home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Смысл истинной дружбы в том, что радость она удваивает, а страдание делит пополам.

Джозеф Аддисон

Где искать Эридана, Глеб знал изначально, а вот за каким занятием он застанет герцога Нейтральных земель в его же кабинете, зельевар точно не ожидал.

Нагло и экстренно телепортировавшись прямиком к Эридану, Глеб уже готовился как на духу выложить свою невероятную догадку насчет состояния Трои. Вот только, увидев представленную картину, и слова единого не сумел выговорить.

Сидящий за каменным столом Эридан, разъяренный, как стадо бизонов, орал на трех стоящих перед ним первокурсниц-фрейлин. Казалось бы, абсолютно привычная картина — злыдня, разносящий курсанток, вот только девушки были полностью обнажены, а их платья и белье небрежной кучей валялись на полу. В глазах у несчастных стояли слезы, то одна, то другая вздрагивали от очередного вопроса герцога, словно от обжигающих плетей. Несложно было представить, какое унижение и стыд испытывали девушки.

— Очки тоже снимай! — яростно приказывал Тарфолд дрожащей от ужаса Танисе. — Я же четко сказал, ничего на себе не оставлять!

Дрожащими руками девушка потянулась к переносице, бессильные слезы катились по ее щекам.

На этом душещипательном моменте Глеб не выдержал — продолжать смотреть на это и быть свидетелем подобной экзекуции он не собирался.

— Не знаю, что здесь происходит, — как можно спокойнее начал зельевар. — Но если это сейчас же не прекратится, то, возможно, в убийстве меня будут обвинять уже заслуженно!

— Глеб, зайди потом! Я занят! — абсолютно невозмутимо обронил Эридан, продолжая высверливать девушек взглядом. — Я закончу с этими через час, может, раньше. Потом и поговорим!

Магистр даже ушам своим не поверил. Распаляющийся гнев требовал от зельевара выхода наружу.

— Ты совсем помешался? — процедил мужчина, глядя в упор на коллегу. — Так я тебе мозги прочищу!

Бровь над живым глазом герцога удивленно поползла вверх, видимо, сам Эридан в своем поведении ничего ужасающего не замечал.

Глеб же, прищелкивая пальцами, заставил ворох одежды подплыть к девушкам и коротким кивком приказал тем одеваться и уходить прочь из кабинета. Заставлять дрожащую тройку не пришлось, проявив рекордную скорость, уже через несколько секунд девушки в полузастегнутых платьях ломились к активированному порталу из кабинета Тарфолда.

За всем этим с самым наиспокойнейшим видом наблюдал герцог, а едва магический проход за Танисой, Милой и Хлоей закрылся, перевел тяжелый взгляд на зельевара:

— Ты хоть соображаешь, что творишь? А, Глеб? Или опять зельями надышался?

— Я боюсь, это ты чего-то не понимаешь! Ты совсем на своих допросах сдвинулся? Раздевать-то их зачем? Или тебя теперь возбуждает насилие над девушками? Неудачный опыт сказывается?

— Ты — идиот! Полнейший! Если я что-то делаю, значит, так нужно! И отчитываться перед тобой я не собираюсь!

Выдавая подобное, Эридан выражал полную уверенность, будто являлся истиной в последней инстанции.

— Я не требую от тебя отчета! — уже успокаиваясь, выдохнул магистр. — Вот только знаешь, когда-то мне Троя рассказывала об одном ученом из ее мира! Он сотворил страшное оружие, которое за секунду может убить миллионы, но был уверен, что делает это ради благой цели и поддержания мира на всей земле! Так вот, ты сейчас похож на такого — у каждого поступка есть грань дозволенного! Ты ее переступаешь!

— Да ты не только поэт, но и философ! — Неожиданная улыбка, похожая на оскал, сверкнула на лице Эридана. — А еще идиот, которого только что провели девчонки, как малолетнего придурка, помешанного на рыцарстве! — «Орлиное око» гневно сверкнуло. — Мы пригрели на первом курсе как минимум двух предателей, выдающих себя за милых и ничего не сведущих барышень.

— Ты о чем?

— Все о том же, Глеб, все о том же. — Герцог устало откинулся на спинку кресла. — Эта тройка фрейлин — явно засланные! Мы стали свидетелями чьего-то гениального спектакля, который волей случайности умудрились подпортить.

— К чему ты клонишь?

— А к тому, что кому-то надо чаще выходить из лаборатории и больше думать! У Танисы в очках вместо линз стоят два артефактных определителя магии, каждый из которых сравнится по стоимости с драконом! И я не шучу, давая им рыночную оценку! А Мила — явный оборотень! И если бы ты обращал внимание не на искусственные слезы и нежную наготу, а, например, на шрам у копчика у этой самой Милы, от купированного в детстве хвоста, ты бы не стал мне мешать и дал продолжить допрос дальше! Возможно, я бы еще что-то разглядел у третьей!

— Тогда почему их отпустил?

— Глеб, не заставляй меня думать, что ты полный идиот! Кем бы они ни были — это исполнители, а значит, где-то есть заказчик! И теперь, поверь, я с этих дамочек не то что глаз не спущу, я буду знать даже о частоте их сердцебиения в минуту!

Дослушав Эридана до конца, зельевар только сейчас осознал — герцог не просто прав, он прав на сто процентов и даже больше. Вот только…

— Они же прошли испытание у Ризеллы. Принесли ей клятву, ответили на вопросы. Если они предатели или будущие убийцы, то как они смогли обмануть шар правды? Это ведь невозможно!

— Вот теперь ты задаешь верные вопросы. И мы переходим ко второй части нашей головоломки — а что, если королева не жертва? И если говорить о «невозможности», то вспомни о Мадлен! Она ведь тоже прошла испытание и принесла присягу…

— Но если предатели есть в этой тройке, то где гарантия, что их нет в остальных?

— Ты будешь смеяться, но, судя по раскладу карт в колоде, вне подозрений только иномирянки и, как ни странно, маркиза и графиня. Последние во время всех событий были под жестким наблюдением. Плюс ко всему, они слишком очевидные кандидатуры для таких весомых ролей. Я скорее поверю, что их ввели в игру как безумный, отвлекающий внимание фактор.

Магистру захотелось выматериться.

— Ты думаешь, это все игры Ризеллы?

— Я не делаю выводы без доказательств, а конкретно этот может быть плодом нашей больной фантазии. — Герцог сделал паузу. — А теперь расскажи, с какой стати ко мне пришел ты? Только не говори, что в тебе проснулось рыцарство и ты решил поиграть в спасителя юных дев от герцогского растления?

— Нет, я здесь из-за Трои. Возможно, я понял, что произошло.

Признаться, Глебу стало стыдно, от этого разговора и раскрывшихся деталей заговора его гипотеза о возможном способе помочь физкультурнице немного сместилась на задний план.

— Рассказывай! — Голос Эридана вновь стал скуп на эмоции.

Все же будучи реалистом, герцог здраво оценивал ситуацию — скорее всего, коллега уже никогда не очнется.

— Эта гипотеза безумна, но если ты сложишь все детали, то мозаика сойдется в единую картину.

— Не тяни. У меня не так много времени.

В этот момент Тарфолд почувствовал уже второй вызов из комнаты иномирянок, и от немедленной телепортации туда его удерживала только информация, которую пытался донести до него преподаватель зельеварения.

«Я очень надеюсь, что если у кого-то еще из этой тройки проснулся дар, то это будет что-то безобидное и оно не разнесет половину Академии… Пускай это будет, например, способность выращивать цветочки. Ну или что там любят девчонки в их возрасте».

— Дело в том, что в день Присяги была единственная ночь месяца, когда можно беспрепятственно телепортироваться из Внешнего мира в наш. Следующее окно должно открыться теперь уже меньше чем через двадцать дней. В остальные дни проход доступен только в одну сторону — из Двадцати Королевств в иномирье.

— Спасибо за детские объяснения, — перебил герцог. — Я знаю эти прописные истины. Можно сразу к сути вопроса.

— А суть в том, что проход даже сейчас открыт. Тонкий, иллюзорный, невероятный по всем законам миров, но он открыт! — взволнованно выпалил зельевар. — Эр, ты не теоретик, но попробуй осознать, такие проходы могут удерживать открытыми только невозможные вещи. Например, логические парадоксы!

И действительно, герцог был упрямым практиком и из последней фразы зельевара не понял ни слова.

— Объясни по-человечески! Почему ты вообще решил, что проход открыт?

— Потому что — гладиолус!

— Что?! — «Орлиное око» начало раздраженно багроветь, показывая, что герцог теряет остатки терпения. — Ты опять в своей лаборатории выпил яда?

— Я адекватен как никогда, — огрызнулся магистр. — Эр, теперь думать твоя очередь. Троя, оставшись на балу за главную, поступила по регламенту и ограничила телепортацию. Но вдумайся сам, она ограничивала ее только для пределов нашего мира.

После этой фразы Эридан жестом остановил магистра. Герцогу требовалась минута на осмысление.

И ведь правда, все ограничение телепортации всегда касались только одного мира — родного. Никто и никогда не блокировал перемещения во Внешний мир — нет смысла это делать. Опасно! Вернуться обратно можно отнюдь не всегда. Ведь существовал риск застрять в чужом пространстве на срок до месяца.

Не зря же во время вступительных испытаний Арвенариус и Троя на целых два лунных цикла уходили в чужой мир и наблюдали там за кандидатами, чтобы потом в единый момент перенести их в эфемерную экзаменационную комнату, выбраться из которой по силам лишь единицам.

— Продолжай, — после недолгой паузы попросил Тарфолд.

— Я думаю, когда все произошло, — Глеб нервно сглотнул, — Троя поняла, что ей не справиться, ведь против нее был очень сильный телекинезист, вероятно, даже более сильный, чем я. Она попыталась телепортировать, но, понимая, что в пределах Двадцати Королевств перемещение невозможно, попыталась уйти в родной мир.

— Бред! — не выдержал герцог. — Тело же здесь!

И тут же осекся.

Потому что понял. И вспомнил.

Вспомнил, почему сам опасался телепортироваться в тот день. Опасался расщепления тела и души… Да что там опасался, здраво понимал — вполне может бесплотной душой переместиться в точку назначения, а телом остаться на месте… Пустой оболочкой, которая даже дышит лишь на безусловных инстинктах, словно растение. И вернуться обратно станет невозможно!

Души без тела растворяются в пространстве за считаные минуты!

— Черт! — выругался он. — Не может быть!

— Может! — с каменным лицом кивнул Глеб. — Это и произошло! Вероятнее всего, тот, кто пытался ее убить, удерживал тело в нашем мире на физическом уровне. Телекинезисту это вполне по силам. Душа же ушла в иномирье. Но мы можем помочь Трое, надо только перетащить ее тело во Внешний мир! — Глаза зельевара загорелись безумными искрами.

Эридан не верил словам Глеба — магистр слишком хотел принять желаемое за действительное.

— Глеб, это невозможно! — Герцог даже встал из-за стола. — Если душа Трои ушла в другой мир, то она там и растворилась. Без остатка. А значит, от нее осталось только тело! Оболочка!

Магистр лишь отмахнулся и бесконечно уверенным в своей правоте голосом продолжил:

— Я же говорил о логическом парадоксе! Все не просто так! — Его пальцы нервно подрагивали. — Эр, ты только вспомни, когда мы все явились в тот коридор. Она лежала — мертвая! Окончательно мертвая! Дыхания нет, сердцебиения — нет! И вдруг! Вопреки всему! Логике и здравому смыслу, она оживает! Ты понимаешь, что это значит?

— Честно? Нет, — признался начальник СБ.

— Ее душа жива. И она где-то там, в ее родном мире! Именно поэтому не может закрыться проход. Троя одновременно находится и там, и тут! А это логический парадокс! Эр. Мы можем ее вернуть… Надо всего лишь телепортироваться с ее телом во Внешний мир! Тогда она сможет вернуться…

— Глеб, а теперь хочешь прописную истину, — не выдержал Эр. — Душа растворяется без тела! Уходит в никуда! В любом из миров!

— Значит, она нашла временное тело, — упрямо стоял на своем магистр. — Что нам стоит попробовать?

Герцог прикидывал варианты. С одной стороны, ничего не мешало, а с другой…

— А если ты ошибся? Что тогда? Ты только представь, здесь даже за пустым телом Трои присматривают наши целители. Ей обеспечивают питание и должный уход. А что ты будешь делать, оказавшись в Иномирье с бесчувственной блондинкой на руках? Если мне не изменяет память, то местные лекари со своими технологиями навряд ли смогут ей помочь чем-то, кроме укола и капельницы.

— Но и не попытаться мы тоже не можем!

— Значит, так, Глеб! — Эридан все же принял волевое решение. — Мы подождем. Скоро откроется нормальный двухсторонний проход во Внешний мир. И тогда одним днем мы телепортируем Трою в ее родной мир, и если твой план сработает, то вернемся уже втроем и на своих ногах, а если нет — сможем отнести тело Трои обратно к нашим целителям без фатальных для нее последствий.

С точки зрения логики такое решение было оправданным, а вот с точки зрения дружбы…

— Такое промедление смерти подобно, — оставался недовольным магистр. — Ждать почти месяц, ради перестраховки.

Эридану же сейчас подумалось совершенно о другом…

— Глеб, а ведь если ты прав… То где-то во Внешнем Мире сейчас появилась Мегера…

Зельевар вздрогнул от имени богини мщения, а потом резко расслабился.

— Ну подумаешь, прибьет парочку козлов… В конце-то концов все ее жертвы этого заслуживали….


Глава 7 | Фрейлина немедленного реагирования | * * *