home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3.


Черная фишка,  белая фишка...


- говорят, Ивельены разбились...

- а король от горя заболел...

- и младшие Ивельены беспрерывно при нем, в его покоях...

- Графиня Иртон со своим докторусом к королю чуть ли не в спальню переехала, мне служанка сказала...

- Думаете.... - дама изобразила пальцами замысловатую фигуру.

- Нет, вряд ли... королю действительно плохо.

- Даже баронессу к нему не пускают.

- она злится?

- Безумно... - сплетницы переглянулись с видом заговорщиц.

- А графиня Иртон входит в фавор...

- Сложно сказать... посмотрим. Наш король любит блондинок...

- Но глупых, а этого о графине сказать нельзя. К тому же Джерисон - его племянник...

- Значит, скандалы закатывать не будет.

- А вдруг?

Мужчина, подслушивающий разговор, сплюнул сквозь зубы.

Ивельены мертвы. Катастрофа. Но... вроде бы не Корона? Иначе головы бы уже летели.

Во всяком случае, шансы на успех еще были.

***

Эрик осматривал горизонт через подзорную трубу.

Пока еще ничего не было.

Корабли посольства должны были пройти через пролив между континентом и Вирмой, через Вириом - и дойти до Ативерны.

Словам Ганца насчет возможного покушения Эрик поверил сразу - и однозначно. А потому - через Вириом - и к берегам Ивернеи. Если уж где и нападать на корабли посольства - так это там.

Очень удобно. И спишется нападение на вирман. И союз между Ативерной и Вирмой разорван, и заговорщики своего добились...

Не то, чтобы Эрика так волновала судьба Ативерны. Один там король, второй, шестнадцатый - да пусть хоть козла на трон посадят. До недавнего времени. А вот когда отношения начали налаживаться, когда появилась возможность союза... нет уж. На суше пусть мир и порядок обеспечивает Ганц. На море же...

Они справятся.

И вирмане шли, искали, осматривали море в подзорную трубу - и ждали. Больше они ничего сделать не могли.

Пока не могли.

***

Домой, домой, пора домой...

Джес был не то, чтобы доволен, но все же он скоро будет дома, сможет разобраться, что там происходит, наконец встретится с женой...

Чего уж там - давно пора.

Рик наблюдал за другом с легкой насмешкой. Из Ивернеи он уже отписал отцу, чтобы тот начинал готовить проект договора с Гардвейгом - и был всем доволен.

Жениться, конечно, придется. Так ведь не на крокодиле. Анелия вполне мила и приятна. Из Ивернеи ушли без скандала. Сейчас пройти вдоль берега - и домой.

Три корабля посольства - и шесть кораблей сопровождения. Больше Бернард не дал. Ну да и не надо. Сами справятся, если что.

- Рик, впереди у нас первый же наш порт - Альтвер. Остановимся там?

Рик кивнул. А чего ж не остановиться. Надо запастись провизией, починить паруса, которые растрепало недавним штормом, да и корабли Бернарда....

Сильно Ивернейский Скупердяй обиделся, что брак с Лидией не состоится. И отомстил по-своему. Корабли Ивернеи проводят посольство до родной земли. А там - уж простите, гости дорогие. Чего вы стоите, если в своей стране не можете обеспечить безопасность принца?

Логика была безукоризненна. Придраться не к чему. Ссориться? А из-за чего, простите, ссора?

Все всё понимают, но - недоказуемо. Казуистика.

Да пропади ты по матери!

***

Торий Авермаль в грязь лицом не ударил. Благодаря его торговым делам с графиней Иртон, Альтвер стал достаточно посещаемым портом. И градоправитель вовсю этим пользовался. Расширил пристань, укрепил стены, кое-где замостил улицы камнем - по совету Лилиан Иртон введя налог на булыжники. А что?

Едешь в город?

Вот и положи по камню за человека и по камню за лошадь. А к вечеру их отнесут - и примутся ими мостить улицу. Тоже неплохо. Главное - не надо тратиться на привоз камня. Все почти даром. Золотая голова у графини, даром, что женщина...

И уж принца Торий расстарался принять.

Заранее отослал куда подальше своего старшего сына, устроил роскошный пир в ратуше, а когда узнал, что среди присутствующих, есть и граф Иртон - вообще рассыпался в любезностях и комплиментах его супруге. Причем - что вообще сразило Джеса, превозносил Торий не внешность, нет. Он хвалил графиню за тонкий ум, за понимание, за великолепные идеи...одним словом, к концу пира Джес на полном серьезе размышлял, кто сошел с ума - он, Торий или графиня. И приходил к выводу, что все сразу. Или все-таки он?

Был на приеме и патер Лейдер. Этот нежных чувств к графине не питал, но волшебное слово 'прибыль' изрядно смягчило его душу. Поэтому обвинений в ереси на графиню не посыпалось. Разве что Джеса мя-агонько так упрекнули, что мало внимания уделяет своей жене, вот ее и тянет изобретать что-то непонятное. А без изобретений, может, и лучше было бы... кто знает?

Торий это дело, конечно, пресек, но граф Иртон и без того выяснил, что в письме, присланном ему патером все было правдой.

Вот такая супруга.

Якшается с вирманами и ханганами, торгует, что-то изобретает, теперь еще и дядя ее приблизил и хвалит... что делать?

Пока что в голову ничего не приходило.

Удивляло только то, что все, видевшие Лилиан Иртон, описывали ее, как очень милую женщину. А не розовую тушу в оборочках... нет, что происходит?

***

- Дождались.

- теперь подождем, пока от Альтвера отойдем - и атакуем. Все равно ведь нас поставят сопровождать...

Это верно. Торий о заговоре не знал. А вот командующий второго флота Ативерны, граф Шальзе - и знал и участвовал. Он был женат на сестре Лорана Ивельена - и в заговоре оказался автоматически. Подобрать верных ему капитанов, отсеять слишком честных матросов - сложная задача?

Не для него...

Тем более, что и надо-то не на всех кораблях.

Тем более, все делалось не в один прием... Альтвер - один из портов почти на границе. Корабли Ивернеи сюда посольство проводили, с рук на руки кораблям второго флота передали - все. Миссия выполнена. А вот завтра-послезавтра посольство пойдет домой. В сопровождении десяти кораблей эскадры. И на всех верные командующему люди.

Командующему, не королю...

В посольстве два галеаса и неф.

У него же четыре галеры и флагман - галеас. Ясно, кто победит.

В отсутствие сотовой связи, командующий еще не знал о крахе заговора и рассчитывал на хорошее место для себя за устранение принца.

Осталось подождать совсем немного.

Ровно через два дня посольство-таки снялось с якоря, оставив позади Альтвер. Барон Авермаль сиял. Ему удалось угодить и принцу, и графу Иртону, и герцогу Фалиону, да и остальные придворные, из тех, кто путешествовал с посольством, остались довольны его гостеприимством. А ведь это связи. А значит - и деньги. Тем более, что кое-какой 'подкожный жирок' у градоправителя был, а с помощью графини Иртон его запасы и вовсе увеличились втрое.

Только одно удивляло барона.

Почему граф Иртон слушает похвалы своей супруге с таким странным видом?

***

Море, чайки, запах соленой воды... Ричард наслаждался путешествием.

По приглашению командующего, он перешел на галеас - и с ним увязался Джес. Мужчины болтали о пустяках, наслаждались видом на море, предвкушали приезд домой.

А граф смотрел на них и считал минуты. Скорее бы скрылся в тумане берег, скорее бы корабли остались одни в море, скорее бы...

Нельзя сказать, что он рвался в заговор. Но... командующий был честолюбив. И ему не хотелось быть одним из нескольких. Ему хотелось быть единственным, а вот этого Эдоард позволять не собирался. Ативерна - государство прибрежное. И единый флот станет силой, с которой придется считаться и королю. Стало быть - разделяй и властвуй. А командующему было мало, мало, мало!!!

Рик и Джес чувствовали себя настолько в безопасности, что даже оставили в каютах мечи. Обошлись одними кинжалами. Случись что - успеют вооружиться. Даже если на пиратов наткнутся - сначала будет сближение и маневры, а потом уже драка...

Хотя за оставленное оружие они себя потом не ругали. Очень тебе меч поможет, когда на одного тебя - тридцать матросов. И тоже - небезоружных.

Почти сутки прошли спокойно, корабли медленно шли к столице. Командующий готовился, передавал сообщения на все корабли - и откровенной неожиданностью для парней стало, когда командующий махнул белым платком.

Все было оговорено заранее. Рика и Джеса в один миг оказались в кольце мечей.

На мачте взвился алый флаг - и остальные корабли принялись брать галеры посольства в кольцо, недвусмысленно нацеливая на них орудия. А командующий торжествующе смотрел на принца с приятелем. Миг триумфа. Миг его безраздельной власти. Когда в его руках право казнить и миловать. И он воспользуется и тем - и другим.

- Господа, я должен вам сообщить, что вы - наши пленники. Сопротивление бесполезно.

Джес оскалился и выхватил кинжал. Меч он с собой не взял. Сзади его движение повторил Рик.

- А ты попробуй нас взять!

- И пробовать не буду. Бросайте оружие, или....

Свистнула стрела. Джес дернулся, когда взвыл разрываемый воздух рядом с его ухом.

- Убьешь?

- Нет. Не сейчас.

- Что это значит, командующий? - вмешался Рик.

- А что непонятного? Иногда власть меняется. И те, кто придут вам на смену, пообещали мне больше.

- И ради этого ты пошел на предательство? Подонок! - процедил Джес.

Командующий усмехнулся.

- Ну, это еще как посмотреть и кто из нас предатель. Не твой ли отец отравил законного наследника Ативерны, его высочество Эдмона?

Джес побледнел, как полотно. От бессильной ярости.

Все подозревали, что там не так все чисто. Но молчали. Ибо Эдоард был скор на расправу, а грешки у каждого имеются.

- Будь ты мужчиной - я бы заставил тебя проглотить эти слова!

- О глотании мы поговорим позднее, когда у меня будет на вас время, - ухмыльнулся мужчина. - Будете сопротивляться - утыкаем стрелами. А пока - в трюм.

Парни были вынуждены подчиниться.

- Атаковать галеасы!

На мачте взвился черный флаг. И на галеасы охраны и неф обрушился дождь зажигательных стрел, среди которых выделялись большие стрелы баллист и палубных скорпионов.

***

Вооружение на судах тех времен было не особо сильным.

Так, по мелочи. Небольшие баллисты, катапульты, которые могли метнуть снаряд с 'жидким огнем'... достаточно, чтобы справиться с галерой, которая этого не ожидала.

Поджечь. Наделать дыр в бортах. И - уйти.

Не сразу, разумеется.

Людей надо тоже ликвидировать. Здесь достаточно оживленные места, мало ли кто пройдет мимо.

Зачем оставлять живых свидетелей? Надо просто подождать часок - а потом поднимаем паруса, весла в воду - и вперед. В столицу.

Можно сказать, командующий даже милосердие проявляет. Ледяная вода убивает быстрее и болезненнее, чем стрелы.

***

Рик и Джес, бессильные, сидели в трюме, по колено в грязной воде. Оба полыхали гневом, но сделать ничего не могли. Веревками их обвязали так, что колбасы отдыхали. И развязать или перегрызть их возможным не представлялось. Парней ппредусмотрительно привязали на расстоянии друг от друга. Разговаривать они могли - но и только-то.

- Кто бы мог подумать...

- Нам надо бежать, - Джес был настроен более практично.

- и как? Ты зубами дырку в борту прогрызешь?

- нет. Но если поторговаться с командующим, попросить поговорить с ним...

- Наедине? Он не дурак.

- Но это хоть какой-то шанс. А там веревку на горло - и закрутится.

- Плохой шанс.

- другого не будет. Ты сам понимаешь, что нам не жить?

Рик это отлично понимал. Но не сомневался в уме командующего. Да, мразь, мерзавец и подлец - но не идиот ведь! Дурак до командующего не дослужится! При всем уважении...

- что-то я сомневаюсь, что он так подставится. Если он пошел на этот шаг - он все обдумал.

- Другого выбора у нас нету...

- Мне интересно - кто и что ему пообещал?

- Мне тоже. Но боюсь, об этом мы до столицы не узнаем.

- лишь бы отец был жив.

- Если там мятеж... - Джес не договорил, но Рик и так понял. При мятеже шансы выжить у них стремительно падали до нуля. А жить хотелось. - постой-ка... это что?

Парни замолчали и прислушались. Судя по шуму - снаружи шел бой.

Но с кем?

Откуда?

***

С кем и откуда - это надо было сказать спасибо Эрику. Ну и графине Иртон.

Первому - за оперативность. Второй - за подзорные трубы, в которые было видно как бы не втрое дальше.

Соответственно, вирмане обнаружили посольство раньше, чем те - их. Но подходить ближе не стали. А зачем?

На них не написано, что они добрые и хорошие. Да, есть пергамент. Но доверяли ему вирмане мало. Могут сначала обстрелять, а потом начать переговоры. Как-никак, принц на борту.

Эрик бы на месте главного, кто там командует, так и сделал бы. Потом извинимся, если что.

Поэтому вирмане решили следовать за посольством вне пределов их видимости. Так, мелькнет на горизонте парус. А куда он шел, чего он шел - это - море. Пока вас не трогают, вам и докладываться не станут. Идешь мимо - и иди себе мимо.

Но наблюдал он за посольством постоянно. И когда наблюдающие доложили, что там что-то странное, корабли сопровождения окружили галеасы с посольством - и расстреливают их, Эрик колебаться не стал.

Порядочные люди так не поступают. А с непорядочными он может поговорить по-своему. И никто его не упрекнет.

- На весла! - взревел Эрик. - Идем к ним! Готовьтесь к бою!! Надеть кольчуги!!! Поднять красный щит!!!

Команда разнеслась над морем - и на драккарах поднялось легкое оживление. Корабли развернулись и медленно направились к посольским судам и их свите.

- Олаф! Обойди с другой стороны и посмотри, что с посольством!

Драккар Олафа Рыжебородого чуть сменил курс, показывая, что Эрика услышали.

Посольство, так посольство. А там, глядишь, и чем поживиться найдется...

Вирмане никогда не отказывались от добычи...

***

Судьба благоприятствовала вирманам в тот день.

Командующий не рассчитывал драться, не ожидал их встретить и вообще слегка увлекся расстреливанием беспомощных кораблей. Да и вообще - может, еще кого выловить? Хотя нет, надо уходить.... Главная добыча уже у него, а остальных - не жалко.... Корабли медленно отворачивались от гибнущих галеасов, не обращая внимания на крики о помощи. И появление Эрика стало для него... нет, не неожиданностью. Вирмане были замечены. Но сначала их не восприняли, как противников. А вот когда они целеустремлённо направились к эскадре 'сопровождения', когда на мачте взвился алый щит...

Командующий скрипнул зубами.

- готовьтесь к бою!!!

Но сначала попробовал поднять черный щит. Мол - хочу поговорить. Да - унизительно. Вирмане - морские разбойники, пираты, волки моря... но уж больно командующему умирать не хотелось. Все так хорошо складывалось!

Можно драться, да, но не когда у тебя в трюме ценный приз. А силы примерно равны. Есть опасность потерять и пленника, и жизнь... нет, этого командующему не хотелось.

Над морем свистнула стрела, застряла в черном пятне и вызывающе затрепетала красным оперением.

Разговоров не будет!

***

Драккар Олафа медленно шел вдоль тонущих кораблей - и с него в воду сбрасывали канаты, вылавливая тех, кто спасся от стрел. Не просто так, по доброте душевной, им же надо узнать, что тут произошло?

И вот везение - одним из первых спасенных оказался герцог Фалион.

Или не везение?

Просто герцог проводил время на палубе - и когда понял, что их атакуют - счастливо избежал первого удара. Понимая, что пленных брать не будут, он ухватил кусок дерева, отломившийся после выстрела - и сам спрыгнул за борт. Жить хотелось. А в воде шансов было больше, чем на корабле.

Едва успел сапоги сбросить, чтобы на дно не потянули.

Вирман он тоже заметил - и мысленно проклял все. Не хотелось в его возрасте становиться рабом. Хотя... сын его выкупит, но это еще когда будет. А тем временем вирмане подошли так, чтобы отрезать тонущих от их убийц - и сбросили канаты.

Фалион, у которого от холода уже зуб на зуб не попадал, решил, что лучше у пиратов, чем у морского царя - и поплыл к кораблю. Ну и...

Впрочем, на палубе никто не стал вязать его или заковывать в цепи. Вместо этого протянули кусок полотна и кувшин с вином... очень крепким. В желудок хлынуло приятное тепло, чуть закружилась голова... А один из вирман (Олаф, но тогда Фалион не был с ним знаком) спросил:

- Что тут происходит?

Какое бы вирманам дело? Принц, Ативерна, посольство... Но дипломат привык использовать любые шансы. А потому...

- Я из посольства Ативерны... прошу о помощи.

Вирмане даже и не удивились... знали? Охотились за ними?

- принц с вами?

- Был с нами. Перешел к командующему на флагман. Что с ним теперь - не знаю.

- Вряд ли убили.... Значит, изменники... Гар, давай живо к флажкам, передашь, что эти уроды расстреляли посольство и захватили принца.

- и графа Иртона.

На лице Олафа появилась ехидная ухмылка. Фалион ее не понял, но насторожился.

- И супруга госпожи. Надо выручать...

Фалион где стоял, там на палубу и опустился. Ноги не держали.

Госпожи?

Выручать?

Ничего не понимаю...

Мальчишка, ловкий, как обезьянка, почти взлетел на мачту. И замахал флажками.

Идею эту подсказала та же Лиля. Сначала оона вспомнила про азбуку Морзе. Потом - про флажковую азбуку. Откуда?

Так ведь это не только на море. Во что играют дети в гранизонах?

В том числе и в разведчиков. И сообщения передавали, и зашифрованные записочки писали, и платками махали... да много чего было. Поэтому как-то на досуге, Лейф и Эрик таки усадили графиню за создание местного справочника сигналов. Много там не поместилось, но краткость - сестра таланта.

Азбуку Морзе было несложно восстановить по общим принципам. Флаги же...

Красные - буквы. Зеленые - слова.

Можно сказать 'захватили супруга госпожи, принца, напали, ограбили, обидели', ну и далее по тексту.

А у Гара все уложилось в несколько условных сигналов.

'Враг'. 'Заложник'. 'Ценность'.

Что еще надо, чтобы понять - это враг и у него ценный заложник на борту?

Все понятливые.

- К бою!!! - взревел Эрик.

***

- Твари, - процедил Шальзе. Но ругайся, не ругайся, а драться придется. И он бросил навстречу вирманам галеры.

Самому ему в драку вступать не хотелось. Лучше бы уйти. Но Эрик тоже не лыком был шит. Два драккара, повинуясь его командам, которые передавал такой же мальчишка с флажками, рванули за кораблем командующего, не ввязываясь в бой.

А бой разгорался.

Ативернцы старались засыпать вирман стрелами, но те упорно прятались за щитами, стремясь подойти поближе и сцепиться врукопашную. Пока им это удавалось с переменным успехом. У Эрика было восемь драккаров. А корабли противника уже побывали сегодня в драке. А запас и стрел, и камней не беспределен. Поэтому смертоносныый град был не таким сильным, как хотелось бы.

Один драккар все-таки подожгли и вирмане на нем отчаянно рубили доски, бросая в воду. Продержаться хоть сколько. Или доплыть...

Драккар Олафа так и курсировал вокруг схватки, подбирая уцелевших. Он ввяжется, если будет возможность. А пока...

Драккары сцеплялись с галеасами в отчаянных схватках, вирмане прыгали на палубу к противнику - и завязывалась драка. И тем и другим терять было уже нечего, поэтому пленных не брали.

Но было одно исключение.

***

Эрик хищным взором следил за галеасом Шальзе. Сейчас мы тебя, родимый... подожди минутку.

Рядом застыл Бьярни со здоровенным щитом в руках, готовясь прикрывать своего ярла. И стрелы полетели.

Одну Эрик ссек еще на подлете, вторую-таки отбил щитом мальчишка...

- Баллиста!!! - заорали с мачты.

Эрик хищно ухмыльнулся.

- стрелки! Вперед!!!

Несколько парней под командованием Эльга выдвинулись чуть вперед.

- Два пальца вверх, влево бей! - рявкнул Эльг.

Стрелком он был прирожденным. И стрелы по его команде летели так, словно он их рукой вкладывал.

Двое у баллисты пошатнулись и осели на палубу. Еще один человек не упал, но и драться явно не сможет....

Драккар быстро нагонял галеас. Для одного добыча была крупновата, но рядом шел драккар Медведя, готовясь взять Шальзе в клещи.

Несколько стрел упало совсем рядом. Из баллисты выстрелить все-таки удалось, но благодаря Эльгу, стрела упала в воду рядом с драккаром. Эрик махнул кормчему, но тот и без команды знал что делать.

Подобраться поближе - и пойти по веслам, ломая их корпусом в щепки.

Шальзе пытался увернуться, но куда там! Вирмане просто засыпали галеас стрелами, не давая ему шансов. И брали в клещи, как два волка загнанного оленя.

Все смешалось в безумии битвы.

Стрелок на мачте.

Эрик бросает копье с такой силой, что стрелок даже не падает. Копье намертво пришпиливает его к мачте.

На борт летят абордажные крючья, намертво сцепляя корабли. С другой стороны галеаса подходит еще один драккар, который тоже расстреливает противника.

- вперед!!!

Вирмане хлынули на палубу неудержимой волной.

Эрик рубил, как дровосек. Секира летала в его ладонях, как пушинка. Благородным приемам тут места не было. Бей, чем пожелаешь. Секирой, обухом, щитом, руками, ногами... Вали противника, даже если он стоит к тебе спиной - и иди вперед. Вирмане дрались отчаянно - и выигрывали.

- К настойкам! Бей лучников! - ревет Эрик.

Бьерн бросается вперед, в отчаянном прыжке вскакивает на подставленный щит - и с него на надстройку. Взмах секиры - и истошный вопль боли. И брызги крови. На людях, на палубе, на оружии...

На палубу сыплется команда Медведя. И тоже ввязывается в схватку. Но теперь уже более осознанно. Человек в дорогих доспехах пытается наладить сопротивление, но куда ему!

Его просто зажимают щитами, давят - и наконец он получает сильный удар, от которого валится на палубу.

А после этого остальные сопротивляются уже меньше. Вирмане добивают их - и Эрик окидывает взглядом картину боя.

М-да...

Победа не чистая, но это определенно победда.

Из восьми драккаров два догорают на воде. Из четырех галер две также отправились к морскому старцу. Но еще две целы, до Ативерны дойти хватит. А там и построить новые будет на что.

Эрик огляделся вокруг, схватил за ворот кольчуги своего сигнальщика, парень-таки не усидел на корабле и ввязался в драку. Вирманин растет...

- на мачту. Передай - пусть собирают трофеи.

А сам занялся командующим.

***

Шальзе был потрепан и побит, в схватке ему сломали руку - и теперь он придерживал ее другой рукой, доспехи содрали без малейшей нежности и присоединили к общей куче трофеев.

Хотя на манеры графа этот перелом никак не повлиял. Не доходил до сознания высокородного аристократа тот факт, что 'вирманское быдло' его сейчас может на кусочки порезать и рыбам скормить. Пока - не доходил.

- вы понимаете, что вы творите? Да мы ваш островок...

Эрик улыбнулся ему, небрежно поигрывая секирой.

- Где принц и граф Иртон? Ну?!

Ответом стало гордое молчание.

Эрик кивнул одному из ребят - и тот без лишних размышлений врезал графу ногой по мор... то есть лицу. Шальзе дернулся назад, но рот открыть не успел. Тот же вирманин положил руку ему на плечо и принялся сжимать место перелома. Мужчина заорал во всю глотку, забыв про аристократическое достоинство.

- Так где?! Или тебе кожу полосками драть начать?! Я сделаю...

Эрик был страшен. Громадный, окровавленный... и Шальзе сломался.

- В трюме!!! Они в трюме!!!

- Живые?!

- Да...

Эрик молча кивнул своим людям на трюм.

- Вытащить.

Двое вирман не особенно торопясь, отправились исполнять приказание.

***

Последний час Рик и Джес провели в полной неизвестности. Слышался шум боя, слышались крики, но кто напал? Кто победил? Что это означает для них?

Вопросов было больше, чем ответов. И ожидание оказалось на редкость мучительным. Поэтому когда открылась крышка трюма и вниз спрыгнул здоровенный вирманин, Джес глазами своим не поверил.

- Ваше высочество? Ваше сиятельство?

Вопросы были явно риторическими. Мужчина разрезал веревки на руках парней и кивнул на веревку.

- Влезете?

Чтобы избавиться от плена Джес бы и на луну влез. Не то, что по веревке. Но... руки пока еще не отошли. Поэитому он активно принялся разминать их, не обращая внимания на болезненные покалывания - и заодно спросил:

- Вы откуда?

Вирманин прищурился. Джерисон ему не понравился. Точнее, не понравился он вирманину гораздо раньше, еще по своему отношению к супруге. Мужчина с удовольствием сказал бы ему гадость, но... поперек командира в пекло не лезут.

- Мы люди Эрика Торвссона..., да командир лучше объяснит... вы невредимы?

- Вполне.

Рик смотрел спокойно. Их хотели убить - бывает. Спасли - отлично. Сейчас в любом случае надо размять руки, чтобы вылезти отсюда. А остальное потом.

- Это хорошо... разрешите?

Вирманин принялся помогать принцу. И минуты через три-четыре Рик почувствовал, что сможет вылезти. А тут и воин поторопил:

- Так вы вылезаете, а то мы это корыто порядочно потрепали...

Третий раз приглашать не пришлось.

Джес первым кое-как взобрался по веревке, огляделся вокруг...

Трупы, кровь, разруха - и несколько десятков вирман, стоящих с откровенными ухмылками на лицах. Что, как, зачем - ничего не ясно. И объяснить никто не спешит. Особенно выделялся один громила с секирой.

- Граф Иртон?

- К вашим услугам.

- Ваше высочество?

- Д-да... а вы? Что тут происходит?

Эрик приосанился.

- Мы - на службе его величества Эдоарда Восьмого. А вон те корабли - это вирманское посольство. Нас попросили встретить вас и проводить до Лавери. А тут такое... ну мы и вмешались.

Ричард потряс головой, пытаясь как-то соразмерить реальность с услышанным.

- Вы...

- Эрик Торвссон. К вашим услугам, ваше высочество.

- Ричард Ативернский, - Рик отвесил поклон по всем придворным правилам. - От своего имени и от имени своего отца выражаю вам благодарность за спасение.

Эрик расправил плечи, хотя куда бы еще сильнее...

- Ваше высочество, мы поступили так, как должен всякий честный человек.

Ричард также изрек нечто высокопарное... все были при деле. Джес оглядывался по сторнам. М-да. Кругом вирманские корабли. От посольства остался мусор на воде... а люди?

Что он и спросил у ближайшего вирманина.

- кое-кого подобрали. Остальные...

Жест был весьма красноречивым. Джес сжал кулаки.

- Твари! Что им не жилось?

Ивар, а это был именно он, усмехнулся.

- а вы сможете потом расспросить вот эту гниду.

Он сделал шаг в сторону - и Джес увидел Шальзе. Ивар едва успел перехватить высокородного графа. А то ведь прибил бы командующего - и глазом не моргнул. А допрашивать кого?

Но - прехватили, успокоили, предложили осмотреть на предмет синяков - правда, не сразу. А заодно поговорить со спасенными. Да и первую помощь хорошо бы оказать, хоть кольчуги с раненных поснимать...

Одним словом - Джеса заняли делом. И клятвенно пообещали допрашивать мерзавца только при нем. А пока связать как полагается, да положить где поудобнее. А то они, гады, так и норовят самоубиться, чтобы к палачу не попасть...

Шальзе такая радость не светила. Вирмане были профессионалами в деле захвата пленных.

***

Вечером Рик попробовал расспросить Эрика.

Вирманские корабли временно пристали к берегу и все расположились на ночлег на удобном пляже. Запалили костры, пожарили мясо, подстрелили несколько птиц - на один зуб, но вышедшим из боя мужикам требовалось порадоваться жизни. Эрик выкатил пару бочек вина - по ковшу на морду хватит, но напиться никому не удастся.

Рику и Джесу отвели почетное место - и парни тихо переговаривались о своем.

- Шальзе - гнида. Сколько людей загубил...

- Да уж. Спаслось всего десятка два.

- и Фалион. Щука в воде не тонет, даже вяленая.

- Он теперь вирманам благодарен.

- Я - тоже. Как-никак, жизнью обязан. Теперь отец к ним получше отнесется.

- уже отнесся. Это ведь он попросил нас встретить...

- Да уж. И как он все это делает? Я бы, наверное, не справился.

- Дядюшка еще крепок, успешь научиться.

Рик тряхнул головой. Рядом на лапник присел Эрик.

- Ваше высочество, ваше сиятельство, как отдыхается?

- Джес и без титулов, - протянул руку Джес. Как-никак жизнью обязан. Вирманин помедлил, но руку принял. - Эрик. Вольный капитан.

Джес кивнул. Капитан судна, да еще из старого рода, приравнивался (хоть и негласно) на континенте к благородным. Аналог лэйра или даже барона.

- Вас к нам привело скамо провидение. И я обязан вам жизнью...

- провидение - это всего лишь наша предусмотрительность и наши дела, - усмехнулся Эрик. - Мы сами творим свою судьбу.

Ему очень хотелось повозить графа мордой (простите - высокородным лицом) по камням. За все хорошее, что он сделал жене - и еще больше за несделанное. Но - нельзя. Первым делом он Лилиан и подставит. Так что - молчок.

Команда также обо всем знала и молчала.

- Но над судьбой есть Альдонай.

Рик улыбался. Видно было, что это не ради богословского спора, а просто так. И Эрик улыбнулся в ответ.

- иногда мне жаль вашего Альдоная. У наших богов есть свой круг обязанностей у каждого. А ваш один за всем следит... тяжко ему.

Ересь? Еще какая. И произнеси Эрик такое при пастере или патере - не миновать бы ему либо вопля 'АНАФЕМА!!!' либо двухчасовой лекции на тему религиозных заблуждений. Последним особенно допекал пастер Воплер. Но вирмане терпели. Мужик-то не злой, безобидный, сам верит в сказанное - не убивать же за это! Пусть моросит. Рик оценил откровенность вирманина - и усмехнулся.

- о богах пусть спорят альдоны. Мы же живем на земле. И я еще раз выражаю вам свою благодарность.

- Эрик, - Джейми никогда не церемонился с людьми, если речь шла о лекарском деле. - ты здесь?

- А ты не видишь?

- прикажи парням пустить меня к Шальзе! У него рана, а они даже близко меня не подпускают!

- и правильно делают. Авось не сдохнет.

- а если заражение начнется? Он тебе нужен в лихорадке? Мне вот нет!

- Да мне он вообще не нужен. А вот королю...

- вот королю и будешь объяснять, дикарь нечесанный!

- Молчи, младенец, у тебя еще молоко на усах не обсохло, - отгавкнулся Эрик без всякой злобы. Джейми он ценил. И на некоторую грубость и внимания не обращал. Понятно же - парень самоутверждается. Почему бы и не так? Там поругается, здесь получит, тут надает... ну и вырастет мужик. Тем более лекарь уже получился отличный. Рик вскинул брови, когда на ше Джейми блеснул баронский сапфир.

- Вы, простите...

- Джеймс, барон Донтер, ваше высочество. Прошу прощения за свою грубость, но раненные важнее этикета...

- Донтер? - джес вскинул брови. Но Джейми срезал и его.

- Ваше сиятельство, прошу также меня простить - я готов поговорить с вами позднее, когда люди перестанут нуждаться в моей заботе и помощи. Эрик, ты прикажешь - или нет?

- прикажу, куда я денусь. Но с тобой пойдут мои парни. И не развязывать эту тварь...

- а если лубки...

- Джейми, ты головой подумай? Ему жить до палача, ну, что побольше. Зачем на него время тратить? Пусть не загнется, а остальное неважно!

Парень вздохнул.

Эрик все говорил верно. Но... Вирманин не стал ожидать окончания его душевных терзаний. Подозвал двоих своих ребят - и послал их с Джейми к командующему.

- А возможно ли его допросить сейчас?

Джерисон-таки не удержался. Интересно же, с чего их вдруг так. Эрик считал, что возможно. Но...

- Лучше не надо. Все на взводе, еще увлекутся чуть... пусть из него все потом палач вытряхнет.

- А вы ничего не знаете о заговоре?

Эрик помотал головой.

- Говорят, лэйр Тримейн что-то раскопал. А я... я так...

Прикидываться шлангом (даже не зная, что это такое) у вирманина выходило весьма талантливо. А к Ричарду и Джерисону подошел герцог Фалион.

- Ваше высочество, рад видеть вас живым и здоровым.

- да и я вас, герцог. Как вы себя чувствуете?

- Честно говоря, после купания в ледяной воде, в моем возрасте, я опасался худшего, - признался Фалион. - Но Джейми - чудо. Мальчишка меня чем-то приказал растереть, напоил каким-то снадобьем... как вино, только в десять раз сильнее - и я себя отлично чувствую. Разве что голова прибаливает.

- А расспросить вы никого еще не пытались? Про заговор?

Фалион отрицательно покачал головой.

- Я решил, что это подождет. Нам до Лавери еще несколько дней пути. Но сейчас все вымотались и устали. И раненых много - вирманам тяжело дался этот бой.

- тоже верно, - признал принц. - Успеем. А кто еще выжил?...

***

С утра же Рик и Джес решили взять в оборот джейми. Но тут их ждало разочарование. На кораблях хватало раненых, так что Джейми был на разрыв. То там, то тут - поговорить у него просто не было ни времени, ни желания. Разве что вкратце выяснили, что Джейми не докторус, что он ученик того самого дин Дашшара и что он законный наследник Донтера. А в остальном - пустота.

При этом и Рик, и джес не были дураками. И видели, что вирмане о чем-то умаливают. Но о чем?

И зачем?

И это серьезно давило на психику.

Эрик видел это, но просвещением заниматься не собирался. Пусть граф Иртон расплатится легким моральным террором за отношение к супруге. А принц...

А от коронованных особ и вообще лучше быть подальше. Кто их знает, что там у них в глове варится. Не так поклонишься - навек виноватым останешься... нет уж. Пришли, спасли - и отвали.

Парней это не устраивало, но все козыри были на руках у Эрика. Приходилось подчиняться.

Корабли со всей возможной скоростью шли к столице.

***

Похороны - всегда тоскливы и утомительны. Даже если хоронят посторонних. А уж если тех, кого ты знала и к чьей смерти (будем честны) приложила руку...

Ивельены.

Лоран, герцог Ивельен, Питер, маркиз Ивельен, Амалия, маркиза Ивельен, Сессилия, джес и младшая девочка. Ее имя постоянно вылетало у Лилиан из головы. А смотреть было больно, больно, БОЛЬНО!!!

Если бы не она...

Да, как ни тяжко это признавать - их кровь на твоих руках. Ты просто играла в Шерлока Холмса, девочка. И забыла, что здесь умирают по-настоящему.

Лица Лорана, Амалии и Питера были искажены болью. Лица детей спокойны. И Лиля надеялась, что их хотя бы не мучили.

И все же...

Все ароматы Аравии не отмоют их кровь с моих рук... *

* Леди Макбет, Шекспир, но поскольку Лиля помнит его откровенно плохо... прим. авт.

- Ваше сиятельство...

Кисть Лилиан сжала теплая сильная рука.

Ганц. Алисия чуть покосилась, но тут же встала так, чтобы закрывать разговаривающих. Умница... и кто ее гадюкой назвал, какой... гад?!

Лиля улыбнулась другу.

- Ганц, как я рада вас видеть! Хоть кто-то рядом...

Ганц смотрел тоскливо. Хор пел. Знать, присутствовавшая на похоронах, перешептывалась. Потом Ивельенов уложат в саркофаги и отправят в родовой склеп. В Ивельен. Но отпевание - здесь. Чтобы все видели, чтобы не возникло сомнений в их смерти.

- Роман и Джейкоб у вас?

- Да...

Лиля вздохнула. Что делать с детьми - она и рядом не представляла. Но как оказалось - с этим было просто. Кормилица плюс нянька - и радуйся. Правда, Лиля на этом не остановилась и добавила всем 'медикам' практику на новорожденных. Кормить, купать, пеленать - а почему нет? А в остальном...

Что делать с этими двумя червячками - она решительно не представляла. Пищат, чего-то требуют... а чего?

Родительских чувств у нее стихийно не образорвалось. И прижимать младенцев к сердцу с воплем 'кавайная няша!!!' тоже не тянуло.

Забота?

Будет им забота. И учителя. И развитие. Только любви не требуйте.

- я себя чувствую виноватой, - тихо, почти на ухо Ганцу призналась Лиля.

Взгляд светло-карих, почти ореховых глаз мужчины был спокоен.

- я тоже. Но это начали не мы.

- Нет.

- не вы заставляли Ивельенов предавать, интриговать, участвовать в заговорах. Вы просто в это попали. И были вынуждены выплывать, как из водоворота. Я же... это моя работа - бороться с такими. Почему я должен чувствовать себя виноватым?

- потому что мы - живы. А они - нет. Потому что пострадали дети...

Пение закончилось. Ганц чуть стиснул кисть графини в дружеском пожатии, потом отпустил.

- поговорим вечером.

Лиля кивнула - и отправилась провожать Ивельенов в последний путь.

Из близких на похоронах были она и Алисия. Джерисон отсутствовал, король прийти не мог, вот и пришлось. Положить небольшие букетики из кипариса на каждый гроб, сотворить знак Альдоная пред тем, как закроют крышку, выслушать соболезнования, произнесенные без особого чувства.

Лиля откровенно не горевала, как и Алисия. А пришедшие сплетники понимали, что ничего не узнают. Ну и... какой смысл стараться?

Все шло чинно и мирно.

Чувство вины еще раз ударило по Лилиан при виде спокойного лица младшей девочки. И - отступило.

***

- Дети - да. Они пострадали. И что?

Ганц удобно устроился в кресле у камина. Лиля и Алисия сидели тут же, неподалеку. Больше никого не было.

- Это - дети. Они ни в чем не виноваты...

- разве? - прищурился Ганц. - Это дети, да. Но это еще и законные наследники престола, в пользу которых и велась интрига. Думаете, если бы перед Джесом-младшим встал вопрос, Миранда или он - он бы решил его в пользу Миранды?

- Нечестный прием.

- Я говорю правду. Эти дети уже были отравлены призраком власти. Поверьте, это было для них наилучшим.

- Смерть...

- Хорошо. Они остались живы. Что дальше?

- Вырастут, женятся...

- и рано или поздно их найдут эмиссары Авестера. И предложат так, что те не откажутся. Смута, разруха, война... скольких детей вы готовы принести в жертву, чтобы эти остались жить?

Лиля закрыла лицо руками.

- Это бесчеловечно, Ганц.

- А жизнь не всегда позволяет нам оставаться людьми. Иногда приходится замараться в такой грязи...

- Которая может пасть и на моих детей, и на ваших...

- а может и не пасть. Я выполнял свой долг. Вы тоже. И не стоит искать оправданий.

Лиля опустила глаза.

- Если хочешь знать - Амалия была моей дочерью. Но это не помешало ей заочно приговорить к смерти и тебя, и своего брата, и племянницу, - Алисия смотрела спокойно. - или думаешь, она бы меня пощадила?

- Она любила Эдмона.

- Я тоже любила Джайса. Но вокруг меня трупы не валяются. Есть предел, за который нельзя переступать, иначе огонь полыхнет - и сожрет тебя саму. В первую очередь - тебя.

- Детей...

- Роман и Джейкоб живы. И если хочешь что-то сделать, чтобы не мучиться несуществующей виной - вырасти их людьми.

Лиля вздохнула. Ганц смотрел так, что она понимала - мужчина полностью согласен с Алисией.

- я постараюсь.

- вы справитесь, Лилиан. Вы обязательно справитесь.

- но надеюсь, что не я буду сообщать обо всем этом супругу.

- не волнуйся, - ухмылка Алисии была откровенно гадючьей. - Найдется кому сообщить. Ой как найдется...

***

Эдоард медленно поправлялся. Лиля могла уже не ночевать возле его постели, чем и пользовалась, присылая ханганов.

Докторусы рвали и метали, но и сделать ничего не могли. Эдоард уверенно шел к созданию альтернативы гильдиям. Тем более, что вылечили его таки Лилиан и Тахир, а не докторусы, предлагавшие то прочистительное, то промывательное... чтоб им только этим и лечиться до конца жизни!

Жизнь входила в свою колею.

Нет, где-то еще оставались недобитые заговорщики, но рано или поздно их возьмут. Или прибьют. Лоран Ивельен оказался очень запасливым товарищем, сохраняя компромат на каждого, кто участвовал в заговоре. Человек двадцать дворян, не крупнячки, но и не мелкая шушера. Герцог - одна штука.

Несколько графов, бароны из тех, у кого ума и денег мало, а амбиций много.

Дворянство - сословие сложное. Пронизанное связями, отношениями, взаимозачетами и прочим не хуже иной грибницы. Пока в этих хитросплетениях разберешься - озвереешь. Лиля и не пыталась.

Зато Ганц, на правах королевского представителя, плавал в этом, как рыба в воде.

Обнародовать заговор было нельзя. Только этого сейчас не хватало. К тому же, пришлось бы обнародовать и права Ивельенов на трон, и прочее, нет уж.

Умерли в результате несчастного случая - туда и дорога.

А вот что делать с остальными?

Если вот так, ничего не объясняя, казнить три десятка человек с хвостиком - начнется бунт. Однозначно.

Бросить в тюрьму?

Так вроде бы тоже... не пойман - не вор, то есть заговор.

Поэтому постепенно, потихоньку, полегоньку... как объяснил Ганц - среди заговорщиков начнется мор. Несчастные случаи, болезни, кое-кого можно и в тюрьму, но уже по другим обвинениям. А на Лилин вопрос - не начнут ли заговорщики выступление в открытую - покачал головой.

Центром заговора были Ивельены. С законной королевской кровью.

Именно на них строился план Авестера. Но Ивельенов уже нету. И что остаётся? Либо искать кого-то с сомнительными правами на трон - но таковых среди заговорщиков нету. А значит даже если и сядут - не удержатся. Что сами отлично понимают. Для них самым лучшим выходом будет бегство. И им дадут это сделать - до определенного предела. Механизм охоты давно отработан.

Рано или поздно, так или иначе...

Лиля только рукой махнула. Туда и дорога. А ей надо было кое-как приходить в себя и готовиться к встрече с супругом. Эдоард обещал, что в обиду ее не даст, но...

Джерисон Иртон - ее законный супруг. И Лиля боялась. Безумно боялась. Ее успокаивали все. Август, Алисия, которая заметно оживлялась в присутствии корабела, Миранда, которая твердила, что папа замечательный...

Верилось с трудом.

А встреча все приближалась и приближалась...

***

Александр Фалион соскочил с лошади и бросил поводья слуге. Тот послушно повел коня в конюшню.

Мужчина оглядел дом.

М-да...

Как он был счастлив в свое время, приехав сюда с молодой женой. Как было чудесно, когда родилась дочь.

А что теперь?

Мечты разбиты в осколочки. Жена безумна. Та же болезнь может обнаружиться и у дочери. Его род обрывается.... На чудо Фалион не особенно надеялся.

Но что же делать?

Для начала - вызвать сюда дочь и выдать ее замуж. Эта болезнь может и не передаться по наследству. Если повезет.

Потом обратиться к королю с прошением.

Жена, увы, полностью здорова - и проживет еще долго.

Надо отдать Александру должное - он грустил и ругался, но мысль накормить жену мышьяком ему в голову ни разу не пришла. Подлости были не в его характере. Да, интриги, но не против же беззащитных!? Против таких же игроков, когда когти к когтям, зубы к зубам - все законно.

А вот так, уничтожать по-подлому... увольте.

Мужчина вздохнул.

Что самое печальное - он может убить жену, завести новую, отравить и ее... а любимая женщина рядом с ним не будет. Никогда.

Лилиан Иртон - жена Джерисона Иртона. И ничего с этим не поделаешь. Разве что Джес сам от нее откажется. Но не такой он дурак. Зато бабник - именно такой. Увидит Лилиан - клещом в нее вцепится. Наверняка.

Не только приданное, но и красота, и ум, и... просто - какая женщина!

На развод или разъезд надеяться нечего. Так им король и даст.

Был еще вариант с физическим устранением графа, но... а вдруг она его действительно любит? И Миранда...

Фалион встряхнул головой.

Нет, ну надо же!

Рассуждает уже, как нервная девица.

Нет уж!

Надежды терять не следует.

Лилиан Иртон видит в нем хорошего друга. А при удаче сможет и полюбить. Это плюс.

Джерисон же... вот посмотрим, как пройдет встреча с женой, а там и думать будем. Что, Александр, готов без боя отдать свою любовь другому человеку - и навсегда забыть?

Нет уж!

Даже если им не быть вместе - обижать Лилиан он никому не позволит. И обязательно будет рядом. А там - там посмотрим...



Глава 2. | Средневековая история 5. Граф и его графиня | Глава 4