home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Иногда, обучая Селену основам боевой магии в кабинете, Джарри хулиганил: в момент её полной сосредоточенности он делал резкую подсечку — и девушка падала в его подставленные руки. После чего он кружил ее, визжащую и хохочущую от неожиданности и радости, по всей комнате, а потом с шутливым торжеством укладывал свою добычу на матрас.

…Бессонная ночь. Двое детей, проблемы которых всё тянутся и тянутся… Происшествия, которые растут снежным комом… Господи, пусть появится Джарри и устроит ей подсечку!.. Упасть бы и уснуть!

Вроде разрешилась проблема с Вади. Но вот стоит совершенно растерянный Хаук с ременным поводком от своего недавнего друга, который теперь жмётся к его ногам (и выглядит это уже не странно, а ужасающе), и не знает, что делать дальше. Колину-то хорошо: сбросил проблему со своих плеч — и свободен. А что делать Хауку с одичавшим оборотнем?

Селена протёрла тяжелеющие веки, как в детстве, когда только-только встала ото сна, а просыпаться не хочется, и спросила:

— С чего начнём? — И, видя, как недоумённо смотрят на неё, объяснила: — С чего начнём внедрение Вади в нашу компанию? Он сейчас не очень голоден. Отвести его в наш дом? Или всё-таки попросить старика Бернара посмотреть его? И сразу вопрос, ребята: захочет ли Бернар лечить оборотня? Да ещё такого, как Вади?

— А почему бы не спросить об этом у самого старика Бернара? — жёлчно спросил старый эльф, бесшумно появившийся за спиной девушки.

Мальчишки сразу притихли, а Ринд сделала короткое движение в сторону — явно сбежать. Лишь Коннор недовольно выкарабкался из кресла, где только недавно пристроился поспать, и встал, судя по всему, готовый к серьёзной атаке или обороне.

— Почему не спросить? — насупившись, отозвалась Селена с ударением на «не». — А страшно! Пока не спросили — надежда есть. А спросишь — надежды не останется.

— Что с ним? — всё так же жёлчно поинтересовался старик.

— Сильный порез на животе. Хельми ударил крылом. А ещё проблемы с деформацией человеческого в нём. В пригороде на нас напала стая одичавших оборотней. Уж кому-кому, а вам эта проблема должна быть знакома: Чистильщики сказали — они к вам бегали довольно часто с укусами и ранами. Пока мы отбивались от них, ранили Вади. Ушли бы. Но Колин заметил, что он жив. Не бросать же живого. Вот и…

Она замолчала, угрюмо всматриваясь в старого эльфа, который так презрительно глядел на Вади (тот опять рванул за кресла — Хауку пришлось броситься следом, чтобы не задушить ремнём), что углубились морщины вокруг искривлённого рта. Но морщины разошлись, когда Бернар надменно сказал:

— Любопытно.

А потом, не сводя сузившихся глаз с еле видной в тени кресла головы Вади, проговорил странные слова. Они прозвучали торжественно. И произвели впечатление на всех. Коннор удивлённо нахмурился, во все глаза глядя на старика, будто понял, что именно тот сказал. Ребята-оборотни уставились на старика так, как будто он сказал что-то очень знакомое, но непонятное. Хельми поднял голову, словно вслушиваясь в издалека прозвучавшую музыкальную фразу. А минуту спустя после того, как фраза отзвучала, Вади выполз из своего шаткого убежища и, не поднимаясь с пола, медленно, всё так же страшно заикаясь (Селена видела, как судорога заставляет его почти задыхаться), ответил — всего, кажется, два слова.

Бернар ухмыльнулся.

— Надо бы позвать Колра. Дракон гораздо лучше меня должен говорить на древнем наречии оборотней, которое таится в их памяти. Итак, Хаук, Вади — твой друг?

— Мы искали еду, — обстоятельно объяснил Хаук. — Стефан послал (о Стефане Бернар знал от Селены). На меня напали «крабы». Вади спас меня. А потом я привёл его к Стефану. Но Вади плохо держал форму. Стефан выгнал его.

— Мы потом искали его, — добавила Ринд. — Но он слишком далеко ушёл.

— Хельми, ты знаешь древнее наречие оборотней? — поинтересовался старый эльф.

— Нет. Х-хельми слыш-шал, но не знает.

Старик-эльф огляделся и присел на стул. Снова заговорил на древнем языке. Вади нерешительно, испытующе вглядываясь в глаза старика, подошёл к нему и встал почти в шаге от него. Бернар бесцеремонно задрал на нём рубаху, сунул подол в руки мальчишки-оборотня, чтобы держал. Тот стоял, насторожённый, но не пытаясь сбежать. Зорко взглянув в его глаза, Бернар принялся разматывать тряпки на животе Вади.

Селена осторожно, чтобы не спугнуть, тоже подошла ближе. Грязнущий-то… Не дай бог инфекцию внесли, когда несколько раз перевязывали его тряпками…

— Всего лишь порез, — спокойно сказал старый эльф. — Глубокий, но не так, чтобы очень… Ничего такого, за что можно было бы волноваться. Промыть снадобьями — и перевязать. — И он снова поморщился. — Тряпками, конечно, почище бы.

Как будто быстрыми тенями обнесло гостиную после этих слов: домовые услужливо метнулись к стулу эльфа — с остатками снадобий в склянках и стерильно чистыми тряпками. И снова исчезли. У Селены создалось впечатление, что домовые так слукавили: типа, услышали пожелание, а не отвлеченные раздумья.

Старый Бернар скептически взглянул на принесённое. Мальчишка-оборотень терпеливо стоял перед ним. Пришлось эльфу заняться перевязкой.

Отойдя к креслам, девушка присела на подлокотник одного из них. Закрыть бы глаза, которые и так слипаются… И, наверное, так и заснула бы — сидя. Но только вдруг услышала сказанные шёпотом слова на неизвестном языке. И почувствовала в пространстве гостиной резкое движение. Распахнула глаза, пытаясь быстро определить, что происходит. Насмешливо улыбающийся Коннор стоял в стороне — руки в боки. На него вовсю таращился Вади, а с ним за компанию — старый Бернар.

Хорошо, что старик-эльф успел перевязать мальчишке порез, который оказался и правда неглубоким, но, как сказал эльф, довольно болезненным, отчего Вади долго не приходил в сознание… После минутной тишины Коннор заговорил первым:

— Если бы я знал, что таким образом Вади можно возвращать в человеческую форму и в человеческое сознание, я бы давно это сделал. Итак, надо просто говорить с ним на этом древнем языке?

— Откуда ты знаешь это наречие? — испытующе вглядываясь в мальчишку, спросил старый Бернар. — И знаешь ли ты, что оборотни начинают понимать его, когда уходят от человеческой формы?

— Знаю. В меня много информации вложили, — кратко сказал Коннор, продолжая усмехаться. — Спасибо, старик. Ты нам здорово помог с этим языком. Теперь тебе не придётся возиться с Вади. Дальше мы сами.

Девушка даже привстала с подлокотника. А если Бернар обидится и обозлится? Фу… Кажется, пронесло. Не обиделся.

— Перевязку, надеюсь, вы тоже будете делать сами? — язвительно спросил эльф.

Кажется, ему с таким же облегчением что-то ответила Ринд, девочка-оборотень, но Селена уже не слышала её. Вовремя встала. Сердце вдруг пронзил укол страха. Сначала не поняла, резко огляделась. Единственное, что увидела, — братство насторожилось. Мирт!

— Мирт! — непроизвольно вскрикнула девушка и побежала к лестнице.

Мальчишки из братства — за нею. В гостиной остались только оборотни, озадаченный эльф и растерянный Хаук.

Девушка взлетела по лестнице — и уже в коридоре второго этажа услышала долгий пронзительный крик ребёнка, срывающийся на визг. Момент, когда Селена неслась по коридору, выпал из памяти. Не спрашиваясь и не стучась — господи, какие тут нормы вежливости! — она резко распахнула дверь в комнату Мирта и Оливии.

Оливия лежала на постели, скорчившись клубочком, и, закрывая лицо ладонями, кричала и кричала, только и успевая время от времени быстро, с хрипом всасывать воздух для нового непрерывного крика. Мирт стоял у кровати и сжимал руки, ошеломлённо повторяя:

— Оливия, Оливия!..

Не останавливаясь, мимо Селены быстро прошёл Хельми. Встал у кровати и быстро отодвинул Мирта в сторону. Мальчишка-дракон наклонился над Оливией. Худые ладони с длинными пальцами обняли голову девочки-эльфа. Оливия дёрнулась под пальцами и замолчала, продолжая лишь с всхлипами втягивать воздух сквозь зубы. Тихо подошедшая к кровати Селена поразилась: Оливия продолжала спать!.. Хельми присел на край кровати, продолжая держать голову девочки. Лицо бесстрастно, а глаза закрыты.

— Что случилось? — прошептала Селена, обращаясь к Мирту.

— Мы заснули, — всхлипнул мальчишка-эльф. Лицо его было мокрым от слёз и застыло от потрясения. — А потом она закричала. И я не мог её успокоить.

Ладони мальчишки-дракона переместились так, что теперь голова девочки лежала на его пальцах. Рядом с Хельми присел и Коннор, положил свою ладонь на лоб Оливии. Тоже закрыл глаза.

— Вы можете объяснить, что происходит? — шёпотом же спросила у них Селена, нисколько не сомневаясь, что даже с закрытыми глазами оба прекрасно знают, кто к ним обращается и о чём именно спрашивает.

— Она спит и видит, как убегает от одичавших оборотней, — монотонно сказал Коннор. — И этот сон повторяется раз от разу. Хельми снимает этот сон, но он выходит из глубины её души снова и снова.

— И что теперь нам делать? — растерянно спросил Мирт.

Коннор открыл глаза и пожал плечами.

— Здесь Оливию лучше не оставлять. Если понадобится помощь Бернара, то мы в любой момент можем её принести сюда. А пока лучше перенести её к нам, в нашу комнату. И ещё можно обратиться к Колру. Драконья магия сильна. Может, он сумеет вырвать повторяющийся сон из её души?..

— Ты говоришь так взросло, — медленно сказала Селена, вглядываясь в Коннора, в его по-детски округлое лицо с тёмными сейчас глазами.

— Ты думаешь, мне только оружие вживляли в тело? — невесело ухмыльнулся мальчишка. — В мозгах у меня тоже неплохо покопались. — И вздохнул. — Ну, что? У нас в доме найдётся постель для Оливии? Или можно взять отсюда?

— Вы думаете, она не будет других будить, пока спит в вашей комнате?

Мирт быстро закутал сестру в тонкое одеяло и, держа её на руках, стоял, готовый немедленно нести девочку в комнату братства.

— Нет, не будет. Мы поставим кровать для неё в середине комнаты, — сказал Коннор. — Замкнём на себя пять сторон вокруг неё. Пока она будет в центре живой пентаграммы — среди нас, она будет видеть наши сны.

— Думаеш-шь, получ-читс-ся? — спросил Хельми. И тоже встал, собираясь идти к двери. Привычно высокий и худой, рядом с Коннором он выглядел совсем уж подростком.

— Попробуем, — уверенно сказал Коннор. — Помнишь, в прошлый раз мы пробовали формулу, чтобы замыкать на нас общие сны? Получилось же. А сейчас формулу немного изменим — и замкнём свои сны на Оливии.

Селена переспрашивать, о чём они толкуют, не стала. Всё равно (призналась она себе) в ответах ничего бы не поняла. Сообразила только, что экспериментируют с магией. Единственный вопрос она задала, исходя из зацепки в их разговоре:

— А Колру вы когда скажете об Оливии?

— Как найдём его, — уже рассеянно сказал Коннор. Кажется, он уже раздумывал над проблемой, как перенаправить сны братства на сестрёнку Мирта…

Селена вздохнула. Нет. В такие дебри она не собирается лезть. И просто вышла за мальчишками.

Целой толпой, прихватив с собой Хаука с Вади, они отправились из учебно-гостевого дома в свой, уже успевший стать родным. По дороге девушка вспомнила, что Коннор почему-то ничего не сказал о возможности обратиться к Бернару с проблемой Оливии. А ведь и старик, и девочка — эльфы. Но, подумав, Селена решила не вмешиваться. Коннор часто действует, исходя из взрослых соображений. Так что и здесь лучше не встревать в мальчишеские задумки.

А время подходило к обеду.

Обрадовавшись нежданному-негаданному выходному, народ гулял и играл вокруг дома, благо теперь существовала целая детская площадка. На странную процессию мало кто обратил внимание, чему Селена обрадовалась. В основном из-за Вади, бывшего всё ещё на «поводке». Тот теперь хоть и шёл достаточно спокойно, но выглядел таким напряжённым, что Селена боялась, как бы он снова не сорвался. Пока же одичавший мальчишка-оборотень с громадным изумлением рассматривал все, происходящее вокруг, а Хаук не мешал ему в его созерцании, то и дело останавливаясь, как только замирал на месте Вади. А посмотреть было на что: на качелях — верёвочных и из доски — катались малыши, за ними приглядывали девочки, которые, в свою очередь, тоже были не прочь прокатиться на любимых игрушках. На краю сада стоял теннисный стол, за которым азартно и коротко перекрикивались двое игроков. Чуть дальше народ развлекался, играя в ножички. А малышня, накатавшись на качелях, время от времени бегала вокруг дома, азартно играя в подобие «казаков-разбойников». В общем, Вади в изумлении то и дело натягивал поводок, останавливаясь, а Хаук едва успевал следовать за ним, когда забывшийся волк делал шаг к играющим, заворожённый игрой.

За всеми незаметно наблюдали Викар и Асдис, сидящие на бревне, прикаченном Джарри из дровяного сарая. Незаметно — это значит, что они сидели, вроде как разговаривая и наслаждаясь солнечным деньком. А сами то и дело бросали вокруг внимательные взгляды. И, если вдруг среди детей начиналась ссора, кто-нибудь из двух взрослых подходил к группке и поворачивал ситуацию к миру.

В гостиной дома было спокойно и уютно. Здесь, у окна, устроились Аманда и домашние. Селена вспомнила, что Люция играет во дворе с малышами-оборотнями и Бериллом. Когда она искоса бросила взгляд на скрывающую запечье занавеску, видную из гостиной, она сообразила, что там опять прячется Эрно. И подумала: попросить мальчишек посмотреть Эрно? Или сначала всё-таки обратиться к старому Бернару? К Колру она, естественно, обращаться не собирается, если уж Аманда до сих пор сама не поговорила с драконом о своём сыне. Хотя что уж говорить «до сих пор»? Женщина с драконом без году неделя. Кажется, Колр лишь официально признал всех троих своей семьёй, но не собирается сближаться с человеком…

Аманда оглянулась на вошедших в гостиную и вопросительно кивнула девушке. Мальчишки с грохотом поднялись на свою мансарду — пригласив с собой и Хаука с волком, который в помещении снова пригнулся и, приподняв плечи, бросал по сторонам затравленные взгляды. А Селена подошла к Аманде.

— Что случилось?

— Девочка кричит во сне, — объяснила девушка. — А мальчики придумали заклинание, чтобы она не кричала. Как у вас дела? Вы видели привезённые вещи? Как думаете, можно пошить из них для детей одежду?

— Да, это прекрасная идея — пошить одежду из плотной ткани. Летней пока для всех хватит, а ближе к осени понадобится одёжка потеплей. И как раз к осени мы и успеваем сшить всё что надо. Вы выглядите уставшей, леди Селена, — добавила она извиняющимся тоном.

— Точнее будет — невыспавшейся, — с трудом подавив зевок, сказала девушка. И понизила голос: — Аманда, вы сказали Колру об Эрно?

— Я… боюсь, — прошептала женщина, невольно взглядывая в сторону кухни.

— Может, мне подойти к нему? — осторожно предложила Селена.

— Наверное, пока не надо, — снова прошептала Аманда. — Мы с ним ещё не настолько знакомы… — Она прикусила губу, и это движение вышло таким опасливым…

— Хорошо, не буду, — сказала девушка и поднялась со стула.

Колр вошёл в гостиную, словно услышал их. Постоял у порога, после солнца привыкая к домашней тени, и увидел Аманду и Селену. Аманда немедленно встала, с тревогой глядя на него. Колр подошёл не спеша и встал рядом со своей семейной.

— Вс-сё в порядке, леди С-селена?

— Не совсем, — сказала девушка. — Я хотела бы попросить вас (Аманда сжалась) подняться на второй этаж. Мальчишки принесли Оливию. Она кричит во сне, и мальчишки предполагают, что вы сможете снять с неё повторяющиеся сны. Возможно, я не совсем правильно передаю их рассуждения о том, что происходит с малышкой. Но что они говорят о вас как об умеющем что-то делать со снами — это я поняла.

И в следующий миг у неё чуть не перехватило дыхание: Колр положил на плечо Аманды ладонь — даже не обнимая и не глядя на неё. Женщина замерла — то ли от неожиданной ласки дракона, то ли от его нечаянного собственнического жеста. Колр задумчиво смотрел на Селену, видимо, размышляя над её словами, поэтому не заметил, с каким благоговением хрупкая белокурая женщина взглянула на него. Хотя… Возможно, Селене это всего лишь показалось, но кроме благоговения она уловила в этом взгляде что-то гораздо более нежное, чем благодарность, что человека почтил своим вниманием сам дракон… И девушка признала, что как пара Колр и Аманда очень даже неплохо смотрятся вместе: он — громадный и тёмный, она — светлая и хрупкая.

Драконы — сама магия!.. Селена воочию увидела, как взгляд Колра вдруг стал каким-то… уходящим, пространственным. Он словно прислушивался к чему-то, что ему… нравилось! Затем его ладонь ласково скользнула по плечу вздрогнувшей Аманды так, что женщина на пару секунд оказалась слегка прижатой к дракону. А потом, не глядя на неё, Колр отодвинулся — не отодвинул свою семейную! — и кивнул Селене:

— Я поднимус-сь к ним.

— Ага, — чуть сипло ответила девушка.

И обе в ошарашенном молчании смотрели ему вслед, пока дракон поднимался по лестнице. Потом переглянулись, но обсуждать произошедшее не стали. Правда, Аманда теперь, слегка раскрасневшаяся, выглядела гораздо более смущённой, но и более открытой. Словно робко приготовилась расцветать. Так что Селена кивнула ей и сказала:

— Не буду мешать, — имея в виду шитьё.

И пошла на кухню. Остановилась на пороге, приглядываясь к происходящему. Там вовсю суетились домовые, подгоняя Кама, который не успевал вымыть нужные овощи для первых-вторых блюд. И Селена подумала как-то мимоходом: интересно, почему домовые одновременно не гоняют Эрно? Он ведь тоже иной раз помогает Каму с кухонными обязанностями. Потому, что Эрно теперь принадлежит к клану Колра? А домовые преклоняются перед драконами? Но если это так, почему они спокойно воспринимают пребывание Эрно на их кухне?

Голова начинала побаливать. Не от вопросов, которые валились на нее до сих пор неразобранной кучей, а от той же бессонной ночи. И бессонного дня. Удрать в кабинет?

— Падай, — шепнули вдруг за спиной.

Она не успела испугаться. Ноги подломились — и она оказалась на руках Джарри. Как и мечтала недавно!.. Он заглянул ей в глаза. Если бы не мешки под глазами, она решила бы, что он не охотился на зверя, а прилёг где-нибудь выспаться, пока суд да дело. Но нет. Ему, кажется, тоже работёнка досталась та ещё.

— Джарри, Коннор сказал, что ты убил кабана?

— Убил. Но кроме того, я совершил геройский подвиг, — насмешливо объявил маг. — Я прямо сейчас нашёл всех взрослых и не очень людей, на которых можно положиться. Всем им велел заняться домом, пока мы будем спать.

— Мы — это кто? — подозрительно спросила Селена, с трудом промаргиваясь, чтобы глаза, норовившие самостоятельно закрыться, совсем уж не захлопнулись.

— Мы — это ночная компания.

— А ты знаешь, что у нас наметился прорыв? Что девочка Оливия теперь будет жить у нас в доме? Что мальчишку-оборотня зовут Вади и он из группы Стефана…

— Селена, закрой рот и попробуй задремать, — пробормотал Джарри.

— Если я не буду говорить, — сонно начала девушка и зевнула, — я усну так крепко, что меня потом никакими пушками не разбудишь. И ещё хотела сказать, что наши мальчишки — талантливые маги. Они столько интересного придумали…

— Я тоже талантливый маг, — шутливо обиделся Джарри. — Я тут такую штуку придумал — пальчики оближешь!

Селена не уследила за собой и закрыла глаза. Всё. Открыть их — никаких сил не осталось. Но спросить она может и с закрытыми глазами:

— А что ты придумал?

— Помнишь пачку бумаг, которую нам дали? Я снял с них следы Чистильщиков и повязал на них заклинание предупреждения. Здорово — да?

— Если бы я ещё понимала, что такое заклинание предупреждения, — тонким голосом сказала Селена. Она уже видела перед закрытыми глазами, как события ночи и дня сдвинулись с места: напали крокари, затанцевали машинные демоны, Селена дралась с одичавшими оборотнями и бежала в подвалы.

— Понимаешь… — доносился издалека голос Джарри, который, по впечатлениям, всё ещё шёл. — Нам теперь больше не надо будет ездить в пригород на поиски. Чистильщики теперь будут всегда сами всё за нас делать. Нам останется только одно: как только сработает заклинание предупреждения, мы хватаем плоскодонку и едем в пригород за всем готовеньким. В том числе и за найденными Чистильщиками детьми. Ведь им гораздо легче передать детишек нам, чем пытаться передавать их городским властям. Так что, мне кажется, я хоть и не гениален, как наше братство…

— Джарри, — пробормотала Селена, — ты поразительно гениален. А уж если…

Она почувствовала, что опускается куда-то вниз. С трудом, но сообразила, что маг кладет её на матрас. В следующую секунду поняла, что лежит. И — прохладно. А потом рядом появилось тепло. Живое.

— Насчёт поразительно гениального меня ты мне расскажешь чуть позже, а сейчас — спать, — уже из её снов донёсся сонный голос Джарри.


предыдущая глава | Братство Коннора | cледующая глава