home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10


3017 год

Планета Земля внутренний периметр базы А113


Рассеивая сгущающиеся сумерки светом фар "тритон" затормозил возле гермо-модуля.


- Спасибо, что подвезли. - произнес Лин Джоу кивая водителю.


- Да не за что. - отмахнулся солдат. - На все равно нужно в северную часть периметра. Начальник базы объявил усиление, дежурный состав наблюдателей на стенах увеличен вдвое.


- Ну, удачного дежурства! - азиат открыл дверь и спрыгнул землю.


Машина, рыкнув двигателем, двинулась дальше, и вскоре биолог остался один. Уже практически стемнело, а потому ученый включил налобный фонарь, луч которого осветил возвышавшуюся в нескольких метрах впереди конструкцию гермо-модуля. В связи со сложившимися обстоятельствами, и наступлением темноты, исследование было решено перенести на завтра. Однако Лин Джоу, который, вместе с профессором Диваром спешно покинул это место относительно недавно, не хотел сидеть без дела так долго. У него и пары его коллег, возникла идея взять небольшой образец материала кокона, и провести исследование в мини-лаборатории, имевшей автономное питание. Однако на самом деле в этот раз ученым двигало и кое-что еще. Дело было в странных ощущениях, которые возникли у него в момент, когда он впервые оказался вблизи этого таинственного биологического объекта. Лин Джоу до сих пор не мог понять, почему потерял сознание в тот миг, когда грузовой флайтрак потерпел крушение. Он помнил странный шепот ворвавшийся в его сознание, который затем превратился в бушующий гомон множества голосов… И не мог найти этому разумного объяснения. А теперь, присутствие вблизи кокона вызывало в нем какой-то странный, иррациональный страх! И это было уже слишком! Лин Джоу не был трусом, и не смотря на то, что он провел в “секторе заражения” не так много времени, как например Арминиус Дивар, считал себя опытным и здравомыслящим биологом. И сейчас, он хотел совместить две вещи, взять образец, а вместе с тем, взглянуть своим страхам в глаза, заставив их отступить. К слову стоит заметить, что отправляясь навстречу своим страхам и помня о странных шепчущих голосах в голове, на этот раз ученый принял С-стимулятор, блокирующий ментальное влияние. Так… На всякий случай… И теперь был уверен что полностью готов разобраться в возникшей проблеме.

По крайней мере, с таким боевым настроем он садился в “тритон” идущий в попутном направлении. Однако сейчас, стоя перед гермо-модулем, он ощущал, что львиная доля уверенности, куда-то внезапно испарилась. Возможно, дело было в сгущавшейся тьме, или громовых раскатах гулко доносящихся издалека, однако факт оставался фактом, Лин Джоу вдруг вновь почувствовал неуверенность в правильности своего решения, и острое желание покинуть это место.

- Да какого черта?! – произнес он вслух, чтобы услышать свой голос. Возникшая внутри злость на самого себя слегка притупила чувство страха, и биолог решительно шагнул к дверям гермо-модуля, параллельно надевая шлем. Внутри оказалось совсем темно, однако луч фонаря отлично справлялся со своей задачей, так что вскоре ученый миновал “шлюзовую камеру”, и оказался на территории где находился таинственный объект.

К моменту, когда это произошло, внутреннее состояние человека, словно маятник вновь качнулось в сторону тревоги, и на этот раз, она была настолько явственной, что Лин Джоу начал всерьез подумывать впрыснуть себе дозу стимулятора группы-Б. Однако природное упрямство и принципиальность требовали от него держаться, и победить непонятный страх усилием воли, а потому он немного помявшись у входа, все же шагнул вперед.

- Ну, что тут у нас… - произнес биолог, что бы как-то развеять стоящую внутри гермо-модуля тишину, однако на этот раз, данный прием не очень помог ему приободриться. Тем не менее, Лин Джоу все же заставил себя подойти к лабораторному столу, и немного повозившись отыскать необходимые инструменты, требующиеся для взятия образца. В процессе поиска ему пришлось повернуться к кокону спиной, что далось ему не малым трудом, ибо в эти моменты чувство страха и беззащитности ощутилось им особенно сильно…

Дабы не чувствовать себя идиотом который разговаривает сам с собой, биолог включил аудио запись.

- Дополнение и комментарии к основному файлу исследования... Говорит доктор Лин Джоу. Мной замечено, что вблизи исследуемого объекта возникает навязчиво параноидальное ощущение, чувство тревоги, граничащее с сильным страхом. Предполагаю, что причиной этому может быть ультра-звук на сверх низких частотах, не слышимый человеческим ухом, но имеющий прямое воздействие на психику… Возможно таким образом проявляется природный защитный механизм и…

Какой-то странный звук, послышавшийся из темноты, заставил Лин Джоу замереть на месте. Звук был похож на странный отрывистый клекот, и доносился, откуда-то с противоположной стороны кокона, так что биолог не могу увидеть его источник.

Не смотря на то, что Лин Джоу и так находился в напряженном состоянии, в этот момент адреналин в его крови подскочил так сильно, что на какое-то время, его словно парализовало. Несколько секунд он стоял, прислушиваясь к тишине, боясь пошевелиться, однако больше ничего не происходило…

Стараясь не шуметь, ученый поставил приборы на стол, и медленно извлек из набедренной кобуры пистолет, показавшийся ему сейчас невероятно тяжелым, после чего осторожно ступая, начал медленно отступать в сторону выхода, пытаясь удержать в поле зрения как можно больше пространства.

Сердце стучало так, словно готово было выпрыгнуть из груди. Биолог тяжело и шумно дышал, чувствуя как по лицу струятся капли пота… Какое расстояние до дверей? До шлюзовой камеры метров десять… Ученый с усилием сглотнул… Теперь предчувствия не казались ему такими уж надуманными… В темноте что-то пряталось, и пристально следило за ним… Шаг… Еще шаг… Спиной к двери, лицом в сторону угрожающей темноты... Медленно вот так… Главное не поддаваться панике, и не бежать… Двигаться медленно… Почему-то он знал, что если повернется… Если попробует выскочить, то на этом все закончится… Но медлить было трудно, потому как все его животные инстинкты требовали развернуться и ринуться наружу обгоняя крик собственного ужаса. Но он держался и продолжал двигаться, медленно удерживая пистолет перед собой. До двери остается совсем немного… Вот он уже упирается в неё лопатками… Удерживая пистолет одной рукой вслепую нащупывает тумблер автономного запирания, приводящий в действие пневмо-приводы…

Щелчок… Двери из экзополимера с шипением резко расползлись в сторону, и из-за этого звука у Лин Джоу едва не выскочило сердце. Покинув помещение с в котором находился зловещий кокон, биолог, дрожащей от напряжения рукой нащупал точно такой же тумблер с противоположной стороны. Щечек… Двери вернулись в исходное положение, отделив его от… От чего?

Не важно!

Главное быстрее убраться отсюда…

Лин Джоу быстро направился к основным дверям гермо-модуля, и лишь сейчас услышал барабанную дробь, свидетельствующую, что снаружи начался дождь. Страх начал потихоньку отступать, еще пару мгновений и он окажется на улице, и уже не будет иметь значения, что его так напугало. Пусть с этим разбираются военные.

Отворив дверь и выйдя наружу, ученый оказался в уже полностью сгустившейся ночной тьме, под струями хлеставшего во всю ливня. С шумом захлопнув, и заперев дверь, он словно утратив остатки сил, тяжело привалился к ней спиной, после чего некоторое время стоял полусогнувшись и тяжело дыша. Экзополимер, отделявший его от того, что находилось внутри модуля, был крайне прочным материалом, а потому можно было не на долго расслабиться… Почему-то вдруг остро захотелось снять с головы гермошлем. Подчинившись этому порыву, Лин Джоу шумом вдохнул наполненный запахом озона воздух, чувствуя внутри себя настоящее блаженство. Струи воды стекали по его лицу, и биолог был этому рад… Закрыв глаза он стоял наслаждаясь ливнем, чувствуя как вода холодит ему кожу и словно смывая весь тот ужас, что он пережил пару минут назад… Однако в какой-то момент с этим ощущением стало что-то не то… Лин Джоу поднес руки к лицу стирая воду, и вдруг ощутил, что текущие по его голове и лицу струи какие-то слишком густые и склизкие… Открыв глаза и вытянув вперёд ладони, он с ужасом увидел, что они покрыты какой то вязкой клейкой массой словно это была… Слюна… Ещё не до конца поняв что происходит он поднял голову вверх…

Но закричать уже не успел.


***


Кай Фроузер вел свой “бронемаг” ориентируясь исключительно на свет фар. В машине имелась встроенная система ночного видения, однако общий приказ по базе предписывал использовать внутри периметра только внешние осветительные приборы, во избежание наездов на группы пехоты, и столкновений транспорта между собой. Ливень шел такой, что наверное не будь внутри периметра стен базы дренажных стоков, её бы затопило, словно огромный бассейн. Впрочем, второму центуриону сейчас до этого не было дела. Сегодняшний день оказался наполнен таки количеством разного рода событий, что было над чем поразмыслить, и при этом внутри зрело предчувствие, что на сегодня сюрпризы еще не закончились… Все началось с обнаружения этого странного кокона, из-за которого им пришлось черт знает сколько проторчать в “туманном поясе”, дожидаясь прибытия флайтрака. Потом, совершенно невероятное спасение выживших среди которых оказался тот самый, легендарный Гатриан Лекс и раненая девушка, в каком-то совершенно невероятном одеянии… Присутствие последней кстати в голове Фроузера вообще не укладывалось… Впрочем, внятных пояснений от командира “Черного Треугольника” сходу получить не удалось. Всю дорогу он был крайне молчалив, и большую часть пути провел сидя возле своей светловолосой спутницы, не выпуская из своих ладоней её руку. Видя его эмоциональное состояние, Кай Фроузер не стал приставать к нему с вопросами, справедливо рассудив, что сейчас не время, и лишь когда они прибыли на А113 отправив девушку в мед-блок, второй центурион решил еще раз задать Лексу интересующие его вопросы. Правда из-за царящей на базе суеты, связанной с крушением флайтрака, транспортировавшего тот самый злополучный кокон, и выходом из строя основного энергоблока, сделать это ему удалось не сразу. Сначала, из-за объявленного усиления, к которому привлекли всех без исключения, пришлось спешно включаться в общую суматошную деятельность, так что добраться до Гатриана Лекса ему удалось лишь спустя полтора часа после прибытия. Тот, к слову сказать, получив известие, что с девушкой все будет хорошо, находился в заметно приподнятом настроении, и в момент, когда второй центурион его нашел, как раз дожидался, когда у начальника гарнизона закончится совещание. Впрочем, даже после общения с первым центурионом, вопросов у Кая не только не убавилось, а стало еще больше. Из того, что Гатриан ему поведал, следовало лишь то, что Несс, как он называл девушку, спасла ему жизнь, и только благодаря ей он смог проделать столь долгий путь от места крушения глэйдера, и остаться в живых. Однако о том, кто такая эта сама Несс, почему она так странно одета, как она живет в дикой среде, и откуда вообще там взялась, второй центурион выяснить так и не смог. Гатриан Лекс, хоть и был благодарен за свое спасение, однако явно не привык разбрасываться лишней информацией. А потому Каю Фроузера пришлось довольствоваться малым.

Сейчас же, он выполнял задание по патрулированию внутреннего периметра базы, так как из-за усиления, и двукратного увеличения численности личного состава несущего дежурство на стенах, а так же во вспомогательных помещениях резерва, возникла острая нехватка людей. Конечно в обычных условиях внутренний патруль, даже ночной, являлся занятием не сложным, и даже почти формальным, но в текущих условиях, когда освещение было отключено, а суммарная оборонительная огневая мощь базы упала в два раза, даже такая, казалось бы, формальная работа обретала свой смысл. Так что, когда Кая Фроузера вместо положенного по регламенту отдыха, отправили на ночное дежурство, он не стал жаловаться на судьбу. В конце концов, ему ещё повезло, ведь он сейчас сидел в теплой и сухой кабине, в то время как большинству бойцов его подразделения выпало сомнительное счастье оказаться на стене. Конечно усталость давала о себе знать, и можно было прибегнуть к помощи стимулятора группы А, но Фроузер предпочитал без крайней нужды не пользоваться этими препаратами. Тем более, принятый им перед утренним рейдом С-стимулятор блокирующий ментальное воздействие, все еще оставался в крови, продолжая свое действие, а смешение двух стимуляторов одновременно могло значительно усилить последующий побочный эффект.

- Спектрум-1. Говорит Зеленая Скала, прием. – раздался в радиоэфире голос диспетчера базы, искажаемый шумом радиопомех.

- На приеме Спектрум-1. – отозвался второй центурион объезжая строение казармы, и сворачивая в сторону авиа-площадки для приема крупногабаритных летательных аппаратов.

- Тут у меня коллега доктора Лин Джоу, старший научный сотрудник Роб Кабмэн. Он сообщил, что биолог отправлялся в сектор D9, к гермо-модулю и до сих пор не вернулся.

- Возможно, просто не хочет угодить под дождь. Тут настоящий потоп, льет как из ведра. – отозвался офицер, притормаживая и пропуская перед собой колонну из трех десантных “аллигаторов”.

- Может и так. Но он уже двадцать минут не отзывается на запросы по рации, и его коллега слегка встревожен.

- Тут гроза, рации в скафандрах могут сбоить. Так что ничего удивительного. К тому же сами эти ученые такой народ, если чем-то сильно увлекутся, то ничего вокруг себя не видят и не слышат.

- Может и так. – прохрипела рация. – Но вы все равно проверьте что там, и как. На всякий случай передаю вам настройки его индивидуального радиоканала.

- Принято. – отозвался Кай, вновь приводя машину в движение.

Конечно скорей всего Лин Джоу, которого Фроузер хорошо знал, попросту заработался, и просто не замечает вызовов по рации. Однако что-то внутри второго центуриона было несогласно с этой простой и наиболее вероятной причиной объяснения ситуации. Возможно дело было в том, что биолог “пропал с радаров” в районе того места, где должен был находиться тот самый злополучный кокон…

Впереди замаячили мигающие красным диодные фонари, установленные на специальных стойках, и Кай Фроузер выкрутил руль, объезжая территорию, огороженную светоотражающими щитами, являвшуюся местом крушения грузового “Самсона”. Фары высветили из темноты чернеющий остов летательного аппарата, который то ли из-за крупных габаритов, то ли из-за нехватки рабочих рук, пока еще не успели разобрать и в свете молний, на мгновенье осветившей пространство, возник не малых размеров провал, образовавшийся на месте падения флайтрака. Конечно, упади машина, где-то в другом месте, таких разрушений она бы не нанесла, но по роковому стечению обстоятельств именно в этом участке находилась подземная траншея, внутри которой пролегал силовой кабель. Сам искореженный корпус уже вытянули из ямы, но заделать дыру пока еще не успели, так что сейчас её помаленьку заполняла дождевая вода.

Гермо-модуль располагался в двухстах метрах дальше за местом крушения. “Бронемаг” преодолел это расстояние достаточно быстро, и вскоре свет фар выхватил из темноты строение полевой лаборатории, по изогнутым стенам которой, стекали струи дождевой воды.

Второй центурион остановил машину, после чего при помощи нейрочипа переключил свою рацию на канал ученого, выйдя в эфир.

- Доктор Джоу, это Кай Фроузер. Как слышите меня? – проговорил офицер, и через несколько секунд добавил. – Доктор Джоу, прием…

Как и ранее, никакого ответа не последовало.

Может, его вообще тут нет? – промелькнула в голове Кая скептическая мысль.

- Доктор Лин Джоу, вы меня слышите? Это второй - Приято Спектрум-1центурион Фроузер…

Бесполезно… В эфире стояла полная тишина. Офицер переключился обратно на канал связи с диспетчером, после чего произнес:

- Зеленая Скала, это Спектрум-1. По рации ученый действительно не отзывается. Попробую осмотреться…

- Принято Спектрум-1. – отозвалась рация.

Помня о том, что вне парковочных зон, все боевые машины должны держать фары включенными, Кай Фроузер не стал глушить двигатель, а попросту надел шлем, и вынув из специального крепежа штурмовую винтовку, привел в действие механизм открытия двери. Послышался тихий механических гул, и дверная створка “бронемага” поднялась вверх, после чего в салон боевой машины ворвался шум бушующей за бортом непогоды. Второй центурион выпрыгнул наружу, сразу же приняв оружие в положение лоу-рэди, и активировав светодиодные фонари, расположенные с двух сторон от ствола. Свернула молния, и пару секунд спустя по черному небу прокатился грохочущий звук грозового раската. Кай Фроузер стоял на месте, осматриваясь по сторонам. Яркий свет фар, бивший в стену гермо-модуля, освещал сектор пространства площадью несколько десятков квадратных метров, однако все, что оказывалось за пределами этого светового участка, тонуло в полной темноте.

Конечно, в иной ситуации с тактической точки зрения, оставлять фары включенными, ровно, как и подъезжать к месту используя именно внешний свет, а не систему ночного видения, было в корне не правильно. И если бы, к примеру, он действовал в боевой операции против повстанцев, то предпочёл бы использовать ночное видение, как в машине, так и за её пределами. Однако, приказ использовать внешнее освещение не с потолка взялся, и Кай Фроузер не хотел, чтобы в условиях затрудненной видимости, его транспорт протаранил какой-нибудь зазевавшийся водитель "аллигатора". Так что свет пришлось оставить, а использование системы ночного видения близ яркого освещения было мало эффективным, и грозило вообще вывести эту систему из строя.

Поэтому офицеру ничего не оставалось, как довольствоваться тем, что имелось. Потоптавшись на месте, Фроузер двинулся в сторону гермо-корпуса, обходя сооружение против часовой стрелки, так что очень скоро он оказался вне освещенного сектора. Шум дождя и урчание работающего двигателя значительно мешали ориентироваться на слух, и Кай периодически резко менял сектора прицеливания, поводя стволом из стороны в сторону, оборачиваясь вокруг себя, стараясь исключить угрозу с тыла. Конечно, он был внутри периметра охраняемого периметра А113, и тут большой долей вероятности ничего случиться просто не могло, однако большая вероятность ещё не означает сто процентную гарантию. Среди солдат несущих службу в секторе заражения, была известна история полугодовой давности, когда на территорию ресурсо-добывающей базы U215 проникла группа спрайксеров, или же, как их еще называли “призрачных охотников”. Как им это удалось, и сколько их было точно, до сих пор оставалось загадкой, ровно и то, почему спрайксеры действовали группой, ведь ранее эти загадочные и крайне опасные твари, считались одиночками. Тогда беспечность вояк, забывших, что даже нахождение внутри периметра базы не всегда является гарантией безопасности, стоила жизни пятнадцати легионерам. Из призрачных охотников удалось уничтожить лишь одного, да и то случайно. Остальные ушли так же незаметно, как и явились. Кай Фроузер знал эту историю не хуже других, так что, огибая гермо-корпус по дуге, ни на секунду не терял бдительности.

Неладное он почувствовал очень скоро, потому как заметил, что недалеко от входной двери гермо-корпуса, на поверхности одной из плит, которыми был выстлан весь внутренний периметр базы, что-то лежало… Когда Кай подошел ближе, то сразу же распознал в обнаруженном предмете гермо-шлем белого цвета, какие носили все сотрудники научного отдела базы А113. Оглядевшись по сторонам, второй центурион присел на одно колено возле свой находки, однако руками трогать не стал.

Впрочем, это и не требовалось. Надпись “Лин Джоу” расположенная на правой части шлема, не оставляла сомнений в том, кто был его владельцем. Следов крови на первый взгляд видно не было, однако в то, что профессор просто потерял столь важный элемент своего снаряжения, второму центуриону как-то не верилось. И судя по всему коллеги биолога совсем не зря всполошились…

- Зеленая Скала, здесь Спектрум-1. – встав на ноги, проговорил в эфир Кай. - Обнаружил шлем доктора Лин Джоу. Самого ученого пока не наблюдаю…

- Спектрум-1! Это Зеленая Скала! Где обнаружили шлем? В каком он состоянии?

- Зеленая Скала, шлем без видимых повреждений. Следов крови не наблюдаю. Обнаружил лежащим на земле в нескольких метрах от входа в гермо-модуль.

Внутрь самого строения не заходил.

Некоторое время в эфире была тишина, а затем вновь возник голос диспетчера.

- Спектрум-1! Внутрь гермо-модуля не заходить! Повторяю! Оставайтесь снаружи! К вам выдвинулось подкрепление! Группа квестора Реймона находится в секторе D3 и будет у вас через пару минут! Подтвердите!

- Подтверждаю ждать группу снаружи, внутрь не заходить. – отозвался Фроузер настороженно поглядывая по сторонам. Ощущение затаившейся, где-то во тьме незримой опасности, значительно усилилось, однако второй центурион привык иметь дело с подобными ситуациями, так что, не смотря на темноту, и бушевавший вокруг ливень с грозой, не терял самообладания. Что-бы не стоять на месте, и как-то скоротать время перед прибытием подкрепления, офицер решил завершить обход сооружения, окончательно осмотрев прилегающую территорию и если получится отыскать еще какие-нибудь следы пропавшего ученого. Двинувшись тем же маршрутом, держа направление против часовой стрелки, офицер преодолел еще несколько метров, когда внимание его привлекло странное образование на изогнутой поверхности стены лаборатории. Впрочем, практически сразу он понял, что это никакое не образование, а самая настоящая дыра… Фроузер знал, что гермо-модуль собран из экзо-полимерных пластин, и что этот крайне прочный материал не так-то просто повредить или разрушить. Но факт оставался фактом – что-то проделало в стенах полевой лаборатории впечатляющих размеров дыру, причем, судя по оплавленным краям, её не пробили, а словно выжгли раствором какой то сильнодействующей кислоты…

- Что еще за… - пробормотал мужчина, однако не успел закончить фразу, потому что сверкнувшая вспышка молнии на мгновение высветила из темноты жуткую фигуру какой-то здоровенной твари, засевшей на поверхности гермо-модуля. Именно это и спасло второму центуриону жизнь. В момент, когда человек увидел монстра, тот с невероятным проворством ринулся вперед, а затем прыгнул, расставив в стороны шесть странных изогнутых лап, и лишь отработанные многолетними тренировками рефлексы позволили Каю Фроузеру перекатом уйти в сторону, а затем, вскочив на ноги выпустить в приземлившуюся тварь короткую очередь. Мутант издал, какой-то ли рев, то ли хрип, и резко убрался из освещенного сектора. Все произошло очень быстро. Однако не смотря на это, в глаза военного бросилась одна важная деталь, в которую он даже не смог по началу поверить. А именно - конечности твари... Они были... Словно механические! Конечно вспышка молнии, дождь плохая видимость, и мечущийся свет фонаря, вполне были способны сыграть с Фроузером плохую шутку и второму центуриону могло просто показаться.. Впрочем как бы то ни было, об этом странном факте Кай мгновенно забыл, так как совершенно внезапно почувствовал в своей голове странный шум, похожий на безумный шепот множества голосов. Вместе с этим тело словно задеревенело, отказываясь нормально подчиняться. Он по-прежнему сжимал в руках штурмовую винтовку, но едва удерживался от того, чтобы не упасть. Шум в голове нарастал, что вкупе со сковавшим тело странным параличом вызвало у Кая Фроузера приступ настоящего ужаса. Конечно, паралич был не полным, человек мог худо-бедно дышать, хотя при каждом вдохе ощущал такое сопротивление, словно на грудь положили тяжёлую плиту. И в этот момент из тьмы выступил монстр… Он двигался медленно, будто паук поочередно переставляя свои длинные изогнутые конечности, постепенно приближаясь к человеку, словно наслаждаясь охватившим того ужасом.

- Спектрум-1, это квестор Макс Рейман! Где вы? Прием! – послышалось в радиоэфире, однако скованный странным параличом человек не мог выдавить ничего, кроме едва заметного сипа.

- Спектрум-1! Мы возле вашей машины! Обозначьте свое местоположение! Прием!

Тварь раскрыла свои жуткие сегментированные челюсти, и издав отвратительный клекот раздула на спине жуткого вида кожистый капюшон… Кай Фроузер понимал, что странный паралич, возникший в его теле без всяких сомнений являлся следствием ментально атаки, и лишь остаточное действие С-стимулятора позволяло ему хоть как-то стоять на ногах и по прежнему сжимать оружие. Возможно, именно подобное стойкое сопротивление ментальному воздействию вызвало интерес монстра, и он не расправился с человеком мгновенно. Но так же было совершенно ясно и то, что долго играть в эти игры тварь не станет. Вскоре ей надоест эта демонстрация превосходства, и тогда офицера постигнет та же участь, что и доктора Лин Джоу. И тогда Кай Фроузер при помощи нейрочипа переключил свое оружие на подствольника. Не было понятно, почувствовал ли мутант опасность, но вслед за шипением из его истекающей слюной пасти вырвался жуткий рев, и в ту же секунду офицер, собрав последние силы, нажал на спуск. Оружие не было направлено прямо на монстра, а смотрело немного в сторону, так что вылетевшая из подствольника ракет ударила в землю в паре метров от мутанта, и метрах в пяти от человека, после чего грянул взрыв. Взрывная волна отбросила второго центуриона назад, впечатав спиной в стену гермо-модуля, и если бы не шлем, то при ударе затылком, Кай Фроузер как минимум лишился бы сознания. Однако этого не произошло, и хоть офицер выронил оружие, в момент, когда он упав вниз связь с действительностью не только не была им утрачена, но даже стала острее. Правая нога полыхнула острой болью, но вместе с этим, к телу в целом, вернулась былая чувствительность.

Очередной всполох молнии выхватил из темноты силуэт мутанта. Тот был жив, но судя по всему, от близкого взрывая ему таки досталось. Тварь опрокинуло на спину, и она, издавая какие-то отрывистые звуки и судорожно дергаясь, пыталась подняться.

- Зеленая Скала! Красный код! Повторяю! Красный код! – прохрипел в эфир Кай пытаясь вскочить на ноги, и тут же падая, но при этом, успевая дотянуться до лежащей в паре метров от него штурмовой винтовки. Уперев оружие в плечо, он вскинул его в направлении, где за секунду до этого выхваченный из темноты вспышкой молнии был замечен мутант, но стрелять вслепую не стал, так как пули из нарезного оружия имели убойную дальность более километра, и Кай не хотел случайно убить кого-то из своих.

- Всему контингенту базы “красный код”! Группам быстрого реагирования немедленно прибыть в Сектор D9! – тут же отозвался в эфире напряженный голос диспетчера.

В тот же момент из-за угла корпуса гермо-модуля разрывая темноту светом прожекторов на полном ходу вырулил “тритон”. Прошло несколько секунд, и боевая машина затормозила возле растянувшегося на земле офицера. Тут же коротко громыхнул станковый пулемет, посылая во мрак ночи сияющие огнем пунктиры трассеров, а на землю уже выпрыгивали бойцы Легиона.

- Вы ранены сэр?! – подскочивший к офицеру квестор помог Каю Фроузеру подняться.

- Кажется, ногу подвернул… - поморщился тот. – Ерунда! Нужно достать эту тварь!

Кто-то из бойцов запустил в небо осветительную ракету, и вслед за этим снова раздалась пулемётная очередь на этот раз более длинная.

- Ушел за склад с ГСМ! – послышался в эфире раздосадованный возглас пулеметчика.

- Зеленая Скала! Последняя точка засветки мутанта хранилище с горюче смазочными материалами! - проговорил в эфир Кай, забираясь в открытый кузов бронемашины. - Предположительно очень сильный “мозгокрут” неизвестного вида!

- Принято Спектрум-1! – отозвался эфир голосом диспетчера. – Внимание! Всему личному составу базы срочно принять С-стимуляторы! Группам быстрого реагирования! Приоритет поиска склад ГСМ!

Тритон сорвался с места, и рванулся вперед сквозь бушевавшую непогоду. Где-то в нескольких сотнях метров послышалась стрельба, после чего в эфир ворвался еще один голос.

- Говорит командир ГБР-3! Вижу его юго-западном направлении от склада!

- Это ГБР-1! Приближаемся со стороны сектора С5! Идем на перехват!

- Говорит ГБР-1! Тварь перемахнула через трубопровод! Сменил направление в сторону авиа-ангаров!

- Здесь ГБР-2! Вгоняйте его на нас! Готовы встретить как дорогого гостя!

Вновь стрельба, на этот раз работали сразу два пулемета.

- Изменил направление! Прорвал заграждение территории энергоблока! Очень быстрый!

- Отлично! Прижмем его к корпусу подстанции!

Кай Фроузер посмотрел на квестора Реймана.

- Давай напролом! – скомандовал он, указывая на протянувшийся по правую руку сетчатый забор огораживающий территорию энергоблока. – Тарань забор иначе не успеем!

- Но он же и так в ловушке! – возразил квестор. – Зачем нам…

- Его не зажмут возле энерго блока! Он рвется к месту крушения флайтрака! Там дыра в подземных коммуникациях! – прокричал второй центурион. Этот аргумент возымел действие. Тритон резко сменил курс, на полном ходу сметя легкий сетчатый забор, который в обычное время был под напряжением, но сейчас оказался лишь символической помехой для мутанта. В небо взметнулась очередная ракета, и в отблеске её мерцающее-бледного света второй центурион увидел, как многоногая тварь выскочила из-за угла корпуса потерпевшего крушение “Самсона” , рванувшись в сторону зиявшей в земле дыры.

- Огонь! Огонь! – заорал квестор Рейман вскидывая свой автомат, но прежде чем зазвучали очереди, чудовище все же успело нырнуть в глубину в черневшего в грунте провала…

- Что-б тебя! – в сердцах выкрикнул Кай Фроузер, сорвав с пояса гранату. Выдернув чеку и сделав замах, он запустил её вслед скрывшемуся мутанту. Мигая красным индикатором, смертоносный цилиндр канул в темноту пролома. Грохнуло, и из дыры взметнулся фонтан воды и грязи…

Где-то впереди только-только засияли фары одной из групп быстрого реагирования, а солдаты группы Реймана уже выпрыгивали из затормозившего “тритона”, бросаясь в сторону провала.

Второй центурион, не смотря на боль в ноге, так же выбрался из кузова, и взяв штурмовую винтовку на изготовку заковылял к дыре. Однако когда он достиг места назначения, то его ждало разочарование. Кроме скопившейся на дне ямы дождевой воды, на дне провала ничего не обнаружилось, а это означало, что мутанту удалось уйти в сеть подземных коммуникаций.



ГЛАВА 9 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 11