home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

Нина торопливо взошла на крыльцо черного хода, достала ключи. Приехала она за дневником, не переменив решения с этими «листочками» отправиться к Рыкову. Но, вставляя ключ, обнаружила, что дверь открыта. Так ведь и замок сломан! Она едва в обморок не упала от мысли, что кто-то ограбил ее кафе! Нина достала сотовый телефон, вызвала полицию. В ожидании нервно ходила по двору, ведь до приезда полиции ничего нельзя трогать. Что же украли? Микроволновую печь с грилем? Фритюрницу? Тостеры? Продукты? Спиртное? Сейф вскрыли, а там деньги! И где был полицейский патруль?

– Корми этих дармоедов, балда! – ругала себя Нина. – А грабитель все равно пробрался в кафе. Я теперь им покажу – ужины! Когда же они приедут?

Однако главное потрясение было впереди. Кроме сигнализации, выведенной из строя, и сломанного замка грабитель убытков не нанес! Преступник пробрался в кафе, чтобы ничего не взять! Абсурд полный. Нина ничего не понимала, полицейские тем более, впрочем, высказались, что это был шизофреник с манией вскрывать замки и выводить из строя сигнализацию. Шутка, конечно. Поварихи приступили к работе, а Нина пришла в кабинет, рухнула на стул и некоторое время сидела, не двигаясь. Стресс был сильный. Больше всего Нина боялась, что в кафе пробрались хулиганы, нанятые конкурентами, и разгромили вчистую ее детище. Второй раз ей бы не поднять предприятие. Но все обошлось. Нина достала визитку Рыкова, набрала номер:

– Анатолий Трофимович? Это Нина. Я сейчас к вам приеду.

Положив трубку, Нина выдвинула ящик стола… А где дневник Валентины?

Она выдвигала ящики, листов не было ни в одном. Нина перерыла все на столе, да там и перебирать нечего – папка с копиями бухгалтерских документов, брошюра о налогах, тетради с планами и доходами-расходами. Нина заново просмотрела ящики. Листов не было. Она же их положила в верхний ящик, а тетрадь с английским текстом захватила с собой и отдала Глебу! Куда они делись? Может, нечаянно забрал полицейский? Нина тут же отказалась от этой мысли, ведь ящики она проверяла лично, все было в порядке, о дневнике тогда просто не вспомнила.

Вдруг Нину как ударило: грабитель! Это он забрал дневник, с этой целью взломал замок. Стоп. Откуда он узнал про дневник и что он у Нины? Глеб достал оригинал из несессера жены с кодовым замком. Вряд ли Валентина кому-нибудь читала свои опусы. Так. А она Р. не читала? Но почему-то не упомянула об этом в своих записях. Она ему доверяла. Нет, Валя описала бы в дневнике, как они с Р., читая откровения, потешались над любовниками и мужем. Совместное веселье над «мышатами» она же записала. Да, дневник – это только ее тайна, в эту тайну она никого не посвящала. Значит, взломал замок и рылся в столе Нины не Р. Тогда кто его забрал? Кому он нужен? Ответ один: заинтересованному человеку. Кто же он? Глеб? Но Глеб ночь провел у Нины дома. Менты? Зачем им взламывать замок и портить сигнализацию? Кто еще может следить за ней, кроме ментов? Тот, кто звонил следователю и сказал, что Нина была в доме. Стоп, стоп, стоп. Кто-то предупредил Нину: «Не верь Глебу». Тем самым внес в ее душу сомнения. И кто-то звонил следователю. Кто же? Тот, кому выгодно поссорить Нину с Глебом и списать на нее убийство. Значит, это… это убийца! Настоящий убийца, а не Глеб! Выходит, убил не Глеб. Тогда в дневнике есть ключик к разгадке убийства Валентины и Лени. Но как, как он узнал, что дневник у Нины?

– Боже мой! – ахнула Нина.

Окно! Шторы не повесили, потому что Нина их не купила. Вчера они с Долли были открыты для обозрения. Человек, которого она видела во дворе, следил за ними, потом за одной Ниной. Он наверняка видел, как она читала записи, читала их и Долли, разумеется, заинтересовался ими. Он знает, что Нина прячет Глеба. Возможно, не знает, где именно спрятала, но то, что она помогает ему, догадывается. А в чем помогает? Глупо задавать этот вопрос. Она помогает ему избежать тюрьмы, не только ему, себе тоже, следовательно… Нина похолодела: вот о чем ее предупреждал Рыков. Как только маньяк поймет, что она выходит на его след, он убьет ее. Зато стало ясно: убил не Глеб. Нина спросила себя:

– Легче стало? И да и нет. Почему убийца только обо мне сообщил следователю? Все, не могу больше. Настал момент, когда я должна поделиться своими знаниями с Рыковым. Я не скажу, где прячется Глеб, пусть хоть пытают меня раскаленным железом. Мне снова нужен перевод…

Она помчалась к Долли, та развела руками:

– Переводчица наверняка на работе. Мы застанем ее лишь вечером.

– Где она работает, знаешь? – Долли отрицательно мотнула головой. – Едем к Жоре. Это его знакомая, он знает, где ее найти.

У выхода столкнулись с Мишей.

– Нина, я только сегодня узнал, что тебя отпустили…

– Мишенька, прости, мне некогда, – пробежала мимо него Нина, за ней Долли.

– Да остановись! – закричал вдогонку Миша. – Это важно для тебя…

– Потом, дорогой, потом, – и Нина выехала со двора.

– А, черт, – выругался Миша. – Они обе полоумные.

Он сорвался с места и побежал к своей машине.


Жора с настороженностью встретил двух подружек, от которых неизвестно чего ждать. Выслушав просьбу, повеселел, ибо от него не потребовали подтвердить еще что-нибудь нереальное, дал рабочий телефон переводчицы. Нине стоило больших усилий уговорить ее поехать домой и сделать еще один экземпляр перевода дневника Валентины. Вернее, уговорили деньги. Два часа спустя, получив полный перевод, Нина села за руль, улыбнулась:

– Вот. Теперь я могу ехать к Рыкову…

– Нинка, – с угрозой проговорила Долли, – если ты мне сейчас же не расскажешь абсолютно все, я не буду больше в твоей игре пешкой.

– Расскажу, – заверила Нина. – По дороге расскажу…

Зазвонил мобильный телефон. Наверняка Глеб.

– Это ты? – спросила Нина, поднеся трубку к уху.

– А не скажешь ли, Нина, откуда у тебя телефон Валентины? – послышался женский голос.

– Кто вы? – обомлела она.

– Мама Глеба. Я хочу знать, где ты взяла телефон Валентины?

– Почему вы решили, что я пользуюсь телефоном вашей невестки?

– А на чей телефон я звоню? Ты дала номер этого телефона Надежде, которой сказала, что у тебя есть сын от Глеба. Я звонила несколько дней, ты не отвечала.

– Я… я… уезжала…

– За сыном? Где он? Мы хотим его видеть.

– Да, я ездила за ним. Он болен, я его не привезла.

– Нина, – выхватил трубку папа, потому что дальше говорил именно он: – Даем тебе два дня. Больного или здорового, но ты должна привезти нам ребенка. В противном случае я доложу о твоих странных интригах следствию. Ты меня поняла? Или повторить еще раз?

– Я поняла! – рявкнула Нина и отключила телефон.

Она упала головой на руль.

– Что опять случилось? – взвыла Долли. – Только что смеялась, на тебе! Да хоть промычи что-нибудь в ответ!

– Му! – хмуро промычала Нина. – Дай сообразить.

– Все, лично мне надоели твои выходки. – Долли открыла дверцу, собираясь выйти из машины.

– Умоляю, не бросай меня! – Нина схватила ее за полу пальто. – Только дай мне подумать. У меня каша в голове, Долька! Я сама как на качелях, то взлетаю, то падаю вниз. Мне нужно совсем немного времени, пожалуйста.

Долли опустилась на сиденье, достала сигарету:

– Думай, пока я курю. Больше времени тебе не дам.

Нина выхватила у нее сигарету и глубоко затянулась, отчего слегка закружилась голова. Долли нарочито тяжко вздохнула, закурила другую сигарету. А Нина лихорадочно думала. Итак, на арену выступили мама и папа. Ребенка она им не предоставит, по прошествии двух дней папа отправится к следователю. Он доложит, что Нина зачем-то добивалась встречи с женой убитого, то есть с Надеждой, солгала о ребенке, расскажет про телефон Валентины, которым пользуется Нина. Прекрасно! Мало того что у нее нашли дневник Валентины, еще и телефон забрала алчная Нина. Это новые улики, которым она не даст четкого объяснения, после чего Рыков вынужден будет задержать ее надолго. А если все же рассказать? Как отреагирует Рыков? Так, еще раз: что против нее? Клипса – раз. Звонок анонимный – два. Дневник – три. Прятала мужика у себя – четыре. Валькин телефон – пять. Мифический ребенок – шесть. Поход к Надежде – семь. Ого, как много! М-да, теперь, даже если Глеб и пойдет на встречу с Рыковым, тюрьмы не миновать им обоим. Это финиш. Вот к чему привела спонтанная ложь. К Рыкову ехать категорически нельзя.

– А зачем он мне подсунул ее телефон? – вдруг проговорила она и посмотрела на Долли, словно та должна была знать.

– Ты меня спрашиваешь?! – хмыкнула та с возмущением.

Нина быстро набрала номер:

– Анатолий Трофимович? Это Нина. Я не могу к вам приехать. Да, случилось. Мое кафе ограбили. – Бросив мобильник в сумку, она развернула «копейку» и помчалась к дому. – Сейчас, Долли, я заеду на минуточку домой, а потом мы поедем в кафе, там я расскажу тебе все. Мне нужна помощь, я, кажется, запуталась.

– Ты опять водишь меня за нос, – вознегодовала Долли. – Я не потому хочу все знать, что страсть какая любопытная, а потому, что хочу помочь тебе. А ты мне не доверяешь! Знаешь, мне обидно…

– Я доверяю тебе, Долька, – плаксиво протянула Нина. – Ты убедишься в этом. Мы поедем в кафе, там в спокойной обстановке ты все узнаешь…

Нина оставила Долли в машине, сама же поднялась в квартиру.

– Нин, а Нин, – строго встретила ее Машка Цеткин, – мы на сегодня назначили собрание нашей квартиры. Явка – строго обязательна.

– Буду, – кивнула Нина, проходя по коридору к своей берлоге.

– Нинка, учти, это нужно в первую очередь тебе, – предупредила Машка Цеткин, но Нина уже вошла в комнату.

Глеб изучал записные книжки жены, сидя за столом. Нина положила перед ним мобильный телефон:

– Чей это телефон?

– Мой.

– Не ври! – прошипела Нина в ярости. – Это телефон Валентины!

– А какая разница? Он куплен на мои деньги, числится на мне. Я оплачиваю…

– Ах, никакой разницы? – взбеленилась Нина, но старалась говорить негромко. – Как ты посмел дать мне ее телефон?!

– Да что случилось? – вскипел и он.

– Именно. Случилось. Я дала номер этого телефона Надежде! А она выложила его твоим мамочке и папочке. Они потребовали объяснений. Твой отец подозревает, что я имею отношение к убийству твоей жены!

– Какого черта ты дала номер Надежде? Это же только наша связь!

– Но ты не предупреждал меня, что номер нельзя никому давать!

– Разве? – вскинул брови Глеб. – Я не подумал… Нина, я не предполагал…

– Должен был предположить! – рявкнула Нина. – Мне теперь крышка. Твой отец дал мне два дня для… не важно! После этого он пойдет к следователю.

– Ниночка, прости… я дурак. Глупо получилось.

– Лучше скажи, какие ты еще наделал глупости, чтобы мне знать, откуда ждать удара. Ты хоть представляешь, что это такое – когда у тебя берут отпечатки пальцев? Нет? Думаю, я зря тебе поверила.

Сказав, Нина хлопнула дверью. От ее двери пулей помчалась на кухню Матильда Степановна. Нина, стиснув зубы, чтобы не закатить скандал, рванула к выходу.

– Куда ты несешься? – выглянула из своей конуры Машка Цеткин, из-за ее спины показалась голова Любочки Алексеевны. – Когда домой вернешься?

– Не знаю, – огрызнулась Нина и сбежала по лестнице. – Достали меня. Все достали. Всем от меня что-то надо! Я с вами в дурдом попаду…

Долли вжалась в противоположный край машины, когда разъяренная Нина бухнулась на сиденье и зло завела мотор.

– Что опять случилось?! – закричала Долли.

– С бабками поругалась, – ответила Нина, выезжая со двора.

– Слушай, ты последнее время психованная…

– Еще бы! Я же сидела в тюрьме, получила психическую травму! Все, Долька, едем в кафе. Я не могу больше одна тянуть этот груз.

– Давно бы так, – проворчала Долли.

Нина не сразу приступила к исповеди, сначала нашла газеты и бумагу, закрыла окно, приклеив скотчем к раме. Долли принесла еду, вчерашнюю бутылку коньяка. Но с первых же слов Нины даже голодная Долли не притронулась к еде…


предыдущая глава | Синий, белый, красный, желтый | cледующая глава