знал адрес Малин только визуально, кивнули и снова помчались в ночную темноту. Пока Рольф объяснял, где именно живёт старуха-гадалка, Колдей подозвал ещё кое-кого из собиравших топливо и что-то им сказал. Они тоже уехали.

Эти вернулись первыми. И, когда они остановились у рыбьего скелета, псина первой подняла башку, жадно принюхиваясь. Рольф даже удивился её реакции — сам он в это время заканчивал разматывать на ногах бинты, скрывающие ожоги. Оказывается, Колдей посылал байкеров за фаст-фудом. А те, обрадованные незапланированным приключением, привезли столько, что впору устраивать целый пир, — растерянно решил Рольф, глядя, как байкеры делятся продуктами и кормят псину, которая не ела — вдохновенно жрала, давясь роскошной жратвой. Подошёл Колдей, протянул пластиковую бутылку с соком и горячие бутерброды.

— Колдей, это всё замечательно, — нерешительно начал Рольф, — но ты уверен, что эти люди будут и в дальнейшем тебя слушаться? Ты же сейчас, в сущности, занимаешься личными делами.

— Рольф, успокойся и ешь, — добродушно сказал Колдей. — Меня никто и никогда не слушается. Я не главарь. И у нас таких нет. Когда-то в старину был лозунг: «Анархия — мать порядка!» Вот этот лозунг среди нас и является главным законом жизни, хоть по политическим убеждениям мы и не анархисты. Сегодня все слушаются меня, потому что я предложил им нечто небывалое и нечто такое, что они вряд ли ещё в жизни увидят. Они и готовы — не слушаться, а участвовать в этом. Если в следующий раз кто-то из них позовёт на такое же необыкновенное дело — мы все соберёмся и тоже примем участие в нём. Так что — ешь, Рольф, делай то, что тебе необходимо, и не думай ни о чём.

Спустя минут десять Рольф блаженно вздохнул, сытый и готовый перетерпеть боль. Байкеры, занимавшиеся кострами, вернулись и доложили, что топливо набрано. Шаман, едва усмехаясь, подумал ещё, что сам бы искал пищу для костров гораздо дольше.

Семь костров были установлены таким образом, что образовали круг.

Рольф снял рубаху и засучил штанины до колен. Прислушался к ощущениям. Кровь из колена и из кисти перестала идти после еле прочувствованного кожей болевого толчка: иглы из куклы-вольта вынули. Кажется, тёмные маги поняли, что фокус с чудовищем не прошёл. Возможно, пока они готовят новый ритуал. Надо бы собраться, чтобы успеть до рассвета.

При виде его ног Колдей поморщился сочувственно и спросил:

— Может, не стоит — босым? Вдруг какую-нибудь инфекцию подхватишь?

— Нет, всё будет хорошо, — тихо и немного отстранённо сказал Рольф.

Мысленно он выстраивал последовательность того, что сделает чуть позже в ритуале. Наконец его ноги смирились с колючим, жгучим ощущением берега, на поверхность которого встал шаман. Несколько шагов — и вспыхнувшая острая боль начала отступать, оглушённая ритмичным давлением на стопы. Когда острая боль стала тупо саднящей, Рольф вынул нож, подаренный Дэниелом, и подошёл к байкерам. Один из тех, кто ездил за едой, вопросительно уставился на него, невольно откликаясь на пристальный взгляд шамана. Этот байкер был не только широкоплеч, но солидно нёс и довольно внушительное брюхо. В темноте также выделялся внушительный нос и крупные глаза под косматыми бровями.

— У тебя есть нож, — нерешительно сказал Рольф. — Ты не можешь одолжить его на полчаса? Я верну, — пообещал он.

— Могу, — пробормотал тот. — Но… Как ты догадался, что у меня нож?

Под взглядами горящих любопытством глаз шаман едва заметно пожал плечами.

— Он старый, — объяснил Рольф. — Информации на нём много, а защитного слоя нет.

— Ничего не понял, но возьми. — Байкер расстегнул куртку и протянул шаману нож угрожающих размеров — почти охотничий.

— Спасибо.

Стараясь не вздрагивать, ступая по земле, Рольф направился к кострам. Прошёл мимо каждого из них, бросая в приготовленное топливо обрезки бинтов с собственной кровью. Остановился в центре невольного круга. Приготовления к ритуалу не заняли много времени. Он вынул из кармана джинсов подобранный когда-то кусок верёвки и, использовав её часть, повесил на шею бубен. Затем взял оба ножа — и одним резким движением порезал мякоть ладоней. Даже среди затаивших было дыхание байкеров он расслышал возгласы протеста. Не обращая на них внимания, шаман снова медленно прошёлся мимо будущих костров, останавливаясь перед каждым, вытянув над ним руки и дожидаясь, когда с ножей упадут капли крови, на лету оборачивающиеся мягко-жёлтыми языками пламени. Последнее вновь заставило всех замолчать… С едва заметной улыбкой Рольф воспринял воцарившуюся на берегу тишину, в которой лишь под напором огня потрескивали ветки и другой мусор костров.

Второй круг он прошёл, поднося к каждому костру бубен, словно прогревая его.

Вернулся в центр. Связал ножи за рукояти, пропустив верёвку сквозь круглые отверстия в обруче бубна. Теперь ножи постукивали по бубну — пока негромко.

Когда все костры занялись сильным пламенем, слегка волнуемым ветром с реки, Рольф выпрямился, оглядел притихших в ожидании байкеров и поклонился на четыре стороны, как они стояли. Медленный и полный достоинства жест заставил кое-кого из присутствующих кивнуть в ответ. Они решили, что так начинается обрядовый шаманский танец. Но Рольф своим поклоном заранее благодарил всех тех, кто готов был в процессе его танца поделиться с ним энергией своих эмоций… Шаман успокоился: зрители заворожены. Можно начинать ритуал.

Он медленно поднял руки — в стороны и снова соединил их перед грудью, чтобы начать выбивать ритм, похлопывая ладонями, причём скорость этих хлопков ускорялась по нарастающей. Он стоял неподвижно — работали лишь руки. И внезапно вскинул их! Зрители вскрикнули, когда пламя всех семи костров взвилось к шаману, завертевшись ревущей огненной метелью вокруг человека. Кто-то даже испуганно воскликнул: «Сгорит же!» А шаман, казалось, сам превратился в огонь, мечущийся внутри метели и вместе с нею! Отточенные движения: кто бы знал, что шаман их придумывает только что — или придумывает их стихия огня. И слышатся только треск огня, пожирающего припасы для костров, только постукивание ножей о бубен, только подпрыгивание бубна от редкого удара ладонью по нему или по обручу.

Тело потеряло чувствительность — шаман вошёл в транс, необходимый сразу по нескольким причинам. Только вот он забыл о них, потому что погружение оказалось настолько глубоким, что он качался, изгибался, дрожал тем же пламенем внутри огня. Бездумно, подчиняясь стихии, которая повелевала им, целила его, рассказывала ему, он чувствовал себя огнём… И когда рухнул на колени и пламя обвеяло в последний раз его мокрое тело, и затем огонь внезапно погас, никто ничего не понял. Все лишь смотрели на застывшее коленопреклонённое тело в упавшей вокруг темноте.

Минут пять никто не мог вымолвить ни слова. За это время шаман вдруг легко встал на ноги, снял с себя бубен с ножами, снял штаны и пошёл к воде. Ошеломлённые в высшей степени, зрители не успели опомниться, а Рольф нырнул в воду и исчез.

Испугаться тоже не успели: всплеск воды заставил всех присмотреться и заметить голову одинокого пловца в холодной осенней сангрийской воде. Направив фары своих машин на поверхность реки, всё так же ошеломлённые зрители молча следили, как одинокий пловец проплыл до середины реки, чьего противоположного берега почти не видно, а затем вернулся назад. Когда голова шамана исчезала в воде, больше никто вслух не выражал страха за него: уже поняли, что пловец Рольф опытный. Единственное, что смущало всех, — это ледяная вода. Некоторые, видимо, очень ярко представляли себе, её эту воду, потому что, даже одетые в кожаные куртки, приподнимали плечи, ёжась от воображаемого холода.

И наконец он вышел. Вышел спокойно, как ни в чём не бывало. Подобрал штаны, бубен с ножами и подошёл к одному из костров. Ногой подвигал немного золу и провёл ладонью над кострищем. Взвился небольшой огонёк, а потом костёр снова загорелся, правда, неохотно, но достаточно ярко, чтобы высохнуть одному человеку.

— Ты бы предупреждал хоть, — сумел выговорить Колдей, подошедший ближе.

— О чём?

— Всё так неожиданно. Честно говоря, мы немного… — Колдей помялся, а потом махнул рукой. — Чего греха таить — струхнули. Ну, когда ты в воду…

Шаман мягко улыбнулся.

— Часть ритуала. Правда, воду бы почище… — И кивнул себе на ноги. — Зато взгляни!

Колдей присмотрелся, и недавнее недоумение снова появилось на его лице: все раны на ногах Рольфа если не зажили, то покрылись довольно-таки видимой плёнкой тончайшей кожи. Великан даже присел на корточки, чтобы рассмотреть эту странность в подробностях. Но раны во всяком случае точно не сочились ни сукровицей, ни кровью.

— Это всё даёт ритуал?

— Да. — Рольф оглянулся и подошёл к здоровяку, отдавшему ему нож на время ритуала. Вручил нож с благодарностью и вернулся к Колдею. — Что с Малин?

— Они подъезжают и сейчас будут. — Колдей вздохнул и решился-таки спросить: — Ты знаком со старухой? Она так легко согласилась приехать.

— Знаком.

Кажется, Колдей хотел было ещё спросить о чём-то, но шаман начал вглядываться во тьму позади него, и великану пришлось обернуться самому. К ним ехали посланные за старухой Малин. Рольф даже усмехнулся, представив, как Малин сидит на мотоцикле, схватившись за бока байкера, чтобы не свалиться, то и дело ойкая и хихикая по своему обыкновению. Испугалась ли она, когда байкеры приехали за нею? Испугал ли её стук в квартиру, раздавшийся в глухую ночь? Наверное, нет. Она сильная гадалка. Наверняка успела заранее увидеть, что её посетят этой ночью.

Между тем байкеры остановили мотоциклы и почтительно помогли сойти с одного старухе Малин. Та, кажется, полностью пришла в себя после страшных событий и уже снова пританцовывала, двигаясь по указанному ей направлению. При виде Рольфа, который только и успел натянуть штаны, старуха немедленно плюнула и встала — руки в бока.

— Знала бы, что ты снова раздет и разут! — угрожающе сказала старуха под громовой хохот байкеров, с облегчением засмеявшихся после её выразительного плевка. И не выдержала — сама засмеялась. Улыбаясь, Рольф подошёл к ней и обнял.

— Мне нужно твоё слово, — сказал он, — пойдём к костру, и ты мне расскажешь, что ждёт меня сегодняшней ночью, ближе к рассвету.

— Куда ты дел свою вторую зверюгу? — сурово спросила Малин и застыла, с тревогой глядя на шамана. — Ты… Ты дрался… — Она испуганно замолкла.

Колдей покосился на неё и снова уставился на Рольфа. Тот больше не улыбался. Бесстрастие прочно отодвинуло с его лица выражение привычной беспечности.

— Я убил троих. Осталось убить четверых. А потом Горана.

Колдей было открыл рот спросить, но не спросил.

— Что ты хочешь узнать?

— Они сделали куклу на моём волосе. Я хочу знать, как долго Горан будет забавляться ею. Я хочу знать, успею ли я за это время, пока он забавляется, добраться до них. У меня остались метки на колене и на кисти. Сумеешь ли ты по ним узнать, где они находятся? Я не прошу тебя узнать, кого они ещё собираются пустить по моему следу. Мне надо знать, где они.

— Ты… слишком многое хочешь сделать, шаман, — задумчиво сказала Малин.

— Не тебе объяснять, что, не сделай я этого вовремя, мне не жить, — безразлично сказал шаман, и Колдей встревоженно оглянулся на него. — Прости, Колдей, — виновато сказал Рольф, глядя на друга. — Но у костра мы с Малин будем в одиночестве. Тебе нельзя знать, что она скажет. Не сбудется.

— Я думал, ты скажешь о другом, — задумчиво сказал Колдей.

— Знаю, — легко улыбнулся шаман. — Ты подумал, что твой вирт снова прослушивается. И ты прав. Извини, мне надо поговорить с Малин.

И оба ушли к костру, оставив ошарашенного великана рассматривать вынутый из кармана вирт… Байкеры издалека следили, как шаман встал у последнего догорающего костра, а старуха, присев, сначала коснулась его колена, а потом подняла его безвольно опущенную правую руку. Они уже знали, что старуха — гадалка, и теперь тихо обсуждали, зачем понадобилась гадалка шаману, ведь, кажется, он очень сильный. Сошлись на том, что шаман и гадалка — специальности разные.

Старуха Малин между тем успела считать с Рольфа слишком многое. Начала она со следов, оставленных магической иглой, и застряла на них, изучая довольно долго и в тягостном молчании. Пока Рольф не обратил внимания, что лицо Малин кривится в напряжении и жалости.

— Малин, я просил тебя посмотреть будущее, а ты просмотрела то, что было.

— Мне надо настроиться на прошлое, чтобы сказать тебе о будущем, — буркнула старуха и отёрла слёзы. — Сангрийские боги благоволят тебе — надеюсь, эта новость тебе понравится. Они согласны соединить две взаимоисключающие стихии — своей воды и твоего огня, чтобы помочь тебе. Но их требование ты должен выполнить быстро. Что-то происходит на планете, что им не то что не нравится, но заставляет их беспокоиться.

— Есть что-то конкретное?

— Есть. Прежде чем выполнять волю богов, ты должен выспаться посреди воды.

Шаман долго смотрел на старуху, прежде чем догадался, что имеется в виду.

— Дальше.

— Потом тебе дадут в полную власть обе стихии, чтобы ты выполнил это дело. Как ты будешь выполнять его, богов не интересует.

— Всё?

— Всё.

— Спасибо, Малин. Ты не побоишься, если байкеры снова отвезут тебя домой?

— Ехать по городу с такими воинственными ребятками? — фыркнула старуха. — Пусть нас боятся! А эти добродушные!

Когда она, повеселевшая, села на мотоцикл, поддерживаемая сильными руками байкеров, и уехала, Рольф некоторое время смотрел ей вслед. Вслед исчезнувшему в темноте мотоциклу. Вслед уходящему гудению. Потом словно очнулся и увидел рядом бесшумно подошедшего Колдея.

— Ну что?

— Хватит ли у тебя денег, чтобы взять для меня и моей псины в аренду какую-нибудь лодку на сутки? С человеком, который будет править ею, пока я сплю.

— Ты будешь спать?… — поразился Колдей. — Сутки?… Пойдём, поговорим с ребятами, — предложил он, обнимая его за плечо и ведя к байкерам. — Повезёт — найдём и среди них кого-то, кто сможет помочь.

Через полчаса выяснилось, что у одного из друзей Колдея есть знакомый, работающий в речном порту. Лодку нанимать не придётся. В том же порту есть несколько заброшенных судов, которые обречены на вечное качание на воде, застопоренные, правда, якорями на месте. Если договориться со знакомым, то Рольфу обеспечен крепкий сон.

— А почему на воде? — спросил тот байкер, который поделился ножом.

— Две трети отрицательного воздействия рассеивается водой, — ответил Рольф. — Если кто-то снова начнёт колдовать против меня, я буду ощущать только болезненное прикосновение. Притом, что я, честно говоря, здорово вымотался и не могу до сих пор нормально выспаться, для меня даже такой сон — счастье.

— Хм… Жаль, твою псину нельзя посадить на байк, — вставил слово другой байкер. — А так… Что ж… Колдей?

— Едем, — сказал Колдей, всё ещё недоверчиво поглядывающий на ноги Рольфа.

И мотоколонна въехала на верхнюю дорогу и направилась вдоль берегу к порту.


* * * | Шаман (СИ) | * * *