home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

— Когда я несла сюда девочку, думала, что отдам в руки как минимум сородичей, судя по присутствию здесь мальчика-эльфа. То есть надеялась, что будет кому её вылечить, — напряжённо сказала женщина-маг, назвавшаяся Вандой. — Наши дети все в городе — в основном у наших родных. Ухаживать здесь за малышкой некому. Да и мы не сидим на месте. Все наши отряды постоянно перемещаются. Я думала…

— Вы правильно думали, — спокойно откликнулась Селена. Она быстро подошла к мальчишке-эльфу и положила ладони на его плечи, вглядываясь в остановившиеся сумрачные глаза девочки, чьё неподвижное лицо начинало её беспокоить. — Мирт — её брат. До недавнего времени он считал, что вся его семья погибла. Так что с девочкой?

— Мы нашли её в подвале, когда сканировали дома в поисках диких оборотней. Возможно, она пыталась спрятаться там, когда они на неё наткнулись. Они не смогли пролезть за нею в узкое подвальное окошко, но очень сильно изуродовали ей ноги. Она у нас три дня. Я не целитель, сделала только то, что смогла. Но раны не заживают. Слишком много времени прошло, пока мы её нашли.

Мирт конвульсивно прижал сестру к себе. Лицо девочки слегка исказилось. Наверное, он задел ноги, которые были аккуратно перебинтованы тряпками. Но она оставалась заторможенной. Создавалось впечатление, что Оливия не реагирует на внешние раздражители. На брата она даже ещё не взглянула. И Мирт это понял.

— Селена, что с ней? — торопливо спросил он, вглядываясь в глаза малышки.

— Не знаю, но мы немедленно уходим, — сказала девушка и быстро пошла к лестнице. — Надеюсь, Бернар разберётся.

— Бернар?! Эльф? Он с вами? — поразился Рамон.

— Вы его знаете?

— Одно время мы бегали к нему — лечить ранения или укусы, а потом он будто свихнулся, загородился от всего мира. Недавно мы заглядывали к нему с этой девочкой, надеялись — хоть он что-нибудь придумает, своя же для него! А его нет. Значит, вот где он. А мы думали, не напали ли на него дикие… Куда вы сейчас?

— К мосту, — сказала Селена уже от двери. — У нас там машина.

— Проводим, — решительно сказал Рамон.

А женщина-маг кивнула не менее решительно.

— Осталось только одно, — напомнил Коннор. — Этот пацан. Что делаем с ним? Оставляем здесь? Или всё-таки забираем?

Девушка оглянулась на Джарри. Тот странно смотрел на дикого оборотня, только стараниями Хельми возвращённого в человеческую форму. Маг перевёл глаза на Рамона.

Тот смотрел, тоже странно, на мага. Как будто что-то решал для себя.

— Коннор, сколько тебе нужно времени, чтобы взять его сознание под контроль? — не глядя на мальчишку-мага, спросил Джарри.

— Если ты возьмёшь его на руки, а я пойду рядом — совсем немного, — бесстрастно сказал Коннор, подходя ближе к нему.

Ванда, женщина-маг, покосилась на него, а потом не выдержала:

— Ты очень необычный, Коннор. Даже для мага. Такие странные силы вокруг тебя, что я не совсем понимаю, откуда ты их берёшь…

— Знаю, что необычный, — сухо сказал мальчишка, обрывая все дальнейшие расспросы и наблюдая, как Джарри легко поднимает с пола дикого оборотня, который всё ещё не пришёл в себя.

У Селены замерло сердце — как бы мальчишка не проговорился, что он не просто маг, но маг-киборг. Мало ли как воспримут такое явление те, кто уверенно называет себя Чистильщиками. Но, несмотря на детские повадки, Коннор всё же оказался предусмотрительным, видимо, понимая, что к машинам отношение в пригороде, мягко говоря, не самое лучшее. Он встал рядом с Джарри и велел:

— Хельми, веди меня.

И закрыл глаза, больше не обращая внимания на пристально смотревшую на него Ванду и положив ладонь на затылок дикого оборотня. Мальчишка-дракон подошёл и взял Коннора за руку, чтобы вести его, по необходимости ослепшего. Мика уже приплясывал наверху лестницы, торопясь побыстрей покинуть цокольный этаж. Рядом, дожидаясь остальных, стоял отстранённо спокойный Мирт с сестрёнкой на руках, которого по выходе поставили в середину группы.

Пока почти бежали к мосту под защитой многолюдной охраны и носильщиков, тащивших найденные тюки с военной формой, Селена успела побеседовать с Вандой — женщиной-магом. Обе женщины быстро сговорились, что Ванда распространит слух среди бригад Чистильщиков о детях, собранных в деревне. А затем Ванда быстро сообщила ближайшим Чистильщикам имена детей из деревни Селены. Сказала, что боится, как бы самой не забыть всех. И поинтересовалась, почему девушка не рассказала драконам о задумке с распространением информации о детях.

— Для драконов сейчас важней глобальное, — задыхаясь от быстрого бега (уставшая чисто эмоционально, Илия отступила куда-то и теперь только приглядывалась к происходящему), сказала Селена. — Пусть им и занимаются. А если есть возможность передать имена через кого-то другого, то, мне кажется, быстрей выйдет. Устная почта иногда действенней. Хотя я бы не отказалась от публичного зачитывания этого списка в самом городе. Мне что-то не кажется, что все мои (Ванда взглянула с улыбкой) дети остались совсем без родителей.

— Селена, можно в следующий раз, когда мы найдём ребёнка, отдавать его вам, в деревню? У нас не всегда есть возможность переправлять детей в город.

— Если только у вас получится некоторое время подержать его у себя, то я согласна. Ведь мы не всегда знаем, когда приедем в следующий раз.

Коннор отнял ладонь от затылка оборотня минуты через три после выхода из цокольного помещения. Через минуту мальчишку-оборотня из рук мага выхватил Рамон, велев Джарри отдохнуть до моста. А ещё через минут пять процессию бегущих людей и существ догнали ещё двое и передали Селене тяжеловатый пакет размером примерно с хороший том какой-нибудь энциклопедии. Она схватила на бегу, не раздумывая, и только потом спросила бегущую рядом Ванду:

— И что это?

— Это учебные листы, рассчитанные на долгое использование, — объяснила женщина-маг. — На них можно писать, а потом стирать написанное. И там же, в пакете, лежит пачка карандашей специально для этих листов.

Обернулся Коннор — тихонько смеясь, показал большой палец.

— Нам повезло, — стараясь говорить тихо, сказал он.

— Повезло! — усмехнулась и Ванда. — Вы запомнили тот дом, где мы только что были? Если придёте в следующий раз, там будут нужные для вас предметы. Мы бросим клич по всем бригадам — думаю, они откликнутся. — Она вздохнула. — Если только, конечно, этот дом устоит. У нас то и дело что-нибудь да случается. Недавно, вон, одно здание ни с того ни с сего взяло да и сгорело. Да так страшно — дотла выгорело…

Селена прикусила губу и опустила глаза, забыв, что в темноте глубокой ночи это движение незаметно. Как и участившееся отнюдь не из-за бега дыхание. Оглянулись Коннор и Хельми. Наверняка усмехаются, радостные.

— Одно хорошо, — продолжала ничего не понявшая, но не дождавшаяся ответа Ванда. — Там такая адская машинка была — как на дрожжах росла. Текучая, без формы. Ничем не прошибить. А в этом огне всё равно сгорела.

— Если эта машинка ещё и серебристого цвета, то одну такую мы недавно видели, правда, маленькую ещё, — сказал Коннор.

— Где?

Коннор описал примерное расположение дома, где неделю назад им пришлось обойти живое серебро. Ванда по описанию, кажется, поняла, где эта магическая машина находится. Да и вообще, судя по всему, микрорайон она знала как свои пять пальцев. Пообещала вернуться туда и отследить пакость, а если будет возможность — то и сжечь её.

Их проводили до моста — совершенно спокойно, несмотря на тревоги и поминутную оглядку. Здесь Мика немедленно влез в припрятанную среди обломков машину и быстро вывел её на мост. Высунувшись из кабины, он принялся подгонять всех на правах водителя:

— Вы ещё долго собираетесь возиться? Мешки в салон, сели все! Быстро!

Сопровождающая их «охрана», пересмеиваясь между собой, выполнила приказы мальчишки: закинула в салон мешки. Один из Чистильщиков задержался — уложить их так, чтобы не мотались, когда машина тронется с места, а то ещё чего доброго придётся гнать, спасаясь от какой-нибудь напасти. Он не пожалел верёвок, которые до этого скрученными висели у него на поясе. Но предупредил, что отдаёт их на время. Мика даже укорил его:

— Ишь, скряга! Для детей жалко, да?

— Э-э… Тут у вас такие детки, что палец в рот не клади — руку откусят, — усмехнулся Чистильщик. А Мика польщённо хмыкнул.

Уже когда пассажиры сели на свои места, когда мальчишку-оборотня положили на пол, в салон заглянул Рамон.

— Крокарей не боитесь? Может, вас до конца моста проводить?

— Мы уже целую кучу этих гадов положили! Это нас они бояться должны! — вызывающе ответил Мика, снова высунувшийся — уже в салон и кажется, несколько обиженный тем, что их компанию заподозрили в трусости. Джарри шутливо взял его за шкирку и втащил снова в кабину, усадив за руль.

— Если б они ещё знали, что бояться должны, — вздохнула Селена.

— Тогда — до встречи. Передайте старику Бернару, что мы очень жалеем, что его нет с нами в пригороде, — отступая от машины, сказал Рамон. — Счастливо доехать!

— И вам счастливо!

Машина взяла с места довольно живо. Мост они должны были проехать минут за пять-семь, поэтому все занялись делами, не терпящими отлагательств.

Мирт, сидевший напротив Селены, странно молчаливый, будто забыл, что прижимает к себе сестру. То ли сосредоточенный, то ли отстранённый — каким был ещё во время выхода из цокольного помещения… Приглядевшись магическим зрением, Селена обнаружила неожиданное: вокруг девочки, которая до сих пор ни на что не реагировала и оставалась неподвижной, появилась странная сфера, прозрачная и словно плавящаяся, как воздух над огнём. Или как круглый ком прозрачной воды, который постоянно колышется — как ни странно это звучит.

— Что он делает? — шёпотом спросила девушка у Коннора.

— Пытается остановить процессы гниения, — приглядевшись к прозрачной сфере, объяснил мальчишка.

— Но его магия привлечёт к нам магические машины!

— Ничего, — по-взрослому и безо всякой рисовки сказал мальчишка. — Мирт боится только того, что пострашней машин. Селена, ты не беспокойся. Сегодня я проверил себя почти на всех уровнях. Моя физическая подготовка не слишком хороша, но это потому, что я ещё маленький. Но случись применить магию, я сумею сделать так, чтобы мы прорвались без особых потерь. Верь мне, ага?

— Ага, — вздохнула девушка.

Она загляделась на новенького мальчишку, лежащего на полу. Тот всё не приходил в сознание. И Селена пока не спрашивала Коннора: он ли это сделал или дикому оборотню и в самом деле достался от Хельми слишком страшный удар? Больно стукнуло собственное сердце. Ещё за этого беспокойся… А как не беспокоиться, если — ребёнок? Если лежит почти голенький, в одной рубашке Колина и оттого выглядит беспомощным, руки-ноги наружу, а на коже шрамы, царапины, синяки — места живого не найдёшь. Если его живот, порезанный крылом Хельми, наскоро перевязан, но уже по складкам тряпки, расплываясь, влажно чернеет кровь; если от шеи — самый ужас для ребёнка! — тянется ременной поводок?! Как раб…

Будто поняв, какие чувства она испытывает, Коннор сказал:

— Этот, который на полу. Если его оставить в таком виде, он будет мешать Джарри.

— Ты можешь привести его в сознание?

— Легко. Только есть одна проблема. Он должен слушаться кого-нибудь. Иначе в сознании натворит неизвестно чего.

— Почему нужен именно хозяин?

— Щенок. Мозги сильно атрофированы. Даже в состоянии контролируемого сознания он инстинктивно будет искать старшего, за кем можно идти. Джарри, будешь его хозяином?

— Нет. Боюсь, мне сейчас будет не до руководства диким.

— Я тоже не хочу, — предупреждая вопрос Коннора, подняла руки Селена.

— Х-хельми не будет.

Мирта Коннор не стал спрашивать. Пока, озадаченный ситуацией, он оглядывался в поисках будущего хозяина дикого оборотня, из угла салона кто-то медлительно сказал:

— Я буду.

Селена уже давно поглядывала в угол, где сидел Колин. Мальчишка явно испытывал странные чувства, которые не мог выразить, но они заставляли его мучительно хмуриться. Он смотрел на тело у всех под ногами и, кажется, даже вздрагивал. А девушка смотрела на него и размышляла. Да, впечатления у Колина сейчас не самые лучшие. Этот дикарь ему напомнил многое. Ведь он и сам совсем недавно с трудом мог перекидываться, иногда только с чьей-нибудь помощью — и лишь в последнее время это действие проходило у него как по маслу. И тоже был беспомощным, когда его чуть не загрыз старый оборотень. Многое всколыхнулось в нём при виде этого дикаря на полу.

Может, поэтому, понимая его, Селена и не удивилась, что именно Колин отозвался на предложение Коннора.

— Ты?

Вот Коннор точно удивился.

— Я, — спокойно повторил Колин.

— Ладно. Я введу в его сознание, что ты — хозяин, а Хельми перекинет его. Возьми в руки ремень.

Через минуты небольшой чёрный волк тяжело поднялся (повязку на животе Селена перемотала ему заново) на дрожащие ноги и, оглядевшись (замер на несколько секунд, вглядываясь в лица сидевших), двинулся к Колину. Сел у его ноги, потом лёг… Коннор напомнил:

— Не забудь: он будет повиноваться во всём. Но поводка не отпускай. Он должен привыкнуть к твоему запаху.

— Это я знаю.

Машина остановилась у припрятанной плоскодонки. Сначала быстро перенесли в лодку Мики всю поклажу, причём немного удивились, когда кроме мешков с военной формой обнаружили ещё какой-то небольшой и не слишком тяжёлый мешок — на ощупь мягкий, явно с тряпками. Раньше такого среди их вещей не было. Селена поняла, что Чистильщики от себя подложили что-то ещё — и ей стало теплей от их помощи и участия. Скорее всего, подложили те двое, которые опаздывали и которые принесли для детей пакет с необычной бумагой.

Пока мчались по мосту, пока осторожно переходили в плоскодонку, никто компанию не потревожил. Совершенно спокойно доехали до края кукурузного поля. И остановились. Коннор и Хельми вышли вместе с Джарри и Селеной, чтобы оценить обстановку. Колин впервые не сдвинулся с места, не пошёл за Хельми, хотя, казалось, чёрный волк и не собирался протестовать, уйди «хозяин» на время.

Сидели на корточках за первым рядом кукурузы и изучали обстановку, благо поле располагалось на холме повыше деревни. Мимо входа, к которому они стремились, как раз проходил один машинный демон. Следующий исчезал, уходя за деревню, а третий степенно появлялся, солидно подкатывая от огородных участков с другой стороны деревенских домов — к околице. Низкое рычание и свист вихрей отчётливо слышались даже здесь, в кукурузе.

— Ну, что там с твоими големами? — невольным шёпотом спросил Джарри у Коннора, затаившегося рядом.

— Готовы. Могу хоть сейчас выпустить.

— Нет уж. Давай, как раньше договорились: сначала проезжаем речку.

— Можно и так. Меньше магических затрат, а значит, меньше вероятности, что эти машинные демоны заметят тонкую полоску направленного действия на големов.

— А духи магов? Они согласились встречать нас?

— Согласились.

— Тогда поехали.

Уже когда Джарри оказался в кабине, Селена услышала, как он сказал Мике:

— Меняемся. До деревни веду я.

Мика пересел без слов. Джарри снова заглянул в пассажирский салон.

— Ребята, вы помните, что теперь, будучи братством, вы спокойно проходите охранную изгородь деревни? Колин, то, что я скажу, касается тебя. Не забудь, когда будем проезжать изгородь, взять своего волка на колени. Понял?

— Понял.

Снова загудел мотор плоскодонки — и необычная машина вылетела из кукурузных зарослей. Она промчалась по полю — причём Джарри старался вести плоскодонку довольно мягко, памятуя, что на борту и физически, и душевно травмированная малышка. Вёл он, естественно, гораздо виртуозней Мики. И в речной овраг на этот раз не свалились, а мягко въехали, как с горки скатились. Остановил он плоскодонку под нависающим обрывом, заросшим травой. Идеальное место для пряток.

— Коннор.

Мальчишка свесил ноги с плоскодонки (Хельми пристроился рядом — словно обучаясь у Коннора или просто любопытствуя) и некоторое время смотрел на деревню, которая казалась такой близкой — всего-то луга проехать!

— Всё, — хрипло сказал он, и это изменение голоса только и стало свидетельством, что он не просто посидел на краю плоскодонки.

Селена сощурилась, пытаясь разглядеть, что именно он сделал, но Джарри велел всем сесть и уцепиться за поручни. Колин без напоминаний втащил на колени чёрного волка, прикрикнув на него, но — негромко, чтобы не испугать Оливию.

В деревню ворвались на полном ходу, без обычных проблем со входом.

Плоскодонка опустилась на землю.

— Выходим, — обыденно сказал Джарри и помог сначала Мирту, а потом — Селене.

Будто очнувшийся, Мирт обвёл глазами пространство перед собой, а потом бесцветно спросил:

— Мы сейчас спать?

— Нет, Мирт, — мягко сказала Селена. — Сейчас мы с тобой идём в учебный дом, к Бернару — передавать ему приветы от Чистильщиков.

— Он будет ругаться… — прошептал Мирт, который, тем не менее, немедленно двинулся вперёд.

— Не будет, — улыбнулась девушка. — Он увидит Оливию — и очень обрадуется.

— Почему?

Мальчишка-эльф как будто враз растерял всё внутреннее спокойствие, которое ему присуще было в последние дни. Он держал на руках сестрёнку, мчался на всех парах к Бернару, но буквально требовал, чтобы его утешили и уверили, что старый эльф немедленно займётся Оливией. Уже вставшие по обеим сторонам от него Коннор и Хельми быстро, перебивая друг дружку, заговорили с ним, уверяя, что если даже старик Бернар не захочет возиться с девочкой, они стащат его с кровати и просто-напросто заставят вспомнить свою профессиональную деятельность.

— Он же врач! — убеждал Коннор.

— Твоя с-сес-стра будет в х-хорош-ших руках, — вторил Хельми.

У Селены складывалось впечатление, что оба говорят абы что. Лишь бы Мирт слушал их уверенные голоса и сам проникался уверенностью.

Они прошли мимо своего дома, дошли до учебного. Селена даже ни на гран не сомневалась, что делает всё правильно: они привезли ребёнка, который нуждается во внимании Бернара, и он обязан проснуться среди ночи и помочь ей. В конце концов, он — военный врач! Она даже успела прокрутить в воображении сцену, когда старик отказывается помогать. Прокрутила и следующую сцену — как она разъярённо выбивает дверь в его комнату, как хватает его за шкирку и тащит к девочке!..

Он встретил их уже у дверей в гостевой дом.

— Что тут у вас? — недовольно спросил он, полностью одетый и даже пришедший в себя — бодрый и свежий.

Они, остолбенев на месте, вылупились на него — трудно было определить то состояние, которое овладело всеми при виде жёлчного старика-эльфа. А тот заметил произведённое впечатление и небрежно произнес:

себя. А вы, леди Селена… — Он уничтожающе посмотрел на девушку, и Селена сразу поняла, что он имеет в виду. — Если вы ещё раз такое придумаете!..

Мальчишки с огромным интересом посмотрели на девушку, которая отчаянно краснела — и только Джарри стоял довольный, зная, что уж ему-то она всё расскажет… Тем временем старик-эльф протянул руки к Оливии.

— Девочка? Эльф? — изумлённо спросил он, разглядывая малышку и тревожно сдвигая брови. — Откуда она у вас?

— Её нашли Чистильщики. Её покусали одичавшие оборотни. Она несколько дней спасалась в подвале, куда смогла спрятаться от них, — передала слова Чистильщиков Селена. — Нашли её только три дня назад, и, боюсь, её раны…

— И она — моя сестра, — безучастно добавил Мирт.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава