home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Если человек предал кого-то из-за тебя, не стоит связывать с ним жизнь, рано или поздно он предаст тебя из-за кого-то.

Антуан де Сент-Экзюпери

— Дай догадаюсь, зачем ты пришел. — Герцог сидел за столом. Компанию ему составляли бутылка столетнего коньяка и одинокий бокал. — Морду мне бить будешь?

— О! А ты сегодня догадливый! — Твердый кулак полетел навстречу благородному эридановскому фейсу.

Удар вышел впечатляющим. Костяшки пальцев магистра прошлись вскользь по точеной скуле, рассекая ту до крови, и встретились с живым глазом начальника СБ.

— Догадываешься, за что? — процедил магистр, отряхивая руку.

— Вполне. — Голос начальника СБ был бесцветен. — И даже оправдываться не собираюсь!

Начинающий отекать глаз ничуть не беспокоил Эридана, и даже разгневанный Глеб, стоящий перед ним, казался назойливой мухой. Герцог предпочитал не отвлекаться от своего занятия. Он целенаправленно и методично напивался.

— И все же я хотел бы услышать объяснения, — видя полное отсутствие реакции со стороны оппонента, продолжил Глеб.

— Присаживайся. — Тарфолд вскинул голову в попытке сфокусировать взгляд на собеседнике. — Не будет никаких объяснений. Произошедшее ошибка, а их я предпочитаю забывать!

Очередной бокал коньяка уже был готов к отправке в глотку, но его вырвала из пальцев герцога волна телекинеза.

— Отличный подход! Накосячил и забыл. — Движением руки Глеб перенес бокал и бутылку с благородным напитком в дальнюю часть комнаты. — Свои ошибки надо помнить, чтобы дважды не наступать на одни и те же грабли!

Самоуправство с алкоголем герцогу по душе не пришлось. Эридан медленно приподнимался из кресла:

— Ты сюда зачем пришел? — Терпение мужчины все же было не резиновым. — Меня лечить? Или как? Может, это не твое дело, чем я мотивируюсь и как поступаю?

Магистр хмыкнул:

— Еще более впечатляющий подход! Сначала поцеловать мою девушку, а потом заявить, что это не мое дело! Уж простите за фингальчик, милостивый герцог, но вы малость охренели! И, будучи женоненавистником, нравились мне больше!

— А с каких пор она стала твоей девушкой? Что-то я запамятовал о моменте, когда ты начал встречаться с курсантками.

— Может, с тех самых, с каких ты не сопротивляешься летящему в тебя кулаку? — спросил Глеб. Герцог мог сколько угодно играть словами, но против магистра страстей даже ему выставить было нечего. — Ты ведь сразу понял, почему я сюда пришел, и за что ты получил, тоже понял. Так к чему все эти обсуждения?

— К тому, что Элла сама должна решать, чья она девушка?

Подобные слова от Эридана прозвучали излишне громко и пафосно.

— Ты претендуешь? — Лицо Глеба сделалось хищным. — Ты, тот, кто еще две минуты назад назвал свою выходку ошибкой?! Ты, тот, кто ее терроризировал на лекциях и мотал нервы? Ты, тот, кто пытался ее изнасиловать? Давай называть вещи своими именами. Ты просто увидел в ней Ридрегу!

Видит Бог, зельевар сейчас не то что подливал масло в огонь, но и с бензином его размешивал. Эридан медленно закипал.

— То есть, по-твоему, я идиот?

— Да, пьяный идиот! — утвердительно кивнул визави.

— И не могу отличить одну женщину от другой?

— Если бы у меня был век воздержания, для меня они бы тоже все на одно лицо стали!

— А то, что она меня сама поцеловала, тебе ни о чем не говорит? Сама потянулась к моим губам?!

— Вот только не надо мне тут рассказывать сказки! Я не хуже тебя знаю, как можно запутать и обмануть девушку! — Магистр лениво уселся на кожаный диван и закинул ногу на ногу. — Дай угадаю! Чередовал кнут и пряник. Сначала орал, потом пожалел, потом снова орал и снова жалел, а затем совершил что-то из ряда вон выходящее! И вуаля, растерянная девушка сама падает к ногам героя! Да ты просто Казанова!

Магистр страстей бил точно в цель. Пусть даже неосознанно, но все, что происходило до поцелуя, вполне укладывалось в описанный сценарий.

Герцог внимательно выслушал обвинения в свой адрес, но промолчал. Даже сейчас, будучи пьяным, он прекрасно понимал: со стороны Глеба все именно так и выглядит. И похожесть Эллы на Ридрегу в этой истории сыграла не последнюю роль. А ведь призрачная надежда на личное счастье постоянно преследовала Эридана и одновременно угнетала.

Прекрасно он помнил пророчество Агаты и до появления Савойкиной был уверен, что все уже сбылось и давно кануло в Лету. Но яркая, рыжая, словно огонь, голубоглазая иномирянка бередила душу, и тянуло Эридана к ней как магнитом.

Череда случайных событий сталкивала их нос к носу, постоянно ставя в неловкие ситуации. Падение с лестницы, спасение от убийственной туфли, история с зельем, случайное утопление. Судьба словно хотела убить Эллу на глазах у герцога, и каждый раз заставляла его спасать девушку. И вот сегодня Эридан не сдержался. Поцелуй был опьяняющ, но вошедшая Терция вернула мужчину с небес на землю. Заставила вспомнить о миллионе обстоятельств, почему эта связь может стать роковой ошибкой. Савойкину нельзя было подпускать близко к себе. И ни в коем случае не допустить, чтобы она стала его слабостью. Той, кто может еще раз разбить ему сердце и душу. И не собирался герцог напиваться этим вечером, но врученный Милонским конверт с королевской печатью Керении разрушил все планы. Приглашение на четыре персоны, где, по неведомым пока причинам, фигурировали имена трех иномирянок и его в качестве сопровождающего.

Эридан понимал, почему второе подобное приглашение получили маркиза Кларентина и графиня Ванесса, знатные барышни на выданье, но зачем пригласили трех никому не известных фрейлин-первокурсниц, оставалось загадкой.

И раздражало герцога даже не это, а факт того, что предстоит неделю провести бок о бок с Эллой и ее подругами, сопровождать на бал, официальные мероприятия, водить по магазинам. Местные ученические платья явно не подходили для светских раутов, а значит, в отсутствие Трои и подбор гардероба ляжет на его плечи.

— Ну, что ты замолчал? — выдернул герцога из мыслей Глеб. — Так я прав?!

— А с чего вдруг ты вообще засуетился? — перешел в неожиданную атаку герцог. — Неужели боишься конкуренции? Или, как скрупулезный жук, по-собственнически хватаешься за якобы свое? Что ты вообще знаешь о последних неделях Савойкиной, кроме того, что у нее в комнате появился дракон? Чем она живет, чем дышит, о чем переживает?

— А ты, можно подумать, знаешь? — Разговор начинал вновь выводить Глеба из себя. — Может, это потому, что сам ей запретил мне о чем-либо рассказывать? Поделись секретной информацией.

— Мне показалось, или ты вопросом на вопрос стал отвечать? — Живой глаз герцога окончательно заплыл от удара, но никаких видимых неудобств мужчина не испытывал. «Орлиное око» продолжало выполнять свою функцию, обеспечивая владельцу прекраснейший обзор. — Рассказывать я тебе ничего не собираюсь: если бы ты не исчез из ее жизни на неделю, закопавшись в библиотеке в пыльных томах, был бы в курсе.

— Прекрасно! — Магистр даже руками всплеснул, выражая эмоции. — Обвини меня еще в помощи Трое. — Зельевар взял паузу. — И я не считаю Эллу своей собственностью. Она сама способна выбрать, с кем ей быть и когда быть. Но одно дело, когда к выбору ее склоняют, а другое, если она сделает его самостоятельно!

— Но ты решил, что она должна выбрать именно тебя.

— Я за нее ничего не решал. Тем более не считаю себя идеальным кандидатом, равно как и тебя! Но и отступаться тоже не собираюсь!

— А мне, значит, предлагаешь?

В руках герцога материализовалось письмо, украшенное королевским гербом Керении.

— Что это? — кивая на конверт, заинтересовался Глеб.

— Твой билет на недельный отдых от Савойкиной, — хмыкнул герцог и легким движением руки швырнул приглашение магистру.

Глеб неторопливо развернул, пробежался взглядом по строчкам. Пальцы, сжимающие край бумаги, побелели от напряжения, прочитанное зельевару однозначно не нравилось.

— Я не буду спрашивать, почему здесь твое имя. — Его глаза гневно сверкнули. — Но какого черта на такое мероприятие приглашены иномирянки?

Втягивание ничего не ведающих в политических играх этого мира девчонок казалось Глебу подозрительным и нелогичным, а после всех событий еще пугающим и настораживающим. Гораздо более пугающим, чем перспектива оставить Эллу под недельным присмотром Эридана.

Лицо герцога скривилось. У него было несколько версий, одна хуже другой, начиная от самой безумной, где иномирянок позвали на смотрины для принца Даррия, что само по себе могло говорить исключительно о прогрессирующем маразме королевской четы, заканчивая той, где Ризелла пронюхала о проснувшемся даре девчонок. Последнее ничего хорошего не сулило, особенно все для той же Савойкиной.

Эридан навел исторические справки о ее даре. Последний раз такой талант проявлялся несколько тысяч лет назад. Пресловутая Кларисса была нарасхват. Предсказывала катастрофы, землетрясения, цунами, свержения политических режимов, помогала планировать интриги. Только было одно «но» — сидела она под миллионом замков и защитных заклинаний в королевстве Никидония. За десять лет ни разу не видела солнце, и неудивительно, что начала сходить с ума. Очевидцы в летописях черным по белому описывали, как молодая привлекательная девушка за минуту превращалась в абсолютно другую, неадекватную личность, начинала разговаривать с собой, бросалась на людей и пыталась покончить жизнь самоубийством. В какой-то момент у Клариссы это все же получилось, выхватив нож у одного из охранников, она зарезалась, чем окончила свои страдания.

После прочтения Эридан захлопнул книгу с историческими сводками и изъял ее из открытого доступа библиотеки. Любопытство юных иномирянок он оценивал здраво и очень не хотел, чтобы Элла нашла сей монументальный труд и испугалась за себя и свой дар. Сам герцог никогда не пожелал бы ей судьбы Клариссы, поэтому и собирался оттягивать всеми средствами тот момент, когда Ризелла и Викториан узнают о способностях своих будущих фрейлин. Обойдутся без предсказательницы!

Видимо, какая-то из этих мыслей отразилась на лице начальника СБ, потому что Глеб без труда сумел ее прочесть:

— Это как-то связано с тем, что ты запретил девчонкам мне рассказывать?

— Да. — Короткий кивок подтвердил все сомнения. — Но это ради их же и твоей безопасности! Поверь. Есть вещи, которые не стоит знать, пока обвинения в убийстве Трои с тебя не сняты официально!

— Это почему же?

— Тебя не трогают, пока я в Академии. — Эридан наконец-то опустился на свое кресло. — Я выступил гарантом твоей невиновности. Что же происходит сейчас? Я вынужден покинуть стены заведения ради сопровождения иномирянок, следовательно, ты остаешься без защиты! Милонский, конечно, будет отстаивать тебя до последнего, но ты ведь понимаешь! Фактической власти у Филония нет.

Магистр усмехнулся. Десять минут назад он набил морду своему защитнику за то, что тот поцеловал его девушку. При этом сам зельевар теперь вынужден отпустить эту девушку с соперником, потому что так пожелали сильные мира сего! Круг замкнулся!

— Ну и как связано мое плачевное положение с кучей тайн, которые ты не хочешь раскрывать?

— Если тебя схватят и начнут пытать, то эти знания могут повредить иномирянкам! Поверь, в таком случае меньше знаешь — лучше спишь!

Эридан хотел что-то еще добавить, но зельевар остановил его жестом:

— Постой-постой! Если я тебя правильно понял, то ты мне сейчас предложил следующее: посиди-ка ты, Глеб, в сторонке в Академии под замком, пока я с тремя иномирянками, одна из которых твоя девушка, которую я пытаюсь отбить, съезжу на бал в логово зверя. К слову, именно эти звери пытаются тебя обвинить и арестовать за поступок, который ты не совершал. И если, не дай бог, поймают, то начнут пытать, и ты им, дурак безмозглый, выдашь вагон секретов, один из которых может подвергнуть опасности некую рыжую особу и ее подруг!

Эридан пожал плечами:

— Все именно так, магистр Проницательность!

Удивительное дело, уже затекший глаз герцога начал проявлять чудеса регенерации. Синяк на глазах светлел и сходил, а гематома на щеке затягивалась и исчезала.

— Тогда вынужден тебя разочаровать. — Лицо Глеба стало решительным. — Я на пятой точке ровно сидеть тоже не собираюсь!

— Не делай глупостей, — предостерегающе прошипел герцог. — Я же хочу как лучше!

— Хоти дальше! — огрызнулся поэт. — Вот только одну деталь нашего плана ты уже забыл! Меньше чем через неделю открывается окно во Внешний мир! И я собираюсь, с тобой или без тебя, спасти Трою! Я бы отправился с тобой в Керению, помог присмотреть за девочками, но здравый смысл подсказывает, что мое приключение в этом королевстве будет действительно недолгим!

— Выходит, Савойкину ты мне доверяешь? — Герцог хитро прищурился уже почти зажившим глазом. — Не боишься? Отобью ведь!

— Я верю в твое благородство… — Магистр встал с дивана и подошел вплотную к столу. Перегнувшись через столешницу, он приблизился лицом к эридановскому фейсу так, что их разделяло лишь несколько сантиметров. Голос зельевара был тих и словно бы абсолютно спокоен. — Я верю в твое благородство, умение играть по правилам и желание сохранить второй глаз.

— С моей стороны было бы слишком мелко беречь то, чем я почти отвык пользоваться, — губы герцога слегка дрогнули. Эридан постучал пальцем по голубому камню «ока». — Артефакт уже век заменяет мне большинство чувств. Так что, если захочешь меня покалечить, выбирай яды! В них ты более успешен, чем в рукопашном бое!

— Я подумаю, — процедил Глеб и отошел обратно к дивану.

— А по поводу Трои… — Начальник СБ материализовал перед собой пергамент и письменные принадлежности. — Я выдам тебе разрешение сроком на день. С его помощью ты войдешь в палату, где она лежит, и сможешь беспрепятственно телепортировать с ее телом во Внешний мир. У тебя будет ровно час, чтобы вернуться обратно! В противном случае это заметят и поднимут тревогу!

— Не маловато ли часа будет?

Внешний мир поэт не любил, да что там, терпеть его не мог. Суетливый, непонятный, неведомый… Магистр плохо понимал его законы и правила, но риск не уложиться в час его серьезно волновал.

— Ее тело само должно притянуть душу. — Эридан уже подписывал документы на допуск. — Хватит и пяти минут! Остальное время скорее для Трои по магазинам пробежаться на радостях!

— Я смотрю, ты проникаешься оптимизмом к успеху операции.

Герцог протянул зельевару готовую бумагу:

— В последнее время вокруг слишком много гадких событий. Должно же нам хоть где-то повезти!

Уже готовясь покинуть эридановский кабинет, Глеб остановился, задумался и тихо спросил:

— Ты ведь позаботишься о ней?

— Ни один глаз с нее не спущу.


Глава 14 | Фрейлина немедленного реагирования | * * *