home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

На следующий день Рыков разговаривал с Ниной:

– Скажите, почему вы, имея туалет в квартире, держите в комнате ведро… используя его вместо туалета?

– Боже! – поморщилась она, представив, как правовые органы суют носы в ведро. – Вы и туда заглянули?

– Разумеется. Мы обязаны заглядывать везде.

– Хм, дерьмовая же у вас работа, – вырвалось у нее. Правда, Нина тут же пожалела о сказанном, ведь со вчерашнего вечера решила наладить с Рыковым контакт. Она поспешила исправить грубый выпад: – Я хотела сказать, вам даже в дерьмо приходится…

– …носы совать, – подсказал он. – Да, приходится. Вы не ответили.

– А мне лень ночью идти в туалет аж в коридор.

– Ладно, ответ принят, – сказал он с иронией. – В вашем гараже стоит джип. Откуда он у вас?

– Я не понимаю, это что, допрос? А где адвокат?

– Это не допрос, а беседа. Видите, я даже протокол не веду. Так откуда у вас джип?

– Это мой джип, я его оформляю, можете узнать…

– И где же вы взяли деньги на такой дорогой транспорт? Не думаю, что ваше кафе за год принесло сумасшедшую прибыль, которую, не глядя, можно кинуть на такое излишество, как джип.

– А я не покупала его. Мне подарили.

– Кто? – задал он вопрос. – Имя?

Нина облизнула губы, перебирая в уме знакомых, способных бросить к ее ногам такой подарок. Как назло, из головы выветрились все знакомые, кроме…

– Его зовут Жора! Он мой… друг!

– Фамилия? – подлавливал ее Рыков.

– А зачем? Вы поедете к нему, расскажете, что меня посадили… это стыдно. Я не назову его фамилию (потому что не знаю). Вот выпустите меня, я устрою вам встречу.

– Спасибо, – ехидно усмехнулся Рыков и полез в ящик стола, положил перед Ниной стопку листов и скрестил руки на столе. – Что это?

Нине не надо было брать их в руки, она и так узнала, что это за листы. Но страница с номером один заставила учащенно биться сердце. Первые страницы были у Глеба, значит, он не успел уйти из квартиры. А Рыков во время паузы подпер подбородок ладонью и пытливо смотрел на Нину. Нужно время, чтобы сообразить, как отвечать.

– А вы разве не прочли? – ушла она от конкретного ответа.

– Прочел, – сказал он. – Занятная вещица. Где вы ее взяли?

– Мне принесли почитать.

– И кто же автор?

– Меня не интересовал автор.

– А то, что здесь написано, очень заинтересовало?

– Не очень.

Он взял опус Валентины, перелистывал, незаметно следя за реакцией Нины. Она старалась ничем не выдать волнения, хотя волновалась ужасно. Во-первых, терялась в догадках, где Глеб. Но на то и догадки, они дают процент надежды на положительный результат. Ведь Рыков не сообщил, что на ее квартире взяли Глеба, который тоже подозревается в убийствах жены и ее любовника. Во-вторых, не представляла, чем для нее чревата находка дневника. В-третьих, мечтала выбраться на волю, значит, ни в коем случае нельзя идти на конфликт с Рыковым, нельзя его злить. Надо попытаться убедить его, что она не имеет отношения к убийствам. А как это сделать?

– М-да, откровенно написано, – листая страницы, сказал он. – Исповедь грешницы, я бы так определил жанр сего повествования. Так вы не знаете автора?

– Нет.

– А вам не показалось странным, что в этом трактате постоянно фигурирует знакомое имя? Я имею в виду – имя вашего бывшего жениха Глеба?

– С таким именем много людей.

– А как быть насчет схожих событий? Жена Глеба занималась лыжным спортом, так? Потом она разбилась во время соревнований, перенесла несколько операций, да? Потом встретилась с Печерниным на горнолыжной базе. Через месяц вы должны были пожениться, но Валентина отбила у вас Печернина, вышла за него замуж. Здесь так и написано: «отняла тебя у твоей невесты».

– Там написано мое имя?

– Нет. Но догадаться же несложно, зная ваши давнишние взаимоотношения. Зачем вы юлите, Нина? Слишком много совпадений, на случайность они не тянут. История написана от лица жены Печернина. Это она писала? Как попала ее исповедь к вам?

– Я требую адвоката.

– Будет у вас адвокат, – с прискорбием вздохнул он. – Все будет. Если вы не понимаете, насколько опасна возникшая ситуация, для вас опасна, у меня нет слов. Остается лишь применить силу для вашей же пользы. Я добьюсь санкции на задержание вас еще на десять дней.

Это уж слишком! Еще десять дней?!

– Чем опасна, чем? – вспыхнула она. – Я не убивала…

– А я знаю, что не вы убили, – вдруг ошарашил ее он. – Но буду держать вас в камере. Опять не понимаете? Нина, зверское убийство совершено в доме Печернина. Двойное! Там нашли вашу клипсу, кто-то позвонил нам и сообщил, что вы были в том доме. Нина, этот человек гуляет по улицам. Если он каким-то образом почувствует опасность в вашем лице, он уберет и вас.

Она возразила:

– Я не вижу смысла – за что ему убирать меня?

– Подумайте. Вы же не глупая. Хорошо, тогда ответьте, почему он сообщил, что вы были в доме Печернина?

– Чтобы запутать вас.

– Но почему вы? Не другая женщина или мужчина, почему?

– Не знаю! – упрямо сказала Нина. – Раз задаете такой странный вопрос, значит, у вас есть ответ. Тогда прямо так и скажите.

– К сожалению, должен огорчить вас: я тоже не знаю. Если он подкинул клипсу, а потом донес на вас, то этот человек имеет свой бесспорный интерес. Он с вами постоянно общается, раз ему удалось выкрасть клипсу. Это вы понимаете?

Клипса выпала случайно, поэтому, кроме анонимного звонка, Нину больше ничего не испугало. Звонку она не могла дать объяснение, Рыков высказал свою версию, с которой она не могла не согласиться, – да, у этого человека есть интерес замешать в дело Нину. Только что это меняет? Ровным счетом ничего. Ответить на вопрос: почему Нина? – это сразу назвать убийцу. Она постепенно склонялась к мысли, что следователю надо все рассказать. Но без согласия Глеба она не имеет права открывать рот.

– Вы нашли Глеба? – напрямую спросила она. – Может, он как-то прояснит…

– Нет. У вас есть предположения, где он может быть?

– Знала бы, сказала, – ответила Нина, потупившись.

– Где остальная часть исповеди?

– Это все, что есть.

– Какая вы упрямая. – В сердцах Рыков встал и прошелся по кабинету. Он не знал, как вдолбить этой молодой и красивой женщине, что она играет с огнем. – Вы кого выгораживаете? Уж не Глеба ли? Вы же прятали у себя мужчину, это я выяснил. Кого? Понятно, отвечать вы не будете, как ваши бабки отказались ответить на мои вопросы. – «Недаром я их кормлю», – подумала Нина. – А ведь другой на моем месте опирался бы на известные факты. И все, вы не просто подозреваемая, вы организатор убийства! А своего наемника прятали дома, поставив в уголке комнаты ведерко для испражнений, чтобы ему не надо было выходить в коридор. Рассудите сами: клипса, анонимный звонок, трактат нераскаявшейся Магдалины, который странным образом очутился у вас, и нашли его у вас же. Наконец, предполагаемый любовник, живший в вашей комнате почему-то тайно. И алиби вам не поможет. Так-то!

– Что же вам мешает свести к этому?

– Работа. Вы любите свое кафе, а я люблю добывать истину.

– Отпустите меня, – попросила Нина жалобно.

– А потом найду ваш труп, которому придадут характер самоубийства?

– Вы преувеличиваете. Ну, пожалуйста, отпустите. Я постараюсь помочь вам, но мне необходимо выйти отсюда. Сидя в камере, я не смогу помочь!

– Что вам мешает помочь мне сейчас? Расскажите все, тогда отпущу.

«Глеб мешает, – вертелось на языке у Нины. – У него даже алиби нет, хотя убил не он, я точно знаю. Только вы не поверите».

– Хочу адвоката, – всхлипнула Нина.

– Обойдетесь, – едва не вышел из себя Рыков. – Посидите, подумайте. Камера очень располагает к размышлениям. Надеюсь, у вас хватит ума, чтобы сделать соответствующие выводы. Если у вас не хватит ума сделать выводы, я вас арестую.

– А я разве не арестованная?

– Вы пока только задержаны по подозрению в совершении преступления.

Нина вернулась в камеру злющая-презлющая. В этом омерзительном месте сутки идут за месяц! Она носилась по камере из угла в угол, как ведьма, только без помела, неприлично ругалась. Зина флегматично наблюдала за ней, когда же Нина выдохлась и плюхнулась на пол в углу, сказала:

– Привыкнешь. Все поначалу бесятся, а потом привыкают.

Ничего себе – перспектива!


Долли безрезультатно бегала по городу. Где вертятся криминальные элементы? На рынке, других мест обитания бандюков она не знала, а искала исключительно бандитские рожи. Долли подходила к подозрительным типам и таинственным голосом спрашивала, как найти Пашу Корейца. Те на нее смотрели как на невидаль заморскую, затем отвечали, что такого не знают. Долли вернулась в кафе ни с чем. Миша тоже там был, поинтересовался, где ее носило.

– По делам, – соврала она. – Нина же на меня оставила кафе, вот и бегаю по делам.

А Миша весь день ездил с Жорой по городу. Они выясняли, кто из адвокатов способен взяться за уголовное дело. Да загвоздка вышла: адвокаты желали знать, за что задержали Нину, а это никому не известно. Нет, некоторые соглашались взяться за дело Нины, только в этом случае сомнения возникали у Миши, он не смог сделать выбор, решил не торопиться с адвокатом. Жора уехал к себе в магазин, а Миша двинул в кафе к Дольке. Он кинул на стол стопку листов, которые вчера выдала переводчица:

– Это психопатка писала. Когда она кувыркалась со своими лыжами, у нее полушария поменялись местами. Нина знакома с этой писакой?

– Понятия не имею. Но с появлением тетрадки она изменилась.

– А когда это произошло, какой был день недели? Это же недавно случилось. Нина изменилась внезапно.

– Тетрадь она принесла… – закатила глаза к потолку Долли. – В воскресенье. Ой, нет, в субботу. Точно, в субботу. Она еще сказала Жоре: мол, сегодня суббота, переводчик выходной, отвези ему тетрадь. И меня прицепила к этому Жоре. Вечером я привезла ей первые страницы. Нина все время поторапливала меня, чтобы я требовала перевод.

– Она делилась с тобой, где взяла тетрадь? – Долли отрицательно мотнула головой. – Неужели вообще ничего не говорила? Ну хоть что-нибудь рассказывала? Например, анекдот с двойным смыслом, необычную историю? Когда у человека случается непредвиденное и если он не хочет делиться ни с кем своими опасениями, то будет выяснять другим путем…

– Ха! – фыркнула Долли. – Тоже мне психолог! Ну, что ей выяснять? Нинка ничего не выясняла, абсолютно ничего.

– Но она же изменилась, ты сама говорила. Даже кафе забросила. Значит, что-то случилось и беспокоило ее больше, чем кафе. У Нины одна близкая подруга – ты. Долли, сажают далеко не всех, пойми. Наверняка Нина обмолвилась с тобой…

– Да ничего не было! – пробасила она. – Сколько говорить! Ни анекдотов, ни историй… – Зазвонил телефон. – Бухгалтер кафе «У Нины»… – Трубку положили. – Вот козел, звонит, а потом трубку бросает. Историю? Ну, рассказала одну, это к делу не относится.

– Какую? Перескажи.

– Ой, да про двоих людей. Мужчина и женщина хотели пожениться. Когда остается месяц до свадьбы, он едет в горы, встречает там красотку, бросает невесту, женится на красотке. Старо как мир.

– Что, что? Едет в горы, встречает?.. Долли, а тебе не кажется, что ты пересказываешь это фуфло? – Миша ткнул пальцем в листы.

– Ой, правда… – дошло до нее.

– А потом что рассказывала Нина?

– Он, то есть бывший жених, как-то приехал к себе домой, а там его жена и ее любовник убиты. Он явился к бывшей невесте… потому что совести у него нет! – не удержалась от комментария Долли. – Пришел, значит, к невесте и попросил спрятать его. Но сначала они поехали в дом, где два трупа, забрали деньги… и все. Нина еще спрашивала меня, как я думаю, убил бывший жених или не он.

– Я так понял, что дневник писала жена бывшего жениха. Его зовут Глеб. Как думаешь, кто бывшая невеста?

– Не знаю, Миша, я не детектив.

– А невеста, наверное, Нина, – сказал он огорченно.

– Ну почему, почему ты так думаешь? – пожалела его Долли.

– Тут и думать нечего. Я тебе говорил, что Нину задержали не зря. Так это она была в том доме? Плохо. Следователь наверняка знает, что она была в доме, поэтому ее арестовали. Хочется посмотреть на мужика, который сначала предал Нину, а потом приполз с просьбой спрятать его. Ладно, Долли, я поехал…

– Ты бросаешь меня на произвол судьбы? – взвыла она театрально.

– Я поеду работать, заодно обдумаю кое-что. Нину трудно будет вытащить. Интересно, где она спрятала этого козла? Я бы ему с удовольствием в рыло заехал.

Долли осталась одна, перечитала записи, получила подтверждение, что это и есть тот самый мужчина из рассказа Нины. Вышло, что она же видела два трупа. И где тот дом? Чей он? Думать пришлось недолго, так как влетела официантка:

– Кореец в зале.

Долли мигом вскочила на ноги и через минуту подобострастно стояла у столика Паши. Тот сидел, закинув ногу на ногу, важно развалившись на стуле.

– Ты хотела меня видеть? Зачем?

– Откуда знаешь? – вытаращила она и без того огромные глаза.

– Радисты сообщили, – ухмыльнулся Паша. – Портрет твой нарисовали, ты ж у нас дама видная, приметная. Я и догадался, кто ищет Пашу Корейца. Что нужно?

– Адвокат. Уголовник.

– Адвокаты-уголовники сидят по тюрьмам, – осклабился Паша.

– Ой, я не так выразилась. Адвокат, который уголовные дела ведет. Но хороший, самый лучший.

– А ты знаешь, сколько стоит лучший адвокат?

– Примерно. Я ж пока с ними дел не имела.

– Адвокат нужен тебе?

– Нине.

– Кому?! – Раскосые глаза Паши стали круглыми, как у лягушки.

– Ой, Паша… – разревелась Долли и плюхнулась на стул. – Нину посадили в тюрьму…

– Что ты несешь? А когда был суд?

– Не было суда, не было! – сотрясалась от рыданий Долли. – Ее вызвали к следователю, она пошла к нему, а он ее арестовал…

– А, – понял Паша. – Задержал. Тогда Нина не в тюрьме, а в камере предварительного заключения. Это не страшно. Долли, когда сажают в тюрьму, это надолго, а из ИВС или из СИЗО выходят.

– Правда? – просияла она. – Пашенька, помоги, а? Адвоката найти помоги.

– Ну, это Паша Кореец устроит. А что натворила Нина?

– Ничего, – дернулась она. Долли и не подумала посвящать Пашу в криминальные новости, в которых еще сама не разобралась. – Никто не знает, за что ее туда упекли.

– Завтра жду тебя в офисе в двенадцать дня.

Долли смотрела в спину Паши, который удалялся из кафе, как на спину божества. Гора с плеч свалилась, теперь можно делами заняться.


предыдущая глава | Синий, белый, красный, желтый | cледующая глава