home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5


Принцессы так непостоянны...


 - Альдонай милосердный...

Служба шла своим чередом, и ничего необычного в ней не было. Кроме принцессы,  которая сидела,  как на иголках. И таки дождалась.

В самом конце, рослый чернобородый мужчина,  одетый как зажиточный купец,  прошел подозрительно близко от принцессы. А чтобы она своего супруга не узнала...

Анелия капризно махнула фрейлинам.

- Пожалуй,  я поговорю с патером. Ждите снаружи!

Принцессам противоречить можно. И следить за ними можно. Но сейчас-то зачем?

Храм,  патер... что тут может случиться,  если даже патер - местный? Как оказалось - может. Лонсу много и не надо было. Просто ненароком оставить молитвенник на одной из скамеек,  где его и подобрала Анелия. С ним же вошла в исповедальню - и вышла с ним же. Но не стала забирать,  оставила на скамейке. А забывчивый купец вернулся за ним, как только храм опять стал доступен. И вчитался в коротенькую записку.


Завтра ночью, у выхода золотарей, с восточной стороны замка, приготовь все для бегства. А.


 Этого было достаточно. И Лонс помчался к графине. В отличие от супруга,  он-то знал,  где ее найти.

Лиля встретила новость с явным неудовольствием.

- Значит,  отправляешься в Иртон?

Лонс активно закивал.

- Да,  ваше сиятельство.

- а кто мне тебя заменит?

- а вот этот друг, - усмехнулся Лонс. Лиля сдвинула брови, глядя на учителя естественных наук...

- Леон Альтхерт?

- Да,  госпожа, - учитель поклонился.

- Хотите ко мне в секретари? Почему?

- потому что, ваше сиятельство. Вы о естественных науках знаете как бы не побольше меня. Дети мне потом такие вопросы задают,  что я себя дураком чувствую. Самому учиться впору.

- И?

Был грех. Рассказывала. И действительно - дети вопросы задавали,  им было интересно...

- И скоро вы меня выгоните. А уходить не хочется. У вас интересно,  да и платите вы щедро. Может,  хоть так от меня польза будет? Я хоть и не лэйр, мой отец простым купцом был,  но знаю многое,  почерк у меня хороший,  а служить буду верно.

Лиля прищурилась.

- А если кто-то предложит деньги за информацию обо мне?

Леон коснулся рукой кошелька. Потом тряхнул светлыми волосами, озорно улыбнулся.

- Возьму,  разумеется. И немедленно обо всем расскажу господину Тримейну,  ваше сиятельство.

Лиля усмехнулась.

- Ладно. Попробуем поработать. Сроку - тридцать дней. Освоитесь - оставлю. Нет - пойдете опять в учителя.

- Как прикажете,  ваше сиятельство.

- у него почерк красивый, - вступился Лонс, - мне он помогает давно... да и я ведь не умирать собрался. Приедет ко мне, подучу,  а пока у вас и Тарис Брок есть на всякий случай,  и отец вам людей прислал...

Лиля задумчиво посмотрела на Леона.

- Что ж,  Леон. Сначала разберите почту. Потом зайдете ко мне,  кое-что будем писать...

Леон поклонился - и умчался работать. Лиля перевела взгляд на Лонса.

- Ладно, Лонс. Вы когда встречаетесь? И как ты собрался бежать? Кони,  карета...

- Куплю сегодня пару коней. Деньгами вы меня не обижали. А что до остального... ваше сиятельство,  не мог бы Эрик...

- мог бы,  мог бы. Поговори с ним, хочешь - я поговорю...

- Ваше сиятельство!?

- Ладно. Поговорю. На тебе же лошади, твоя Анель... ну и сам разбирайся. Глядишь,  вернетесь через пару лет,  когда все утихнет...

Лонс пожал плечами. Вряд ли. Но...

- я побежал?

- Стоять, - рыкнула Лиля. Нащупала в столе кошелек с монетами. Да,  много у нее не было. То дело,  то зарплата,  то оплата - деньги разлетались в разные стороны с рекордной быстротой. Кому сказать - графиня, владелица марки Мариэль, продукцией которой потихоньку начинают торговать эввиры во всех королевствах - медяки считает.

Но... сколько было.

- Бери. Денег много не бывает.

А платье ей новое не нужно. И в старом при дворе потерпят.

- Сопровождающие нужны?

- да, пожалуй - пара человек была бы не лишней...

- Попрошу Эрика. Будут.

Лонс раскланялся и удрал.

Лиля коснулась рукой одного из ящиков стола. Там лежал свиток,  который исписал Лонс. Четко и ясно. Кто,  как, откуда,  о свадьбе с Анелией,  как осуществились законные права,  как его продали на корабль вместо того,  чтобы убить,  как.... Единственное о чем умолчал Лонс - это о том, что она все знала. наоборот, по ее просьбе написал, что ничего не говорил графине, дабы не выдала королю головой.

Пастер Воплер присутствовал при этом. Хотя и не читал. Лонс дописал все,  просушил чернила песком,  свернул и запечатал своей личной печатью. И то же самое сделал пастер.

Лиля откровенно не верила в желание Анелии бежать с Лонсом. Но вдруг? Пусть у них все будет хорошо. Главное,  что ее люди нигде не засветятся. Заберет свою Анелию,  доедет до побережья,  там корабль - ну и вперед. Это - если все пройдет гладко. Если же нет...

Случись что - анонимка ляжет на стол Эдоарду. А потом...

Лиля и отдаленно не собиралась признаваться в своей осведомленности. Ее тут и рядом не пробегало! Но бучу она поднимет. Спускать какой-то жучке смерть своего человека?

Ни за что!

А главное в анонимке что?

Чистая правда! Любая проверка на девственность покажет,  что принцесса-то ненастоящая! То есть - дефлорированная.  А значит - врала в лицо. За что и схлопочет,  и огребет... Пусть потом доказывает,  что не верблюд! Пусть!

Лиля звякнула в колокольчик.

- Леон,  будь другом,  вызови ко мне Эрика,  как появится.

- Да он уже здесь,  с утра своих ребят гоняет! Позвать,  ваше сиятельство?

- Зови!

Надо же обеспечить этому Ромео транспорт до верфей Августа? Там парочка пересядет на другой корабль и отправится в Иртон. Или в Ханганат. Лучше даже второе.

Влюбленные, тьфу!

Эрик спокойно согласился ночью взять Лонса на борт с пассажиркой и двумя конями - и дойти до верфей Августа. Лиля послала его к Лонсу,  утрясать вопросы - и расслабилась. Сегодня надо бы быть ко двору, там прибывает ивернейское посольство,  но... неохота!

Одним словом - сачканем. Да и супруг,  наверняка,  там трется, а вот что с ним делать - до сих пор не ясно.... И нечего о всяких гадостях думать! Был бы Джерисон другим - она бы первая ему на шею кинулась. А так... обычный мужчина средних веков и средних мозгов. Не гений,  не дурак, но ведь и ее не примет - вот такую. Увы...

И куда тут ни кинь - всюду клин.

Настроение испортилось - и Лиля решила проехаться в Тараль. Хоть развеется. Да и Лидарх... эх,  рано,  рано отказались в ее мире от коней в качестве транспорта. А ведь они в чем-то лучше машин. В пробках стоять не будут,  в аварию не попадут, существа умные,  так что светофор выучат,  выхлопов никаких,  удобрение можно сразу сгребать на клумбы... да уж что там - люди свои города так засирают,  что даже стадо слонов сильно навоза не добавит. А если уж по престижу... ну будет у губера арабский жеребец,  у его зама - английский,  а у каких-нибудь Мани или Миши - простая лошаденка. И что?

Может,  оно дешевле обойдется? И людям,  и планете?

Эххх, где то время? Уже и не скажешь,  что ты - Аля Скороленок. Лилиан Иртон - и все тут. Только вот ведь беда. Из своего времени ты выпала. А в это до сих пор не вросла. Еще бы года два-три хотя бы... дадут ли?

Лидия Ивернейская смотрела на Лавери.

Красивый город, морем пахнет...

- Сестренка, ты как?

Брат. Старший. Принцессу сопровождали принцы Адриан и Мигель. Сам Бернард решил нее ехать.

- В порядке. Только устала. Мы сейчас....

- к королю. А потом в посольство - отдыхать.

Лидия загрустила. Они, конечно, переночевали рядом со столицей, направили гонца, утром привели себя в порядок - таков этикет. Но все равно ей просто.... Ей ничего не хотелось.

После краха первой любви, после шантажа - да и вообще....

Лидия была неглупа. Она прекрасно понимала, что некрасива. Что проиграет Анелии. Что ее приданное невелико. Что...

Причин было много. И в целом было обидно. Но надо ведь держать хорошую мину при плохой игре.

А неохота...

К королю их сопровождал почетный эскорт. А Лидия незаметно оглядывалась по сторонам.

Красиво.

Пахнет морем, кричат чайки... просто - красиво. Процессия следовала через город. Лидия спряталась и не выглядывала из кареты. Недавно прошел дождь.. так что на улицах было грязновато. А вот королевский дворец был красив. Белый камень, высокие стены, гордо реющие флаги....

Эдоард принял их со всем радушием. Направил почетный эскорт, гвардейцев с обнаженными саблями, трубачей... братья были довольны. Лидии было грустно.

Ее никто не любил. До нее никому нее было дела.

Ей было попросту тоскливо.

Мигель помог сестре выйти из кареты и они пошли за Адрианом, который нес верительные грамоты.

Лидия оглядывалась по сторонам. Дамы и кавалеры стояли и смотрели на нее, группками, то тут, то там. Все в тронный зал не поместились, но всем было любопытно. И люди выглядывали в коридорах.

Лидия была неглупа. И видела отчетливо.

И жалость в глазах женщин, и брезгливое равнодушие в глазах мужчин... она никому тут не нравилась. До нее никому не было дела.

Вот и тронный зал. Герольд. Объявление титулов... Лидия слушала равнодушно.

Цепляли ее - взгляды.

Как ни тверди, что тебе наплевать. Как ни уверяй себя, что ты умнее и сильнее. Как ни подпитывай свою гордость...

А ведь все равно тебя это цепляет. Тебе неприятно. Это как песок - и гранит. Одну песчинку не заметишь. Но когда их десятки, сотни, тысячи - и гранит принимает новую форму. Лидия вздернула подбородок. Но... чему это поможет?

Тусклые волосы, старомодная прическа и платье, грубоватые туфли, холодные манеры... Альдонай, помоги! Пусть все это закончится!

Но куда там...

Лидия выдержала всю процедуру до конца. И Эдоарда, который дружелюбно улыбался, но смотрел с состраданием. И Рика, который поцеловал ей руку, а она смотрела на злорадные ухмылки придворных дам.

Ты можешь быть трижды принцессой, но спать он будет с другими. Ты все равно дурнушка. А если еще и умная... это ужасно.

Глупая может не осознавать происходящего. Умная же...

Лидия прилагала все усилия, чтобы ничего не показать. И ей удалось это - во дворце. А вот в посольстве ее прорвало. Она бросилась на кровать в своих покоях, послала к Мальдонае всех служанок - и наревелась всласть.

Обидно, унизительно, противно!

А когда Рик выберет не ее, они будут злорадствовать! О нет, в лицо ей никто ничего не скажет! Но в глазах будет читаться 'даже титул принцессы такой страшилке не поможет'! Это скажут за глаза, и не раз. И не два.

И сколько ни говори, что Рик тебе не нужен - кто ж поверит? Даже если это трижды правда?

Тошно, Альдонай, как же мне тошно.

***

Тошно было и Лилиан Иртон. Бегать от мужа?

Вот уж чего ей не хотелось. Надоело себя в своем доме чувствовать засланным казачком. Но сегодня, по счастью, Джес был во дворце. Его величество отзывал его почаще на работу.

Надо бы им с Джесом поговорить откровенно, надо. Но Лиля тянула и боялась.

Потом ведь не отыграешь назад.

Лиля механически выполняла обычную работу, занималась с Мирандой, с детьми, с мастерами, проверяла подмастерьев... но сегодня ей было особенно тошно. И она знала - почему.

Лонс Авельс.

Что-то давило, мучило, ложилось тяжестью на сердце...

Что-то было не так.

Анелию она видела и не могла поверить, что эта избалованная жучка поменяет диадему принцессы на простенькое платье жены лэйра. А что тогда?

Ловушка?

Надо бы не пускать Лонса?

Но - как?

Можно оберегать ребенка. А взрослый мужик - как?

Все, что могла Лиля - это дать ему в спутники вирман и попросить Эрика. А что еще сделаешь? Не на цепь же сажать Лонса?

Альдонай, помоги ему....

- Мам, ты нервничаешь?

Миранда. Подошла тихонько, погладила по лицу - Лиля как раз сидела в кресле, и ребенок мог дотянуться.

- переживаю, малышка.

- Из-за чего? Потому что папа вернулся?

- и это тоже. А еще... из-за тебя.

- Почему? - синие глазенки были удивленными.

- Потому что к тебе посватался принц Амир.

- Амир? Ко мне?

- Ну да. Он предложил, что ты будешь его невестой, а потом, лет в пятнадцать выйдешь замуж. Или чуть позже, лет в семнадцать....

Мири задумалась.

- И я уеду в Ханганат?

- Боюсь, что да. Ты сможешь приезжать сюда, но ненадолго.

- а ты со мной поедешь?

Лиля взъерошила девочке волосы.

- Малышка, в этом возрасте я уже буду тебе не нужна. Я буду вязать тебе пинетки и чепчики для детей и передавать их с оказией. Ну и приезжать иногда....

- Мне без тебя будет плохо.

- Мне тоже.

- Мам, а нельзя никак отвертеться?

Лиля вздохнула.

- только один выход.

- Какой?

- Согласиться сейчас, чтобы тебя не выдали замуж за кого-то другого. А потом посмотрим, когда ты повзрослеешь. Амир умный юноша, если ты влюбишься в другого, он тебя отпустит.

- ты думаешь?

- король заинтересован в этом браке.

Миранда совсем не по-детски вздохнула.

- Тогда спорить нельзя. Мама, я боюсь...

- Чего, маленькая?

Миранда забралась женщине на колени, прижалась покрепче...

- Что у меня будет так же, как у тебя. Вы же с папой друг друга не любите....

- Почему ты так решила?

- Ма-ам...

Голос был почти страдальческим. Ну да. Взрослый ребенок, в это время дети рано взрослеют.

- ладно. Ты права. Но у тебя так не будет.

- правда?

- Да. Я твоего папу до свадьбы и не видела ни разу. А у тебя так не будет, обещаю.

Мири прижалась к матери.

- Честное графинское?

- Честное графинское....

- Мам, а давай в нарды сыграем?

- Давай, - согласилась Лиля. Ей было удивительно тоскливо. Почему бы и не нарды? Пока нет известий от Лонса...

***

Лонс Авельс был счастлив. Он скакал за любимой женщиной.

Анелия сегодня будет с ним.

Его жена, его девочка, его любимая...

Она его не бросила, не предала, не разлюбила. Их разлучили обстоятельства, но теперь они будут вместе. Это же замечательно!

Они будут жить, рожать детей, стариться вместе... и лет через десять-пятнадцать все будет вспоминаться с улыбкой...

Анелия, Анелюшка, любимая... как же я соскучился!

И как он благодарен Лилиан Иртон! Если бы не она... никогда бы ничего не было. И его бы уже не было. А теперь все будет хорошо. Они будут счастливы. А будет у них ребенок, девочка - они обязательно назовут ее Лилиан. В честь их спасительницы.

Два викинга из команды Эрика скакали рядом.

Вот и посольство Уэльстера. Старые ворота. Задние, грязные, для золотарей...

- я пойду один, - Лонс спешился, бросил поводья одному из вирман.

Тот пожал плечами.

- Иди. Мы вас здесь подождем.

И Лонс медленно пошел к воротам. М-да.

Грязно, воняет, стоят несколько бочек золотарей... ничего, ему только Анелию дождаться. А запах... на него можно не обращать внимания. Это неважно. Совершенно неважно.

Он еще услышал свист стрелы. И даже успел ощутить боль, когда та пробила грудь. Всхлипнул, упал на колени, с удивлением глядя на оперение, торчащее из груди. А потом увидел лицо Анелии.

Она улыбалась и ждала его. Боль куда-то исчезла - и Лонс побежал по лугу, сбивая, как в детстве головки ромашек.

Вирмане оказались невольными жертвами.

Люди Альтреса Лорта ждали в засаде как бы не с полудня. Они предполагали, что Лонс может явиться за принцессой не один. Чего уж там - кто бы приехал в одиночку на его месте?

Поэтому....

Лонс не знал, что три стрелы свистнули почти одновременно. И шестеро людей спустились с деревьев.

Они сноровисто перехватили каждому умирающему горло от уха до уха, вытащили стрелы из тел и запихнули их в заранее приготовленные бочки.

Сами бочки сегодня оттащат в скалы и сбросят в море. Закапывать долго, а вот набить их камнями - и скатить со скалы - это быстро.

Обыск тоже занял немного времени. Чуть насторожили вирмане, а с другой стороны - этих северных хищников сейчас в столице много. Ативерна с ними задружила. Мог и просто нанять кого-то.

Надо было бы его схватить и допросить, но - негде.

Это тебе не родной Уэльстер, это Ативерна. И посольство тут с местными слугами. А шпионов среди них - каждый третий.

Узнают - будет весьма интересно. Нет, вряд ли они догадаются. Но.... От греха подальше.

Лорт не похвалит, если хоть тень сплетни просочится наружу.

Люди графа работали быстро и сноровисто, но ничего не нашли. Документов как-то в то время не водилось, паспортов и удостоверений личности - тоже.

Лиля хотела выдать своим людям именные бляхи, типа шерифских,  но потом передумала. И правильно.  Теперь ее никто не  смог бы связать с вирманами. Именно с этими вирманами.

Эрик так и не дождался пассажиров. Он прождал всю ночь, а на рассвете отправился  к Лилиан с донесением.

***

Анелия Уэльстерская металась по комнате.

Сегодня...

Неужели...

Альдонай,  как же жутко...

Сегодня она станет вдовой. Если повезет. Звучит просто ужасно. Да,   желать смерти другому человеку нехорошо. Но что ей еще остается? Лонс закрывает ей путь к свободе,  богатству,  короне! И все потому,  что когда-то она имела неоосторожность...

Анелия чуть сморщила носик.

Ну да.

Она была маленькой и глупой девчонкой, едва-едва начавшей осознавать свою силу и власть над мужчинами. У нее едва налились грудки, округлилась фигурка, чуть понизился голос...

Лонс был с ними давно. Очень давно. Уже года три как. Но тот день она помнила особенно четко. Он рассказывал о какой-то глупости,  вроде землеописания, стоял у доски - и вдруг сквозь прореху в затянутом пергаментом окне, ворвался шальной солнечный луч. Осветил его лицо, Лонс улыбнулся - и стал настолько симпатичным,  что стало даже страшно.

Тогда Анелия и решила его заполучить. Ну и еще в пику сестре, которой он тоже понравился.

Как же они хитрили,  как изворачивались... каким это мелким и нелепым кажется сейчас!

Она одержала победу.

Лонс Авельс стал ее законной добычей. И... ей было хорошо с ним. Действительно хорошо. Даже замечательно. Но что он мог ей предложить?

Только свое имя. А лэйра для принцессы - это меньше,  чем ничего. Разве что простая крестьянка стоит ниже?

Но она приняла его предложение. И даже какое-то время была счастлива.

Это-то и царапает разум. Потому и плохо.

Из песни слова не выкинешь. Она его любила. Только вот Лонс и рядом не принц. И не будет.

Нет у них общей судьбы.

Если бы он сам это понял!

Он сам виноват!

И только он! Вот!!!

Зачем ему понадобилось приходить? Зачем возвращаться из мертвых?

Анелия знала ответ,  но гнала его от себя.

Жалкий болван! Как он смел даже подумать о ее любви!?

Фу!

Он заслужил свою судьбу! Туда ему и дорога!

И все же,  при мысли о том,  как они были безыскусно счастливы в старом замке,  на глазах вскипали слезы.

Анелия всхлипнула и бросилась на подушку. Посмотрела на луну.

Уже за полночь.

Все кончено.

Все уже кончено.

Прощай, Лонс.

Прощай,  мой супруг. Теперь я действительно вдова.

***

Эрик явился к Лиле за завтраком. Сегодня она отдыхала от нервного напряжения. Джес остался во дворце на ночь - и женщина перевела дух. Но вирманин....

- Эрик? Что...!?

- Они не пришли.

- КАК?!

- Ни он и она,  ни двое моих ребят.

- Та-ак... а ты...

- я отправил своих людей,   они осмотрели все вокруг,  нашли несколько капель крови,  примятую траву... им повезло. Пока роса не легла...

Лиля кивнула.

- Думаешь...

- уверен. Убийство.

Лиля бросила на стол салфетку. Аппетит пропал намертво.

- Ганц Тримейн. Мне он нужен. Срочно!

***

Ганц как нюхом почуял - явился буквально через полчаса.  Утащил в столовой по дороге пару булочек - и жуя явился к графине в кабинет.

- прошу простить,  ваше сиятельство...

Лиля отмахнулась ии дернула колокольчик. На звон явилась служанка.

- Завтрак лэйру Ганцу. Сюда,  в кабинет.

- ваше сиятельство... - попытался вставить слово оный лэйр. Но кто его слушал?

- И живо!

Лиля молчала,  пока Ганц ел. И только когда он отложил в сторону столовые приборы,  принялась расхаживать по комнате.

- Ваше сиятельство... Лилиан,  что случилось?

И Лиля решилась.

- у меня есть подозрения,  что сегодня ночью убили Лонса Авельса.

- Что?!

Ганц аж подскочил. С Лонсом они сдружились, пару раз выпили вместе,  поболтали,  да и работоспособность Авельса Ганц (сам тот еще трудоголик) успел оценить.

- Да. Его сегодня ждали,  а он не пришел.

- Лилиан?

Ганц видел - женщина не договаривает. Но молчал,  опасаясь спугнуть. И верно. Лиля прошлась по ковру,  постучала пальцами по крышке камина - и решилась.

- Ганц, мы уже храним столько секретов,  что одним больше,  одним меньше...

Тримейн печально усмехнулся.

- главное,  никому об этом не проговориться. Что теперь? Кем был Лонс? Шпионом? Принцем? Незаконным братом Гардвейга?

- Супругом принцессы Анелии.

- ЧТО?!

Лиле удалось удивить Ганца.

- он был сначала учителем юных принцесс. Потом - Анелия его полюбила,  начала клеиться...

- что?

- оказывать ему знаки внимания и добиваться таковых от него.

- Ага....

- он не устоял. Но будучи честным человеком  - женился.

- Но Гардвейгу не признались. И не бежали. Жили тайно?

- тебя это не удивляет?

- Вообще-то Гардвейг мог и голову отрубить. И в монастырь сослать. Запросто.

- Мог бы, - согласилась Лиля,  вспоминая короля. - Еще как мог. Одним словом - было.

- Ага, а закончилось,  когда Анелию выбрали в невесты Рику?

Лиля кивнула.

- Умный вы,  Ганц.

- Убивать пора?

- Нет, повышать.

- так что случилось?

- О них узнали. По словам Лонса - не король. Граф Лорт. Умная гадина...

- точное определение.

- вы о нем знаете?

- глава разведки Гардвейга. Тварь и мразь. Но умный. И брату и стране предан по-собачьи.

- Брату?

- Гардвейг - его молочный брат.

- воо-от оно что...

- Ну да. Граф Лорт застал их...

- Да. Допросил - и приказал убить Лонса.

- И как он выжил?

- На нем решили срубить пару монет и продали в рабство.

- Повезло парню. Вырвался...

- Судя по всему - нет.

- Лилиан?

- ох,  Ганц... Лонс,  когда мне это рассказал,  просил помочь вернуть Анелию.

- куда вы ввязались?!

Лиля впервые видела Ганца в таком состоянии. Он буквально побелел,  как мел. Взлатал из-за стола,  вцепился в ее плечи....

- кто еще знает?! Кто знает о вас!?

- Никто. Лонс молчал. Я тоже...

Ганц отпустил ее и почти упал на стул. Перевел дух.

- Простите,  госпожа...

- Лилиан. Обо мне никто не знал.

- Слава Альдонаю!

Лиля кивнула.

- Не настолько уж я глупа. За такие тайны кровью платят...

- И своей и близких, - мрачно откликнулся Ганц. - Ваше сиятельство,  а что еще вы от меня скрыли? Может,  Лидарх - это зачарованный принц? Я уже во все поверить готов,  ей-ей...

- Лидарх - не принц. Я тоже. Вроде бы это все тайны. А что?

- А вот то. Ваше сиятельство,  уж простите,  но... не умеете вы хранить секреты. И лгать тоже. Так что еще осталось?

Лиля поколебалась. А потом достала из ящика стола простенький пергаментный свиток.

Огнеупорный сейф пока еще готов не был. Но ящик уже сковали и песком набили. Теперь мучились с замком. Лиля принципы не помнила,  хоть убивай...

А идею воплощать нелегко. Тем более - кодового замка.

- Это - письмо Лонса. Написанное им собственноручно. Там полное признание.

Ганц смотрел на свиток,  как на ядовитую змею. Потом взял,  повертел в руках....

- Печать пастера Воплера?

- Да.

- Он - читал?

- Нет. Лонс просто писал при нем. А потом запечатал и отдал запечатать пастеру.

- Ага, вот оно как... Пастер жив останется. Это хорошо.  А что вы собираетесь с этим делать?

Лиля вздохнула.

- не знаю. Ганц,  я хочу,  чтобы ты выяснил,  что с Лонсом и двумя вирманами Эрика. Если они живы, их надо освободить. Если мертвы...

- вы захотите мести?

 - Мести?

Лиля горько усмехнулась.

- Ганц, я так похоже на идиотку?

Ганца так и подмывало ответить, что в некоторых случаях сходство идеально. Промолчал. Но графиня что-то все же заметила. И грустно опустила ресницы.

- Сейчас у нас с Уэльстером мирные отношения. Что будет после обнародования такой свиньи?

Ганц ддаже растерялся.

- Свиньи?

- Письма, в котором будет сказано, что Анелия - порченый товар?

- Скандал, ссора, война...

- Оно - надо?

- Нет.

Мужчина и женщина переглянулись. Оставлять убийство Лонса (если он мертв) без последствий никто не собирался. Но вот как мстить - это на их совести.

- Я проедусь в посольство...

- Люди...

- Обязательно. Один не поеду. Обещаю. И если что-то узнаю, пойму... где они договорились встретиться?

- Я почти ничего не знала. Записку от Анелии Лонс вложил внутрь. Написанную ее рукой.

- Вот как... так где?

- У ворот для золотарей.

Ганц вздохнул.

- Ваше сиятельство, пообещайте мне ничего не предпринимать до моего возвращения?

Лиля пообещала с чистой совестью.

***

Посольство Уэльстера.

Бывал там Ганц. Еще и до приезда уэльстерцев бывал. И ничего удивительного. Работа такая. И ворота он эти знал.

А еще предполагал, почему они выбраны. Да потому, что золотари приходят с утра пораньше. Если там что и случилось - все следы уже затоптали двадцать раз. Но проверить надо.

Увы...

Проверка никаких результатов не дала. Собственно, у ворот все было настолько затоптано и испакощено нечистотами, что там можно было роту солдат прирезать - не поймут.

Не считать же успехами несколько найденных лежанок? Или лежек?

Короче, в этих местах кто-то долго лежал. А зачем?

А это не запрещено. Но судя по свежести примятой травы, можно было догадываться...

Авельс приехал сюда. Здесь его и поджилдали.

Сопровождающие?

Двое вирман?

Нет, сила-то неплохая. Но... на море. А вот на суше... Вытащи акулу на берег?

Вирмане неплохо предназначены для боев, походов, драк, но вот как охрана - ниже среднего. Это просто не их призвание.

М-да...

Скорее всего, Лонс убит. Ганц не считал всех глупее себя. Схватиить? Допросить? Держать где-то?

Ну-ну....

На территории чужого государства, на чужом поле, где в любую минуту могут все обнаружить - и грянет скандал?

Ой ли....

Он бы просто убил. И даже если потом что-то всплывет, нет человека - нет обвинения. Примем как исходную версию? Почему бы нет. Итак, Лонс мертв. И вирмане, скорее всего, тоже.

Есть письмо с полным признанием и даже доказательством. Хотя и плохоньким. А вот кому это донести?

Королю?

Можно. Но.... Насколько он заинтересован в браке? Союзе с Уэльстером?

Не выйдет ли выгоднее прикопать агента и списать все на государственную необходимость? И так уже Ганц слишком много знает. Можно убивать?

Есть в этой шуточке графини доля правды. Как ни печально...

А кому еще?

Гардвейгу?

Смешно!

Ивернейцам?

Надо обдумать. Но это уже пахнет государственной изменой.

А вот если поставить Анелии ловушку, в которую она просто не сможет не попасться? А письмо отдать Ричарду?

Вот тут можно попробовать извернуться. И главное - остаться в стороне. А еще - Ганц совершенно не хотел подставлять графиню. А ведь она тоже предана своим людям. И если в это дело не влезет он - она точно не удержится. А дальше...

Ей-ей, бык в посудной лавке произведет меньше разрушений. И придется им всей компанией удирать в Ханганат. Потому как ближе - достанут.

Хотелось бы обойтись без таких крайностей.

***

Анелия сидела у себя в комнате, когда в дверь постучали. Принцесса вскинула голову, но вошедший почтительно поклонился. Словно и не он грубо тыкал ей пару дней назад.

- Ваше высочество, все улажено.

- Он...

- Да. Теперь уже навсегда.

- Б-благодарю вас...

Анелия еще смогла проводить мужчину. А потом упала на кровать и разревелась. От облегчения? От горя? От тоски?

Альдонай его знает...

Больно! И все тут!

***

- Лидди, вечером мы едем во дворец на бал.

- Мигель...

Лидия посмотрела на брата. Мальчишка. Видит Альдонай - мальчишка.

- Едем. А чему тут радоваться?

- А почему нет? потанцуешь, развлечешься...

Лидия промолчала. Хотя и могла бы сказать, что толку с того бала...

Рик уже выбрал другую. Все происходящее сейчас - это просто дипломатические реверансы. А она... это просто унижение, через которое надо пройти. Она не красавица. Она не богата. И приданое за ней скромное, хоть и принцесса.

И рана у нее в душе до сих пор не зажила. Предательство - штука такая. Болит и болит... и еще лет двадцать болеть будет... тоскливые годы. Одинокие годы... Абы за кого отец ее не отдаст, а там.... А что будет дальше?

Лидия не знала. Хотя нет, что будет на балу - она знала. Злорадные взгляды, смешки, шепоотки... плевать!

Она - Лидия Ивернейская! И всякое быдло ее задевать не должно!

Он - принцесса!

Подбородок поднялся. Лидия была бойцом. Просто не так уж часто ей приходилось драться за себя.

***

Лиля как раз играла с Мирандой в нарды, когда в дом заявился Джерисон Иртон. И наткнулся взглядом на мирную картину. Две женщины, фишки, кубики...

- Марс!

- А я все равно попробую!

- Давай. Не сдавайся. Это правильно. Может, сведешь к проигрышу без марса!

Игроки и не заметили бы графа, если бы не зарычали собаки. Мири повисла у отца на шее.

- Папа приехал!

Лилиан поднялась медленно.

- Ваше сиятельство...

- госпожа графиня, - ответствовал Джес, награждая Миранду поцелуем в нос. - Миранда, иди погуляй.

- А вы с мамой не поссоритесь?

- постараемся. Иди...

- Иди, Мири, и собак забери, - попросила Лиля.

Девочка бросила на нее взгляд и вышла вон. Лиля посмотрела на супруга.

- Итак?

- Госпожа графиня, не настало ли нам время поговорить?

- Если вы так считаете, господин граф, - Лиля фыркнула. Но не сильно...

- Считаю, - честно признался Джес. - по возвращении мне было, откровенно говоря, не до семьи. Дела, отчеты, торговля, гвардия - это заняло достаточно времени. А заодно позволило многое узнать о вас. А еще - не рубить сплеча.

Лиля собралась. Кажется, намечался серьезный разговор?

- Вот как? Кстати, не хотите сока?

- вина нету?

- Не пью. Могу приказать принести.

- не надо. Давайте сок. Кстати, с какой поры вы не пьете вина?

- С момента потери ребенка.

Джес разглядывал супругу из-под ресниц.

Красива. Вот никуда не денешься - красива. Будь она такой на свадьбе, он бы считал себя счастливым. Определенно. И уж точно не подумал бы напиваться. И отсылать ее - тоже.

Высокая, с шикарными формами, но тонкой талией, роскошные золотые волосы, белая кожа, зеленые глаза, легкая улыбка и потрясающее чувство собственного достоинства. И где были его глаза? Женщина казалась спокойной, но стакан чуть звякнул в тонких пальцах. Волнуется. И не напрасно.

- И с того же момента вы начали меняться?

- Скорее приходить в себя после отравления.

- Понятно... Итак, я занялся делами. И узнал о вас много нового и интересного.

Лиля молчала. Приемчик был откровенно детский. Что вы узнали. А вот это, и еще кое-что, объяснитесь? Нет. Промолчу сразу.

Не дождавшись реакции, Джес опять перешел в наступление.

- Скажите, почему вы от меня бегаете?

- Потому что мы до сих пор ни в чем не определились.

- Неужели? Например, вы - моя жена. И это определенность.

- Жена - понятие сложное, - Лиля усмехнулась, подавая супругу бокал. - Ее можно оставить в столице, рядом с собой. Можно отослать в Иртон. Можно вообще убить или развестись.

- Можно.

Одной рукой Джес перехватил бокал, а другой привлек женщину к себе. И почувствовал, как она напряглась всем телом.

- Вы меня боитесь?

Лиля усмехнулась. Покачала головой.

- Не так, как вы думаете.

- то есть?

- Я боюсь тех радостей, которыми могли вас наградитть любовницы.

Джес аж опешил от неожиданности. Но потом вскинул брови.

- Боитесь получить их от меня?

- разумеется.

- Это уже неплохо. То есть вы допускаете между нами супружеские отношения?

- Я допускаю все, - парировала Лиля.

- При первой встрече мне показалось, что ваши последние письма написаны кем-то другим.

- При первой встрече мне показалось, что вы не готовы разговаривать в деловом ключе.

Синий и зеленый взгляды скрестились. Полетели первые искры.

- И что же вы мне предложите в... деловом ключе?

Лиля так и стояла почти нос к носу с супругом. Но отстраняться не собиралась. Кто первый уйдет - тот слабее. Но это не она. Определенно. Позднее можно проявить слабость. Но не сейчас, только не сейчас...

- А чего вы хотите?

Пальцы прошлись по ее шее.

- А вы мне дадите... что я хочу?

- А вы руки мыли, прежде чем их об кружево вытирать?

Джес вскинул брови.

- Частое мытье вредно для здоровья.

- Два пальца не грязь, три - сама отвалится? Любезный, я не сплю со скотным двором.

Джес не разозлился. Дерзость не была большим пороком для красивой женщины.

- А с законным мужем?

- Еще раз повторяю. После того, как буду уверена, что вы ничем меня не наградите.

- Уже неплохо. А как вы видите нашу жизнь?

- А вы?

Джес подобрался.

- отсылать вас в Иртон я не буду. И запрещать что-либо - тоже. Дядюшка.... То есть его величество этого не одобрит.

- Но вы можете сделать мою жизнь намного тяжелее.

- А могу намного легче. Итак?

- Вы не отнимете у меня Миранду?

- Вы знаете о сватовстве?

- Знаю. И я его одобрила. А вы?

- Это не худшая партия. Даже несмотря на веру. Но муж да спасется женой своей.

- книга Альдоная, стих шестнадцатый.

- Именно... Миранда останется с вами. С нами.

- А вот тут сложность. Я писала вам, Лиля высвободила руку и заходила поо комнате. - Сейчас вы для меня - незнакомец. Я для вас - незнакомка. Мы просто не поняли друг друга, но главного это не отменяет. Мы в положении только что поженившихся людей. И сейчас должны приглядеться друг к другу. Иначе...

- Иначе?

- Что-то может задеть вас. Что-то меня. У вас сильный характер и мужчина вы решительный.

- Ты, дорогая.

- Хорошо. Но и я не подарок, - Лиля в задумчивости поигрывала веером. - При столкновении мы оба проиграем.

- Несомненно.

- Поэтму предлагаю назначить период притирки.

- Чего?

- Ну притирания, привыкания друг к другу... вы никогда не ухаживали за женщинами? Сколько вы обхаживали ту же леди Вельс?

- Месяца три.

- Вот. Я прошу меньше. За месяц совместной жизни вы не станете тянуть меня в кровать.

- А других?

Вопрос был задан в шутку, но Лиля притворилась, что ничего не поняла.

- Так, чтобы никто не знал. И попросите Тахира. Пусть осмтрит и вас, и ваших любовниц. Интимные болезни штука сложная. И лечится плохо.

- А вы откуда о них знаете?

- да от него же...

Джерисон сдвинул брови.

- Итак, госпожа графиня, подведем итоги. Мне необходимо ухаживать за собственной женой, так?

- А мне необходимо перечеркнуть все, что было - и посмотреть на свооего мужа с новой стороны, - парировала Лиля.

- И вы хотите это сделать за месяц.

Женщина развела руками.

- я не знаю, как нам еще быть. Поймите, Джерисон, вы симпатичны, достаточно умны, пользуетесь успехом у женщин. Я же... Я обычная женщина. Которой хочется мира и взаимопонимания. А этого у нас нет. Что-то неправильно сделала я. Что-то вы. Но общий язык нам искать надо, чтобы дом не превратился в поле боевых действий.

Джерисон развел руками.

- Хорошо. Давайте попробуем жить вместе. Присмотреться друг к другу,  притереться... попытаемся?

Лиля улыбнулась. Пока еще робко.

- Покои графа заняла Миранда. Но она может переселиться ко мне.

- Не в детскую?

- Мири привыкла,. - Лиля улыбнулась на этот раз от всей души. - И мне приятно с ней заниматься.

- а еще это лишняя защита от нежелательных виззитов по ночам?

В синих глазах блеснула ирония. И Лиля отвветила шуткой на шутку.

- Возможно, со временем вы поменяетесь с Мирандой местами?

Джерисон рассмеялся.

- Ладно. Я согласен. В моем доме вы жить не хотите?

Но спрашивал он больше для проформы. Уже зная про Тараль, про то, сколько графиня делает для государства...

Лиля покачала головой.

- я бы рада. Но мы там просто не поместимся...

- Я прикажу слугам перевезти вещи. Завтра. А сегодня, - в глазах Джеса опять заиграли веселые огни, - предлагаю вам прекратить прятаться от мира.

- Я не прячусь, - обиделась Лиля. И прозвучало настолько по-детски.... Она сама невольно фыркнула.

Смеяться вместе с мужем получалось неплохо. Получится ли все остальное?

- просто у меня много работы.

А еще пропавший Лонс Авельс. И Ганц, который должен вернуться с докладом, и... Но об этом - молчок.

- Но я хочу сегодня пригласить вас на бал. В честь прибытия гостей из Ивернеи.

Лиля мученически вздохнула про себя.

Балы...

Вот уж что ей никогда не нравилось. Но потерпеть придется.

- тогда мне придется уже сейчас начать приводить себя в порядок. Разрешите мне пока откланяться?

Джерисон развел руками.

- Как пожелаете, госпожа графиня.

Лиля вышла из гостиной и направилась в свои покои. Надо выбрать платье, сделать прическу - это надолго...

Джерисон проводил жену взглядом.

За эти дни его много раз кидало из одной крайности в другую. С одной стороны - когда выражали восхищение его женой - он автоматически надувался попугаем. Да, я такой, и жена у меня такая.

С другой же...

Как должен поступать муж, у которого практически не осталось рычагов воздействия на жену? А Джерисону их именно что не оставили. Чувствуешь себя загнанным в угол, разозленным и беспомощным. Разве это понравится?

И Джес тоже оттягивал встречу с женой. И тоже боялся не отыграть потом назад.

Но вроде бы все прошло неплохо?

А месяц воздержания... да еще и осмотр у врача...

Раздражает, да.  Но мужчина должен уметь себя сдерживать. Иначе это не мужчина.

***

На приготовления к балу потребовалось столько времени, что успел вернуться Ганц Тримейн. И застал графиню во всей красе.

Белое платье, летящие зеленые кружева, дорогие изумруды на шее, в ушах, на руках...

Золотые волосы заплетены в сложную косу, которая тоже перевита кружевом и янтарем. Красавица. И другого тут не скажешь.

- Ганц! Наконец-то! - и,  перехватив в зеркале серьезный взгляд. - Девочки,  все выйдите...

Ганц дождался, пока закроется дверь за последней служанкой,  провверил комнату,  заглянул в прилегающую - и вздохнул.

- Ваше сиятельство,  все плохо.

- Насколько?

- Полагаю,  ни Авельса,  ни вирман мы больше не увидим.

- Полагаете?

- Точно сказать никто не может. Но это место было выбрано не зря. Там затопчут что угодно.

- А тела? Если бы их вывозили...

- Телега золотаря. С бочками. Тела в бочки - и по дороге. Никто и не заглянет.

- А потом по этой дороге столько проехали и прошли...

- Именно. Так что...

Лиля кивнула.

- Это плохо. Что будем делать?

- Думать. В любом случае, шлюховатая убийца на троне - не лучший подарок для страны.

Лиля кивнула.

- кто знает,  где выплывут старые грешки и кто еще возьмется за поводок. И что тогда будем делать?

- Пару дней придется подождать.

- а потом?

- А потом я что-нибудь придумаю, Лилиан.

Лиля вздохнула. Было тоскливо и тошно. Она уже теряла близких. И теперь теряет человека,  который стал ее другом,  ее учителем в этом мире... уже потеряла... больно.

На плечо ей опустилась сильная ладонь.

- Вы бы его не удержали.

- Знаю. Но я могла...

- Не могли. Лилиан,  не считайте всех глупее себя. - Дерзость,  да. Но Ганц имел право и не на такое. - Если его ждали сегодня - что произошло бы потом?

- Он бы пришел. Она - нет. Он бы... отправился обратно ко мне!

- И за ним проследили бы. Смерть Лонса - это плохо. Но спас он вас от серьезных бед и проблем.

- Но нас и так можно связать друг с другом...

- Через кого?

- Пастер...

- Печать на бумагах? Я оплавлю ее. Будет видно, что она не вскрыта, но не будет точно видно - чья она. Еще кто?

- Лонс старался не показываться,  не представляться,  скрывался...

- Лонс - имя распространенное. К тому же здесь он отрастил бороду,  да и мало кто мог его узнать. Вы его не упоминали лишний раз?

- Нет.

- Лиилиан,  давно вы знали о его... избраннице?

- Давно. Поэтому он старался скрываться.

- Он-то понимал,  чем ему это грозит. И чем все грозит вам. Нет,  с вами его не свяжут. И это хорошо.

Лиля кивнула. Тут вотчина Ганца. Если он говорит, что это правильно,  значит так и есть.

 - Ганц, скажите, что будет, если узнают про Анелию?

- Скандал...

- Нет! В смысле - если его величество и его высочество...

- Тогда будет проще. Скорее всего помолвка расстроится. А вот далее...

- Что ждет девушку?

- Монастырь.

Лиля прикусила губу. О местных монастырях для женщин она была наслышана. Но...

- Поделом. А как это отразится на наших отношениях с Гардвейгом?

- Вряд ли положительно. Но договориться можно всегда. Особенно если это не афишировать.

- А у него же вроде бы и еще есть дочери?

- Да. Но старшая младше Анелии... да, где-то на два года. Через год как раз будет в брачном возрасте.

Лиля кивнула. Пусть так и будет.

- Когда вы отдадите письмо?

- Сегодня - завтра. А вы...

- А меня муж позвал на бал.

- Желаю вам от души повеселиться, ваше сиятельство.

Лиля скорчила рожицу. Ганц весело улыбнулся в зеркале. Оба отлично знали, что графиня предпочла бы тихий вечер у камина. С дочерью, собаками, книжкой, близкими людьми... Ганц и сам любил такие вечера, когда после ужина в Иртоне, все удалялись в гостиную. И занимались чем хотели. Кто-то читал, кто-то разговаривал, вирманки вязали кружево, Лиля что-то писала, отвлекаясь то на одно, то на другое, пастер спорил с Лейфом, дети играли на медвежьих шкурах со щенками, и все было настолько уютно и спокойно... иногда шумно, иногда весело. Но какое-то внутреннее тепло не покидало его в течение всего вечера. И здесь тоже случались такие вечера, но намного реже. А жаль. Ганц тосковал по ним....

- Надо, ваше сиятельство.

- Надо, - в тон Ганцу вздохнула Лиля.

И поднялась из-за стола.

- Я на вас очень надеюсь.

***

Джес знал, что его жена - красивая женщина. Но чтобы настолько?

По лестнице к нему спускалось прекрасное видение. Роскошные формы, длинные волосы, загадочные зеленые глаза, платье, стоящее безумных денег...

Мужчина невольно склонился в поклоне.

- Лилиан, вы прелестны.

Лиля ответила наклонением головы.

- Позвольте...

В руках Джеса показался небольшой мешочек и из него появился браслет с изумрудами. Не такой тяжелый и массивный, как графский. Нет, это был легкий и изящный ободок, украшенный мелкой россыпью камней и жемчугом.

Лиля протянула свободное запястье, и Джес застегнул ей браслет. А потом коснулся губами надушенной кожи в долгом поцелуе.

- Благодарю за подарок, супруг мой.

- Они такие же, как ваши глаза...

- Вы мне льстите.

- Нет, я льщу изумрудам.

Лиля позволила накинуть себе на плечи плащ, позволила подсадить себя в карету - и даже улыбнулась Джесу. Граф собирался туда ехать верхом. А оттуда - будет видно.

Но сейчас Джес не хотел спугнуть добычу. И плевать, что это - его жена. Принуждение не доставляет никакого удовольствия... ну почему она не выглядела так на свадьбе?!

***

Балы, красавицы, лакеи, юнкера, и вальсы Шуберта, и хруст французской булки...

Эххх...

Если где-то это и было - там все было романтично. Красавицы не ловили на себе блох, рыцари не чесали... половые органы, собаки не бродили под ногами, музыка не раздражала своей нестройностью...

С другой стороны, Лиля просто была на взводе. Она отлично понимала, что в другой момент рассматривала бы здесь все, как веселое приключение. Комнату ужасов или комнату смеха. Но сейчас... когда топаешь ты под ручку с благородным графом, приветствуешь всех, вас приветствуют, а за спиной шепчутся. Помирились? Переспали? Он теперь смирится с ее неженской профессией? Она станет терпеть его измены?

А ведь шепчутся. Лиля могла бы перечислить всех дам, с которыми у ее супруга что-то было. И не сильно бы ошиблась, каждая норовила состроить глазки коснуться рукава, а то и записочку подсунуть или платок уронить... козы драные!

Хотя... раньше-то ее тут никто не видел. И если Джес изменял тогда - что ему мешает это делать сейчас?

Ее ведь считают такой же, как и до свадьбы. И гадают - какой у нее недостаток, что муж запер ее в имении и принялся наставлять жене рога.

Женщина кипела, но вида не показывала. Вежливо побеседовала с королем о состоянии здоровья, сделала реверанс перед Гардвейгом - у того нога чуть прошла, ну, во всяком случае, так сильно не болела, так что мужчина был в хорошем настроении. Он отослал Джеса потанцевать с принцессой, а сам пригласил Лилиан присесть рядом и побеседовать.

Хотя ему еще было лечиться и лечиться, а не по балам бы ходить и не по дорогам раскатывать. О чем Лиля и сообщила со всеми возможными расшаркиваниями и извинениями.

Король в ответ заметил, что если поможет - он всегда готов. Потому что долго с такими язвами не живут.

И Лиля, в принципе, понимала - почему.

Что бы ни было в исходниках у таких язв, лечить их здесь не очень-то умели. До концепции микробов еще не додумались. Зато отлично понимали, что от таких язв происходит 'горение крови'.

И неудивительно.

Рано или поздно лекарь-дурак заносил грязь в рану. Начиналось воспаление, которое лечили - в зависимости от везения пациента. Могли и клизмой. А там...

Заражение крови, гангрена, смерть....

Сейчас Лиля намерена была это исключить. Да и болевой симптом удалось приглушить. Тахир серьезно занимался язвой и Гардвейг ощущал себя чуть получше. И даже соизволил выразить Лиле свое благоволение. Мол, приезжайте к нам в посольство, будем рады видеть вас. Да и в Уэльстер можете. И вообще вы с супругом красивая пара.

Джерисон передал принцессу кому-то другому и исчез. Лиля даже не обратила на него внимания. Эка невидаль - муж удрал.

Туда и дорога. Женщина вежливо улыбнулась Гардвейгу. Эх, ей бы лет на двадцать больше, да встретились бы они пораньше... потрясающее обаяние личности. И знаешь, что развод у него через плаху, а все равно - хорош!

Впрочем, минут через пять ее от Гардвейга увел один из немногих,  кто имел право. Принц Амир Гулим.

- Его величество согласился на наш с Мирандой брак.

- Я рада за вас.

- И ваш супруг тоже.

Лиля улыбнулась. Вот так. Миранда  уже почти не ее. А что будет дальше?

С чем останется она, приняв Джерисона?

С красивой картинкой? Звучало откровенно тоскливо...

***

- Ну наконец-то!

- Рик, я тебя с женой хочу познакомить.

- Познакомь. А то скоро своей обзаведусь, а с твоей пока еще не знаком.

- А при чем одно к другому?

- А вдруг я тебе рога захочу наставить?

Рик подсмеивался, но Джес сверкнул глазами.

- Поосторожнее!

Принц заинтересованно взглянул на друга.

- Ревнуешь?

- Охраняю...

- не надо. От меня - не надо.

- А от кого - надо?

- Да тут каждый третий на нее косится!

- А, тогда вы квиты. Вот, посмотри на Тисию. Она сейчас из платья выпрыгнет, только бы ты взглянул.

Джес взглянул. Миниатюрная брюнетка действительно готова была на все.  Но прежних эмоций уже не вызывала. Он думал,  что ему нравятся худощавые невысокие брюнетки?

Нет.

Ему нравятся высокие пышные блондинки.

- Да ну ее... У тебя как?

- Сегодня сообщу Анелии, что буду просить ее руки у Гардвейга.

- Лидия точно побоку?

- Джес,  сам понимаешь. Уэльстер - сосед. Приданое,  опять же, мирные отношения... ну и наконец - ты с этой воблой в постель лечь сможешь?

Джес покачал головой,  вспоминая Лидию.

- Мне и своей коровы хватило.

- С коровой ты обманулся.

- Боишься,  что тоже обманешься?

- Боюсь. Но и выбора у меня,  фактически,  нет. Поэтому - Анелия.

- и да поможет тебе Альдонай. Пойдем,  я тебя познакомлю с Лилиан?

- Пойдем... где она?

Джес завертел головой по залу,  выискивая белое платье... и наткнулся на него - рядом с принцессами. Анжелина и Джолиэтт,  по-взрослому нарядные и в роскошных драгоценностях,  разговаривали с его супругой. Лилиан весело отвечала им,  смеялась,  девочки хихикали... и  вся троица явно чувствовала себя отлично.

- С твоими сестренками.

- Так идем. Кстати - пригласи малявок потанцевать,  им приятно будет.

- приглашу.

***

- Ваше высочество Анжелина,  ваше высочество Джолиэтт...

Джес склонился перед принцессами. А перед Лилиан кланялся высокий блондин в белом и золотом.

- госпожа графиня,  позвольте представиться. Ричард. Давний друг вашего супруга.

Лиля едва не фыркнула. Тоненькая диадема в золотых волосах собеседника отчетливо говорила о его статусе. Очень захотелось спросить что-нибудь ехидное,  но женщина сдержалась могучим усилием воли.

- Рада знакомству,  ваше высочество.

- Я тоже,  графиня.

Джес светски улыбнулся - и пригласил на танец Анжелину. Какой-то герцог пригласил Джолиэтт - и Лиля осталась один на один с принцем.

М-да.

Ожившая девичья мечта.

Отличная фигура, золотые волосы,  серые глаза, одухотворенное лицо... бери и расползайся в лужицу мороженого.

Ага,  сейчас. Вот только шнурки поглажу. Чисто из упрямства, Лиля разглядывала принца дальше. Красивый мальчик, да. Но... один такой уже есть. А они с Джесом хорошо смотрятся. Позитив и негатив. Играют на контрасте?

- О чем вы думаете,  графиня?

- Вы неплохо смотритесь вместе с моим мужем,  ваше высочество, - Лиля и не подумала смутиться. - Девушки млеют?

Ричард аж опешил от такой откровенности. Но Лиля смотрела спокойно.

Сложно сказать - чего в ее словах было больше  - наглости или расчета. Но ей надо было переломить впечатление, которое о ней создал Джес - это первое. Стать другом,  а не женщиной - это второе. Приучить парня к своей эксцентричности. Это третье и главное.

Лиля прекрасно понимала - она более чем оригинальна. Но если Эдоард и Гардвейг терпят ее из-за лечения,  то Рику оно пока не требуется. А ей нужно прикрытие. И в лице будущего короля - тоже. И Лиля чуть отыграла назад.

- Прошу простить мою дерзость, ваше высочество. Когда постоянно общаешься только с книгами,  потом очень сложно разговаривать с людьми.

- Вы любите читать?

Серые глаза вспыхнули интересом.

- средь оплывших свечей и вечерних молитв,  средь военных трофеев и мирных костров, жили книжные дети,  не знавшие битв,  изнывая от мелких своих катастроф...

Ричард насторожил уши.

- Это стихи?

- да,  ваше высочество.

- Я никогда не читал таких...

- Хотите,  я прочитаю по памяти?

Ричард хотел. И Лиля прочитала. Про книжных детей, про любовь,  еще кое о чем.... Что делать,  если ее знакомая по общаге обожала Высоцкого во всех видах?

Потом кое-что прочитал Ричард,  потом они немного поспорили о ритме... минут через десять Джес таки растащил их и невежливо показал принцу на заброшенных принцесс.

Рик сверкнул глазами,  но долг вежливости... А Джес занялся женой.

- Вы нашли общий язык с принцем...

- Он тоже любит читать.

- он вам понравился?

Лиля взглянула на супруга. Сердится? Ревнует? Но лучше успокоить сразу.

- Как мужчина он мне безразличен.

Джес взглянул пристально. Но Лиля не лгала - и он чуть успокоился.

- Я вам привез в подарок кое-какие свитки... завтра привезу.

- Какие?

- Посмотрите,  узнаете...

Свитки джес намеревался выпросить у кузена. Поскольку приготовленные им подарки для Лилиан просто были.... Некондиционными. Не дарить же ей вещи,  которых  у нее и так полно?

***

Нельзя сказать, что Анелия была жестокой или злой. Но увидев Лидию, она не удержалась от злорадного взгляда. Да уж, эта бледная высоченная моль рядом с ней выглядела просто жалко.

Лидия тоже смерила принцессу-конкурентку взглядом, но получилось у нее хуже. И намного. Как ни повторяй себе, что душа у тебя прекрасная и ум - главное твое достоинство, Лидия отлично понимала, что проигрывает Анелии. И это ее коробило. А та развлекалась изо всех сил. Танцевала, смеялась, да и

Рик уже два раза танцевал с Анелией, а с Лидией - ни разу. Предпочтения принца были всем ясны, поэтому вокруг Анелии вился хоровод придворных, а Лидия одна стояла в стороне. Братьев - и тех отвлекли какие-то вертихвостки. А что, принцы - товар штучный.

Но Лидия справилась бы, если бы Анелия не решила чуть-чуть утвердиться за счет соперницы.

- Милая Лидия, а вы все одна? - заворковала она, подбираясь поближе, в промежутке между двумя танцами. И сделала знак одному из придворных. - Принесите мне вина, я устала... - и уже опять Лидии. - Столько танцевала, ноги гудят. Наверное, туфельки до дыр затанцую, как девочка из сказки. А вы не танцуете?

- Не хочу, - коротко ответила Лидия.

- я обязательно попеняю Рику, что он вас вовсе не приглашает. Есть же законы гостеприимства, хозяин обязан...

- Хозяин здесь - его отец. Его величество Эдоард.

Вроде бы и послать Анелию к Мальдонае было невежливо. Она же не грубит. Но и терпеть тоже... никаких сил не хватало.

- Ну так потом же будем мы с Риком...

- вы так уверены в его выборе? - Лидия боролась из последних сил.

- он мне сам сказал. Да и неудивительно. Я молодая, красивая, с богатым приданным...

А в глазах так и читается - а ты - старая крыса, за которой и не дадут ничего толком.

И Лидия не выдержала.

- Извините. Мне надо поправить чулок. Подвязка развязалась.

Скользнула за портьеру и ринулась хоть куда-нибудь. Найти покои - и выплакаться! Сил нет! Альдонай, лишь бы никто не помешал!!!

Анелия проводила соперницу торжествующим взором - и вскоре забыла о ней. Потому что к ней направлялся Ричард.

Может быть, сегодня он сделает ей предложение?

Скорее бы...

***

Ричард действительно успел отдохнуть за беседой с графиней Иртон - и теперь намеревался опять уделить время своей будущей жене. А почему нет?

Симпатичная, веселая, чуть глуповата, но разве это важно? Умные женщины - это хорошо. Но отдыхать от них тоже надо.

А Лилиан решила отдохнуть от бесед. Да и мужа своего ей видеть пока не хотелось. По ходу дела, после беседы с Риком, она чуть получше разобралась в своем супруге. Мальчик-мажор. Только с поправкой на средние века. Увы...

От папы - дело. От короля - чувство вины и опека. От баб - восторги, от друзей - полное понимание, ибо сами такие же. Разве что Рик чуть посерьезнее, но не намного. Ему просто фехтование и прочие турнирные радости плохо даются, вот и ударился в книги. Да и отец его воспитывал, а не только баловал. Неплохой сам по себе парень получился. Но искренне считает, что все для него. Сказать-то умные слова он может. А вот почувствовать их, осознать, чтобы они в душе сами выросли... ну да на тронах и поглупее сидели. Ничего страшного, поднахватается.

Главное - найти общий язык. Но с Джесом надо будет соблюдать паритет. С Риком они друзья,  бортанешь одного - обидишь второго.

Лииля вздохнула. И как только Джеса отвлекла какая-то дама,  тихо скользнула в какой-то коридор.

Хотя бы чуть передохнуть от шуума и гама. И вони тоже...

***

Скользнуть по коридору, свернуть в другой, подергать двери комнат - где-нибудь бы отдохнуть! Хоть присесть ненадолго... устала. Хочу тишины!

Наконец одна из дверей поддалась. Лиля хотела было зайти внутрь и отдохнуть,  но...

Из дальнего конца коридора доносились рыдания. Кто-то плакал. Отчаянно и безнадежно, просто сердце разрывалось.

Нет,  ну что тебе там надо? Кто тебе там рад будет? Не лезь затычкой в каждую бочку,  идиотка!

Лиля обругала себя еще раз для верности - и отправилась на поиски 'страдальца'.

Это оказалась женщина в простом белом платье. Она лежала лицом вниз на кровати и ревела так,  что сердце заходилось. Кажется,  у нее уже не оставалось никакой радости в жизни,  никакой надежды...

Лиля присела рядом. Коснулась плеча...

- Помощь нужна?

- Уйди! - рявкнула женщина не поворачиваясь. Лиля погладила ее по мягким волосам.

- Еще раз спрашиваю - помощь нужна?

Лидия, а это была именно она,  обернулась. Сверкнула глазами. Неизвестно,  кого она ожидала увидеть перед собой, но уж точно не высокую блондинку,  смотрящую на нее со спокойным интересом. Так вот получилось. Лиля не присутствовала при представлении Лидии,  она ее вообще в первый раз видела. Бриллианты на тонком девичьем браслете были скрыты манжетами платья, а в остальном - девушка и девушка. Симпатичная. Хотя здесь и не станет пользоваться спросом.

Лиля быстро оценила незнакомку с точки зрения внешности.

Волосы. Пепельно-русые. Кто-то скажет  - пепельный,  кто-то - мышиный.

Глаза - серые. Достаточно большие,  но брови надо подкрашивать. а то они почти бесцветные и лицо расплывается. Подбородок тяжеловат,  а лицо чуть длинновато,  но это корректируется косметикой и прической.

Фигура тоже на уровне. Здесь ценятся пышки, а это - почти модель. Классическая вешалка. Но это ведь как подать...

Лиля протянула незнакомке платок.

- Высморкаешься? Или помочь?

Лидия,  слегка ошалев, тряхнула головой.

- Вы кто?

- Лилиан. А ты?

- Л-лидия...

- И чего ревем, Лидия?

Между делом Лиля ловко,  почти как с Мирандой,  вытерла девушке слезы и ухватила ее за нос.

- Ну-ка,  выдох носом! Сможешь?

Вконец утратившая ощущение реальности Лидия высморкалась - и посмотрела на незнакомку.

- В-вы... почему т-так...

- Ну так вот, - спокойно объяснила Лиля. - у меня дочь немногим младше. Не обижаешься, что я так,  без титулов?

Лидия мотнула головой.

- Н-нет...

В другое время она никогда не позволила бы ничего подобного. Она бы обрушила на негодяйку громы и молнии. Она бы ее...

Но - в другое время и в другом месте.

А вот когда тебе плохо, когда больно и тошно,  когда кругом враги и даже некому пожаловаться,  когда душа просто срывается, когда кричишь от боли и тоски...

Любой,  кто бескорыстно поддержит тебя в эту минуту,  получит твою благодарность. Просто так. потому что ты понимаешь,  что не одинок в этом мире.

В другое время и Лиля не полезла бы к принцессе. Но сейчас...

У нее самой было состояние стресса. И рыдающая девчонка показалась подругой по несчастью. Утешить - прорезалось основным инстинктом. А что принцесса - так на ней не написано. Может, баронесса, может, лэйра...

- Жаль, водички с собой нет. Тебе бы сейчас попить и умыться.

- М-мне п-посидеть чтобы никто не беспокоил...

Лидия от шока начала заикаться.

- мне уйти? - тут же уточнила Лиля. Навязываться она не собиралась.

- Н-нет... - Лидия уже поняла, что осталась одна - и это не к добру. Репутация наше все. А тут женщина, которая явно неплохо к ней отнеслась, проявила участие, пожалела...

- Тогда останусь. Как тебя зовут?

- Лидия. А вы...

- Лиля. И обращайся на ты, что ли?

Лидия кивнула. Что она поняла - эта женщина просто ее не знает. И повернула кольцо на пальце гербом к ладони.

Вот и пусть дальше не знает. Тем более - не простая служанка. Графиня. Для чести нет ничего зазорного в том, что графиня и принцесса изволили побеседовать. Благо, никто не слышит.

Минут пятнадцать у женщин ушло на приведение Лидии в порядок. Лиля кое-как уложила ей растрепанные волосы и даже попробовала припудрить лицо. Потом покачала головой - мол, тут мало что сделаешь... ну хоть что-то.

Попутно Лиля пожаловалась на балы, которые ей жутко не нравились. И нашла с Лидией общую тему. Той тоже не нравились балы. Принцесса, к тому же, пожаловалась на жениха, который вроде бы и не жених и уделяет внимание сопернице... а ей хоть бы немного, из вежливости.

Лиля посочувствовала. Ну а какие извечные женские темы?

Тряпки, косметика, мужчины. Вот они и обсуждались следующие минут двадцать. Лидия жаловалась. Лиля ее утешала.

Лиля жаловалась. Лидия ей сочувствовала.

- Почему всем важна только внешность?

- потому что по одежке встречают.

- Но будь я красивой - я все равно не изменюсь! И альдоны говорят, что душа - самое важное.

- все правильно. Но сначала смотрят на обертку.

- Это несправедливо...

- Это жизнь. Есть такая история...

История была проста. Жила когда-то принцесса. Красивая, умная, добрая, так ее и прозвали - мол, наше солнышко. Ну так, жизнь идет. Надо замуж выходить. Посватались женихи. Один красавец писанный, второй вояка лихой, третий богач, четвертый калека, но тоже принц. Мучается девушка, не знает, кого выбрать. А все с ней ласковы, все приветливы... тут нянька и подсказала.

На следующий день оделась принцесса в лохмотья, лицо как могла измазала, волосы убрала - и принялась милостыньку просить у ворот дворца.

Кто подает, кто ругает... красавец мимо проехал, как на грязь посмотрел, вояка чуть конем не стоптал, богач плетью вытянуть хотел, калека монетку подал и говорит - ты, мол, приходи сегодня. Место служанки тебе найдем. Не дело это - побираться.

За него и замуж пошла принцесса. И не пожалела ни разу. Остальные-то были добры к знатной да красивой, а этот ко всем людям.

Лидия сначала не поняла, к чему это. А потом Лиля принялась объяснять.

- Сказка ложь, да в ней намек. Вот смотри. Если только один из четырех в душу заглянул - повезло. Но таких - единицы. А тех, кто на обертку смотрит гораздо больше.

- Т-так...

- А если у человека не хватит ума вглубь заглянуть - зачем тебе такой нужен?

- Н-но...

- Вот подумай сама. Это не жизнь будет, это мучение. Ну, выйдешь ты за него замуж, утрешь нос сопернице. Одной. А остальных вилами гонять всю жизнь будешь? Да лучше отдать ей это сокровище - и порадоваться. Пусть она с ним и мучается всю жизнь.

- Но как-то...

- Хочется, чтобы он у твоих ног ползал, а ты его гордо отвергла и ушла? А вот это - некрасиво. Оставь парню хотя бы иллюзии. А несчастным он и сам себя успешно сделает.

В итоге, когда в дверь заглянул принц Мигель, всюду разыскивающий сестренку, он обнаружил двух абсолютно довольных собой и жизнью дам. Правда, у одной из них нос был еще слегка красноватым, но улыбка уже была вполне довольной. Они прикидывали, какие фасоны причесок пойдут Лидии и договаривались о визите Лилиан с модистками. Лидия была все-таки женщиной, а выглядеть хорошо и недорого - разве это не мечта?

- Лидия, ты здесь? А мы тебя ищем.

- А мы тут заговорились, - Лидия была абсолютно спокойна и весела. - Мигель, знакомься. Моя подруга. Графиня Иртон.

Лиля сделала реверанс.

- а это мой брат. Его высочество Мигель Ивернейский.

Сказать, что Лиля ощутила себя дурой?

Это почти что промолчать. Ощутила. Но видя веселые искорки в глазах Лидии, только склонилась в реверансе, признавая свое поражение. Лихо вы меня сделали, ваше высочество.

Подруги быстро договорились о визите Лилиан и распрощались. Графиня выскользнула в зал - и ее тут же перехватил Александр Фалион.

- Лилиан, рад вас видеть. Я скучал. Потанцуем?

Лиля кивнула, и маркиз закружил ее в танце.

- Вы здесь с мужем?

- Да.

- примирение семьи?

Лиля сдвинула брови. А вот это касалось только ее и Джеса. Но... ладно уж.

- Все в воле Альдоная.

Фалион помрачнел. Но намек понял и в чужую жизнь не лез. Танец они протанцевали честь честью, а там и Джес вернулся. И решил представить ее Анелии. Хорошо хоть отвертеться удалось. А то Лиля за себя не ручалась.

Остальное все было вполне на уровне. И поездка в карете. И комплименты - заезженные, но ведь старался, говорил. И даже поцелуй руки перед расставанием...

Лиля прошла к себе, привычно спихнула с кровати собак, поправила одеяло на Миранде, подвинула мангустов и улеглась.

И тут же выключилась.

Сил уже ни на что не оставалось.

***

Его высочество Ричард Ативернский ложился еще позже Лилиан. Но по уважительной причине. А именно - небольшой такой свиток на столике у кровати.

Его высочеству лично.

Важно.

Рик пожал плечами и кликнул слугу.

- Кто не входил в спальню?

- Никого. Ваше величество.

- а это из воздуха вылезло?

Допрос слуги показал, что да-с. Отлучался. По большой нужде. Вот в то время видимо и...

Ричард пожал плечами. И в наказание предложил слуге распечатать свиток. Вдруг отравлено? Что тот и сделал. Подождал пару минут - и вышел вон. А Ричард побежал глазами по строчкам.

Сначала нахмурился.

Потом сжал кулаки и едва не запустил свитком в стену. Но сдержался.

Дочитал, осторожно положил рядом на стол... посидел несколько минут на кровати.

Твари, суки, сволочи!!!

Четвертовать мало!

Анонимка. И препоганая. Вранье?

Конечно!

Или - нет?

Ричард сделал пару глотков вина из бутылки, подождал минут пятнадцать. Перечитал. И был вынужден признать, что если это и вранье, то уж очень похожее на правду.

Неизвестный - хотя почему неизвестный? Шевалье Лонс Авельс описывал свою жизнь, свои отношения с Анелией Уэльстерской, свое похищение, свое прибытие в столицу, встречу с супругой - и писал, что ежели его убьют, то письмо это окажется на столе у Эдоарда. А там уж все в воле Альдоная. Мол, допускать войны нельзя. Но и сажать такое на трон...

Ричард дураком не был. И написанное звучало чрезвычайно убедительно. Был подробно описан замок, в котором воспитывалась Анелия, перечислено все, что имело к ней отношение, вплоть до личных примет - двух родинок на теле. На животе и на бедре. Пастер, который их венчал, похитители... да все. Единственное, о чем мало распространялся Лонс Авельс - это как ему удалось выжить и добраться до Ативерны. Но и этому он давал объяснение. Писал, что его хозяин не в курсе - и он, шевалье, ни в коем случае не хотел бы поставить под подозрение достойного человека.

Такое быть могло. Еще как.

А вот что делать ему?

Проще всего было подождать до утра. А там уж...

Сложнее всего - ждать. И Рик не выдержал. Он сунул свиток за пазуху и через десять минут уже стучался в двери отцовских покоев.

Открыл ему личный камердинер отца.

- спит?

- нет пока. А...

- Спроси - можно мне?

Ричард не церемонился со стариком. Но это было не пренебрежение или унижение, нет. Скорее принц ценил мужчину, который посвятил всю жизнь короне. И обращался с ним, как с дальним-дальним родственником. Вроде бы и тепло, но дистанция держится.

Камердинер скрылся ненадолго в покоях. А потом появился и пригласил Ричарда войти.

Спальня отца совсем не изменилась. Разве что добавился новый запах. Свежести? Мяты...

Ричард был даже удивлен. Все выскоблено, вычищено, выстирано, в вазах пучки мяты и каких-то еще душистых растений... приятно.

Эдоард полулежал в постели. А Тахир как раз растирал королевские ноги. Все-таки тяжело его величеству пока давались балы.

- Что случилось, сын?

- Вот, - коротко объяснил Ричард. И протянул свиток.

Эдоард сдвинул брови и принялся читать. Сначала быстро, потом все медленнее и медленнее. Потом свернул все обратно и задумался. Жестом отпустил лекаря.

- Думаешь - правда?

Рик пожал плечами.

- не знаю, что и думать. Но похоже.

- Ты ничего не замечал?

- Даже если что-то и было - тогда в глаза не бросилось, а задним числом думать... тут такого навоображаешь.

- Это верно. Ты в нее не влюблен, так?

Ричард кивнул.

- Это хорошо. Но и в Лидию...

- только не эта!

Эдоард смотрел серьезно и грустно.

- Вот и давай подумаем. Лидия нам не подходит. Это уже решено. Анелия же... как теперь выясняется - тоже не подходит. И остаемся мы на пустом месте...

- Но...

- Если это письмо правда - Анелия твоей женой быть не может. И дело не в том, что она была замужем, сам понимаешь.

- а в том, что она предала одного, предаст и второго.

- и является замечательным объектом для шантажа. Знаешь, я и сам не без греха. Но ни Имоджин, ни Джесси никогда бы...

- Знаю.

- Да и с Гардвейгом ссориться нежелательно.

- а может, и не надо, - пожал плечами Ричард. - Знаешь, я как-то в брачные сети не рвусь. Подождать пару лет, а там у него еще дочка подрастет. А пока заключить помолвку, да и если это правда - Гардвейг присматривать за дочерью будет пуще орла...

- Хм-м...

Эдоард задумался. Выход был вполне достойным. Только вот...

- а как тогда отделаться от Лидии? Бернард понял бы, предпочти ты Анелию. Но вот так...

- Пока не знаю. Но точно знаю, что на этой мыши я жениться не хочу. Да и толку с нее...

- она неглупа.

- Это верно. Но в приданное она толком ничего не принесет. Ивернея от нас дальше Уэльстера, да и с Гардвейгом отношения испортим...

- Надо завтра это все проверить.

- как?

- Договорюсь с Гардвейгом о встрече. И покажу ему письмо. Если это правда - плохо. А если нет... любая повитуха установит - девица твоя Анелия или нет. Но на всякий случай соберем нескольких...

- Но если нет - думаешь, она могла бы меня обмануть?

Эдоард криво усмехнулся.

- Сын, девственность подделать несложно. Крики, куриная кровь... меня так пару раз пытались провести. Могло и с тобой пройти.

- Может быть. Не стану зарекаться. Итак - разговор с Гардвейгом, комиссия - и ждем?

- пока - да. И подумай, как можно отвязаться от Лидии.

- Хорошо.

- а я прикажу проверить это письмо своим людям. Правда - завтра с утра.

- Договорились.

Ричард оставил свиток у отца и отправился к себе. Но заснуть еще долго не мог. Неприятное было ощущение...

***

На этот раз задание выяснить все дали не Ганцу, а одному из его знакомых. И королевский представитель принялся рыть землю.

Итак - шевалье Авельс. Первым делом узнать о нем в Уэльстере. Навести справки о пастере, который венчал их с Авельсом. Одно-то имя точно было правильным. Граф Альтрес Лорт.

Все, кто имел дело с секретами короны, знали, что граф - начальник тайной службы Гардвейга. То есть - самая подходящая кандидатура. Но лезть к нему с вопросами - это если жизнь не дорога.

А здесь...

В Ативерне что-либо проверить было сложно. Шевалье Авельс не упомянул, где он жил, где работал, откуда приехал - вообще без имен. Поэтому найти его следы было просто нереально.

Анелия же...

Пойти с другой стороны?

Встречались на балу?

Да, безусловно. Такое могло быть. Ибо королевский бал - это та еще неразбериха. С одной стороны, многое регламентировано. С другой - если человек хочет уйти из-под наблюдения, он это сделает. Это несложно при определенных навыках. Отсылаешь одного туда, второго сюда, идешь поправить чулки - и растворяешься в дворцовых коридорах, комнатах, парке...

Технически такое возможно.

Практически... а почему - нет?

Но окончательное суждение можно будет вынести только после получения сведений из Уэльстера. Или - после разговора с Гардвейгом.

***

После вчерашнего Лиля даже не представляла, как держаться с Лидией. Но принцесса разрешила все сомнения сама, пожаловав в гости без лишних церемоний.

- Я тут в гостях, поэтому можно немного нарушить протокол, - объяснила она.

Ну, нарушить, так нарушить, как скажете. Сначала женщины чуть дичились, вспоминая вчерашнее, но потом немного оттаяли. Лидия похвалила безе, Лиля сделала комплимент волосам принцессы, Мигель, поехавший с сестрой, восхитился вирманскими сторожевыми, слово за слово - и лед постепенно подтаял.

Женщины могут стать подругами. Если им не приходится ничего делить. А в паре Лилиан - Лидия так и было. Они не были соперницами. Лилиан была замужем, Лидия собиралась обратно в Ивернею... и поскольку была умна - решила взять все возможное от визита. Лиля это понимала, но почему бы не воспользоваться случаем? И не прорекламировать себя в Ивернее?

Слово за слово, Лиля обмолвилась, что принцесса могла бы стать очаровательной, Лидия чуть надулась, но Лиля предложила ей попробовать. Мигель махнул рукой - мол, давай, сестренка, если хочется - нам спешить некуда и принялся общаться с вирманами на тему собак. А Лиля утащила принцессу к Марсии и девушкам. И занялась ей всерьез. Хотя Лидия в результат не верила. Но и спорить не собиралась. Слишком сильно отозвалось вчерашнее.

Да, она проиграет Ричарда. Но хотя бы не с разгромным счетом!

До стационарного окрашивания бровей здесь еще не додумались. А басмой этот вопрос решался очень быстро. Темные брови сделали лицо Лидии чуть выразительнее, платье, сметанное на живую нитку... розовое, да! Но Лидии этот цвет шел, оживляя бледную кожу и оттеняя пепельные волосы, правильная прическа - никаких зачесов назад и валиков, все очень естественно, косая челка и несколько выпущенных на свободу локонов, сандалии на каблучках...

И Лидия в шоке уставилась на девушку в зеркале.

Отец никогда не позволит...

Стыд какой...

А ведь она - красивая!

Да-да. Именно такая девушка и отражалась в зеркале. Высокая, с великолепной осанкой, пепельные локоны небрежно выпущены из-под розового кружева, брови изумленно вскинуты - и видно, что они есть и они красивые, глаза сверкают из-под подтемненных ресниц, кожа вовсе даже не тусклая, платье цвета увядшего шиповника подчеркивает маленькую, но высокую грудь и тонкую талию. И удачно маскирует узкие бедра. Зато сразу понятно, что ноги у нее длинные и стройные.

А подкрашенные губы блестят розовым (слава Ханганату), и подбородок вроде бы не такой массивный... и вовсе ее не портит.

- Это - я?!

Лиля усмехнулась, появляясь в зеркале.

- А есть сомнения, ваше высочество?

Сомнений не было. Было только восхищение.

- н-но как...

- А так вот. Сейчас предлагаю сходить, показаться всем внизу. Чтобы брат оценил. Потом платье придется снять и отдать девушкам. Пусть до ума доведут.

Лидия скользнула пальцами по розовому шелку.

- Сколько я за это должна?

Лиля сверкнула глазами. И Лидия тут же поправилась. Она была неглупа, несмотря ни на что. И поняла, что делалось все от души. Не за деньги.

- Спасибо...

Лилиан чуть смягчилась.

- Будем считать... вы ведь...

- Ты. И Лидия. Хорошо?

- Лилиан. Но только наедине.

Взгляды встретились. Лидия кивнула. Ну да. Подругами они быть не могут. На людях. Поэтому там все останется чопорно и правильно. А так вот, наедине...

Лиля не забудет, кто она. Да и Лидия тоже. Но видимость дружбы между ними возникнет. А дальше - больше.

- Будем считать, что я получу свое. Кстати! Серьги!

Картину довершили две розовых жемчужины (работа мастера Лейтца). Лидия полюбовалась на замочек и кивнула.

- Замечательно... так что ты получишь?

Лиля коварно усмехнулась.

- Если ты хоть раз появишься при дворе - так... да еще упомянешь о марке Мариэль...

- Мариэль?

- Это в честь моей матери. Я хочу сделать салон. Чтобы женщины приходили туда - и им помогали, вот как тебе. Согласись, одежда и прическа не главное. Да и внешность тоже. Но красивым легче жить на земле.

Лидия была согласна.

- покажемся?

- Обязательно.

***

Мигель тискал щенка и спорил о методах дрессировки, когда в гостиную скользнула...

Что уж так, принц просто не узнал сестру. Виденое в розовом кружеве и Лидди не имели между собой ничего общего.

И принцу даже неловко стало, что вот он, сидит, болтает с вирманином... он поспешно вскочил с ковра, его движение повторил Эрик.

- Госпожа, разрешите представиться... Мигель, принц Ивернейский. Вы здесь в гостях?

Лилиан хрюкнула и сползла по стеночке, не в силах сдерживаться. Лидия шагнула вперед и цепко схватила братца за ухо.

- Я?! Еще как в гостях!

- Лидди!?

Искреннее изумление в глазах братца стало принцессе наградой за все вчерашние унижения. А восхищение в глазах вирманина стоило и того больше.

Эрик уважительно склонился в поклоне.

- Ваше высочество, позвольте сказать - вы восхитительны.

Лидия покраснела и опустила глаза. Лиля усмехнулась.

- Засмущали девушку. Но ведь красавица?

Следующие десять минут Лидия наслаждалась комплиментами. А потом отправилась в руки Марсии и остальных кружевниц. А Лиля прикинула, что еще подойдет принцессе. Холодные тона - нет, не ее. А вот теплые, персиковый, может быть кремовый, розовый... надо смотреть, прикладывать ткань и прикидывать. А может скомбинировать, например, персиковый с голубым или зеленым... надо смотреть...

- ваше сиятельство?

- Ганц!

Ее перехватили у самой двери. Лидия уже зашла, а Лиля огляделась вокруг. Но вроде бы никому не было до них дела. Вот и отлично.

- Вы...

- Письмо у Ричарда. - Ганц почти шептал.

- И?!

- ночью он ходил к отцу. И письма потом уже в его покоях не было.

Лиля предпочла не уточнять, откуда это известно Ганцу. Знает - и ладно.

- Полагаете, он примет к сведению?

- Надеюсь.

Лиля опустила ресницы. Не нужна ей такая Анелия на троне. И стране тоже не нужна. Самонадеянно?

Да нет. Вспомнить двадцать первый век, где бизнесмены покупают политиков. Она в данном случае просто убирает. Да и.... а вот кто мешал Анелии честно поговорить с мужем? Отказать? Или уехать с Лонсом?

Он бы понял, чай, не дурак. И не полез бы в бутылку, и жив остался, и у Лили претензий не было бы. А сейчас - простите. Своих людей я никому не прощу.


Глава 4 | Средневековая история 5. Граф и его графиня | Глава 6