home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Короли создаются не королями, а народом.

Генри Луис Менкен

Велидор сидел в одиночестве в своем кабинете и со всей тщательностью изучал только что принесенные бумаги.

В последние несколько лет молодой король Пятого Радужного предпочитал изучать документы исключительно в одиночестве. Тишина позволяла сосредоточиться, выделить из тонн информации самые важные крупицы. И главное — надоедливые советники не жужжали над ухом, склоняя правителя к тому или иному решению, а последние Велидор предпочитал принимать исключительно сам. После смерти своей несчастной супруги два года назад он вообще старался не прислушиваться ни к чьему мнению. Ибо в случае неудачного исхода событий не придется никого винить. Во всем будет виноват только он сам. И, как король, примет на себя полную ответственность за произошедшее.

В сегодняшних документах, высокой стопкой сложенных на рабочем столе, содержались важные сведения из других королевств: кулуарные сплетни, призраки готовящихся заговоров, шпионские донесения.

Мнимая дружба между Двадцатью Королевствами никогда не обманывала Велидора. Каждый из правителей мог улыбаться ему в глаза, а за спиной держать пару отравленных ножей.

Это шесть тысяч лет назад все двадцать королей и королев были братьями и сестрами, а их добрососедские отношения строились на уважении и родственных узах. Сейчас же, по прошествии веков, статус-кво сохранялся лишь благодаря благоразумию правителей, их тонкой игре с оппонентами, Магической Академии, которая незримым оком следила за порядком, и призрачной драконьей армии, скрывающейся где-то в Нейтральных Землях. Драконы были грозной силой, которую в последний раз использовали почти сотню лет назад. Такой грубой демонстрации, как штурм замка герцога Шнардского, тогда хватило, чтобы показать двадцати правителям — если что-то случится, драконы сумеют навести порядок. Тем более в истории уже имелись прецеденты.

Сам Велидор был молод, всего сто пятьдесят лет, но умен не по годам. Он прекрасно понимал, что некоторые признаки надвигающегося будущего стоит искать в глубоком прошлом.

Его предок Армонд взошел на трон около трех тысяч лет назад и не был потомком Великой королевской династии Артаксаров, правившей испокон веков в этих землях.

Армонда выбрал народ, когда настоящий наследный монарх Крорк сначала развалил страну, а потом еще и решил совершить парочку государственных переворотов в соседних королевствах. Планы короля провалились, едва о них прознали в Академии. Дворец Крорка был сожжен дотла армией драконов, а сам правитель казнен на главной площади перед всем честным людом. Ибо так завещал основатель всех Двадцати Королевств — великий Артаксар. Нарушил мир — освободи трон для достойного!

И три тысячи лет назад народ, тогда еще Кристании, а ныне Пятого Радужного, выбрал прапрапрапрадеда Велидора — Армонда — своим правителем. Под его руководством королевство расцвело, восстановилось после упадка и разрухи, стало еще богаче, чем было. С тех самых пор потомки Армонда достойно правили королевством, приумножая богатства и делая родной дом сильнее и прекраснее.

Велидор с раннего детства рос умным мальчишкой с пытливым умом. Отец и мать никогда не баловали его излишним вниманием и роскошью. Как раз наоборот, с четырех лет мальчика отдали на воспитание в простую крестьянскую семью, где ребенка приучали к ручному труду, не чураться грязной работы, общаться с простолюдинами. А в двенадцать забрали обратно во дворец, где обучали наукам, этикету и другим важным вещам.

В результате уже к двадцати годам наследный принц Велидор был одним из самых образованных молодых людей в королевстве. Родители по праву гордились таким сыном, а отец уже тогда заявил, что из Велидора выйдет отличный правитель.

Так и случилось, правда, почти век спустя после произнесения тех слов…

Десять лет назад от старости умерла мать кронпринца, а через три года и отец.

Коронация принца была грустной церемонией — никто не хлопал в ладоши, не пускал салюты, в стране был объявлен семидневный траур.

Велидор стал отличным королем, справедливым, с цепким взглядом в будущее. Но одно ему никогда не нравилось, а в чем-то даже и пугало. Глупые правила, которым должен был следовать каждый правитель.

Через год после коронации за Велидором толпой начали ходить капающие на мозг советники — нудно наставляли, что король обязан жениться. Ибо время — деньги, случиться может всякое, а наследник у Пятого Радужного быть должен.

Тем более жениться именно на принцессе или другой знатной даме вовсе не обязательно. Еще шесть тысяч лет назад сам Великий Артаксар разрешил своим сыновьям и дочерям выбирать жен и мужей из всех возможных вариантов. Боялся старый, мудрый король близкородственных связей, которые могли бы возникнуть через пару поколений, и был в этом стопроцентно прав.

Вот и пользовались такой вседозволенностью толпы красавиц, преследуя молодого короля. Подстраивали каверзные ситуации, норовили опоить приворотным зельем. Сотни подданных приводили дочерей и пытались устроить ненавязчивые смотрины. Из дальних королевств ехали знатные дамы: на короля посмотреть и себя показать.

Когда Велидору надоел этот цирк и он понял, что добром от него не отстанут, то поступил самодурно, о чем до сих пор жалел. Позвал замуж дочь простых крестьян, тех самых, у которых воспитывался в раннем детстве.

Милейшая Анита была прекрасна. Неизбалованная, простая, добрая и в то же время по-настоящему любящая Велидора.

Сам же король считал ее не более чем другом детства. Поэтому, по тайной договоренности с родителями невесты и самой Анитой, девушке был пожалован дворянский титул, подарены огромные земли и заключен фиктивный брак. Аниту богатства не интересовали — ей хотелось лишь находиться рядом с любимым мужчиной, а на каких условиях это произойдет, не так важно. Велидор поклялся охранять девушку, лелеять, оберегать и, если понадобится, сдувать пылинки, но сразу сказал — любви между ними нет и не будет.

Молодой король понимал, что рано или поздно у них с Анитой должны родиться наследники. Королю нужен сын, и они с женой когда-нибудь обязательно сойдутся друг с другом, тем более что детская дружба располагала к дальнейшему развитию отношений. Но о вселенской страсти и потере головы речи никогда не шло.

Сразу после свадьбы к Аните были приставлены охраняющие ее фрейлины — свежий выпуск прославленной Академии. Они не только добросовестно выполняли работу, но и любили молодую королеву — Анита, как девушка из народа, никогда не задирала нос, не обращалась с ними как со слугами, наоборот, постаралась подружиться с каждой.

И фрейлины охраняли. Дважды находили яды, трижды пришибали каблуками неудавшихся убийц, не углядели лишь однажды… И то, это была не их вина. Несчастный случай.

Анита всегда любила лошадей и конные прогулки. Вот и в тот вечер она отправилась на обычный вечерний променад. Самолично выбрала жеребца из королевской конюшни, сама оседлала. Как бывшая крестьянка, она делала это идеально.

Только лошадь — животное не всегда спокойное. Резкий звук испугал животное, и конь понесся.

Анита не удержалась в седле.

Уже позже королевский врач при осмотре тела констатировал — смерть была быстрой. Сильный удар о землю и перелом шейного позвонка отправили девушку на тот свет.

Король горевал. Искренне. По-настоящему. Чувствовал свою вину в произошедшем. Не женился бы, и Анита осталась жива!

Год он провел в трауре. А уже на следующий началась старая, заезженная песня: новое паломничество к королю на предмет: «Посмотрите, какая я красивая!»

На этот раз Велидор терпел, но всех соискательниц легкого счастья отправлял восвояси при первом же удобном случае.

Удивительное дело, но в этой тяжелой миссии ему помогли фрейлины Аниты. Так как контракт у девушек еще не подошел к концу, Велидор не имел права выгнать их из Пятого Радужного, но и просто так без дела ходить по дворцу не позволил.

К каждой кандидатке на теплое местечко королевы Велидор личным указом приставлял одну из фрейлин. Милая боевая выпускница Академии таскалась по пятам за соискательницей, улыбалась ей во все тридцать два зуба, шпионила за дамочкой днем и ночью, в общем, устраивала «голубушке» сладкую жизнь.

Еще ни одна из горе-невест не продержалась в Пятом Радужном больше недели.

Милашки-фрейлины делали для королевства одно из самых важных дел — отгоняли от короля назойливых дамочек, желающих окольцевать его.

Но контракт девушек подходил к концу, и это беспокоило правителя. Задерживать их он не имел права.

Да! Он уже предложил каждой работу во дворце… Но из девяти согласилась лишь одна. Остальные же отказались: кто-то был помолвлен и готовился к свадьбе, кто-то собирался уехать путешествовать, кто-то — начать новую жизнь. Девушек теперь ждала их собственная судьба. А значит, перед Велидором стояла кадровая проблема.

«Как пригласить на работу в Пятое Радужное новых выпускниц Академии, если в царстве нет королевы, а охранять им, по сути, придется мой брачный конверт, в который я не собираюсь вписывать ничьих имен в ближайшие триста лет?» — раздумывал он.

Разгадка в голову упорно не приходила, хотя ее поиску король с каждым днем уделял все больше времени.

Правда, сейчас он был занят абсолютно другим делом — изучал шпионские доклады.

Большинство из прочитанного Велидору не понравилось.

Вот, например, в Никидонии был убит глава совета безопасности. Труп обнаружили в одном из примыкающих к спальне королевы коридоров.

Что именно делал у покоев первой дамы королевства советник, было неясно, а вот бдительная фрейлина, дежурившая гой ночью, отреагировала на шорох по-военному четко. Не стала разбираться, кто шляется по ночам в неположенных коридорах, и прицельно запустила в главу совета отравленной шпилькой.

Смерть благородного мужа была медленной и мучительной. Яд, попавший в кровь, убивал изощренно, заставляя несчастного испытывать весь спектр боли, биться в конвульсиях и предсмертных судорогах. Местные лекари не смогли дать несчастному противоядие — оно элементарно не было заготовлено заранее, а позвать специалиста из Академии никто не решился. Видите ли, магистра ядоведения Глеба обвиняют в покушении на убийство, и теперь он не кто иной, как опальный специалист, скрывающийся за толстыми стенами Академии от справедливого правосудия. И попросить помощи у такого все посчитали ниже собственного достоинства.

Стоило керенийской делегации вернуться на родину, и новость о том, что произошло в Академии на присяге у Ризеллы, разнеслась по Двадцати Королевствам за считаные часы. А уже через полсуток почти каждый из королей вызывал своих фрейлин и телохранителей на допросы. Искали возможных лазутчиков и предателей. Перестраховывались.

Брошенная Ризеллой в истерике фраза: «О какой защите королевских семей может быть речь, когда вы не можете защитить самих себя!» — теперь путешествовала из письма в письмо, цитировалась в кулуарах и закулисьях, перевиралась, обрастала немыслимыми подробностями и пробуждала в остальных правителях нервную паранойю.

Развернув очередной доклад, уже из Валентарии, молодой король скривился еще больше. По королевскому двору одной из самых могущественных стран бродили небывалые слухи. Правящая королева Маринда планирует отказаться в будущем от услуг фрейлин. Вроде как последние себя дурно зарекомендовали. Да и, мол, руководство в Академии нынче не то. Герцог Эридан Тарфолд — самодур, то драконью армию ради бабы пробудит, то преступников покрывает. А значит, в королевстве разберутся без посторонней помощи! Хорошо подготовленный отряд вышколенных бойцов, которых, как говорилось в донесении, уже начали тренировать, с успехом заменит девять-двенадцать свежеиспеченных фрейлин.

С одной стороны, Велидор понимал королеву. Еще бы, та история, когда на королеву Ризеллу покушалась ее собственная телохранительница Мадлен, на некоторое время всколыхнула нервы всех обладателей «голубой крови». Невиданное дело, в Академию пробрались лазутчики, которых не то что не заметили, так еще и обучили, вдолбили им в голову кучу секретных сведений, умений, навыков и в довершение пристроили поближе к будущей жертве.

Потом история забылась, но о ней мгновенно вспомнили, едва в огонь было подлито новое масло. И вновь прозвучало то же имя — магистр зельеварения Глеб.

Велидор задумчиво отложил отчет в сторону. Что-то в этой истории ему решительно не нравилось, уж слишком массовой выходила происходящая истерия, словно по нотам разыгрывалась чья-то партитура.

Зельевара Глеба Велидор видел за свою жизнь однажды, не походил магистр на злодея мирового масштаба, да и герцог Тарфолд не стал бы прикрывать его, не будь уверен в невиновности коллеги.

Эридана Велидор знал гораздо лучше, не раз молодой король консультировался с герцогом по поводу магического оружия и редких артефактов. По мнению короля, Эридан походил на колючий кактус, сделанный из закаленной стали.

Да и от фрейлин Аниты король был наслышан об одноглазом блондине — козел, урод и женоненавистник. Что в переводе на человеческий означало — мужик вполне нормальный.

К слову, своих сотрудниц, в отличие от других королей, Велидор не допрашивал. Считал глупым. После смерти жены он провел настолько тщательное расследование, что о каждой из девушек знал все, начиная от любимого сорта яблок и заканчивая суммой личных сбережений под подушкой.

В глубине души король пытался найти виноватых в случившемся, но где там. Несчастный случай был действительно трагическим стечением обстоятельств.

Что же касалось собственных телохранителей, то их у Велидора не было. Едва в его распоряжение поступили эти образчики молодых воинов, король решил, что таким ребятам нечего пять лет сидеть во дворце, и распределил каждого по провинциям Пятого Радужного — обучать подрастающее поколение военному делу. Пусть всех знаний они передать и не смогут, но вымуштровать небольшие отряды эридановские выпускники сумели.

С аналитиками дела складывались проще — знания король ценил превыше всего, поэтому весь штат этих специалистов держал как можно ближе к себе, едва ли не в соседнем кабинете. Они могли понадобиться в любой момент.

Глубоко вдохнув, правитель Пятого Радужного принял решение, которое могло бы помочь в его кадровой проблеме.

Выудив из ящика стола чистый лист бумаги, король принялся составлять письмо герцогу Эридану.

— Что ж, попробуем сыграть на опережение событий, — пробурчал он себе под нос и приступил к написанию витиеватого послания.

Среди тучи фраз король грамотно расставлял акценты на нужные слова и словосочетания. Как бы невзначай упомянул о ситуации в Валентарии, о гуляющих сплетнях и в конце послания грамотно перевел тему на то, что в случае непредвиденного развития ситуации Пятое Радужное с радостью возьмет выпускников Академии на службу. Аналитиков примут с распростертыми объятиями, телохранителей тем более, да и от фрейлин не откажутся. Ибо обязанности короля склоняют его к браку, и иметь такие кадры под рукой, на всякий случай, будет нелишним.

Перечитав написанное дважды, Велидор остался доволен результатом. Теперь осталось поставить личную королевскую печать на конверт и попросить одного из аналитиков телепортировать письмо в Академию вместе с другой магической корреспонденцией.

Сам Велидор магией практически не обладал, его талантов хватало лишь на мелкие бытовые фокусы. Но король по этому поводу не комплексовал. Своей главной силой он считал блестящий ум и дальновидность. Без фейерверка из рук прожить на свете можно, а без сообразительности навряд ли.

В отсутствии выдающихся магических способностей у Велидора не было ничего удивительного. Все же его род не принадлежал первородной королевской династии, а как раз наоборот, происходил из выбившихся наверх обычных людей. А среди таких сильные магические способности встречались исключительно редко.

Это у потомков величайшего мага Артаксара можно насчитать целый букет различных сил и талантов. Начиная от высшего телекинеза, заканчивая тонким манипулированием материями. Иномиряне также хватали магические звезды с неба. У коренных же жителей Двадцати Королевств со способностями было не все так радужно, хотя и среди простолюдинов иногда проклевывались те или иные дарования.

Например, тот же сирота неизвестного происхождения Глеб — уникальный самородок, мало того что абсолютно невосприимчив к яду, так еще и высший телекинез подвластен.

Тут Велидора опять обуяли неприятные мысли. Десятки одаренных магией девиц бегали за ним и пытались спекулировать на своих способностях.

Одна особенно наглая дамочка, пытаясь затащить короля в темную подсобку, даже жарко нашептывала на ушко, что у их детей будет огромный магический потенциал! Мол, ее наследственностью можно подправить неудачные, обделенные магией велидоровские гены.

Ту мадемуазель король вышвыривал из дворца собственноручно и со скандалом. Только племенным жеребцом ему не хватало себя почувствовать, а точнее, далеко не племенным. Ничего против магии у своих будущих детей он не имел, но не в таком же контексте!

Закончив с письмом, Велидор решительно вернулся к чтению бумаг. Он еще прошелся не по всем сплетням королевств. И едва взял следующий документ, искренне расхохотался.

Керенийский балбес Даррий — баловень судьбы и чересчур занятых родителей, опять сумел отличиться. На этот раз наследный принц засветился в одном из публичных домов королевства. То, что Даррий туда частенько захаживал, и так все знали, но сейчас он сумел переплюнуть самого себя.

С пьяных глаз в качестве оплаты очередной жрице любви кронпринц оставил не пару золотых монет, а династийный артефакт. Небольшое такое колечко с камушком, которое являлось ключом от королевской сокровищницы. Владелец магической побрякушки имел свободный доступ в государственную казну в любое время дня и ночи.

— Как же она тебя обслужила, что ты решил ей все королевство подарить? — По лицу Велидора плясала ехиднейшая из улыбок. Самодовольного Даррия он терпеть не мог, а по долгу службы иногда приходилось это делать. — Надеюсь, папочка выпорет тебя по твоей царской заднице, — пожелал он королевскому отпрыску и взялся за следующий документ.

Собственных детей король собирался воспитывать так же, как воспитывали его самого. Способ, проверенный годами и практикой. Но позже, лет через сто-двести, когда он будет готов жениться и выберет достойную жену, а не тех вертихвосток, что крутятся вокруг него стаями.

Словно назло всем мыслям и ожиданиям Велидора, в этот момент дверь в кабинет открылась, и в помещение вороватым движением завалилось фигуристое нечто в фиолетово-салатовом платье. Лицо незнакомки прикрывала черная вуаль, а вот внушительную грудь пятого размера — лишь условно скромное декольте.

Дамочка захлопнула за собой дверь, вытащила из воздуха ключ, который не преминула на два оборота провернуть в замке, и только после этого развернулась лицом, а точнее вуалью, к Велидору.

Король от такой наглости опешил, давно подобного не видел. Ворваться в кабинет к правителю — это отдельный пункт сумасшествия, а вот достать еще и ключ — попахивало определенной бесшабашностью и отсутствием инстинкта самосохранения.

Незваная гостья тем временем отлипла от двери и решительным шагом направилась к столу, за которым сидел правитель, но до конца не дошла, с размаху плюхнулась на гостевое кресло и закинула прелестные ножки в туфлях на высоченных каблуках на королевскую мебель. Юбка при этом маневре неприлично задралась, оголяя не только голени прелестницы, но и половину округлых бедер.

Глаза правителя рисковали стать квадратными. Таким беспардонным способом его еще не кадрили. Это что-то новенькое.

— Хм, леди, — прокашлялся мужчина. — А вы, случайно, комнатой не ошиблись?

Лица под вуалью не было видно, но Велидор был готов поклясться — его смерили взглядом и ехидно усмехнулись.

— Милорд, — пропела дамочка грубым, басовитым голосом. — Я вас люблю! Возьмите же меня прямо здесь! На вашем столе!

Собственно, после этой фразы все стало на свои места. Король расхохотался.

— Лил, ты полный идиот! Я почти купился на этот цирк!

«Дамочка» кокетливо поправила вуаль, а следующим движением, словно липкую паутину, стащила с себя «вульгарный образ» дворцовой куртизанки. Морок мигнул и исчез.

Теперь на гостевом кресле сидела не наглая мадемуазель, а высокий черноволосый мужчина. Сидел расслабленно, беззаботно. Его рубашка отливала кристальной белизной, черные брюки и начищенные до блеска сапоги создавали с ней яркий контраст. Оружия при себе мужчина не имел.

Зато была яркая и очень приветливая улыбка, которой он открыто приветствовал Велидора.

— Ну вот, — нарочито обиженным голосом выдал он. — Чуть что, сразу «Лил — идиот»! Я ведь, между прочим, ради тебя, неблагодарный, стараюсь!

— Ноги со стола сними, — попросил король. Теперь, глядя на настоящую внешность лучшего друга, можно было расслабиться и не ждать новых сюрпризов.

Послушно опустив конечности на пол, Лил подался вперед и с самым трагическим видом выдал:

— Я больше не могу находиться среди этих куриц. — На его лице отразился весь спектр отчаяния. — Может, ты все же выберешь одну из них и женишься? А то я уже не в силах ходить с компанией клуш и притворяться домашней курочкой!

Велидор снисходительно улыбнулся:

— Мне напомнить, чья именно была идея отправить тебя под прикрытием к назойливым дамочкам?

— Я уже пятьдесят раз об этом пожалел.

— Подожди-подожди… — Молодой король театрально приосанился, откашлялся и, стараясь не рассмеяться, процитировал фразу месячной давности самого Лила: — «Вел, я сольюсь с их обществом, мы будем устраивать девичники и вечерние променады по твоему саду, я узнаю об этих дамочках все!» Твои слова?

Лил сник еще больше. Слова его, вот только ничему из планов сбыться было не суждено.

— Вел, я устал! Мне уже надоело слушать нытье о платьях, тысячах способов вышивания крестиком, об оптимальной высоте каблука и глубине декольте. Я думал, с твоими потенциальными невестами будет веселее, а они будто из монастыря сбежали!

Король откинулся на спинку кресла и придирчиво оглядел друга.

— Ничего удивительного. Каждая из них пытается строить из себя совершенство и быть похожей на Аниту! Странно, что тебя еще в церковь к сестрам Смерти не сводили!

Лил вздрогнул.

— Все! Я умываю руки! Я сказал им, что пошел тебя соблазнять! Так что сделай доброе дело — выкинь меня из кабинета со скандалом, а потом официально вышли за пределы Пятого Радужного! Тебе уже не впервой дамочек восвояси отправлять!

На этот раз лицо короля осталось невозмутимым:

— Ну уж нет! Вызвался — работай! Тебя никто за язык не тянул!

— Ну как знаешь! — слишком легко сдался метаморф.

Он тяжело вздохнул и, поднявшись с кресла, направился к бару, скрытому в одной из стен кабинета. Там, привычным движением открыв створку тайника, вытащил бутылку дорогущего радужного вина, щелчком выбил пробку и наполнил призванный из воздуха бокал.

Лил, полное имя Лилард, был немного старше Велидора, но что по меркам Двадцати Королевств разница в два десятка лет? Пшик.

С коронованным другом Лила разнило многое, в том числе и происхождение — ни много ни мало иномирянин.

Попав более века назад в этот мир, Лил старательно отучился пять лет в Академии и распределился на службу в Никидонию. Свою работу телохранителя короля тогда еще молодой парнишка выполнял старательно. Вот только была одна особенность, которая превратила Лила в белую ворону даже среди белых ворон! В положенный срок дар у него не пробудился!

По окончании срока службы мужчину отпустили на все четыре стороны, и перед Лилом встала непростая проблема — куда податься дальше. Искать жену, строить дом и сажать деревья ему не хотелось. Отправиться путешествовать? Тоже всегда успеет. А вот заработать денег на будущее не помешало бы.

Только королевские дворы не спешили принимать на работу иномирянина без способностей, мол, и без него хватало работников подобного профиля.

Так продолжалось до момента, пока уже отчаявшийся Лил не дошел до Пятого Радужного. И ныне покойные родители Велидора что-то разглядели в парне. Ему сделали уникальное предложение: охранять молодого принца, пока тот проходит обучение. И охранять надо было, не бегая по пятам за наследником с мечом наперевес, а находясь рядом с ним, так же обучаясь, ходить на одни и те же занятия, вместе фехтовать, если надо, то поддерживать наследника в тайных вылазках за пределы замка. Вспоминая те годы, Лил всегда усмехался, едва в голове всплывали картины их первого похода к местным куртизанкам. Тогда, на обратном пути, их выловила стража, и оба получили крепкий нагоняй от королевы-матери.

Изначально сам Велидор не знал, что Лила приставили к нему в качестве охраны, тогда черноволосого юношу принцу представили очень дальним родственником. Когда спустя много лет уже выросший наследник узнал правду, разразился огромный скандал. Два года после этого мужчины друг с другом не разговаривали.

Именно в тот период наконец решил проснуться дар Лила. И не просто проснуться, а заиграть всеми возможными красками.

Себя Лил шутливо называл человеком-хамелеоном.

Дар мужчины оказался действительно необычным — идеальная способность к маскировке. Лил мог каким угодно образом изменять свою или чужую внешность, а уж недюжинный актерский талант в этом только помог.

Вот и месяц назад, по глупости, Лил вызвался прикинуться одной из кандидаток в невесты для Велидора. Думал слиться с остальными дамочками, послушать, о чем они говорят, если повезет, то напроситься к кому-нибудь на чай с конфетами. Но на практике все оказалось не так весело, как представлялось.

Дамочки не хотели щебетать о нижнем белье и мужчинах, не звали на вечерние променады, а, наоборот, старались держаться обособленно. А если и сбивались в стайки, то внутри царили милые улыбки, сдобренные литрами змеиного яда.

Попав в такую милую компанию и пробыв там месяц, Лил только удивляться мог, как фрейлинам удается выжить в этом чудесном клубке гадюк. Но вот одно он знал точно — ни на одной из кандидаток он другу жениться не позволит!

— Хоть что-то в моей гадкой работе может быть полезного, — допив радужное, удовлетворенно произнес метаморф. — Здесь я могу пить чудесное вино!

Лил прикончил уже третий кубок, краем глаза наблюдая, как Велидор продолжает изучать тайные донесения.

— Тебе никто не говорил, что ты редкостный свин? — не отрывая глаз от бумаг, произнес король.

— Никто, но я всегда на это надеялся и верил. — Судя по ответу, до Лила замечание не дошло.

— На рубашку посмотри!

И вправду, на белоснежной одежде мага расплывались небольшие алые пятна от вина. Но вместо того чтобы расстроиться и кинуться переодеваться, мужчина лишь хмыкнул и, щелкнув пальцами, наколдовал себе огромный плащ в цвет вина. Нацепив оный на плечи и гордо выпрямившись, иномирянин пафосно исторг:

— Я вампир! Я ужас, летящий на крыльях ночи! — И театрально выпустил самые натуральные клыки, каждый длиной сантиметра в три.

— Ты придурок! — улыбнулся Велидор и все же отложил стопку бумаг в сторону. Пока в кабинете находился Лил, поработать спокойно не удастся. Стосемидесятилетний метаморф мог превратить в комедию даже самое серьезное дело и начинание.

— Иногда я думаю, что жениться надо не мне! Лил, давай мы тебе жену найдем? Да такую, чтобы всю дурь из твоей головы выбила!

— Таких не существует! А если и существуют, я не собираюсь жениться на этом монстре!

— Почему сразу монстре? Может, она красавица, каких поискать надо?

Велидор, хитро прищурившись, разглядывал друга, который оправлял кровавый плащ и развлекался втягиванием вампирских клыков обратно в пределы здорового прикуса.

— Потому что жениться надо на девушках, которые окрыляют, дают силу и желание стать ради них лучше. А убить в тебе все стремления и сделать тряпку сумеет каждая вторая!

— С каких пор ты стал раскидываться такими умными мыслями?

Лил смерил друга невеселым взглядом, и всем видом изобразил оскорбленность до глубины души.

— Вел, это только в твоем понимании серьезные люди те, кто сидит над кучей документов! — Он глубоко вздохнул и расстегнул ворот рубашки. — Я и не спорю, в чем-то ты прав, но быть умным человеком и похоронить себя в кабинете среди документов — разные вещи.

— О! Великий мастер параллелей, это камень в мою усадьбу?

— Ты проницателен! — Лил улыбнулся во все шестьдесят четыре. На этот раз вампирских клыков не было, зато появились в два ряда острые, как частокол, пилообразные зубищи. Это превратило довольно милую улыбку в злобный оскал. — Ты когда в последний раз развлекался? А?

Молодого короля таким вопросом было не пронять:

— Месяц назад. Устраивал бал в честь очередной порции приезжих невест! Я потанцевал с каждой!

Лил клацнул своими адскими зубами.

— Вот только давай ты мне не будешь петь эту песню о веселых танцах? Я тебя знаю, как облупленного! Вымученную улыбку и автоматическую перестановку конечностей в такт музыке — весельем назвать нельзя!

— А что же тогда можно?

— Например, когда двадцать лет назад, еще до коронации, мы сбегали ночью за пределы замка и до утра кутили в какой-нибудь придорожной забегаловке! Я вешал на тебя и себя морок, и можно было гулять без страха быть узнанными!

Горькая усмешка пробежала по губам правителя Пятого Радужного и тут же растворилась в каменном выражении лица.

— Времена изменились. Я король, и у меня нет времени на такое глупое времяпрепровождение!

— Ты здравый смысл и фанатизм не путай. Твое стремление к серьезности меня периодически пугает. Даже твой отец при всей своей занятости не забывал о том, что ему необходим отдых. Они с королевой-матерью иногда могли на неделю пропасть, оставив записку: «Не волнуйтесь, скоро будем!» И ни разу конца света за время их отсутствия не случилось!

Велидор понимал, куда клонит Лил, вот только родители далеко не на отдых к морям ездили.

Отец и мать периодически выходили в народ. Переодевались в простые одежды, брали немного денег и, пользуясь обычным театральным гримом, путешествовали по королевству Слушали, о чем говорят крестьяне, вникали в их проблемы, узнавали свежие сплетни. Такие походы помогали отцу лучше оценить ситуацию по королевству в целом. Старый король знал, что на бумаге советники и секретари могут принести одни сведения, а по факту данные окажутся зеркально противоположными.

Только этот маленький семейный секрет должен всегда оставаться тайной.

Все же, путешествуя без прикрытия, король рисковал. Но одно дело рисковать, когда у тебя есть законный наследник, а другое, если даже жены нет, и заводить семью в ближайшее время ты не собираешься. А раз так, то ни о каких вылазках и речи нет!

— Лил, ты можешь сколько угодно говорить о моем скучном образе жизни, но ни на какие авантюры я не соглашусь! — упрямо стоял на своем Вел.

— Ну как хочешь, — визави только рукой махнул. Его зубы наконец вернулись в привычное человеческое состояние.

Прекрасно осознавал Лил все упрямство друга. Пока сам к решению не придет, уговаривать его бесполезно, а раз так, то лучше потратить время куда с большей пользой. А именно — допить бутылку прекрасного радужного вина.

Следующие десять минут провели молча. Король продолжил копаться в документах, Лил наслаждался дорогущим напитком.

Едва последние капли из бутылки упали в бокал, черноволосый театрально откашлялся и, глупо хихикнув, выдал:

— Кстати о птичках, теперь ты просто обязан сделать меня своей фавориткой!

— Что? — У Вела аж свиток из рук выпал.

— Ну а чего ты хотел? — Весь вид Лила показывал, что ему короля как минимум ну-у-у очень-очень жалко. — К тебе в кабинет забежала прекрасная дама… — Тут он сделал театральную паузу и взглянул на огромные настенные часы. — Которая пропала в этих покоях на долгое время, а потом вышла в изрядном подпитии! И не просто в подпитии, а после дорогущего вина! А так как выгонять меня из кабинета ты отказался, выводы напрашиваются сами собой. Как думаешь, дружище, насколько быстро по дворцу разнесутся соответствующие слухи?

Пальцы Велидора самопроизвольно сжались в кулаки.

— Знал бы ты, как мне хочется огреть тебя чем-нибудь тяжелым, — прорычал король. — Противно чувствовать себя одураченным, тем более лучшим другом. Ты все продумал!

Лил с легкой улыбкой показательно поднял бокал вверх, чокаясь с коварной пустотой.

— Ты же у нас предусмотрительный король, мог бы и разгадать мой до неприличия коварный план. — В душе маг ликовал. — Вел, кстати, для тебя это будет даже лучшим вариантом, чем прогнать меня восвояси!

— Да? — Желание разбить бутылку о голову лучшего друга никуда не исчезло. — Это почему же?

— Ну вот сам посуди. — Внешность Лила мигнула, и он вновь обернулся грудастой мамзелью в вуали. — Леди Лаврентия — девица суровая, с такой в качестве фаворитки любые конкурентки связываться побоятся.

Лил театрально и томно вздохнул, чем заставил огромный бюст своего дамского амплуа раскачаться подобно желе.

От подобного зрелища Велидора едва не вывернуло.

— Да я бы сам с такой побоялся связываться! — кивнул король, взвешивая все за и против «заманчивого» предложения.

Прецедент с проникновением в кабинет создан, а значит, никакая леди Лаврентия, будь она хоть миллион раз его фавориткой, не избавит Велидора от толп караулящих под дверью девиц. А раз так, то не пойти бы Лилу в ж… То бишь в ссылку из Пятого Радужного.

— Пошла вон! — нарочито громко рявкнул Вел на сидящую в гостевом кресле барышню.

В глазах под вуалью мелькнули победные огни — эту партию хитрый иномирянин выиграл.

— Но, Ваше Величество! — залепетал он неожиданно писклявым голоском. — Я же к вам со всей душой! Доверилась, как мужчине!

И, словно показывая, насколько широкая у нее эта самая душа, леди повторно качнула грудью.

Велидор глубоко вздохнул и принялся играть предписанную обстоятельствами роль. Выбора королю не оставили.

Лаврентию было просто необходимо срочно и со скандалом выслать за пределы Пятого Радужного!


Глава 4 | Фрейлина немедленного реагирования | Глава 6