home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1


3017 год

Планета Земля территория джунглей


Несс вскинула руку, давая Гатриану сигнал замереть, и тот мгновенно застыл на месте, пытаясь определить причину внезапной остановки. Сейчас они находились перед поросшим густой травой склоном оврага, по дну которого, судя по звуку тихо журчащей воды, бежал ручей. Джунгли плотной стеной вздымались в паре метров за их спинами, однако больше всего настораживал густой туман, поднимавшийся со дна оврага, и делавший противоположную его сторону весьма плохо разборчивой. Кроме всего прочего, здесь было как-то невероятно тихо. Обычные звуки и голоса леса, которые первый центурион слышал в течении всего пути, сейчас куда-то исчезли, и кроме тихого журчания невидимого в тумане ручья, не было слышно практически ничего. Прямо впереди, вздымая в разные стороны извилистые корни, виднелось невероятно большое, в несколько обхватов толщиной, поваленное дерево, словно мост перекинувшееся через лощину.

Девушка медленно опустилась на одно колено, и ее пальцы коснулись земли. Некоторое время она то ли прислушивалась, то ли приглядывалась к чему-то. А может быть использовала свои особые ментальные способности, чтобы заметить то, чего обычный человек заметить был бы не в силах. Предположение о наличии у светловолосой лучницы какого-то особого дара Гатриан сделал почти сразу же, как они познакомились. Несмотря на то, что на вид Несси Джой была простым человеком, и внешне отличалась разве что необычным цветом глаз, опытному бойцу спецподразделения, который уже успел оценить уровень опасности нового мира, сразу же стало ясно, что здесь не все так просто… В этой необычайной девушке заключена какая-то не видимая глазу сила… Сила, благодаря которой она умудряется выживать в условиях, где выжить одинокому человеку просто невозможно. Позже, его предположения подтвердились, и из общения со своей таинственной спасительницей первый центурион сделал вывод, что способность, помогающая Несси избегать многих опасностей измененного мира, заключается в умении с помощью усилия мысли воздействовать на разум многих мутантов, населяющих джунгли, которые покрывали весьма значительные территории поверхности планеты. Не на всех, но на многих. Степень ментального воздействия была разной, некоторых тварей Несс могла усмирить, и заставить пройти мимо, некоторых отпугнуть, а некоторых даже приручить. Ярким примером такого невероятного трюка был, а точнее была Шейна, являвшаяся представителем такого вида существ, как гайдраксы. Факт того, что этой хрупкой на вид девушке, удалось подчинить своей, воле двух с половиной метрового хищника был настолько невероятен, что поначалу попросту не укладывался в сознании Лекса, однако спорить с очевидными фактами не имело смысла. Правда сама Несс утверждала, что не делала из Шейны марионетку, а лишь дала ей осознать тот факт, что она для нее друг, и что в остальном гайдракс, которого она нашла раненым и вылечила, следует за ней добровольно. Первый центурион слышал, что когда-то давно, еще до катастрофы, люди заводили животных не только для получения пищи, кожи или каких-то других утилитарных нужд, но и как тогда говорили “для души”, делая из них своих верных спутников. Однако в эти истории, он, как человек, родившийся и выросший на Марсе, никогда особо не верил, считая их либо ошибкой, либо намеренным искажением исторических фактов. Впрочем, люди в те далекие времена вели столь странный и не привычный ему образ жизни, что эта информация могла действительно оказаться правдой.

Официальная пропаганда постоянно осуждала образ построения человеческого общества древности, приводя его как пример крайне не рациональной и ущербной системы. Подчеркивалось, что из-за того, что в те далекие времена, люди сами выбирали, кем им стать, практиковали совместное проживание мужчин и женщин, а так же растили детей, делая это без какой-либо единой системы воспитания. Все это в конечном итоге приводило к взращиванию колоссального числа асоциальных личностей, или людей занимающихся делом к которому у них совершенно не было предрасположенности, что негативно сказывалось на обществе в целом.

Да, конечно существовали некие законы, однако они были крайне малоэффективны, ибо не предотвращали негативные действия, а лишь назначали за них ответственность. В то же время, пропагандой подчеркивалось, что Великий Догмат, являвшийся основным сводом правил и законов Империи, был создан таким образом, чтобы не столько карать, сколько предотвращать сами возможности совершения деяний направленных против благополучия всего общества…

И всё же… Порой первый центурион ловил себя на мысли, что сомневается, стоят ли жертвы, которые принесла Империя во имя порядка и процветания полученного результата. Участвуя во множестве боевых операций направленных против повстанцев, и собственноручно расправляясь с теми, кто решился выступить против законов Великого Догмата, Гатриан Лекс все чаще стал задавать себе вопрос, ради чего сражаются и умирают люди именующие себя Сопротивлением? Что толкает их вступить в заведомо проигрышное противостояние с Империей? Терпеть невзгоды и лишения, и все равно вести обреченную на поражение войну? В то, что все эти люди имеют психические отклонения, и являются ненормальными, каким-то чудом прошедшими тест Кертиса, как гласила, официальна пропаганда, первый центурион давно не верил. Конечно, для простого обывателя, никогда не встречавшегося с повстанцами лицом к лицу, такое объяснение бы сгодилось. Однако он простым обывателем не являлся, а потому знал, что люди, идущие в Сопротивление, глубоко верят в то, что делают. Настолько глубоко, что готовы за это умереть. Но откуда черпалась эта беззаветная вера? Что было её источником? На эти вопросы у первого центуриона пятого легиона преторианской гвардии и командира отряда специального назначения “Черный Треугольник” Гатриана Лекса ответов не было… Раньше не было… И хоть по-прежнему нельзя было сказать, что они появились сейчас, однако с того самого момента когда он встретил Анелин, трещина сомнений внутри него значительно расширилась. То, что девушка, к которой он вопреки строгим правилам проникся эмоциями, подвержена преступному инакомыслию поначалу стало для него шоком, однако еще большим шоком оказалось осознания того факта, что он не только не хочет выдавать ее властям, но и даже в чем то разделяет её мнение. Осознание это было настолько странным, что Гатриан по-прежнему не знал, как к нему относиться. Ведь с одной стороны он все еще был верен законам Империи, и был готов до конца выполнять свой долг в части касающейся войны но… Но в то же время он своими действиями покрывал девушку повинную в преступном инакомыслии, и выдать её в руки палачей из C.Б.И. было выше его сил! Он просто не мог… Не мог этого сделать! А сейчас изменения произошедшие внутри него, стали еще заметнее… Не известно, что стало тому причиной… Может быть скрытое внутреннее желание бросить все, и сбежать с Анелин зрело внутри него давно, однако он сам не верил, что это будет когда-нибудь возможно. И действительно – куда они могли податься? К повстанцам ему дорога была заказана априори. Слишком много крови было на руках командира спецподразделения, чьей основной задачей как раз и являлась война с бойцами Сопротивления. И даже если бы случилось чудо, и их приняли, это не стало бы выходом. Дни повстанцев, может быть, и не были сочтены, но Гатриан был убежден – они обречены на поражение. К тому же перспектива оказаться по разные стороны баррикад с бывшими товарищами его совершенно не устраивала. Стрелять в братьев по оружию он не стал бы ни за какие блага мира. Именно потому мысль об уединенной спокойной жизни с Анелин он считал утопией. Однако, после знакомства с Несс, Гатриан вдруг осознал, что в “секторе заражения” тоже можно жить. Да, возможно у него нет того особого дара, которым обладала его таинственная спасительница, однако его навыки и умения выживать в экстремальных условиях, помноженные на знания, полученные от светловолосой лучницы могли заменить отсутствие сверх чутья и возможности усмирять некоторых представителей местной фауны усилием воли… По крайней мере, он на это надеялся. Кроме того, из рассказов девушки офицер понял, что новый мир может нести человеку не только смерть и лишения, но и даровать жизнь. Нужно лишь только научиться жить с ним в гармонии. Да, сейчас планета кишит множеством опасных тварей, но по сути своей она по-прежнему остается единой живой экосистемой, и если понять ее законы, то с ней вполне можно сосуществовать… Из общения с Несс, Лекс узнал, что многие мутанты сектора заражения вовсе не так опасны, если знать их повадки и среду обитания. А некоторые, такие как, к примеру, гидраморфы, и вовсе оказались способны к разумному контакту и даже чему-то на подобии торговли, хотя в данном случае больше подошел бы термин “натуральный обмен”. Для примера, стрелы Несс были начинены ядом самки паука марикора, того самого, который атаковал Гатриана в затопленном метро. В тот момент первому центуриону сказочно повезло, ибо яд самца паука марикора хоть и был весьма токсичен, все же уступал по своим убойным показателям яду самки этого же вида, противоядия от которого по-прежнему не существовало. Так вот, гидраморфы научились добывать этот яд, и использовать его в своих целях. А о том, что эти необычные мутанты очень интересуются разного рода техническими артефактами, как современными, так и теми, что каким-то образом уцелели от строго мира, Гатриан узнал еще по прилету на Землю. И Несси Джой, которая периодически наведывалась в места, куда сами гидраморфы добраться были не в силах, порой обменивала своих находки на разные полезные вещи, которые могли достать эти удивительные существа. К примеру, на листья некоего подводного растения, чей сок обладал горючими свойствами, и при этом почти не создавал дыма. В убежище светловолосой лучницы Лекс видел нечто на подобии импровизированной горелки, и очень удивился, узнав, что топливом для нее служит сок какой-то местной подводной флоры. И таких примеров было множество. Гатриан понимал, что сейчас он не постиг и малой толики того, сколько полезного и нужного таит в себе природа нового мира, однако в одном уверился точно – жить здесь можно, а что до опасностей, так что с того? Шанс умереть на войне тоже был вполне реальной угрозой, но здесь у них с Анелин хотя бы будет шанс прожить жизнь никому больше не подчиняясь. В конце концов, планета огромна, и присутствие на ней Империи столь незначительно, что его можно даже не принимать в расчет. На ней полно мест, где не ступала нога современного человека, и ни один мутант никогда не видел ни людей, ни стен ресурсодобывающих сооружений. Нужно лишь научиться принципам выживания у Несси Джой, которая безусловно может стать прекрасным учителем а затем… Впрочем думать о том, что они будут делать затем было явно преждевременно, ведь сначала надо будет каким то образом перевезти Анелин на Землю, а эта задача была явно не из самых простых. Однако Гатриан был уверен – он сможет что-нибудь придумать. В конце концов, он все еще оставался офицером “Черного Треугольника”, и в его распоряжении имелись кое-какие ресурсы… Главное было добраться до Марса…

- Здесь смотри в оба… - тихий голос Несс оторвал Гатриана от размышлений. Девушка по-прежнему не оборачивалась и не меняла позы, вглядываясь куда-то в туманную мглу, в которой смутно угадывались очертания противоположной стороны оврага. Первый центурион ничего не ответил, и лишь когда его проводница поднялась на ноги, поравнялся с ней, тихо спросив:

 - Характер угрозы?


- Туманные пауки… - отозвалась лучница. - Были здесь… Недавно…


Первый центурион покосился на продолжавшую вглядываться в белесую мглу девушку, и внутренне подобрался. Если эти твари такие же, как и та, с которой ему довелось столкнуться в затопленном тоннеле, то встречи с ними лучше избегать. Впрочем даже если и не такие… В то, что пауки в принципе могут оказаться дружелюбными не верилось совершенно…


- А сейчас? – негромко поинтересовался он. – Ушли?


- Не знаю… - все так же тихо откликнулась Несс. – Может быть…


- Разве ты не способна почувствовать их присутствие?


- Не всегда… Все, что я могу сейчас сказать уверенно, это то, что они тут были, но… Возможно сейчас они перешли в режим “охотничьего сна” и караулят жертву. В этом состоянии они могу пробыть много дней, сохраняя полную неподвижность, и сведя на минимум активность своего сознания. Именно потому я не могу с уверенностью определить здесь ли они в данный момент…

Девушка снялся с плеча лук, однако извлекать из колчана стрелу не спешила. Впрочем, учитывая ту невероятную скорость, с какой она это делала в случае необходимости, было понятно, случись какой-либо твари сейчас неожиданно выскочить из тумана, отравленная стрела ей всё равно гарантируется. Следуя ее примеру, первый центурион извлек из кобуры пистолет. Хоть Несс и говорила, что это оружие слишком шумное, однако отражать возможное нападение мутантов при помощи одного лишь мачете, рукоятка которого торчала из заплечного крепления, и которое на данный момент оставалось единственным его альтернативным оружием как-то не хотелось. Все же это пауки, а там где пауки там и яд. С учетом того, что энергосистема его боевого костюма приказала долго жить, рассчитывать на спасительный укол противоядия было не бессмысленно, да и вообще, последний раз он так напичкал себя стимуляторами, что чуть не умер. Собственно именно из-за этого, а не из-за раны на ноге, он провел без сознания столько дней, и скорее всего уже никогда бы не очнулся, если бы не Несси Джой и ее целебные травы, вернувшие Лекса к жизни… Точнее сказать – травы нового мира. И это еще раз доказывало тот факт, что природа планеты способна не только убивать, но и исцелять, если уметь её правильно использовать.

- Странный туман… - тихо заметил Гатриан, всматриваясь в поднимавшиеся из оврага клубы белой мглы.

- Это не совсем туман… - пояснила лучница. – Это газ, выделяемый особым видом местной флоры произрастающей на дне оврага.

- Газ? - насторожился мужчина. - Он опасен?

- В малых дозах нет... – девушка произносила слова по-прежнему не глядя на собеседника. - На поверхности его концентрация очень мала, так что для того, чтобы ощутить на себе его воздействие тебе нужно провести здесь несколько часов… Но если спуститься вниз, там эффект может проявится куда быстрее.

- Что за эффект?

- Изменение состояния сознания…Возможно галлюцинации… Трудно сказать. На меня эта дрянь почти не действует, хотя один раз мне пришлось дышать им достаточно долго… Но на счет тебя, я бы не была так уверена… Впрочем, не так страшен газ, как те, для кого он составляет естественную дыхательную среду .

- Туманные пауки?

- И они в том числе… На дне таких лощин много чего обитает… Но пауки самые многочисленные, это правда... Хотя они и не совсем пауки, а какая-то смесь паука с крабом… Однако я называю их пауками для простоты…

Гатриан понятия не имел, как выглядят крабы, однако предпочел уделить внимание более важным вопросам:

- Какова их тактика при нападении?

- Действуют группой, и достаточно слаженно… Как правило, выползают на охоту ночь, и убираются обратно с рассветом. Но если вести себя не осторожно, можно и днем привлечь их внимание, так как у них даже сон это просто альтернативный режим бодрствования… На поверхность поднимается в основном молодняк, а вот старые и крупные особи редко покидают низины. Возможно, потому что им для дыхания нужен концентрированный газ, а может быть еще по каким то причинам. Не знаю…

Гатриан кивнул. Что-ж, если самые здоровые из этих тварей предпочитают сидеть внизу лично он не возражает, пусть там и остаются… Желательно вместе с мелкими… Хотя еще не известно, какой размер среди этих мутантов считать маленьким… Ответом на этот вопрос он хотел поинтересоваться у своей спутницы, но та не дала ему такой возможности.

- Ступай за мной, след в след. Только тихо… - произнесла девушка и неслышно скользнула вперед. Гатриан как мог, стараясь не шуметь, последовал за ней, в результате чего вскоре они оказались возле корней поваленного дерева. Несси Джой закинула лук за спину, после чего подпрыгнув, схватилась за один из корневых отростков, совершила подъем с переворотом, словно на турнике. Прошла еще пара секунд, в течении которых Несс встала на корневище обеими ногами, идеально соблюдая баланс тела, и через несколько мгновений перебралась непосредственно на поверхность поваленного ствола исполинского дерева. Все это она проделала с невероятной ловкостью и грацией. Гатриан Лекс никогда не был увальнем, однако повторить маневр девушки столь же изящно у него не получилось. В конце концов, он был куда крупнее изящной лучницы, да и наличие боевого костюма так же давало о себе знать. Хорошо, что он не стал тащить с собой шлем, так как из-за отключения энергосистемы от него было бы больше мороки, чем пользы.

В конечном итоге, на процедуру, которая заняла у Несси Джой секунд пять, у него ушло раза в три больше времени, и сделал он это гораздо более шумно. Впрочем, к моменту, когда Лекс оказался наверху, вокруг по-прежнему было спокойно. Все то же журчание невидимого ручья доносящееся из лощины… Все тот же молочный туман окружавший их со всех сторон… И никаких признаков наличия жизни вокруг…

Впрочем, Гатриан понимал, что отсутствие этих признаков по-прежнему не гарантирует отсутствия самой жизни, так что следовало держать ухо в остро, и не расслабляться… Тем более, что Несс по прежнему не спешила идти вперед, вновь к чему-то прислушиваясь или приглядываясь…

Ствол исполинского дерева, упавшего поперек оврага был довольно старым, и судя по


практически полному отсутствию коры, находился в таком положении уже давно. Об этом


так же свидетельствовало множество побегов всевозможной растительности, обвившей его, и свисавшей, куда-то вниз, в молочную пелену сгущавшегося внизу тумана. В нескольких метрах впереди, сквозь белую дымчатую пелену, прорисовывались контуры его редких кривых ветвей, давно лишенных листвы, и тянущихся во всех направлениях, словно конечности какого-то нового, доселе невиданного мутанта.

Помедлив еще некоторое время, Несси Джой неслышно двинулась вперед, и первый центурион последовал за ней. Тишина, сквозь которую по-прежнему доносилось лишь монотонное журчание воды, неприятно давила на психику. Все время пути, которые они провели пробираясь через дикие джунгли, их постоянно окружали звуки нового мира. Какие-то отдаленные крики непонятных существ, стрекот насекомых и так далее. Не знавший кому принадлежит источник того, или иного звука, первый центурион поначалу испытывал некое напряжение, но Несс вела себя так, словно маршрут который они выбрали, был для нее чем-то на подобии развлекательной прогулки, и постепенно Гатриан свыкся с фоновым шумом леса, перестав искать в нем ежесекундную угрозу. Однако то, что происходило сейчас, значительно отличалось от всего того, что он испытывал ранее. Да и настороженное поведение Несс говорило о том, что в данной ситуации действительно стоит быть крайне внимательным...

Они достигли половины пути, когда впереди послышался какой-то странный звук. Он доносился с противоположной стороны оврага, и быстро нарастал, становясь отчётливей с каждой секундой. Больше всего этот звук был похож на клёкот множества обезумевших птиц, рвущихся в едином направлении, впрочем, даже это сравнение было бы весьма отдаленным. А еще, к звуку примешивался, какой-то непонятный то ли рык, то ли вой, принадлежавший явно не маленькому существу. С той позиции, где они сейчас находились, противоположный берег уже просматривался, ровно как и ветви деревьев растущих вплотную к оврагу. И вот, в какой-то момент, они затряслись, а затем из лесной чащи, с треском ломая все, что попадалось у него на пути, вырвалось нечто огромное. Мутант, напоминавший жутковатую помесь черепахи и краба, достигал примерно четырех метров в высоту, а так же не менее шести метров в длину. Но это было еще не все… Гатриан заметил, что тварь окружал целый рой, каких-то летающих существ размерами сильно поменьше, которые с воплями кидались в атаку на огромного монстра норовя вонзить тому в голову свои длинные и острые, то ли клювы, то ли жала. Атаковать гигантского мутанта со спины, летучие хищники не могли, так как даже не вооруженным глазом было заметно, что задняя часть тела монстра покрыта мощной костяной броней, пробить которую у них не было ни единого шанса. Мутант крутанулся на месте, взрыхляя землю конечностями на подобии тех, что Гатриан успел увидеть у драгуладона, а затем молниеносным движением схватил мощными челюстями одну из летучих бестий, приблизительным описанием внешнего облика которых могла бы служить увеличенная до полутораметрового размера помесь стрекозы и богомола. Но сказать точно было нельзя - слишком стремительными являлись движения летающих тварей. Которые, не смотря на гибель одного из своих соплеменников, продолжай атаковать гиганта, и местами не безуспешно. В момент, когда огромный мутант перехватил своими мощными челюстями одного из летучих монстров, два других впились ему в шею с двух сторон, вогнав острые жала в грубую серо-черную кожу. Монстр мотнул головой, и взревел, в результате чего, изувеченный труп схваченной им бестии полетел в овраг, а в следующее мгновенье извернулся, и стегнул себя по шее мощным хвостом, прикончив еще одну тварь, которая, напившись крови, хотела ретироваться.

Вся сцена развернулась перед глазами путников в считанные секунды, однако Несс успела принять лежачее положение, уменьшая видимый в тумане силуэт. Первый центурион повторил ее маневр практически синхронно, и растянувшись на животе не сводил глаз с развернувшейся впереди схватки. К счастью, сражающимся мутантам было явно не до замерших посреди огромного дерева людей. Возможно, они их даже не видели, на что Гатриан особенно рассчитывал. Вступать в схватку с монстрами, особенно находятся в столь не удобной для маневрирования позиции, желания не было никакого, и он искренне надеялся, что те сами друг с другом разберутся, а затем тот или те, кто останется жив, свалят отсюда подальше, позволив им продолжить свой путь. Однако все оказалось не так просто. Донимаемый летающими тварями гигант, вдруг вознамерился перебраться на другой берег оврага, и всей свой огромной тушей взгромоздился на ствол, после чего отгоняя от себя назойливых летунов и оглашая окрестности оглушительным ревом двинулся в сторону людей. Но это была лишь половиной беды. С противоположной стороны, откуда только что пришли путники, появились еще летающие твари, и судя по всему , там их было даже больше чем на противоположном берегу оврага, так что мысль о тактическом отступлении пришлось оставить сразу же. Гатриан судорожно соображал как поступить, однако решение приняла девушка.

- Делай как я! - прозвучала команда Несс, и первый центурион увидел, как что она наматывает на руку один из толстых растительных побегов, которые обильно покрывали ствол упавшего дерева.

Подергав для надежности намотанную на кисть и запястье лиану, лучница соскользнула со ствола вниз, мгновенно растаяв в сгущавшему внизу. Времени на раздумье не было, и Гатриан в точности повторил маневр Несси Джой, молясь лишь о том, что бы тот растительный побег мутировавшей флоры, который он выбрал, выдержала его не малый вес, к которому добавлялся вес боевого костюма. Однако все прошло хорошо, если данное слово было вообще уместно в этой ситуации. Болтаться над непонятно какой высотой, и надеяться не на надежный бимолекулярный шнур, а какую-то непонятную растительность, было крайней не уютно, однако тот факт, что он убрался с пути огромного мутанта, который уже вовсю бесновался, и ревел наверху, всё-таки сглаживал ситуацию.

Амплитуда раскачивания становилась все меньше, и постепенно первый центурион замер в неподвижном положении. Гигант, судя по всему, разделался с достававшими его летучими тварями, потому как рев его прекратился. Те же из них, что минутой ранее нарисовались на другом берегу, почему то в атаку кидаться не спешили. Возможно, печальный опыт сородичей стал для них примером, а может быть была другая причина. В любом случае сейчас до Гатриана доносилось лишь шумное утробное дыхание огромного монстра, прерываемое возмущенным фырканьем. Хищник явно к чему-то принюхивался, и уходить с дерева не спешил. Возможно, учуял зависших под ним людей? От этой мысли даже видавшему виды бойцу седлалось крайне не по себе. Учитывая размеры твари справиться с ней при помощи того оружия, что было у них в наличии, шансов было прямо скажем не много...


Конечно, стрелы Несси Джой смазаны самым убойным ядом из всех, что можно себе


представить, но кто знает, насколько быстро яд сможет подействовать на такую махину,


даже если и попадет твари в кровь? Впрочем, эта мысль породила за собой другую - а


где собственно сама лучница? Туман, сгущавшийся вокруг сильно затруднял обзор, однако девушка должна была находиться не так далеко, и все же сейчас её видно не было.


Правда, помимо той лианы, на которой сейчас болтался Гатриан Лекс, с огромного ствола вниз паклями свисало много всякой растительности, которая не редко сплеталась в связки довольно большой толщины, и это так же затрудняло задачу обнаружения попутчицы. Однако первый центурион сильно сомневался, что все эти гроздьями свисающие вниз побеги мутировавшей флоры, способна скрыть от его глаз человеческую фигуру. Вслушиваясь в странные звуки, издаваемые огромным мутантом, первый центурион медленно вращался вокруг своей оси, пытаясь понять, что случилось с девушкой, когда внезапно боковым зрением уловил какое-то движение в нескольких метрах от себя. Повернув голову, он заметил, как по одной из находящихся неподалёку ветвей, перебирая множеством конечностей, быстро поднимается какая-то тварь... Однако прошло совсем немного времени, прежде чем Лекс понял – это паук! Конечно, совсем не такой крупный, каким был тот, с которым первому центуриону пришлось сразиться подводой, но и не маленький, как минимум один метр в нем был точно...

Впрочем, от подводной эта тварь отличалась не только размером, но и наличием клешней на двух передних конечностях, которые она не использовала при карабкании вверх, а держала как бы на весу… Расстояние между ветвью дерева, по которой сейчас взбирался мутант, и человеком, составляло около пяти метров, однако первому центуриону казалось, что чудовище находится рядом буквально впритирку. Помня свой предыдущий опыт общения с мутировавшими пауками, Гатриан не стал ждать, пока тварь прыгнет в его сторону. Выхватив из набедренной кобур пистолет, он навел оружие на ползущего вверх монстра, и в тот же момент заметил второго, точно такого же. Тот находился на другой тянущейся вниз ветке, расположенной несколькими метрами в стороне… А затем еще одного и еще... Твари поднимались из оврага одна за другой. Какие-то ползли по ветвям, какие-то использовали для этой цели, свисавшие глубоко вниз снопы зеленых побегов, и назвать их точное количество сейчас не представлялось возможным. Их просто было много... И самое главное, что он понял не сразу - они не обращали на него ни малейшего внимания. Но дело тут было вовсе не в природном миролюбии этих тварей. Просто сейчас их интересовала цель покрупнее, а именно по-прежнему не желавший убираться с поваленного дерева гигант.

Но где же Несс? Этот вопрос, как и не давал Гатриану покоя. И дело был даже не в том, что без столь опытного проводника его шансы добраться до ближайшего человеческого укрепления равны нулю. Просто не смотря на их совершенно недавнее знакомство, а так же тот факт, что первый центурион так до конца и не понял кто же такая Несс, он успел чисто по человечески проникнуться к ней, и ощутить её если не боевым товарищем, то чем-то очень к этому близким. А потому сейчас его по-настоящему волновала её судьба. Впрочем, ответ на вопрос, куда девалась девушка, нашелся практически сразу, как только он догадался поднять голову. Светловолосая лучница находилась аккурат под стволом огромного дерева, цепляясь за всё те же толстые побеги растительности, коих под там было в избытке. Склонив голову, она посмотрела в сторону Гатриана, и приложила палец к губам. Что-ж, шуметь в сложившейся диспозиции было-бы действительно глупо. Не понятно заметили ли их пауки, но лишний раз привлекать к себе внимание явно не стоило. К слову о последних, плавно карабкавшиеся вверх многоногие мутанты в какой-то момент вдруг замерли, словно чего-то выжидая, а затем совершенно синхронно и очень резко рванули наверх, откуда спустя совсем немного времени донесся новый яростный рев огромного мутанта. Несмотря на превосходящее количество, взять гиганта сходу тварям явно не удалось, и почти сразу же вниз полетело несколько изувеченных паучьих тел. Но мутантов это не остановило, и на смену погибшим, вверх карабкались все новые и новые представители паучьего семейства, так что достаточно скоро стало ясно, что у гиганта нет шансов. Впрочем, до судьбы мутантов Лексу не было никакого дела. Пусть хоть все друг друга переубивают. Зато факт, состоящий в том, что из-за творящейся наверху схватки, оказалась повреждена его лиана, взволновал его куда


сильнее. Точнее то, что она повреждена, он понял не сразу, а сначала ощутил мощный


рывок, после которого, его, словно елочную игрушку, мотнуло сначала в одну, а затем в


другую сторону, после чего первый центурион ощутил что падает! Ему удалось схватиться за одну из порослей, оказавшихся в этот момент поблизости, однако та не была столь же крепкой как предыдущая. Послышался звук рвущихся растительных волокон, и Гатриан Лекс тщетно пытаясь зафиксировать свое положение, полетел вниз, потеряв из виду не только Несс, но даже ствол исполинского дерева. Впрочем, свободное падение продолжалось не долго. Буквально через пару секунд он врезался в очередное переплетение каких-то побегов, которые словно гирлянды протягивались от одной стороны оврага к другой. Мутировавшая флора не выдержали веса врезавшегося в нее тела, и с треском порвалась, однако это слегка замедлило его падение, и следующую поросль он прорвал уже не так быстро. Падая все ниже, Гатриан преодолел ещё одну растительную преграду, однако в какой-то момент, одна из его ног угодила в относительно плотный узел из переплетенных растений. Его очередной раз мотнуло, и вскоре первый центурион обнаружил себя зависшим вниз головой в паре метров над поверхностью мелкого ручья. Сфокусировав зрение и немного придя в себя, Лекс разглядел, что что дно у ручья было каменистым, а вдоль берегов тянулись обильные заросли, какой то необычной растительности синего цвета, с очень широкими листьями. Концентрация тумана, а точнее того самого пресловутого газа тут действительно была куда сильнее чем на верху, и Гатриан даже ощутил его слегка сладковатый запах. Впрочем, пока что никакого реального эффекта воздействия на психику он не ощущал. Гораздо больший дискомфорт доставляло значительно меньшая, чем наверху освещенность, из-за которой видимость тут составляла от силы метров пять-семь. Кроме того, Лексу определенно не нравился тот факт, что он завис вниз головой, словно живая приманка для местных обитателей. То, что те наверняка обрадуются внезапно свалившемуся к ним на голову “потенциальному обеду” можно было даже не сомневаться, и с этим нужно было срочно что-то делать. Однако, как только мысль об этом промелькнула у него в голове, из сумрачной мглы вынырнул очередной паук, на подобии тех, что Гатриан успел увидеть наверху, только этот был крупнее раза в три, и судя по всему относился к более матерым особям. Приблизившись, мутант вдруг встал на задние лапы, пытаясь передними конечностями достать все еще продолжавшего раскачиваться человека, однако первый центурион выхватил из набедренной кобуры пистолет, после чего в быстром темпе разрядил ему в голову половину магазина. Грохот пистолетных выстрелов отразился от воды, и огромный паук как-то нелепо попятился, оставляя перед собой отвратительный след из желтоватых потеков, после чего сразу же стало ясно, что факт стрельбы вверх ногами ни сколько не сказался на меткости первого центуриона. Мутант сделал еще несколько шагов, а затем словно запутавшись в собственных конечностях, повалился в воду, и больше не шевелился.

Понимая, что таких тварей тут пруд пруди, и вскоре все они будут здесь, Гатриан выхватил из заплечного крепления мачете, и принялся рубить удерживающую его ногу поросль. Возиться пришлось не долго, уже с третьего удара послышался треск, после которого первый центурион полетел спиной вниз. К счастью вода, в какой-то мере смягчила падение, однако, не смотря на это, от удара у Лекса на некоторое время отшибло дыхание. Возможно, в иной ситуации он бы сумел приземлиться на ноги, однако тот факт, что он пять дней провел без сознания из-за передозировки стимуляторами, а так же полученное совсем недавно ранение, продолжали давать о себе знать. Так что сейчас Гатриан Лекс по-прежнему ощущал себя не в лучшей форме. Впрочем, даже не смотря на это, он по-прежнему оставался бойцом “Черного Треугольника”, и становиться легкой добычей в его планы не входило. С мыслями об этом, Гатриан принял сидячее положение, после чего увидел в метре от себя очередную многоногую тварь, которая тут же прыгнула в его сторону. Однако когда паук приземлился, человека на том самом месте уже не было, так как он перекатом ушел в сторону, вскочил на ноги и расстрелял в мутанта остаток магазина.

Так как, этот паук бы несколько меньше предыдущего, сдох он практически сразу. Однако в момент, когда Гатриан попытался сменить опустевший магазин на полный, его атаковала новая тварь, и на этот раз нападение произошло со спины. Впрочем, не смотря на хитрость, Лекс заранее распознал приближение монстра по всплескам воды, в результате чего сумел, резко обернувшись, рубануть того прямо в полёте, одновременно совершив перекат и уклонившись от прямого столкновения.

Удар мачете отсек атакующей твари одну из снабженных клешней конечностей, в результате чего из обрубка брызнула отвратная, желтоватая субстанция.

Мутант, не ожидавший такого поворота, при приземлении частично потерял равновесие, однако никакого звука свидетельствующего о боли не издал. Впрочем, Лекс уже успел заметить, что эти твари на удивление молчаливы, что в какой-то мере добавляло жути их и без того страшному образу. И связано это было с тем, что все живые существа обычно кричат, когда им больно, или хоть как-то реагируют на повреждения, а эти порождения нового мира все делали молча… Молча нападали и молча умирали… Словно и не были живыми вовсе… Однако размышлять об этом сейчас было не время, потому что раненый мутант как раз развернулся на Гатриана. Однако ранение все же дало о себе знать, двигался он медленно, и когда Лекс перехватив мачете обратным хватом прыгнул на него, тот ничего не успел сделать. Удар, и голова твари оказалась пригвождена ко дну ручья. Выпустив рукоять мачете, и не обращая внимания на конвульсивные подергивания паука, первый центурион наконец сумел извлечь из подсумка запасной магазин, и перезарядив оружие тут же двумя выстрелами сбил кураж с очередного мутанта рванувшегося было в его сторону. Новый паук не был убит наповал, однако серьезно замедлился, а Гатриан уже перенёс огонь на следующего монстра, пытавшегося обогнуть слишком опасную "жертву" по дуге, чтобы атаковать сзади. Этого ему сделать не удалось, и получив от Гатриана две разрывные пули в бочину, и паук поспешил ретироваться в туман, подволакивая ставшими вдруг непослушными конечности. Другой раненый мутант по-прежнему пытался доковылять до человека, однако было заметно, что сил у него на это явно не хватит. Недобитый монстр уже определенно не представлял угрозы, однако, не смотря на это, Гатриан выдернул клинок из головы мертвого паука, после чего направился в сторону умирающего мутанта. Им вдруг овладела, какая-то странная ярость, которой он всегда старался избегать в бою. Во время сражения голова должна быть холодной, потому как лишние эмоции мешают думать конструктивно и принимать выверенные решения… Но сейчас на него словно что-то нашло… Картина окружающего мира немного плыла, и окутывающий второго центуриона туман из сумрачно-темного, вдруг начал обретать багровые тона... Данные странные преобразования сознание первого центуриона отметило как бы мимоходом, совершенно не предав этому никакого значения, так словно все происходило во сне. Но в то же время ярость, заполонившая его сознание, значение имела, и весьма сильное…

- Что? Хочешь меня сожрать? - процедил Гатриан приблизившись к недобитку, после чего двумя быстрыми движениями, перетекающими одно в другое, отсек ему обе клешни. Однако этого человеку показалось мало, а потому высоко вскинув ногу, облаченную в тяжелые боты боевого скафандра, мужчина обрушил ее на голову умирающей твари.

- Ну! Давай! Что же ты?! А?! - Лекс поднимал ногу и вновь обрушивал ее вниз. – Давай! Жри! Или не нравится?! Не нравится тебе?! А?!

Ярость клокотавшая внутри первого центуриона требовала выхода, и он наносил удар за ударом, словно пытаясь растоптать голову мутанта, не смотря на то, что тот уже не подавал признаков жизни, и прекратил только когда окончательно запыхался… Остановившись, Лекс пошатываясь отступил немного назад, чтобы перевести дух. Оперся руками о колени, и внезапно обнаружил, что обстановка вокруг вновь стала меняться… Только кругом было сумрачно, однако сейчас вдруг резко посветлело... Багровый туман растворился… Куда-то исчез ручей, и странная синеватая растительность, растущая по его берегам... Вместо этого под ногами обнаружился песок... А сами ноги оказались обуты в абсолютно архаичного вида сандалии... Гатриан с недоумением поднял глаза, и огляделся… Он стоял посреди залитой солнцем огромной арены, сжимая в руке короткий окровавленный меч, а вокруг возвышались трибуны, заполненные многоликой и разношерстной толпой, хором скандирующей его имя.

- ГАТРИАН! ГАТРИАН! ГАТРИАН! – мощный хор тысяч и тысяч голосов сливался в единый рев, заполнявший все вокруг, и вызывавший внутри человека какое-то невероятное чувство восторга. Сейчас ему казалось, что он повелитель вселенной, и способен на все... А потому, когда впереди, словно из воздуха, вдруг материализовался поистине огромный пятиметровый туманный паук, у первого центуриона не возникло и мысли о том, чтобы попытаться избежать схватки. Мутант рванулся на встречу Гатриану стремительно сокращая расстояние и попытался сходу ухватить того гигантской клешней, способной судя по всему перерубить человека пополам, однако тот перекатом ушел от смертельной угрозы, после чего оказался под тварью подрубив одну из ее конечностей. Толпа восторженно взревела.

Паук закрутился на месте, пытая затоптать человека, пригвоздить его к земле при помощи одной из своих многочисленных ног, но тот был слишком подвижен, и не только успевал уклоняться от конечностей гигантской твари, но и контратаковать, рубя эти самые конечности клинком, так, что во все стороны брызгала желтоватая кровь мутанта. В какой-то момент, после очередного удара меча, одна из ног твари не выдержала и подломилась, что вызвало очередной ликующий рев у толпы зрителей. Паку на какое-то мгновение припал корпусом вниз, но этого мгновения хватило, чтобы Гатриан в прыжке полоснул клинком по брюху чудовища, которое оказалось весьма не прочным.

Лекс едва успел откатиться в сторону, а из нанесенной им мутанту раны начали вываливаться отвратительного вида внутренности. Паук предпринял еще одну попытку дотянуться до человека, однако это ему не удалось. Вместо этого, он рухнул на землю, и больше не шевелился…

В тот же момент первый центурион услышал громогласный рев труб, очевидно восславлявших его победу, которым вторил многотысячный глас толпы, раз за разом выкрикивавшей его имя. Гатриан Лекс глубоко дыша, посмотрел на побежденного им монстра, огляделся по сторонам, а затем, вскинув руку с зажатым в ней мечом вверх, издал победный крик, чем вызвал у толпы очередной приступ восторга. Он не задавал себе вопроса, “что вообще происходит?” или “как я здесь оказался?”. Он просто наслаждался ощущением происходящего, чувствуя кипящий в крови адреналин и восторг. Однако внезапно к этому ощущению добавилось еще и чувство острой физической боли, ставшей следствием страшного удара, который сбил его с ног, и едва не заставил лишиться сознания. Первый центурион выронил меч, внезапно ощутив, как что-то сдавило его поперек груди… Как оказалось, мутант был все еще жив, и сейчас именно его огромная клешня схватившая человека, медленно подтягивала Гатриана в сторону истекающих слюной жвал. К счастью сил в умирающей твари осталось относительно немного, иначе жуткие клешни попросту раздавили бы человека, или даже разорвали бы его пополам. Но даже сейчас первый центурион ощущал себя далеко не лучшим образом, и с каждой секундой дело обретало все более скверный оборот. Тварь подтягивала человека к себе, явно вознамерившись захватить его с собой на тот свет, и Лекс, как ни старался, не мог с этим ничего поделать.

Боль стала почти невыносимой. Гатриан практически не мог вздохнуть, казалось еще чуть-чуть, и ребра не выдержав страшного давления попросту все разом сломаются, пронзив внутренние органы своими обломками. Но не смотря на это, Гатриан упорно сопротивлялся, пытаясь вырваться из стальной хватки чудовища. И в тот самый момент, когда ему показалось, что это конец, внезапно раздался звук рассекаемого воздуха, а затем в голову твари вонзилась стрела.

Хватка мгновенно ослабла, и первый центурион наконец-то смог сделать вдох. Со стоном разжав обхватившую его адскую клешню, Лекс кашляя и судорожно хватая ртом воздух, упал на спину, ощущая, что не в состоянии сам подняться на ноги, и что поверхность земли медленно кружится вместе с ним, словно одна огромная карусель, в центре которой он сейчас находится.

- Не время отдыхать! Вставай! – прозвучавший над ухом девичий голос не позволил сознанию Гатриана провалиться в забытье. – Вставай! Ну же!

Первый центурион с трудом разлепил смыкающиеся глаза… Древний амфитеатр исчез… Сейчас его снова окружал багровый туман… Но вои из этого тумана проявилась женская фигура, облаченная в костюм из черных лент. Девушка склонилась над ним, и в её лице он узнал…

- Анелин… - губы Лекса коснулась улыбка. Земля под ним продолжала медленно вращаться, но теперь над головой он видел бездонную черноту космоса усеянную бесчисленными созвездиями… Созвездия двигались ему на встречу, одно сменяя другое, чаруя и ослепляя своим блеском… Призывая к себе… И одновременно с этим, Гатриан слышал какую-то невероятную, непостижимую в своей величественности музыку… Это зрелище, а так же то, что рядом с ним была ОНА , переполнили его таким восторгом, что он позабыл о терзавшей его тело мучительной боли.

– Ты это видишь… - все еще ощущая слабость, первый центурион поднял руку и указал в сторону проплывающих во мраке космоса галактик… - Просто посмотри… Анелин… Это… Так красиво…

- Открой рот! – не обращая ни малейшего внимания на его слова, скомандовала девушка, и когда Гатриан подчинился, капнула ему на язык две капли какой-то невероятно горькой жидкости из крошечного флакончика, который как по волшебству появился у нее в руках.

Впрочем, то что жидкость была горькой показалось лишь в первый миг, очень скоро она вдруг стала горячей… Очень горячей… Стекая вниз она разогревалась все сильнее с каждой секундой, и уже очень скоро жидкий огонь от горла распространился ниже, словно заменяя собой кровь, и на какой то миг Гатриан даже забыл как дышать. Однако, пламя сгинуло так же внезапно, как и появилось, резко сменившись невероятным холодом, сковавшим тело, сделав его неподатливым и хрупким, словно состоящим из миллионов смерзшихся воедино крошечным ледяных кристалликов… Космическая музыка вдруг утратила свою величественную гармоничность, превратившись в хаотичный набор звуков, неприятно корёжащих слух, и при этом перед глазам словно заработал стробоскоп. Вспышки света, в быстром режиме сменялись тьмой, чтобы вновь вспыхнуть ослепительным сиянием, и так по нарастающей... Первый центурион попытался закрыть глаза, но почему-то оказалось, что он видит даже сквозь веки… Тогда он предпринял попытку прижать к глазам ладони… Тело слушалось плохо, но даже когда ему удалось это сделать , бешеный стробоскоп никуда не исчез, лишь ускорив свой темп. Пытаясь избавиться от наваждения, Гатриан Лекс вдавил ладони в лицо, не в силах сдержать крик, а затем тело его свела резкая судорога, во время которой казалось вот-вот лопнут все мышцы, и вдруг… Все прекратилось…

Очнулся он от ощущения, что его куда-то тащат обхватив под руки … Голова гудела, словно растревоженный пчелиный улей, но по сравнению с теми ощущениями, что ему пришлось пережить некоторое время назад, это можно было вообще не брать в расчет… Обретая ясность сознания и ориентацию в пространстве, Гатриан определил, что он по-прежнему находится на дне туманной лощины, а тащит его ни кто иная как Несси Джой, в которой оказалось гораздо больше силы, чем можно было подумать глядя на её изящное телосложение. Впрочем, едва это осознав, он тут же оказался на земле.

- Нужно уходить! – распорядилась светловолосая лучница, от которой не ускользнуло, что мужчина пришел в себя. – Поднимайся!

Гатриан не возражал, к тому же, на этот раз с тем, чтобы подняться на ноги проблемы не возникло. Он хотел спросить, долго ли он был в отключке, но Несси Джой тут же перешла на легкий бег, изящно перемахнув через не слишком большой ствол дерева, лежащего поперек пути, и скрывшись в широколистной растительности, сгущавшейся сразу за ним, так что первому центуриону ничего не оставалось, как поспешить следом.



3017: РЕНЕГАТ Сергей Богомазов | 3017: Ренегат | ГЛАВА 2