home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Женщины всегда таковы: им страстно хочется того, чего у них нет, а добившись желаемого, они испытывают чувство разочарования.

Александр Дюма (сын)

Тот день перевернул жизнь Карины раз и навсегда.

Незнакомка в зеркале… Все началось ровно неделю назад, когда Троя появилась и заставила взглянуть на жизнь абсолютно под другим углом.

— Что, жить тебе не хочется? — ехидно отметила блондинка, накручивая локон потрясающих волос на палец. — Нет, не отвечай. Я и так вижу, что не хочется. Спрыгнуть с балкона хотела или таблеток наглотаться?

— Фен в ванную бросить, — огрызнулась Карина, борясь с желанием разбить зеркало в надежде, что ехидная тетка исчезнет.

— Глупо… — протянула та, которая представилась дальним предком. — Хотя я тебе за это, признаться, даже благодарна. Если бы не твое унылое состояние, я бы сейчас трупом была. Подселиться в чужое тело, увы, не такая легкая задача, как мне показалось вначале.

— Вы о чем?

Выражение лица женщины сменилось с наглого на печальное. Троя провела тонкими пальцами по обратной стороне стекла, которое словно удерживало ее в зазеркалье, и отступила на шаг назад.

— К тому, что ты меня вроде как спасла. Меня хотели убить в одном месте, отчего пришлось позорно валить в другое. Вот только побег мой носил настолько экстренный и нелепый характер, что тело осталось в параллельном для тебя мире, а душа… А душа вот подселилась незваным гостем в твое тело и теперь имеет наглость отражаться в зеркале!

После такого заявления Карине захотелось завизжать и вызвать психиатрию, экзорцистов, сходить в церковь… Дело попахивало откровенной дьявольщиной!

— Я крещеная! Я в Бога верю! — выпалила девушка, судорожно начиная креститься, на что Троя выдавила скептическую улыбку.

— Я тоже верю, можем даже в церковь сходить вместе. И если тебя это так беспокоит, то ты не одержимая, а я не бес.

Прозвучало еще более сомнительно, чем все остальные реплики ранее.

Уже к вечеру Карина смирилась с непрошеным соседством и, наглотавшись валерьянки и пустырника, повторно подошла к зеркалу. Общаться с Троей получалось, лишь находясь у хорошо отражающих поверхностей.

— Расскажи мне все, — решительно потребовала Карина ответы сразу на десятки вопросов, — Кто ты, откуда? Почему голая? Что означает твоя фраза о том, что научишь меня жить? Как ты вообще можешь мне помочь, сидя в зеркале?

— Хм, а ты не безнадежна. — Легкая гордость за потомка проскользнула в голосе блондинки. — Характер есть, пусть надломанный, но то, что не треснуло до конца, всегда можно починить…

В тот день прапрапрародственница рассказала многое, и о Двадцати Королевствах, и о магии, и об Академии, и о другом мире, и о том, как сама она надеется, что через месяц сумеет вернуться в свое настоящее тело…

— Ты меня заберешь с собой? — как можно равнодушнее тогда поинтересовалась Карина, хотя интуитивно уже ощущала ответ.

— Я не стану тебе лгать. В тебе нет ни капли магического таланта. Я могу тебя забрать, но разве ты сможешь быть там простым человеком, зная о магии так много и всегда желая большего?

— Не смогу. — Врать самой себе тоже не было смысла. — Выходит, ты меня сейчас просто используешь как сосуд, в котором временно нашла пристанище, а потом свалишь?

— К сожалению, это так. — Горечь Трои была неподдельной. — Но, девочка моя, поверь, иномирянкам в мире Двадцати Королевств не так сладко, как тебе кажется. Эта магия имеет обратную сторону медали…

— Какую же?

В голове с трудом укладывалось, что у кучи бонусов быть магом могут проявиться какие-то минусы и подвохи.

— Магический дар не всегда бывает добрым и милым. Иногда он такой, как у меня, — прозвучало без наигранности трагично. — Я никогда не смогу полюбить человека, у меня никогда не будет своих детей, каждый раз, находясь рядом с тем или иным человеком, я вижу все его грехи, начиная от убитого комара в детстве, заканчивая куда более страшными и зверскими преступлениями. Но не это самое жуткое…

Блондинка в зеркале закрыла лицо руками в попытке сдержать слезы. Если бы сейчас ее увидел кто-нибудь из Академии, то никогда бы и ни за что не поверил, что железобетонная Троя способна плакать.

— Самое ужасное то, что рядом со мной этих людей постигает кара. Она не всегда заслуженная, но всегда по принципу «око за око».

— Но ведь это же хорошо. — Карина пыталась понять странную реакцию женщины. Троя сейчас казалась ей уже не просто обнаженной, а оголенной словно нерв, через который пропускают электрический ток. — Убийц нужно казнить, воров сажать. Что в этом плохого?

— То, что месть слепа. Это не правосудие! Человек, защищавший свою семью от разбойников, убил одного из них. Через несколько лет, пройдя мимо меня на улице, он не дошел даже до соседнего угла здания — замертво упал с разрывом сердца. Другой мужчина, укравший немного хлеба, чтобы накормить дочь, споткнулся, убегая, и сломал себе ногу. Когда же его поймали стражники, получил десяток ударов плетьми. — Женщина сделала паузу, чтобы через мгновение продолжить: — А иногда судьба приказывает мне стать этим самым механизмом мщения. Я как та богиня из древних мифов — Мегера, карающая плетью за грехи… Возможно, самая массовая убийца всех времен и народов.

Карина слушала и не верила. Как та невероятно красивая и соблазнительная женщина, плачущая в зазеркалье, может быть Мегерой?

— И ты не можешь это контролировать?

— Со временем научилась. Теперь я могу проигнорировать мелкие ошибки чужого прошлого, за комаров и украденный ластик удар возмездия не последует…

При упоминании о ластике Карина вздрогнула. Это был ее маленький грешок, еще с первого класса, но ведь она потом раскаялась и отдала соседке по парте ту злосчастную стерку.

— Значит, даже сейчас, находясь в моем мире без тела, твой дар продолжает работать…

— В точку… Моя магия никуда не исчезла, я могу колдовать, творить заклинания. Мы можем даже отомстить твоему декану, для этого нужно лишь некоторое время находиться рядом с ним. Судьба его сама накажет…

Девушка задумалась, не каждый день услышишь подобное предложение.

— Это так легко работает? Просто побыть в нескольких метрах от него?

— Это работает сложнее, но в общих чертах да. Подходим к нему, крутимся рядом пару часов — и на него падает кирпич с неба.

— Тогда почему кирпич с неба не упал на того, кто хотел тебя убить? — Дурочкой Карина никогда не была и мгновенно проанализировала полученную ранее информацию.

— Умница! Как все же жаль, что тебя нельзя взять в Академию. Ты могла бы стать прекрасным аналитиком. — Зеркальная Троя обеспокоенно расхаживала из угла в угол отражающейся комнаты. — Странно, в тот момент я не почувствовала его предыдущих преступлений, а ведь безгрешных убийц не бывает. Он скрывал лицо под маской… Скорее всего, разгадка в артефакте, никогда ничего подобного не видела в своей жизни — золотой перстень с неприметным камушком, кажется, он постоянно пульсировал и изменял цвет…

Слушать про какие-то артефакты и камни Карине было неинтересно, в этом деле она все равно ничего не понимала, а вот то, что в ее теле сидит чужая душа, беспокоило с каждой минутой все больше.

— Выходит, ты словно оружие массового поражения? — Девушка устало присела на пуфик, расположенный напротив зеркала. Сидя, она казалась еще больше сгорбленной. — И все же в твоем даре что-то не стыкуется… Сама же сказала, у тебя в Академии преподаватели учат студентов не крестиком вышивать. Да и пришибить тебя пытались на балу, где находилась куча людей и даже король с королевой. Я, может, ошибаюсь, но неужели власть имущие вашего мира — самые безгрешные люди?

Казалось, собеседницу вопрос застал врасплох.

— Ты удивительно проницательна… — На этот раз в ее голосе появилась доля раздражения. — Я ведь говорила, что мой дар работает немного сложнее, чем тебе покажется на первый взгляд.

— И?

— Если человек мук совести за свой поступок не испытывает, а считает его абсолютно приемлемым для себя в моральном плане, то и закон «кирпича на голову» в его отношении не сработает. В таких случаях решение ложится на мои плечи. И тут я либо могу развернуться и уйти, либо совершить правосудие, если посчитаю нужным.

Услышав такое, Карине осталось только устало прислониться спиной к ближайшей стенке.

— Выходит, если я маньяк-убийца и психопат, который за свои преступления мук совести не испытывает, то и гулять я могу мимо тебя хоть двадцать пять раз и ты мне ничего не сделаешь?

— Еще как сделаю — голыми руками пришибу! — пыталась доказать обратное женщина в зеркале.

— Ага! Если я крестьянин или офисный клерк, то да, пришибешь! А если я сумасбродный король, который казнил сотню человек, или президент, выпустивший ядерную бомбу, то ты даже пальцем в отношении меня не пошевелишь?!

Двухсотлетняя Троя смотрела из зеркала на свою излишне сообразительную прапрапраплемянницу и размышляла, стоит ли оправдываться перед этой излишне эмоциональной молодежью и доказывать обратное.

— Да, ты права! Пройду мимо! Только ты, моя дорогая девочка, путаешь разницу между психопатом, у которого в мотивах стоит лишь собственное удовольствие, и правителем страны, которому порой ради блага своего народа приходится идти на безумные жертвы. Я таких людей не могу судить, пускай их судят народ и время! И если у меня есть возможность избежать излишних жертв, то я их избегу.

— Это все демагогия! — упрямилась Карина.

— Это все твоя молодость и максимализм!

На этой невеселой ноте в разговоре возникла смысловая пауза.

Карина, насупившись, сидела на пуфике, Троя в зазеркалье, и ни одна из них не собиралась возобновлять разговор первой.

Внезапный звонок на мобильный отвлек девушку от невеселых раздумий. Судорожно пошарив взглядом по окрестностям в поисках телефона и осознав, что оставила его на кухне, Карина двинулась отвечать на назойливые трели вызова.

— Привет, мама, — как можно спокойнее поздоровалась она с родительницей.

Ответ пришелся не сразу, а интонации матери не порадовали с первых звуков.

— Ну, здравствуй, дочь. — Голос Светланы Васильевны, находящейся сейчас практически на другом конце необъятной родины, был печален и пуст. — А теперь расскажи, как ты докатилась до жизни такой?

Признаться, Карина и не поняла сразу, о чем речь. Первую догадку — мама как-то узнала о Трое — здравый смысл сразу приказал отмести, а вот вторая бросила в дрожь.

— Мам, ты о чем?

— О воровстве! Как ты могла пойти на такой поступок? Мне всегда казалось, я тебя правильно воспитывала…

После этих слов сердце девушки окончательно рухнуло в пятки.

Зараза-декан зашел в своей подлости еще дальше, чем Карина могла даже представить. Он позвонил ее матери, которая сейчас находилась за тысячу километров от дома и работала вахтовым методом на севере. Этому подлецу не составило труда найти ее даже на таком расстоянии, чтобы сообщить о «моральном падении» любимого чада.

— Это все неправда! — теряя самообладание, вспылила Карина. — Ничего я не крала, меня подставили!

Вот только мать явно не собиралась сейчас выслушивать оправдания.

— Я приезжаю через полторы недели и надеюсь услышать от тебя чистую правду! Историю о дипломных, которую ты рассказывала следователям, я уже слышала от твоего декана! Надеюсь, ты придумаешь что-нибудь более убедительное, чем этот бред!

Мать еще минут пять орала на Карину в трубку, не давая слова вставить. Вся эта история с подставой переросла из просто гнусной в отвратительно мерзкую.

По некрасивому лицу все это время текли молчаливые слезы — Горбуша не могла себе даже позволить всхлипнуть громко.

Наконец, нотации матери стихли:

— Надеюсь, ты все поняла из того, что я тебе сказала?

— Да, — через силу выдавила жертва преподавательского произвола.

Нервы у матери сдали, не выдержала Светлана Васильевна позора, свалившегося на дочь.

— Запомни, я вернусь через полторы недели, и нас ждет серьезный разговор!

После этой фразы в трубке послышались короткие гудки.

Самым обидным для Карины сейчас было даже не то, что декан посмел рассказать все матери, а то, что та ему поверила. Не родной дочке, а ему…

На негнущихся ногах девушка вернулась к зеркалу. Она прекрасно знала, что Троя слышала всю неприятную беседу от начала и до конца, тем более что сама блондинка в зеркале вид сейчас имела пусть голый, но крайне решительный. Такого обращения со своим потомком родственница потерпеть не могла.

— Я тут подумала, — начала Карина, силой воли заставляя удушающие слезы прекратить течь по щекам. — Давай свалим этому гаду на голову тонну кирпичей?

— Я тоже подумала… — Вид гостьи указывал, что настроена она крайне мстительно и злобненько. — Но для начала мы тебя приведем в надлежащий вид. Вопрос в другом, готова ли ты ради этого стерпеть адскую боль?

В тот момент Карина была готова абсолютно на все, даже лично передушить весь управляющий состав университета, что уж говорить об адской боли…

И Троя не обманула. Ощущения, которые испытывала Карина всю следующую неделю, можно было сравнить только с пытками в геенне огненной.

— Терпи, девочка, — утешала прапрапратетка, когда Карина корчилась в муках, извиваясь на кровати, не в силах поднять даже голову. Троя же с видом заправского садиста наблюдала за процессом из маленького карманного зеркальца, которое теперь обитало возле подушки несчастной. — Я ведь не медик, безболезненно исправлять изъяны чужих организмов не умею. Сейчас все кости тебе переломаем, заново сложим в правильное и ровное положение, а потом зарастим. Будешь как новенькая!

И Карина терпела. Хуже всего для девушки было слышать звук крошащихся костей и собственные крики. Хотя иногда нервы соседей спасал лишь звуконепроницаемый полог, который удерживал болезненные стоны в стенах квартиры.

Что и как делала Троя для ничего не понимающей в магии девушки, оставалось загадкой, но та цель, ради которой она доверилась сумасбродной дамочке из зеркала, заставляла терпеть.

Несколько раз в день боль прекращалась, и садистка милосердно разрешала Карине поесть.

Где именно Троя доставала еду, Горбушу волновало мало, но возникающие из ниоткуда окорочка и огромные кастрюли с кашей вначале очень пугали. К слову, есть Карина теперь стала крайне много, словно беременная, впихивала в себя все до последней ложки!

— Кушай-кушай, — в такие моменты ласково приговаривала тетка, словно родного ребенка нянчила. — Тебе надо набрать массу, иначе рельеф я тебе из чего лепить буду?!

— Только давай обойдемся без мускулов, как у тупых качков, — попросила тогда Карина. Становиться бодибилдершей ей совершенно не хотелось.

— Мне лучше знать, — авторитетно отвечала мучительница, и после окончания приема пищи с удвоенной инициативой принималась за перекраивание Каринкиного тела.

Даже проваливаясь в редкий и беспокойный сон, девушка подозревала, что и в эти моменты Троя продолжает химичить и ставить над ней свои бесчеловечные эксперименты.

«Кирпичи на голову! Тонна кирпичей на голову…» — словно мантру шептала Горбуша и теряла сознание от очередного болевого шока.

Примерно на пятый день экзекуции родственница ослабила хватку.

— Ну вот, самый тяжелый этап мы миновали, — уверенно заявила она, прищуренно разглядывая результат своего творчества из зеркала. — Еще денечек подшлифуем, и можно будет выпускать тебя на свет божий!

Карину оптимистичный голос Трои радовал мало, девушка разглядывала потолок и подсчитывала дни до приезда матери.

— Ну и где неописуемая радость превращения из красавицы в чудовище? То есть, тьфу, из чудовища в красавицу? — Подозревающая, что ее труд не оценили, Троя приготовилась обижаться и показательно выпятила губы. — Я тут что, зря над тобой колдую?!

Карина скосила взгляд на зеркальце. Своего отражения она уже не видела там почти неделю, наглющая блондинка плотно занимала все стеклянное пространство.

— Может, все же покажешь вначале, что ты из меня сотворила, а потом я радоваться начну?

— Ты мне не доверяешь?! — Троя притворно взвизгнула, показывая всем видом, что настроение у нее прекрасное и она готова разводить балаган и цирк до последнего.

— Я тебе уже пять дней доверяю больше всех на свете, так, может быть, покажешь, что ты там налепила?

— Я тебя слепила из того что было, ну а то что было, то и полюбила… — Красотка попсово пропела мотивчик песенки, который ей и знать-то было не положено…

В итоге разговаривать с придуривающейся Троей в серьезной манере Карине надоело, поэтому, решительно схватив в руки маленькое зеркальце и злобно потрясая им в воздухе, девушка собралась требовать принадлежащее по праву:

— А ну подвинься! Я должна себя увидеть!

— Ну и много ты рассмотришь в этом стеклышке? — иронично попыталась отшутиться прапрапратетка, но, глядя на недовольное выражение лица собеседницы, сдалась. — Ладно, иди смотрись, но только к большому зеркалу!

Дважды уговаривать Карину не пришлось. Большое так большое! Не могла же Троя там нахимичить так, что у кого-то появится желание добить ее душу окончательно?

Первая попытка встать рывком с кровати позорно провалилась. Едва Карина просто присела на ее краешек и свесила ноги на пол, голова от долгого пребывания в состоянии лежа предательски закружилась. Пришлось умерить пыл и к попытке первого самостоятельного шага подойти более размеренно и ответственно.

Медленно отдышавшись и переведя дух, девушка все же совладала со своим обновленным телом и умудрилась встать на ноги. Голова закружилась повторно, на этот раз из-за непривычной высоты, на которой она пребывала.

— Эй, я что, выше стала? — Возмущенная догадка пронеслась в воздухе и звонко отразилась от зеркального обиталища гостьи.

— Ну а ты что думала?! — Красотка даже не собиралась оправдываться. — Я тебе все кости собрала-перебрала и выровняла, понятное дело, что ты выросла. Лишние двадцать сантиметров еще никому не помешали!

— Сколько?! — Вместо сдержанного вопроса прозвучал взвизг, которого Карина сама от себя не ожидала.

Вот теперь становилось страшно. Как она объяснит матери резкую прибавку в росте?

На этот раз торопливые шаги в сторону большого зеркала не сдержать было даже танком, и по фигу, что голова кружится! Карина просто обязана была себя увидеть! Немедленно!

Увидеть и обомлеть!

— Ты что со мной сделала? — тихо выдохнула она, сверля ошалелым взглядом свое отражение.

— Можешь не благодарить. — Гордость за содеянное зашкаливала в голосе из карманного зеркальца.

— Ты с ума сошла? Мне теперь что, паспорт менять? Или документы подделывать? Никто же не поверит, что я это я!

— Пф-ф… подумаешь! — Проблема официальных бумажек Трою волновала мало. — Хочешь, я тебе сотню паспортов наколдую! Да что там сотню! Идешь в паспортный стол, выбираешь мужика там посимпатичнее, улыбаешься ему во все тридцать два зуба, и он рисует тебе любые документы! Привыкай, деточка, теперь все самцы вокруг тебя штабелями укладываться будут!

И Карина не сомневалась, укладываться будут не то что штабелями, вагонными составами, потому как из зеркала на нее смотрела уже не Горбуша, а абсолютно другая, незнакомая ей, невероятно красивая и эффектная девушка. Точнее, даже не так. Из зеркала на нее смотрела все та же Троя, или та, что выглядела как наглющая родственница. Высокая грудь огромного размера, тонкая талия, крутые бедра, модельные ноги. От лица предыдущей Карины не осталось и следа. Исчез ужасающий огромный нос, вместо него красовался идеальный, точеный, почти греческий профиль. Пропали мелкие шрамы от прыщей — идеально чистая кожа сияла алебастром. Единственное, что отличало сейчас Карину от тетушки, — это цвет волос… Шатенистая копна по-прежнему намекала на сходство с Рапунцель и придавала новоявленной красотке сказочно соблазнительный вид.

— Предок, ты офигела? Ты что натворила, Франкенштейниха?

— Сделала из тебя милашку! Боевую милашку, к слову. — Троя из карманного зеркальца умилялась проделанной работой, только слез радости не хватало для полного комплекта. — Ты только посмотри, какие я тебе мышцы сотворила, а растяжку! Все как у меня! Теперь ты сможешь делать тройные сальто и садиться на шпагат без подготовки! А какой у тебя удар с правой, пока сама не попробуешь — не поверишь!

— Ты из меня своего клона сделала! — Праведный гнев колотил Карину. Теряя остатки самообладания, девушка сорвалась на крик. — КЛОНА! ТРОЯ, МАТЬ ТВОЮ!

— Не трогай свою прапрапрапрабабушку! Она была изумительной женщиной и всегда носила в ридикюле пару унций крысиного яда для врагов!

— Мне по фигу, что она с собой носила! Я в шоке от того, что ты со мной сделала! — Пыл Карины грозил принять угрожающие масштабы, а осознание ситуации, в которой оказалась девушка, окончательно накрывало своей безысходностью. — Позволь поинтересоваться, а какие еще тонкости ты собиралась отшлифовывать?! Родинку на попе забыла разместить или цвет глаз поменять не успела?

Ехидство в голосе несчастной жертвы красоты зашкаливало и перекликалось с паникой! Вот что она теперь матери скажет?!

«Привет, мамуль! Я не воровала деньги, но сделала себе пластическую операцию!»

— Цвет глаз я тоже поменяла, — невозмутимо отмахнулась горе-стилистка, будто каждый день занималась сменой имиджа у бедных потомков. — К твоему будущему белому цвету волос очень пойдет аметистовый! Это так необычно и экстравагантно!

После такого заявления бывшей Горбуше захотелось схватиться за сердце или голову. Получить сейчас инфаркт или ишемический инсульт стало бы самым идеальным развитием событий, чтобы вся эта фантасмагория наконец закончилась. К огромному зеркалу в коридоре пришлось приблизиться впритык, чтобы убедиться в словах Трои. Некогда карие глаза канули в Лету, и теперь ореолы вокруг зрачка радостно сияли насыщенно-фиолетовым цветом.

— Охренеть! — Больше слов у Карины не нашлось… Пока не нашлось… Все слова появились ровно через минуту и выражались отборной нецензурной бранью. — Пи-и-ип… Я тебя ненавижу! Пи-и-ип… БЛОНДИНКА?.. ТЫ ШУТИШЬ? Пи-и-п! ХОТЬ ВОЛОСЫ МОИ ОСТАВЬ В ПОКОЕ!.. ПИ-И-ИП!

— Нет, ну а что тебе не нравится! Я тебя лепила по образу и подобию своему! — До Трои наконец начало доходить, что натворила она нечто из ряда вон выходящее.

— А ты давно богом стала?

— Лет сто восемьдесят назад. Я — Богиня Мегера! Имею полное право! Ну вот скажи, чем ты недовольна?! Ты ведь всегда мечтала быть красивой, эффектной, блистательной! Шикарной, в конце-то концов! И я все сделала, что тебя не устраивает?

Над ответом пришлось задуматься… Реальность стать идеально красивой оказалась слишком шокирующей и одновременно, в глубине души, притягательно манящей!

— Троя, вот что я матери скажу? Она ведь меня даже не узнает! А окружающие люди?! Да с такой внешностью меня все бабки у подъезда проституткой обзывать начнут!

Троя в зеркальце изобразила характерный жест «рука-лицо», закатила глаза и показательно взвыла.

— Значит, пока ты чувствовала себя жалким посмешищем, все было отлично! А теперь, когда ты здоровая, крепкая и красивая — по-прежнему недовольна? Карин, ты уж определись, что тебе от этой жизни надо! А пока определяешься, записывай адрес! Нам с тобой срочно нужно заглянуть в магазин за одеждой для нашего мстительного плана! Боюсь, твои старые тухлые шмотки для этого ответственного задания не подойдут!

— Это почему же? — Возмущаться решениям родственницы хотелось чисто из природного упрямства, назло даже здравому смыслу. — Мы можем взять что-нибудь из гардероба моей матери!

Ехидный смех раздался из зазеркалья, а еще более ехидное лицо оттуда выглянуло.

— Что, и на груди сойдутся? Пятый размер диктует свои правила выбора одежды!

Карине пришлось еще раз не только убедиться в наличии у себя огромных передних выпуклостей в зеркале, но еще и пощупать свежепоявившиеся достоинства! А они действительно присутствовали и внушали если не уважение к себе любимым, то желание с ними считаться и учитывать их при покупке одежды!

— Наденем свитер, у мамы есть парочка объемных вязаных! Да и по росту она всегда была выше меня, и ее вещи теперь вполне мне подойдут!

Голос тетки стал еще более ехидным:

— Хах! Ну, если твоя мать одевается в секс-шопе, то тогда, конечно, подойдут! А так, любимая Кариночка, мы едем на шопинг! Нам срочно нужны плеть и кожаный комбинезон!


* * * | Фрейлина немедленного реагирования | Глава 11