home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

Нина торопливо взошла на крыльцо черного хода, достала ключи. Приехала она за дневником, не переменив решения с этими «листочками» отправиться к Рыкову. Но, вставляя ключ, обнаружила, что дверь открыта. Так ведь и замок сломан! Она едва в обморок не упала от мысли, что кто-то ограбил ее кафе! Нина достала сотовый телефон, вызвала полицию. В ожидании нервно ходила по двору, ведь до приезда полиции ничего нельзя трогать. Что же украли? Микроволновую печь с грилем? Фритюрницу? Тостеры? Продукты? Спиртное? Сейф вскрыли, а там деньги! И где был полицейский патруль?

– Корми этих дармоедов, балда! – ругала себя Нина. – А грабитель все равно пробрался в кафе. Я теперь им покажу – ужины! Когда же они приедут?

Однако главное потрясение было впереди. Кроме сигнализации, выведенной из строя, и сломанного замка грабитель убытков не нанес! Преступник пробрался в кафе, чтобы ничего не взять! Абсурд полный. Нина ничего не понимала, полицейские тем более, впрочем, высказались, что это был шизофреник с манией вскрывать замки и выводить из строя сигнализацию. Шутка, конечно. Поварихи приступили к работе, а Нина пришла в кабинет, рухнула на стул и некоторое время сидела, не двигаясь. Стресс был сильный. Больше всего Нина боялась, что в кафе пробрались хулиганы, нанятые конкурентами, и разгромили вчистую ее детище. Второй раз ей бы не поднять предприятие. Но все обошлось. Нина достала визитку Рыкова, набрала номер:

– Анатолий Трофимович? Это Нина. Я сейчас к вам приеду.

Положив трубку, Нина выдвинула ящик стола… А где дневник Валентины?

Она выдвигала ящики, листов не было ни в одном. Нина перерыла все на столе, да там и перебирать нечего – папка с копиями бухгалтерских документов, брошюра о налогах, тетради с планами и доходами-расходами. Нина заново просмотрела ящики. Листов не было. Она же их положила в верхний ящик, а тетрадь с английским текстом захватила с собой и отдала Глебу! Куда они делись? Может, нечаянно забрал полицейский? Нина тут же отказалась от этой мысли, ведь ящики она проверяла лично, все было в порядке, о дневнике тогда просто не вспомнила.

Вдруг Нину как ударило: грабитель! Это он забрал дневник, с этой целью взломал замок. Стоп. Откуда он узнал про дневник и что он у Нины? Глеб достал оригинал из несессера жены с кодовым замком. Вряд ли Валентина кому-нибудь читала свои опусы. Так. А она Р. не читала? Но почему-то не упомянула об этом в своих записях. Она ему доверяла. Нет, Валя описала бы в дневнике, как они с Р., читая откровения, потешались над любовниками и мужем. Совместное веселье над «мышатами» она же записала. Да, дневник – это только ее тайна, в эту тайну она никого не посвящала. Значит, взломал замок и рылся в столе Нины не Р. Тогда кто его забрал? Кому он нужен? Ответ один: заинтересованному человеку. Кто же он? Глеб? Но Глеб ночь провел у Нины дома. Менты? Зачем им взламывать замок и портить сигнализацию? Кто еще может следить за ней, кроме ментов? Тот, кто звонил следователю и сказал, что Нина была в доме. Стоп, стоп, стоп. Кто-то предупредил Нину: «Не верь Глебу». Тем самым внес в ее душу сомнения. И кто-то звонил следователю. Кто же? Тот, кому выгодно поссорить Нину с Глебом и списать на нее убийство. Значит, это… это убийца! Настоящий убийца, а не Глеб! Выходит, убил не Глеб. Тогда в дневнике есть ключик к разгадке убийства Валентины и Лени. Но как, как он узнал, что дневник у Нины?

– Боже мой! – ахнула Нина.

Окно! Шторы не повесили, потому что Нина их не купила. Вчера они с Долли были открыты для обозрения. Человек, которого она видела во дворе, следил за ними, потом за одной Ниной. Он наверняка видел, как она читала записи, читала их и Долли, разумеется, заинтересовался ими. Он знает, что Нина прячет Глеба. Возможно, не знает, где именно спрятала, но то, что она помогает ему, догадывается. А в чем помогает? Глупо задавать этот вопрос. Она помогает ему избежать тюрьмы, не только ему, себе тоже, следовательно… Нина похолодела: вот о чем ее предупреждал Рыков. Как только маньяк поймет, что она выходит на его след, он убьет ее. Зато стало ясно: убил не Глеб. Нина спросила себя:

– Легче стало? И да и нет. Почему убийца только обо мне сообщил следователю? Все, не могу больше. Настал момент, когда я должна поделиться своими знаниями с Рыковым. Я не скажу, где прячется Глеб, пусть хоть пытают меня раскаленным железом. Мне снова нужен перевод…

Она помчалась к Долли, та развела руками:

– Переводчица наверняка на работе. Мы застанем ее лишь вечером.

– Где она работает, знаешь? – Долли отрицательно мотнула головой. – Едем к Жоре. Это его знакомая, он знает, где ее найти.

У выхода столкнулись с Мишей.

– Нина, я только сегодня узнал, что тебя отпустили…

– Мишенька, прости, мне некогда, – пробежала мимо него Нина, за ней Долли.

– Да остановись! – закричал вдогонку Миша. – Это важно для тебя…

– Потом, дорогой, потом, – и Нина выехала со двора.

– А, черт, – выругался Миша. – Они обе полоумные.

Он сорвался с места и побежал к своей машине.


Жора с настороженностью встретил двух подружек, от которых неизвестно чего ждать. Выслушав просьбу, повеселел, ибо от него не потребовали подтвердить еще что-нибудь нереальное, дал рабочий телефон переводчицы. Нине стоило больших усилий уговорить ее поехать домой и сделать еще один экземпляр перевода дневника Валентины. Вернее, уговорили деньги. Два часа спустя, получив полный перевод, Нина села за руль, улыбнулась:

– Вот. Теперь я могу ехать к Рыкову…

– Нинка, – с угрозой проговорила Долли, – если ты мне сейчас же не расскажешь абсолютно все, я не буду больше в твоей игре пешкой.

– Расскажу, – заверила Нина. – По дороге расскажу…

Зазвонил мобильный телефон. Наверняка Глеб.

– Это ты? – спросила Нина, поднеся трубку к уху.

– А не скажешь ли, Нина, откуда у тебя телефон Валентины? – послышался женский голос.

– Кто вы? – обомлела она.

– Мама Глеба. Я хочу знать, где ты взяла телефон Валентины?

– Почему вы решили, что я пользуюсь телефоном вашей невестки?

– А на чей телефон я звоню? Ты дала номер этого телефона Надежде, которой сказала, что у тебя есть сын от Глеба. Я звонила несколько дней, ты не отвечала.

– Я… я… уезжала…

– За сыном? Где он? Мы хотим его видеть.

– Да, я ездила за ним. Он болен, я его не привезла.

– Нина, – выхватил трубку папа, потому что дальше говорил именно он: – Даем тебе два дня. Больного или здорового, но ты должна привезти нам ребенка. В противном случае я доложу о твоих странных интригах следствию. Ты меня поняла? Или повторить еще раз?

– Я поняла! – рявкнула Нина и отключила телефон.

Она упала головой на руль.

– Что опять случилось? – взвыла Долли. – Только что смеялась, на тебе! Да хоть промычи что-нибудь в ответ!

– Му! – хмуро промычала Нина. – Дай сообразить.

– Все, лично мне надоели твои выходки. – Долли открыла дверцу, собираясь выйти из машины.

– Умоляю, не бросай меня! – Нина схватила ее за полу пальто. – Только дай мне подумать. У меня каша в голове, Долька! Я сама как на качелях, то взлетаю, то падаю вниз. Мне нужно совсем немного времени, пожалуйста.

Долли опустилась на сиденье, достала сигарету:

– Думай, пока я курю. Больше времени тебе не дам.

Нина выхватила у нее сигарету и глубоко затянулась, отчего слегка закружилась голова. Долли нарочито тяжко вздохнула, закурила другую сигарету. А Нина лихорадочно думала. Итак, на арену выступили мама и папа. Ребенка она им не предоставит, по прошествии двух дней папа отправится к следователю. Он доложит, что Нина зачем-то добивалась встречи с женой убитого, то есть с Надеждой, солгала о ребенке, расскажет про телефон Валентины, которым пользуется Нина. Прекрасно! Мало того что у нее нашли дневник Валентины, еще и телефон забрала алчная Нина. Это новые улики, которым она не даст четкого объяснения, после чего Рыков вынужден будет задержать ее надолго. А если все же рассказать? Как отреагирует Рыков? Так, еще раз: что против нее? Клипса – раз. Звонок анонимный – два. Дневник – три. Прятала мужика у себя – четыре. Валькин телефон – пять. Мифический ребенок – шесть. Поход к Надежде – семь. Ого, как много! М-да, теперь, даже если Глеб и пойдет на встречу с Рыковым, тюрьмы не миновать им обоим. Это финиш. Вот к чему привела спонтанная ложь. К Рыкову ехать категорически нельзя.

– А зачем он мне подсунул ее телефон? – вдруг проговорила она и посмотрела на Долли, словно та должна была знать.

– Ты меня спрашиваешь?! – хмыкнула та с возмущением.

Нина быстро набрала номер:

– Анатолий Трофимович? Это Нина. Я не могу к вам приехать. Да, случилось. Мое кафе ограбили. – Бросив мобильник в сумку, она развернула «копейку» и помчалась к дому. – Сейчас, Долли, я заеду на минуточку домой, а потом мы поедем в кафе, там я расскажу тебе все. Мне нужна помощь, я, кажется, запуталась.

– Ты опять водишь меня за нос, – вознегодовала Долли. – Я не потому хочу все знать, что страсть какая любопытная, а потому, что хочу помочь тебе. А ты мне не доверяешь! Знаешь, мне обидно…

– Я доверяю тебе, Долька, – плаксиво протянула Нина. – Ты убедишься в этом. Мы поедем в кафе, там в спокойной обстановке ты все узнаешь…

Нина оставила Долли в машине, сама же поднялась в квартиру.

– Нин, а Нин, – строго встретила ее Машка Цеткин, – мы на сегодня назначили собрание нашей квартиры. Явка – строго обязательна.

– Буду, – кивнула Нина, проходя по коридору к своей берлоге.

– Нинка, учти, это нужно в первую очередь тебе, – предупредила Машка Цеткин, но Нина уже вошла в комнату.

Глеб изучал записные книжки жены, сидя за столом. Нина положила перед ним мобильный телефон:

– Чей это телефон?

– Мой.

– Не ври! – прошипела Нина в ярости. – Это телефон Валентины!

– А какая разница? Он куплен на мои деньги, числится на мне. Я оплачиваю…

– Ах, никакой разницы? – взбеленилась Нина, но старалась говорить негромко. – Как ты посмел дать мне ее телефон?!

– Да что случилось? – вскипел и он.

– Именно. Случилось. Я дала номер этого телефона Надежде! А она выложила его твоим мамочке и папочке. Они потребовали объяснений. Твой отец подозревает, что я имею отношение к убийству твоей жены!

– Какого черта ты дала номер Надежде? Это же только наша связь!

– Но ты не предупреждал меня, что номер нельзя никому давать!

– Разве? – вскинул брови Глеб. – Я не подумал… Нина, я не предполагал…

– Должен был предположить! – рявкнула Нина. – Мне теперь крышка. Твой отец дал мне два дня для… не важно! После этого он пойдет к следователю.

– Ниночка, прости… я дурак. Глупо получилось.

– Лучше скажи, какие ты еще наделал глупости, чтобы мне знать, откуда ждать удара. Ты хоть представляешь, что это такое – когда у тебя берут отпечатки пальцев? Нет? Думаю, я зря тебе поверила.

Сказав, Нина хлопнула дверью. От ее двери пулей помчалась на кухню Матильда Степановна. Нина, стиснув зубы, чтобы не закатить скандал, рванула к выходу.

– Куда ты несешься? – выглянула из своей конуры Машка Цеткин, из-за ее спины показалась голова Любочки Алексеевны. – Когда домой вернешься?

– Не знаю, – огрызнулась Нина и сбежала по лестнице. – Достали меня. Все достали. Всем от меня что-то надо! Я с вами в дурдом попаду…

Долли вжалась в противоположный край машины, когда разъяренная Нина бухнулась на сиденье и зло завела мотор.

– Что опять случилось?! – закричала Долли.

– С бабками поругалась, – ответила Нина, выезжая со двора.

– Слушай, ты последнее время психованная…

– Еще бы! Я же сидела в тюрьме, получила психическую травму! Все, Долька, едем в кафе. Я не могу больше одна тянуть этот груз.

– Давно бы так, – проворчала Долли.

Нина не сразу приступила к исповеди, сначала нашла газеты и бумагу, закрыла окно, приклеив скотчем к раме. Долли принесла еду, вчерашнюю бутылку коньяка. Но с первых же слов Нины даже голодная Долли не притронулась к еде…


предыдущая глава | Синий, белый, красный, желтый | cледующая глава