home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

На этот раз Горан пришёл без Кети. Но его телохранители, с трудом сдерживая брезгливые гримасы, ввели следом какую-то грязную старуху, которую буквально швырнули между своим хозяином и его пленником — так, что она повалилась на пол.

Похихикивая, старуха кое-как поднялась и, согнувшись, принялась приплясывать на месте, что-то выпевая и продолжая хихикать. Одета она была ужасающе: какие-то растоптанные сапоги, еле видные из-под длинной, лохматой от старости кухлянки; грязные седые волосы торчали из-под толстой повязки, обёрнутой вокруг головы несколько раз. Морщинистая и уродливая, она, тем не менее, вызывала жалость — даже у Рольфа, которого выволокли уже закованным в наручники из «его» комнаты и усадили на колени и который сообразил уже по её полю, кто она. И сначала Рольф решил, что это из-за неё Горан не стал требовать от Кети сопровождать его.

Горан, привычно в белом, безучастно смотрел на старуху. Затем, когда та остановилась лицом к нему, медленно выговорил:

— Взгляни на этого человека. Чего он боится?

Над Рольфом телохранители Горана включили свет. Старуха радостно обернулась к сидящему на коленях, подпрыгивая и что-то напевая. И внезапно застыла. Попятилась. Горан от неожиданности поднялся с кресла, хотя пленник и не шевельнулся, присматриваясь к странной гостье.

— Нет-нет-нет! — заголосила старуха и так шустро рванула к лифту, что охранники просто не успели сообразить, что происходит.

Лифт медленно и торжественно закрыл двери — и чуть загудел: старуха сообразила нажать нужные кнопки. Горан раздражённо сказал:

— Верните эту ведьму!

Вернули быстро, перезвонившись с охраной сверху, и снова бросили на пол. Старуха что-то жалобно пришепетывала сквозь вытянутые трубочкой губы, со страхом глядя на Рольфа. Тот молчал, сначала глядя на неё, а потом понял, что действо ненужно затягивается, и отвёл взгляд. И сразу услышал повторный вопрос:

— Чего он боится? Старуха… Или ты говоришь, или остаёшься в подвале!

Услышав шаги, Рольф осторожно поднял голову. Старуха мелкими шажками приближалась к нему. Встретившись с ним глазами, она заскулила:

— Прости-прости-прости… — И быстро тронула за плечо длинными мосластыми пальцами. Замерла с горестно искажённым лицом и снова залепетала: — Прости-прости-прости… Не хотела я, не хотела я… Прости…

Рольф снова уткнул взгляд в пол, прошептал, вклинившись в паузу:

— Не бойся… Прощаю.

— Волосы и девушка! — немедленно звонко сказала старуха и снова сбежала в лифт.

Когда её увезли, Горан подошёл к Рольфу.

— Выбор не велик, — медлительно сказал он. — Ты сказал девчонке — ты умрёшь, если возьмёшь кармический концентрат на себя. А что будет, если я прикажу отрезать тебе волосы? — Рольф не пошевельнулся, и Горан схватил его за прядь волос, дёргая голову назад и заставляя шамана смотреть себе в лицо. Пристально вглядываясь в его глаза, он приказал: — Или снимаешь проклятие, или я собственноручно отрежу эти патлы. — И сонно добавил, не отворачиваясь: — А потом трахну девчонку.

— Ты… не сделаешь этого, — прошептал Рольф.

— Легко и с удовольствием. Думаешь, я побоюсь мести её родителей? Что они могут потом сделать? Всего лишь замять скандал. Но дело-то уже будет сделано. Исправить уже ничего нельзя. — Его неподвижное лицо вдруг исказилось в ухмылке. — Разве что потом я женюсь на ней. Тоже вариант. Любопытно будет взглянуть на выражение её отца, когда он увидит нас с нею под ручку. Весьма любопытно.

— Ты не сделаешь этого.

— Снимай проклятие.

— Нет.

Горан кивнул телохранителям и отошёл от пленника. Двое схватили Рольфа под мышки, полностью лишив его возможности двигаться, а третий жёстко собрал его волосы, не давая пленнику мотать головой, и вытащенным из ботинка ножом с длинным лезвием снизу вверх срезал собранное.

Горан, чуть отошедший сначала, с интересом заглянул в лицо пленника. Тот сидел на коленях, опустив голову, словно прислушиваясь к себе. Но хозяину положения не терпелось подтвердить своё решение.

— У меня были два варианта на выбор. Остался последний, — снова размеренно сказал Горан. — Или… Или я иду наверх и услаждаю себя с этой девочкой.

Рольф попытался подняться, но сильные руки телохранителей надавили на его плечи. И он поднял голову — бесстрастный, приподнял бровь.

— Если меня к тебе не подпускают, как снять с тебя карму?

— Надеюсь, ты поймёшь меня, если охрана будет при этом держать тебя за руки?

— Нет. Они не будут держать меня, иначе проклятие перейдёт на них.

Телохранители нерешительно отступили, поглядывая на хозяина. Тот нетерпеливо кивнул. Рольф поднялся на ноги. Горан сам шагнул к нему.

— Ну?

— Если ты слышал всё, — ровно сказал Рольф, — почему ты сам не хочешь осознать, что твоя карма — это ты сам? Сниму я её — ты же снова всё наберёшь!

— Уж это тебя точно не касается! — прошипел Горан в лицо пленнику. — Быстро!

Рольф снова скользнул взглядом по руке Горана, протянул обе руки, скованные наручниками, и ладонями огладил его локоть. Опустил руки, отступив.

— Всё.

Теперь Горан стоял, прислушиваясь к своим ощущениям и частя дыханием, а потом сглотнул и прошептал:

— Ты остаёшься здесь, пока я не буду уверен… — И уже в полный голос сказал: — Девчонка, она сказала, тоже из вариантов? — Его рот дёргался, да и дышал Горан так сильно, что за него становилось страшно. — Я… возьму её. Теперь я могу всё… Всё! — вскрикнул он в лицо пленнику, который не поднимал глаз, и только по побледневшему лицу было ясно, что он испытывает отнюдь не лучшие чувства. — Ты дикарь — ты понимаешь это?! Ты дикарь! Небожитель! Ты пришёл в нормальный мир и думаешь, что будет всё по-твоему?! Дикарь, ничего не понимающий в жизни! Ты сдохнешь — в любом случае! Ты что же — решил, что я и впрямь тебя отпущу? Нет уж! Я дождусь, пока ты сдохнешь… И-и… Не-ет, я не буду дожидаться, пока ты сдохнешь! Сначала я трахну девчонку, потом приведу её сюда, чтобы ты точно знал, что я её трахнул, как не смог трахнуть её мать! Ты же видишь иначе, чем другие! Ты увидишь, что я с нею сделаю… И её отец уже ничего не сможет сделать, потому что девчонка, как последняя дура, решила, что влюблена в меня взаимно! И она выйдет замуж за принца, который по милости её матери должен был оставаться принцем до конца своих дней! Я вас всех ненавижу… — Горан снова перешёл на жуткий шёпот. — Ты не представляешь, что такое — чувствовать боль, которой просто не должно быть… А теперь я свободен… Свободен… — Он гаденько захихикал — совсем как недавняя старуха. Он хихикал и не мог остановиться. — Свободе-ен… Так легко и быстро!.. И девчонка дура, и этот шаман… Свободе-ен!..

— Горан, ты псих, — тихо сказал Рольф вслед, но тот его уже не слышал — шёл к лифту, повторяя одно и то же и не в силах остановить истерику.

Когда шамана засунули в «его» комнату, он протянул скованные наручниками руки телохранителям. Последний из них, который должен был запирать дверь, пожал плечами.

— Приказа освободить не было.

И захлопнул дверь.

Рольф постоял, поднял руки и осторожно потрогал затылок. Как будто понадеялся, что волосы на месте. Пальцы коснулись коротких волос на похолодевшей коже.

Потом он прислушался к себе.

— Ты не оставил мне выбора, — словно чужими неповоротливыми губами выговорил он. Огляделся. Комната, привычная до последней мелочи, до последней изученной трещины. Он прошептал: — Но время ещё есть… Время есть…

Он опустился посреди комнаты на колени, слегка приподнял кисти рук, тяжело глядя на наручники. А потом вздохнул. В тихой комнате раздался сначала щелчок, а затем, когда наручники проехались по кистям и упали, — звяканье металла. Снова тишина. Рольф обвёл испытующим взглядом верхние углы комнаты. Да, сил хотя бы на то, чтобы испортить следящие камеры, пока хватало. Пока он лишь «убрал» звук. Сами камеры он сломает чуть позже. Надо вытаскивать девочку.

— Авис…

Шёпот повис в комнате.

Из круглого отверстия в стене высунулась длинная плоская мордочка. Она странно задёргалась, сердито попискивая и оглядываясь, — и двигалась так несколько мгновений, пока не стало ясно, что одного зверька отталкивает второй, которому тоже любопытно посмотреть, что происходит.

Первый зверь выскользнул из дыры и слетел на плечо хозяина, сидевшего спиной к подглядывающим камерам — Рольф прекрасно знал их расположение. С плеча кошачий дракончик сунулся к лицу хозяина и некоторое время пристально смотрел в его глаза, после чего снова подлетел к дыре и протиснулся мимо второго дракончика, который от неожиданности пропал за стеной.

А Рольф остался ждать.


… Кети ревела со злости с утра и никак не могла остановиться. Но сил хватало не только на рёв. Предательство человека, которого она с недавнего времени обожала, оказалось ударом в самое сердце. А уж одновременно чувствовать себя предателем по отношению к беспомощному, не приспособленному к городской жизни человеку (это она тоже поняла), заставляло её реветь ещё больше. Успокоившись и почти перестав заикаться от плача, девушка села в кресло, подобрав ноги и обняв их, и начала обдумывать план мести. Начала с того, что решила спасти Рольфа, попавшего из-за неё в такую страшную ловушку. В воображении представлялось, как она берёт (неизвестно откуда взятый, но это мелочи!) пулемёт и идёт в подвал, стреляя во всех, кто попробует только остановить её, во всех, кто попадётся по дороге. Ну, пара гранат тоже не помешает — из тех, что она видела в боевиках на вирт-экранах. Они маленькие, и можно ими набить карманы жакета. Потом она разрубит наручники Рольфа каким-нибудь страшным мечом, а потом…

От писка над ухом она подпрыгнула. А когда увидела…

— Малыш? — поразилась она, изумлённо глядя на кошачьего дракончика. И только хотела привычно взять его в руки, как он отшатнулся от неё и подлетел к двери. — Малыш, ты меня не узнаёшь? Подожди, куда ты?

Но зверёк явно требовал открыть дверь. Любопытство пересилило. Кети встала с кресла и подошла к двери. Приоткрыла — дракончик шмыгнул в просвет, и девушке поневоле пришлось выскочить из комнаты за ним. Оглядев проходной зал, она заметила, что дракончик вьётся у дверей в лифт. Удивлённая, Кети начала подозревать, что появление кошачьего дракончика не случайно и связано… Зверёк внезапно выметнулся из лифта и спрятался за толстой шторой у окна. Девушка инстинктивно сообразила поспешить за ним.

В зал вошли несколько человек. Кети подглядывала, затаив дыхание: не к ней ли в комнату? Но они пересекли зал и пропали в открытой двери в следующий коридор.

Дракончик снова кинулся в лифт. Девушка, уже нисколько не сомневаясь, выскочила из-за шторы и бросилась за ним. Перед тем как забежать в лифт, она, благо стол всегда стоял посреди зала не пустой (Горан любил сладкое), подбежала к нему и схватила горсть конфет из керамической вазы. Уже в лифте быстро глянула на табличку с кнопками. Уверенно нажала на «подвал», замаскированный каким-то странным значком, — правда, она уже знала, что это именно подвал. Запомнила за три дня.

Пока ехала вниз, чуть не подпрыгивала — быстрей! Быстрей! Уже не волновало ничего: ни что — без косметики, ни что — зарёванная появится, в сущности, перед незнакомым человеком. А что она появится именно перед ним — была уверена на все сто!

Она соскочила, не дожидаясь, пока днище лифтовой кабины коснётся платформы.

Дракончик воинственно пискнул, ведя её за собой, словно пропитавшись её настроением. На мгновения остановившись, она вдруг мельком подумала, что Малыш выглядит очень здоровым, хотя прошло не менее двух недель, как она мысленно навсегда простилась с ним. Кто же его вылечил?

Но думать времени не оставалось. Дракончик порхнул к закрытой двери в комнату, где содержался пленник Горана. Ключи лежали на полке открытого ящичка в стене.

Девушка взяла их осторожно, чтобы не стукнули, и, молясь, чтобы закрыты были только механические замки — не сенсорные, быстро открыла дверь.

— Закрывай сразу! — велели ей сбоку.

Она было оглянулась на него ненадолго и повернулась к двери выполнить приказ, но, поняв, кого именно увидела, снова уставилась — неприлично, но именно уставилась! — на невысокого мужчину в трёх шагах от себя; как простушка же — открыла рот: непривычно короткие волосы беспорядочными прядями облепили его лицо, сотворив с ним чудо: Рольф превратился из чуднОго длинноволосого типа — в довольно симпатичного парня.

Он нетерпеливо шагнул к ней, отобрал ключи и запер все замки, какие только нашёл. И только открыл рот, чтобы сказать что-то, как на его плечах очутились два кошачьих дракончика: один взлетел, второй — забрался с пола по штанине, а затем — по застёгнутой на все пуговицы рубахе. Девушка перебила его, начавшего было говорить:

— Откуда у тебя дракончики?

Он, не глядя, склонил голову направо:

— Мой Авис. — Склонил голову налево: — Твой Малыш. Он ещё летать не может. Слишком сильно перебиты крылья.

— Но почему он не идёт ко мне? — рассердилась девушка.

— Ты виновата в том, что его избили. Он это знает.

— Я?! — поразилась Кети. — Я?! Каким образом?! Меня тоже избили!

— Ты ушла из дома в опасное для вас обоих место, поругавшись с родителями, что и повлекло избиение невинного в твоей ссоре с родителями зверя… Ты собираешься препираться со мной дальше? Или мы всё-таки попробуем выбраться отсюда?

— Но куда?

— Туда, где Горан не дотянется до нас обоих.

— Ты думаешь, он может что-нибудь сделать…

— Он уже пообещал! — Теперь Рольф нетерпеливо перебил её, после чего почти умоляюще попросил: — Ты не могла бы чуть-чуть помолчать? Мне нужно немного времени для сосредоточенности.

— Да делай, что хочешь! Я же не мешаю! — проворчала девушка, но следом за ним присела перед неровным круглым отверстием в стене. Как-то невнятно подумала, что вовремя успела переодеться. Если уж удирать, то лучше это делать в брюках. А ещё радостно вспомнила, что в дорогу у них есть кое-какой стратегический пищевой запас — конфеты, стащенные у Горана.

… Рольф на секунды застыл перед отверстием, держа перед ним ладонь со сжатыми пальцами, будто пытался ощутить ладонью, дует ли из дыры. Он почуял, что похудевшее лицо осунулось ещё больше, словно опало. Больше всего он боялся, что не получится ударить бесконтактно. Хотя и знал, что сразу после принятого на себя проклятия силы не уходят. Он сделал нужное движение резко — словно собирался хлопнуть ладонью по дыре. В следующий миг оба отскочили, едва не свалившись на пол: обвал поверх дыры оказался сильнейшим. Стена, казавшаяся до сих пор монументальной, просто рухнула, обнажив проржавевшие металлические конструкции, державшие штукатурку. Теперь в стене появилась не просто дыра, но настоящий проход в средний человеческий рост.

— Идём.

— Подожди, а где твоя обувь?

— У меня не было обуви, — нетерпеливо сказал Рольф и, схватив её за руку, потащил в полутьму за стеной.

— Ты думаешь, нам грозит опасность из-за Горана?

Он резко остановился, придержав её за плечи, и выдохнул ей в лицо:

— Твой отец сломал Горану руку, которой тот ударил по лицу твою мать. Как ты думаешь, грозит ли нам опасность?

— Почему ты раньше не сказал?

— Когда? Да и… Не хотел давить на тебя. Думал, что всё обойдётся.

— Папа сломал Горану руку, — пробормотала она на ходу, послушно следуя за ним и, кажется, ничуть не сомневаясь, что тот видит во тьме. — А за что Горан… Мою маму?

Рольф не ответил. Силы ещё были, но он уже чувствовал, как ледяным холодом оползает его сердце взятая у Горана боль. Если понадобится пустить в ход руки, он скоро не сможет сделать и половины того, что раньше делал легко. Но сейчас он пока может сделать хоть что-то — поэтому надо торопиться… И ноющий от холода затылок… Хотя какая теперь разница?

Обернулся к девушке, которая чуть не наткнулась на него.

— Кети, сможешь повиноваться мне хотя бы один день беспрекословно?

— Целый день! — возмутилась она и вдруг сникла: — Смогу. Я тебе должна. Почему тебе отрезали волосы?

— … Горан нашёл вариант для шантажа, — не сразу отозвался Рольф, продолжая быстро идти вперёд.

— Но ты не поддался? Молодец! — похвалила его девушка, и он улыбнулся в темноте. — А с волосами — не горюй, отрастут ещё. Хотя мне нравится, каким ты стал.

Он быстро отвернулся и снова пошёл вперёд, ничего не ответив. Ничего не подозревающая девушка покорно спешила за ним.

Идти было легко. Если не он сам что-то разглядывал в темноте, которая иной раз становилась светло-смутной, то кто-нибудь из дракончиков легонько касался его щеки, направляя в нужную сторону. Рольф шёл почти на автомате. Он знал, что зверьки выведут их, поэтому не заморачивался дорогой в темноте. Сейчас он думал о другом: где оба будут прятаться, пока их не найдут. А что его и её ищут — он знал точно. Рита осталась жива. Наверняка она подняла всех на ноги. Найти их должны быстро, если только не будет какой-нибудь запинки. Проблема же беглецов заключается в том, что до этого срока, пока их не найдут, им надо спрятаться от Горана. Горан прекрасно понимает, что будет, когда беглецы окажутся вне его власти. Уже сейчас он, возможно, забеспокоился, куда делась Кети. А если погоня за ними будет организована не только силами телохранителей, но и наёмников, им, уже беглецам, несдобровать.

Особенно если учесть, что он, Рольф, до сих пор не знает, где они.

Рука, за которую держалась Кети, вдруг дёрнулась и потянулась.

— Что случилось? — тихо спросил Рольф, остановившись.

— Я споткнулась, — запыхавшись, доложила Кети. — Рольф, нам ещё долго идти? Мы всё ещё в подвале? Ты думаешь — нас ещё не хватились? Если увидят твою комнату…

Она замолчала. Рольф расслышал глубокий вздох.

— Не бойся, — мягко сказал он. — Мы идём уже не под домом Горана. Здесь дома соединены друг с другом внутренними коммуникациями. Мы уже в другом месте.

— А как же… — начала она и запнулась, кажется, сама почувствовала, что задаёт слишком много вопросов. Снова глубоко вздохнула. — Рольф, можно — мы ещё немного постоим? Я устала — в темноте.

Он знал, что это такое — почти час идти в полном мраке. Поэтому согласился.

— Да, отдохнём. Кети, как давно привёз тебя сюда Горан?

— Недели две, — неуверенно сказала девушка. — Пока меня лечили, пока я привыкала к этому месту… Ну, сам понимаешь…

— Ты знаешь, что это за планета?

— Ах вот ты о чём! — она улыбнулась с таким облегчением, что даже во тьме он это почувствовал. — Это Сангри. Мы в столице. Кроме мегаполиса здесь несколько городов-спутников — таких близких к столице, что их не сразу отличишь один от другого. Но названия у всех разные. Ты хочешь попробовать спрятаться где-нибудь в городах-спутниках?

— Пока не знаю. Чем известна Сангри?

— Ну, здесь много деловых представительств, много отелей для деловых людей… — Она помолчала и оживилась: — Центр столицы — огромный район с магазинами. Но нам он не подходит — нас, наверное, там будут искать в первую очередь.

— А здесь есть… сельское хозяйство? Что-нибудь добывают? Выращивают?

— Ну-у… — Следующую информацию Кети явно вытащила из самых дальних уголков памяти: — О, вспомнила! Нам на обед подавали очень вкусную рыбу, и Горан сказал, что такая рыба есть только на Сангри!

— Хорошо. — Он подумал и сказал: — Будем искать рабочие кварталы — там легче затеряться. Был бы с собой вирт — конечно, было бы удобней: позвонили бы — и нас сразу забрали бы отсюда. Но у тебя вирта нет.

— А чего сразу — у меня! — возмутилась девушка. — А у тебя что?

— А у меня никогда не было вирта, — усмехнулся Рольф. — Пошли дальше.

— Неужели никогда не пользовался? — не поверила Кети, снова начиная путь по бесконечной невидимой дороге под домами. — Врёшь, небось… Хочешь — научу пользоваться? Это очень просто!

— Кети, — он вынужденно снова остановился — только не сразу, а чтобы она почувствовала. — Кети, мне вообще нельзя держать вирт в руках. Он ломается сразу.

— Слушай, Рольф, а кто ты вообще? — продолжала болтать девушка. — Мне всё кажется, что я слышала твоё имя. Только где — не помню.

— Ну, я внук старого Логана. Если ты знаешь такого, — насмешливо добавил он. — И очень боюсь, что, если мы даже вернёмся здоровыми и невредимыми, Горану не жить.

— Ничего себе — старый Логан, — с уважением пробормотала Кети. — Ты его внук. А почему тогда ты не с ним? Мне кажется, ты должен быть с ним, если ты его родственник.

— Есть причины, по которым я могу жить только на Островном Ожерелье… Мог… — почти беззвучно прошептал Рольф — в шорохе шагов она не расслышала его шёпота, и добавил уже более отчётливо: — У нас с тобой должен быть план. Моё предложение: добираемся до рабочего квартала, выживаем и ищем возможность найти вирт или человека, у которого есть вирт и который любезно нам одолжит его на один звонок. Как?

— Неплохой план, — устало откликнулась девушка.

Он снова невесело усмехнулся в темноте: нетрудный, но долгий путь быстро утомил её. Но ничего. Сейчас они выйдут — и что ждёт их в этом городе, которого он, Рольф, никогда не видел?


предыдущая глава | Шаман (СИ) | cледующая глава