home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 13


3017 год

Планета земля урановые рудники под базой А113

450 метров ниже уровня земли


Вообще Несс уже давно привыкла к подземельям. Ведь даже её знакомство с новым миром началось на территории заброшенной лаборатории “АMREGO”, в которой она очнулась после сотен лет анабиоза, и которая едва не стала её могилой, после того, как девушку попытался сожрать облюбовавший это место мутант.

Позже из разговоров с Арминиусом Диваром, она узнала, что тварь, которая обитала в подземном бункере, имела научное название “морлум” или же, как его еще называли солдаты дезинфекторских подразделений “подвальщик”. К слову сказать “морлумы” являлись довольно сильными “мозгокрутами” а так же имели крайне токсичные железы способные парализовать тело жертвы практически мгновенно, и если бы не особая устойчивость организма девушки к разного рода ядам, токсинам и прочим отравляющим веществам, она бы неминуемо погибла.

Конечно, тогда, Несс только очнулась после длительного анабиоза, и еще не освоилась со своими необыкновенными способностями, именно поэтому она сначала попала под ментальный контроль твари, а затем её сковал паралич от его щупалец. Но очень быстро её новое тело выработало защитный барьер, что помогло ей выйти победительницей из той ситуации. А позже, обретя уверенный контроль над своими навыками, она не только перестала испытывать страх, перед подобными созданиями, но и добилась того, что бы они, чувствуя её присутствие, держались подальше от мест, где она чаще всего бывала. К слову сказать, в какой-то момент Несс осмелела на столько, что даже вернулась в заброшенную лабораторию, и вытащила оттуда огромный запас стрел для своего лука, который обнаружился в специальном хранилище, решив тем самым вопрос нехватки боеприпасов. Правда “старого знакомого” морлума, которому она впервые покидая стены бункера, всадила пару стрел на прощание, в лаборатории не оказалось. Конечно, девушка не обыскивала все помещения досконально, однако ментальным чутьем ощущала, что твари здесь больше нет… Может быть раненый “подавальщик” заполз в дальний угол заброшенного бункера, где благополучно подох… А может решил поискать более уединенное убежище, где на него не будут охотиться с применением отравленных стрел, странные создания, не подвластные парализующему яду его передних конечностей, и ментальному влиянию разума. Одним словом подземелья Несс не пугали. Правда к удивлению девушки, тоннель в котором они вместе с ученым оказались покинув кабину лифта, разительно отличался от того образа, который девушка рисовала у себя в голове до того, как спустилась на глубину. По большому счету это даже нельзя было назвать тоннелем, в том смысле, который обычно подразумевался под данным словом. Так, в понимании Несси Джой подземные галереи, протянувшиеся под территорией базы, должны были представлять из себя узкие коридоры с земляными стенами, где очень высокому человеку пришлось бы даже пригибаться. Ей казалось, что здесь будет душно, темно и не намного уютней, чем в логове морлума. Но здесь все было иначе... Галереи были не просто широкими и высокими, они были двух-ярусными! К примеру, коридор, в котором они оказались, выйдя из дверей лифта, представлял собой огромный тоннель, по обе стороны от стен которого тянулись металлические площадки с перилами. Через центральную часть коридора проходило монорельсовое полотно, на котором застыли внушительного размера “вагонетки” каждая из которых, могла вместить, наверное, пару тонн руды, а кроме того, как и в здании, что располагалось на поверхности, по потолку вместе с разного рода силовыми кабелями тянулись рельсы для подвесных мобильных кранов. Помимо этого, стены, пол и вообще все вокруг было облицовано металлическими листами, и чем-то на подобии экзо-бетона. Правда, освещение горело довольно тускло, благодаря чему повсеместно встречались довольно темные углы, однако в целом света было достаточно, для того, что бы Арминиус Дивар мог уверенно шагнуть вперед, не прибегая к помощи фонарей. Вообще, обстановка здесь внезапно напомнила девушке нутро технических помещений космического корабля “Омикрон-52”. Тот же полумрак, те же серые отливающие металлом стены. Суховатый воздух, перегоняемый из конца в конце при помощи внутренней системы вентиляции. Тросы подвесных кранов, разного рода ящики, бочки и прочие предметы, попадавшиеся ей на глаза в момент, когда она обозревала открывшееся её глазами пространство, все это показалось Несс каким-то до боли знакомым… Настолько знакомым, что девушка вдруг ощутила острый прилив ностальгии и какой то невыразимой тоски, от осознания, что былые времена ушли безвозвратно. Что в её жизни больше не будет космических перелетов за штурвалом огромного корабля… Не будет ощущения свободного скольжение в невесомости при помощи “спэйсвинда”, не будет каких-то маленьких мелочей, к которым она привыкла и которые безвозвратно ушли вместе с тем миром, от которого сейчас остались одни заселенные мутантами руины… Но главное и самое печальное было не это… Самую большую боль причиняла мысль, что в её жизни больше не будет человека, который был ей так дорог, что ради него, она была готова пожертвовать всем… Человека, который теперь являлся ей лишь в странных снах… Мысли о Серхионе вызвали у Несс секундный прилив грусти, и одновременно наложились на непонятное ощущение, которое осталось у нее внутри после столкновения со странным СБИшником, лицо которого закрывал шлем. Ситуация казалось простой и понятной – её преследовали, и этот человек в красно-черном скафандре был точно таким же преследователем, как и другие бойцы, но… Но почему в таком случае именно при его появлении, она ощутила это странное внутреннее чувство, словно перед ней был не враг а… А кто же тогда? Девушка не могла себе это объяснить… Но она словно узнала его… Даже не смотря на скрывающую лицо непроницаемую поверхность визора. И как бы нелепо это не звучала, Несс чувствовала, что этот странный человек тоже её узнал… А потому все время пока скоростная кабина лифта уносила их вниз, прочь от оставшихся на поверхности преследователей, она находилась в полной растерянности граничащей с состоянием прострации, потому как её разум и чувства невероятным образом противоречили друг другу. Причем речь шла ни о каких-то там абстрактных чувствах! Разуму противоречили её сверх способности, которые до этой минуты девушку еще ни разу не подводили! И это Несс настолько шокировало, что находящийся рядом ученый со встревоженным видом спросил, хорошо ли она себя чувствует. Впрочем, к моменту, когда кабина достигла своей конечной точки, девушке удалось взять себя в руки, и не смотря на сохранившееся внутри ощущение противоречия, заставить себя думать о насущных проблемах, оставив размышление о произошедшей на верху странной ситуации на потом.

- Стесняюсь спросить, но что с вами произошло? – осторожно подал голос ученый, в тот самый момент, когда они только вышли из лифта, оказавшись на небольшой межуровневой площадке, с которой можно было, как спуститься вниз, так и попасть на одну их тянущихся по обе стороны тоннеля галерей. – Вы так смотрели на этого СБИшника, словно… Я даже не знаю как это описать… Словно узнали его…

Девушка посмотрела на ученого, будто бы решаясь делиться ли своими внутренними сомнениями, которые могут показаться тому бредом, или не стоит.

- Вы правы… - наконец решилась она на откровенный ответ. - Именно так мне в тот момент показалось…

- Интересно… - пробормотал Арминиус Дивар, интонация которого впрочем ни как не говорила о том, что он считает что у Несс в связи с травмой головы поехала крыша.

- Понимаю, это звучит как бред но… - Несси вновь замялась. – Но как-то связано с моими снами, которые я начала видеть относительно не давно… В них я видела образ человека, которого уже нет, и который был мне очень дорог…Его звали Серхион…

- И как ваши сны связаны со всем этим? – продолжал интересоваться ученый.

- Дело в том, что в моих снах на Серхионе был точно такой же боевой костюм. Только там он был без шлема… И удивительно то, что я до этого никогда не видела боевых скафандров такой модификации и такой раскраски. У местных военных они выглядят по проще. Первый, на ком я заметила подобную амуницию был Гатриан Лекс… Но даже его костюм был полностью черный, а не красно черный. А сны, я начала видеть еще до того, как обнаружила Гатриана лежащего без сознания возле догорающего летательного аппарата… Понимаете?

- Пытаюсь… - медленно кивнул ученый. – Одним словом вы хотите сказать, что видели пророческий сон?

- Не знаю… - растерянно отозвалась Несс. – Но некоторое время назад я вспомнила, что когда-то давно, мне уже снился сон о будущем, в котором я увидела сегодняшний мир… Конечно я уже не помню всех деталей, но точно знаю, что видела планету в её нынешнем состоянии... И вот, сон стал явью… Но…

Несс закусила губу.

- Я понимаю, что это не возможно, однако сейчас при встрече с этим преследователем, я испытала то самое странное ощущение, которое было в моих снах в моменты, когда мне снился Серхион…

Девушка тряхнула головой.

- Нет… Это все какая то ошибка. Возможно, сказываются последствия ранения… - она посмотрела на ученого, который задумчиво теребил свою седую бороду. – Как вы считаете?

- Знаете мисс Джой… В этом мире порой происходят самые невероятные совпадения… Такие, в которые порой даже поверить сложно… Однако это все же не объясняет почему у вас возникла такая реакция на этого бойца С.Б.И. и самое главное почему одновременно с этим он вел себя столь странным образом… Плюс еще эти ваши сны… Тут действительно есть над чем поразмыслить… Однако как бы то ни было, сейчас наша задача добраться до выхода из рудников. Ваш маневр с похищением ключей-активаторов вновь дает нам фору перед преследователями, так что нужно распорядиться ею грамотно.

- Вы правы… - кивнула Несс. – Попробую разобраться в себе позже… Нужно двигаться.


***


Курт Штайгер смотрел, на спины марширующих впереди штурмовиков, и ощущал, что с каждой минутой внутри него зреет все больше и больше раздражения, готового выплеснуться в неконтролируемую ярость. С того самого момента, когда девчонка и этот чертов яйцеголовый ускользнули у него из-под самого носа, его бесило буквально всё.

А тот факт, что он сейчас вместо того что бы спать, вышагивал по каким то подземным коридорам, бесил его в особенности… Нет, конечно можно было бы послать Агронакса, а самому сидеть у себя и ждать докладов о результатах… Но после того как посланные им штурмовики не могли задержать девицу в мед-блоке, прокуратор собирался лично проконтролировать весь процесс не доверив его даже своему главному помощнику. Ну а кроме того, поимка беглецов была для него уже делом принципа. До того, как девица сбежала, о её задержании прокуратор думал скорее как о развлечении, что бы убить время и немного поразвлечься во время допроса. Конечно, девчонка могла знать какие-то ценные сведения, касательно численности засевших в джунглях подельников и способа выбраться с Марса, а могла и не знать. Но сам процесс допроса мог бы хорошо сказаться на настроении Курта Штайгера. Однако посмев ускользнуть, а так же ранить его людей, эта девка вызвала внутри заместителя начальника С.Б.И. настоящее бешенство! Ни кто не смел так просто уходить от Курта Штайгера! Ни кто не смел поднимать руку на бойцов C.Б.И. ! А тот кто смел, очень скоро убеждался в том, что это приводит к крайне фатальным последствиям. И этот раз не должен был стать исключением!

К слову сказать, сейчас они находились на глубине трехсот пятидесяти метров, на уровне, обозначавшемся как “пятый горизонт”. Как и прежде, процессом поимки руководил Агронакс, больше всех разбиравшийся в местных реалиях. Штурмовики двигались через полутемные галереи, соблюдая весьма бодрый темп, намереваясь в какой-то момент обогнать беглецов и перехватить их до того, как они, достигнут точки, где рукотворные рудники соединяются с системой подземных природных пещер. И мысль о том, что старик, не сможет поддерживать высокий темп передвижения, в следствии чего беглецам волей неволей придется делать передышки, была единственным фактором который хоть как то сдерживал гнев Штайгера. Конечно, теоретически девчонка смогла бы оторваться, будь она одна, но у нее наверняка проблема со знаниями местности, и без Арминиуса она просто заблудится в хитросплетении многочисленных подземных ходов, которые все были как под копирку сделанные. Так что пытавшейся скрыться девице волей не волей придется двигаться со скоростью старика Арминиуса, и даже на себе его тащить если придется, потому как он её ключ к свободе… Подумав про такое понятие как “ключ”, прокуратор невольно покосился на движущегося немного в стороне от основной колонны Серхиона Прайса. Судя по всему, доктору Кайзенбергу всё-таки удалось взять своего подопытного под контроль, так как с момента странного сбоя случившегося наверху, он больше не проявлял каких либо признаков неподчинения.

Но поселившихся в душе Курта Штайгера сомнений это не развеяло. Он уже даже начал сомневаться, не стоило ли позволить ученому провести весь курс по закреплению эффекта позволяющего контролировать этого “реликта древности”, пусть это и заняло бы пару лишних недель… Но подобные размышления были им отброшены сразу же. У него банально не было столько времени. Если бы он начал тянуть, в Сенате стали бы задавать вопросы, и требовать окончательный результат, а то чего доброго еще отправили бы на поиски технологии “Кукловод” кого ни будь другого… Нет, нужно было действовать быстро, так что он все сделал правильно… Только вот почему же на его пути буквально на ровном месте сразу же начало вырисовываться столько проблем? А ведь он еще даже не отправился, в эти чертовы джунгли! Он просто прибыл на базу! И сразу же начались какие-то непонятные неудачи, причем в таких казалось бы простых мелочах, в которых по определению не должно было быть проблем! К примеру, что могло быть проще, чем задержать какую-то полумертвую девицу, едва пришедшую в сознание после операции, которая и на ногах-то должна еле стоять? Но ведь нет! Трое его бойцов оказались не способны справиться с этой не хитрой задачей, да их ещё и вырубили, словно это были не штурмовики, а какие-нибудь жалкие мусорщики, прошедшие “нейрокорекцию” в детском возрасте, и прибывающие в полу-беспомощном состоянии. За тем этот ублюдошный претор, возомнивший о себе черт знает что, отказался пойти на сотрудничество и оказать помощь в поимке беглецов, прикрывшись совершенно формальной причиной! Хотя кто ни будь другой на его месте, наизнанку бы вывернулся, что бы только угодить заместителю начальника C.Б.И. и не вызвать гнев прокуратора! А этот смелый значит очень… Ничего, ничего… Посмотрим где будет его смелость, когда Курт обретет неограниченную власть, и решит “воздать каждому по делам его”. Вот тогда-то, паршивый служака пожалеет, что его не загрызли местные твари, потому как у мутантов фантазии в области применения жестокости ноль, а у Курта Штайгера с этим полный порядок…

Прокуратор зло ухмыльнулся, попутно бросая взгляд по сторонам. Конечно, местные подземелья очень сильно отличались от тех, что находились под поверхностью красной планеты. Тут все было сделано с умом, и рассчитано на максимальную эффективность и безопасность работающих на глубине людей. Правда, Агронакс упомянул, что столь высокими и широкими являются не все тоннели, а только центральные, выполняющие роль эдаких магистралей, по которым перевозят добываемую руду, для того что бы поднять её на поверхность. Тоннели же, в которых эта руда добывается, сами по себе довольно тесноваты, и там даже не везде есть свет, но прокуратор надеялся, что они перехватят беглецов до того, как придется углубляться в эти “крысиные норы”.

Размышляя об этом, Курт Штайгер заметил, что колонна бойцов замедлила шаг и остановилась. Местом, где отряд прекратил свое движение, являлась своего рода развилка, однако не совсем обычного типа. Один путь, тот который находился левее, сейчас шел на понижение и исчезал в тоннеле ведущим, куда-то вниз. Второй же, тот что располагался правее, как и прежде шел прямо и на той же глубине. В момент, когда прокуратор прикидывал, каким же будет дальнейший план действий, к нему поспешил сам Броумэн.

- Здесь мы должны разбиться на три группы. – проговорил помощник приблизившись к предводителю безопасников плотную, и бросая косой взгляд на Прайса. – Первая группа пойдет по тоннелю, уходящему вниз, и окажется на “шестом горизонте”. Вторая продолжит движение по тому пути, которому мы шли сейчас. Таким образом, вскоре вторая группа достигнет определённо места, на маршруте беглецов, мимо которого им ни как не пройти, и если первой группе не удастся настигнуть их внизу, то она выгонит их аккурат на вторую. Третья же группа останется здесь в качестве резерва и отрежет путь беглецам назад, если мы поймем, что они решили вернуться к лифтам.

- Что-ж… Похоже, на какой то план… - кивнул прокуратор. – Какие мысли на счет составов этих групп?

- Я возглавлю группу номер один. Вторую группу поведет старший цензор Дрэйкус Гар, он как раз жаждет реабилитироваться после своей оплошности. А вам я предлагаю остаться в группе прикрытия и дождаться результатов здесь.

Прокуратор несколько секунд размышлял, за тем посмотрел на стоящего неподалеку старшего цензор, и жестом приказал ему приблизиться. Офицер поспешно отделился от строя, торопливым шагом подошел к Штайгеру, и вытянулся по стойке смирно.

- Второй куратор Броумэн, говорит, что ты жаждешь доказать, что зря носишь звание старшего цензора, и хочешь исправить оплошность допущенную при задержании девчонки. – проговорил прокуратор обращаясь к офицеру.

- Так точно сэр! Дайте мне шанс!

- Остаешься здесь, в качестве командира группы прикрытия. Отбери для себя пять человек и займи с ними позиции. Вряд ли она попытается вернутся назад, но если все же это случится, постарайся не обделаться как в прошлый раз.

- Да сэр… - несколько сник “безопасник”.

- Что-же до твоей реабилитации… Посмотрим, как ты проявишь себя завтра во время основного задания.

- Благодарю, господин прокуратор! Я вас не подведу!

- Уж надеюсь… - с кислым выражением лица откликнулся Штайгер. – Третьего шанса у тебя уже не будет. Выполняй.

Дрэйкус Гар резко приложил сжатый кулак к сердцу, и развернувшись поспешил в сторону основной колонный штурмовиков.

- При всем уважении сэр, я все же советовал бы вам подождать здесь. В дальних тоннелях не так комфортно как в этих. К тому же вам долгое время придется двигаться бегом. – попробовал изменить мнение начальника Агронакс.

- Если бы я хотел оставаться в комфорте, я бы остался на верху. – отрезал Курт Штайгер. – Бегать я еще не разучился, так что скинь мне маршрутный файл с отметкой точки засады. У нас не так много времени, что бы тратить его на разговоры.

- Как скажете, сэр… – не стал спорить Агронакс, синхронизируя свой нейрочип с нейрочипом прокуратора, и передавая ему необходимую информацию.

- Прекрасно. – заявил заместитель начальника С.Б.И. , когда все информация была получена. – Теперь поспешим. И помни, если наткнешься на беглецов первым, они нужны мне живыми… Хотя… Жизнь “умника” не особо принципиальна. Но девку брать живьем! Понял?

- На счет этого не волнуйтесь, сэр. Но есть последний вопрос… - помощник кинул взгляд в сторону начальника лаборатории экспериментальной биологии и его подопытного, который вновь находился в неестественно неподвижном состоянии, словно поставленный на паузу робот.

– Где остаются эти двое? Этот Кайзенберг банально не потянет такой марш-бросок. Может оставить их с группой прикрытия?

Курт Штайгер несколько секунд размышлял, после чего не говоря ни слова, приблизился к сотруднику научного сектора.

- Вы остаетесь ждать меня здесь, доктор. – произнес он обращаясь к ученому, на лице которого отобразилось явное облегчение. – Мы заберем вас на обратном пути.

- Ох… Спасибо господин Штайгер… А то признаться, я уже слишком стар для таких длительных прогулок… - совершенно искренне откликнулся тот.

- Но ваш подопечный пойдет со мной… - добавил прокуратор. – И я надеюсь на этот раз, никаких сбоев в его программе не будет. Потому что в противном случае, я начну сомневаться в вашей квалификации, а это может плохо сказаться на вашей дальнейшей карьере…

Последнее слово Курт Штайгер выделил особенно, что бы Кайзенберг совершенно точно уловил намек.

- Никаких проблем возникнуть не должно… - пробормотал ученый, невольно отстраняясь назад.

Прокуратор перевел взгляд на Прайса и отдал тому приказ возглавить строй.

На этот раз тот не стал сопротивляться, и перейдя на бег послушно проследовал в начало колонны.

- Вот видите! – нервно улыбнулся Кайзенберг. – Все работает…

Однако Курт Штайгер, не удостоил его ответом и развернувшись молча направился к ожидавшим его распоряжений штурмовикам.


***


Группа второго центуриона Фроузера двигалась “лучевому коридору” ориентируясь на данные молекулярного детектора, улавливающего малейшие частицы испарений крови мутанта витавшие в воздухе, отличая их благодаря образцу, который не смотря на дождь, удалость оперативно собрать и проанализировать коллегам покойного Лин Джоу.

Лучевой коридор был как бы главной магистралью для перемещения большого количества людей и грузов, и тянулся через весь “горизонт” подземного слоя. А от него, в свою очередь тут и там расходились ответвления более узких тоннелей, которые уже не отличались особенной прямотой. Эти ответвления не редко пересекались друг с другом, местами среди них так же попадались “залы” заполненные разного рода машинами, где находясь на платформе одной галереи, можно было увидеть расположенные ниже ходы, а так же спуститься туда по специальным лестницам. Сама по себе эта схема был достаточно сложной и запутанной, но имея в своем распоряжении цифровую карту, Кай Фроузер мог спокойно ориентироваться во всем этом многообразии, и сохранять уверенность, что смерть доктора Лин Джоу не останется безнаказанной.

Нельзя сказать, что второй центурион, и погибший биолог были большими друзьями, однако он неплохо знал этого ученого, и тот явно не заслуживал такой судьбы. А потому сейчас командир отряда “Саламандра” был намерен сделать все, что бы проникший на территорию “мозгокрут” был ликвидирован и не натворил никаких дел. Молекулярный анализатор работал по принципу детектора, он был закреплен на левой стороне шлема командира группы, и не только передавал на внутренний интерфейс цифровые данные, но и издавал короткое отрывистое пиканье, которое увеличивало свой тем, когда концентрация молекул в воздухе повышалась. Как и предполагал Фроузер, тварь не стала рыскать по поверхностным коммуникациям, и ускользнула в шахты и путь её лежал в сторону энерго-блока. Это подтверждал не только детектор, так и сработавшие датчики движения, установленные внутри подземной системы вентиляции, по которой, судя по всему, тварь сейчас передвигалась. Сами коммуникации имели достаточно не малую протяженность и внутренний объем, правда монстр все равно был крупнее, так что судя по всему, его тело имело способность как то сжиматься, для притискивания в узкие пространства, чем он воспользовался в момент, когда скрылся в проломе. Но существовали два факта позволявшие командиру группы надеяться на успех операции. Во-первых, тварь была ранена, а во-вторых, скорость перемещения её была явно не велика. Все же протискиваться через трубу это вам не то же самое, что бегать по открытому пространству. Так что, даже не смотря на то, что подземные галереи были весьма обширны, с учетом имевшегося у них оборудования, а так же возможностью получать сигналы от системы датчиков движения установленных через каждые сто метров, шанс отыскать и ликвидировать “мозгокрута” был весьма реальный, особенно с учетом того, что Кай предугадал, что целью монстра является энерго-блок. К слову сказать, именно сейчас они вошли в довольно обширное помещение, где этот самый энерго-блок и располагался, и Кай Фроузер жестом приказал своим людям остановиться, сверяясь с данными молекулярного анализатора.

Зал был довольно просторным, площадь его составляла порядка ста метров, но пустым его назвать было нельзя, потому как большую его часть занимали огромные стальные кубы, издававшие тихое монотонное гудение и объединённые между собой сетью стелящихся по полу высоковольтных кабелей. Эти кубы, являвшиеся, по сути, отдельными частями единой системы энергоблока, своим расположение образовывали множество скрытых от взгляда мест, где сейчас могла бы притаиться кровожадная тварь.

А если добавить сюда тот факт, что система освещения на территории шахт сейчас работала в треть мощности, и как следствие повсеместно царил жутковатый полумрак, то шанс подвергнуться неожиданному нападению со стороны твари, становился более чем реальным.

Именно потому, получив сигнал к остановке, люди Фроузера не дожидаясь особого приглашения, рассыпались по сторонам, занимая укрытия, и вскидывая стволы своих автоматических винтовок.

Монстр был где-то здесь… Данные молекулярного анализатора показывали очень высокую концентрацию запахов крови мутанта, и охотничьи инстинкты второго центуриона Фроузера сейчас особенно обострились.

- Движемся двойками… - тихо распорядился он, используя внутренний канал связи. Кортес, Дрикстоун , первая двойка левый фланг. Вайран, Никсон, вторая двойка, правый фланг. Агнер и я берем центр. Остальным сохранять позиции. Огонь вести только убедившись, что тварь в прямой видимости. Начали…

Стараясь двигаться как можно более тихо, второй центурион в сопровождении бойца подразделения двинулся вперед, держа оружие перед собой, и вслушиваясь во все больше и больше ускоряющийся темп звучания сигнала детектора.

Шаг… Еще шаг… Остановка… Вновь пара шагов… Амплитуда звукового сигнала всё больше сокращается, свидетельствуя о том, что тварь затаилась где то рядом… Еще шаг… Осторожно, и медленно… Взгляд и точка коллиматорного прицела, двигаются неразрывно словно единое целое, соблюдая правило звучащее как “оружие смотрит твоими глазами”. Еще шаг… Осматриваясь по сторонам, офицер так же не забывал поглядывать наверх. И сейчас его внимание привлек большой вентиляционный люк, расположенный в потолке зал, решетка от которого в данный момент отсутствовала. Именно при приближении к этому люку, сигнал становился все тревожнее…

Оно было здесь… Рядом… Засело наверху намереваясь броситься на людей как только те окажутся в зоне прямого прыжка. Отступать мутанту было не куда, так как это был не простой фрагмент воздуховода, а секция, снабженная мощной воздушной турбинной для вытяжки потенциально опасных газов. Сама турбина располагалась несколькими метрами выше, и преодолеть эту преграду мутанту было не по силам. А это означало, что даже при наличии желания, скрыться тварь уже не могла. Забравшись туда, монстр оказался в ловушке. Но прежде чем радоваться этому факту, следовало помнить, что даже загнанная в угол крыса, которых, кстати, на Марсе было с избытком, становится крайне опасна. А тут дело приходилось иметь с тварью гораздо крупнее. Так что на легкую победу рассчитывать не стоило.

Командир подразделения плотнее стиснул рукоять штурмовой винтовки. Писк детектора ускорился на столько, что перерыва между сигналами практически уже не было слышно.

- Вытяжной люк. – коротко сообщил в эфир Кай Фроузер, меняя подствольный картридж с разрывными мини-ракетами, на другой, снабженный такими же по калибру, но свето-шумового действия. – Всем приготовиться…

После чего кинул взгляд на напарника и жестом просигналил: “ На счет три.”

Боец кивнул, и командир группы держа оружие направленным вверх сделал небольшое покачивание стволом “раз” . За тем последовало “два” и к моменту когда должно было произойти три оба военных резко прыгнули перед оказываясь по обе стороны от люка. Мгновение, и второй центурион выпустил в черневший в потолке люк подствольную ракету, одновременно зажмурившись. Раздавшийся грохот подавила встроенная в боевой шлем система активных наушников. Еще секунда, и снова открыв глаз, Кай Фроузер резко отпрыгнул в сторону, так как увидел, что из черного проема вниз ринулась какая-то тень. Раздался влажный шлепок, и второй центурион в сердцах выругался… Перед ним на полу лежал жутко изуродованный, полу-переваренный труп доктора Лин Джоу весь покрытый какой-то склизкой массой… Понять, что это был именно ученый, можно было по остаткам его снаряжения, однако в целом зрелище было настолько отвратительным, что даже бывалый дезинфектор с трудом подавил рвотные позывы. Детектор пищал не переставая, однако монстра в вентиляционной шахте не было. И сопоставив эти факты, Фроузер вдруг осознал, что то, что биологи приняли за кровь мутанта, таковой вовсе не являлось. Это была его слюна…

- Твою мать… - выругался второй центурион, отключая детектор, оказавшийся совершенно бесполезным. Тварь была здесь, причем была гораздо раньше, чем они... Но зачем?

Ей был не нужен энергоблок… - мысль посетившая голову второго центуриона заставила его опешить. - Это был просто отвлекающий маневр! Но… Тогда что ей нужно?!

- Сэр! Фиксирую срабатывание датчика движения! – послышался доклад одного из подчиненных. Не теряя времени, Кай Фроузер вывел на внутренний интерфейс схему тоннелей, после чего увидел, что на этот раз срабатывание произошло аж двумя “горизонтами” ниже!

- За мной! – отдал приказ командир группы, у которого в голове все больше крепли дурные предчувствия, и бегом ринулся в обратном набавлении.


***


Доктор Кайзенберг, в очередной раз проклиная судьбу, трясущимися пальцами нервно рылся в подсумке выданного ему боевого скафандра. Не смотря на то, что он вырос на Марсе, у него давно и прочно закрепилась нелюбовь к подземельям. Даже на родной планете он избегал появляться на минусовых уровнях городов, ощущая словно вся тяжесть породы нависшей над головой начинает давить ему на плечи. Фобия была чисто психологической, и отчасти напоминала клаустрофобию, но все же от нее отличалась. А потому, узнав, что придется спускаться на рудники, да еще и на столь большую глубину ученый был явно не в восторге. На всякий случай он захватил с собой несколько доз с успокоительным, и сейчас чувствуя как начинает нарастать эффект “давящего потолка” намеревался воспользоваться препаратами, для приведения себя в нормальное состояние. Обнаружив нужную ампулу, ученый вставил её в специальный паз боевого скафандра и мысленным импульсом произвел инъектирование. Прошло несколько секунд, и Кайзенберг почувствовал, что ощущение нависшей над головой тяжести улетучивается, после чего с облегчением вздохнул.

Наблюдавший за его возней старший цензор Гар, сидевший неподалеку лишь мрачно усмехнулся.

- Не вижу ничего смешного! – раздраженно отреагировал на его поведение ученый, который по-прежнему находился в довольно нервозном состоянии. – Я терпеть не могу всякие крысиные норы! Я человек науки! Мое дело работать головой, а не лазить черт знает где, в компании черт знает с кем!

Сказав последнюю фразу, доктор Кайзенберг вдруг осознал, что погорячился, потому что ухмылка мгновенно слетела с лица старшего цензора, и оно сделалось весьма не дружелюбным.

- Прошу прощения… - поспешно проговорил ученый. – Я просто нехорошо себя чувствую, и мне немного не по себе…

По лицу безопасника было видно, что он хотел, сказать доктору что-то весьма нелицеприятное, однако раздавшийся вдруг странный звук, похожий на скрип гнущегося металла, заставил старшего цензора вскочить с места, подхватив оружие. Его подчиненные тоже насторожились, начав озираться по сторонам, однако, звук прекратился так же резко, как и начался. Впрочем, направление, откуда он доносился, все же удалось зафиксировать – странный скрип исходил из темного ответвления, примыкающего к основному тоннелю.

- Грегман, Род, Мангус, проверьте этот ход. – распорядился старший цензор указывая в сторону входа в боковой тоннель, и секунду поразмыслив добавил. – Кайман, Джокс, зайдите со второго яруса.

Последняя команда объяснялась тем, что уходившее вглубь породы ответвление, предположительно могло иметь два этажа, так что старший цензор решил перекрыть потенциальным беглецам все пути к отступлению. В следующие несколько секунд доктор Кайзенберг наблюдал, как безопасники бросились выполнять приказ, попутно косясь на их командира, который остался неподвижен.

- Думаете это они? – немного притихшим голосом поинтересовался ученый, когда СБИшники исчезли в темных проемах.

- Моя задача не думать, а реагировать. – мрачно отозвался тот. – Они это или нет но..

Звуки отчаянной стрельбы, донесшиеся из темноты тоннелей, оборвали фразу старшего цензора на середине. Дрэйкус Гар вскинул штурмовую винтовку, занимая укрытие за одной из колон. Но не стрельба вызвала внутри ученого дикий прилив ужаса! Больше всего сейчас его испугали раздающиеся в радиоэфире отчаянные крики. Испуганный и ошарашенный происходящим, он рухнул за какой-то ящик, прячась от возможных шальных пуль, однако стрельба стихла так же резко, как и началась, сменившись мрачной тишиной…

Дрэйкус Гар судорожно сжимая в руках оружие, высунулся из-за укрытия, переводя ствол с одного темного проема на другой.

- Грегман! Что там у вас! – дрожащим от напряжения голосом выкрикнул он, однако подчиненный не отозвался. – Грегман ответь! Род! Мангус! Прием!

Однако эфир был пуст, и старший цензор С.Б.И. почувствовал, что у него по спине пробежал неприятный холодок.

Вновь раздался какой то странный звук, природу которого определить было сложно, однако то, что он не сулит ничего хорошего Дрэйкус Гар почувствовал на каком-то подсознательном уровне. Он судорожно сглотнул и сильнее стиснул рукоять оружия, готовясь нашпиговать свинцом все, что покажется из темноты. В то, что там скрывается беглая девчонка, и старый ученый, он не верил. А если это были не они…

Звук, похожий на какое то гортанное клокотание вновь донесся до его слуха, и Дрейкус Гар едва удержался от того, что бы не начать стрелять просто во тьму, даже не видя цели. Возможно, именно этого и добивалась неизвестная тварь... Хотела, что бы он впал в панику, опустошил магазин , и остался беззащитен.

- Ну не-е-ет… Не дождешься… - зло прошептал “безопасник”. – Давай, вылезай… Я тебя встречу… Как нужно встречу…

Клокотание послышалось снова, и на этот раз значительно ближе, но луч фонаря устремлённый сторону темневшего тоннеля все же не был способен рассеять тьму достаточно далеко, а потому неизвестный монстр по-прежнему оставался вне его поля зрения.

- Давай… - прошептал старший цензор, чувствуя как от напряжения, по его лицу начинают стекать капли пота. – Давай!

Удар, обрушившийся на его затылок, был настолько силен, что не будь на голове СБИшника шлема, ему бы в момент раздробило череп. Однако сейчас он просто упал на колени, выпустив автомат, и на какое-то время оказался полностью дезориентирован. Еще удар, на этот раз по спине. Защита скафандра частично приняла энергию на себя, но Гар все равно застонал, повалившись на бок. В этот момент перед его глазами предстал доктор Кайзенберг, в руках которого был зажат внушительного размера стальной лом, и сейчас он как раз совершал им очередной замах.

- Нет… - слабо прошептал старший цензор, поднимая руку в защитном жесте, однако это ни сколько не смутило обезумевшего ученого, и тот вновь обрушил лом на “безопасника” перебив тому запястье. Тот взвыл, но доктор Кайзенберг как заведенный продолжал вскидывать свое примитивное, но при этом не менее страшное оружие, и раз за разом обрушивать его на Дрейкуса, целясь преимущественно в голову.

Удар, удар… Еще удар…. Лицевой щиток боевого шлема СБИшника покрылся трещинами, и тогда Кайзенберг перехватил лом словно гарпун, после чего острием вогнал его лежащему на спине человеку прямо в глаз, проломив ставшую совершенно хрупкой защиту. Тело старшего цензора забилось в агонии, и дернувшись несколько раз, затихло.

Кайзенберг отстранился от своей жертвы, снял с головы шлем, бросив его на пол, после чего склонился над мертвецом, вынув из его кобуры пистолет. Некоторое время он неподвижного стоял на месте, а затем зашагал по коридору, держа курс в направлении ведущего на поверхность лифта, устремив прямо перед собой взгляд своих желтых, как у рептилии глаз…


***


Шум воды стал слышен за долго до того, как они вышли к внушительного размера залу, где располагалась подземная система гидро-турбин. Зал представлял собой огромное помещение шириной не менее ста пятидесяти метров. В левой его части находились внушительного размера трубы, из которых с грохотом срывались мощные потоки воды, попадающие в огромный бассейн. Вода впрочем, внизу не задерживалась, и втягивалась в большой водоворот, расположенный чуть поодаль, благодаря чему общий шумовой фон в помещении стоял весьма приличный, даже не смотря на то, что сама поверхность воды находилась десятью метрами ниже, чем площадка, на которой Несс и Дивар оказались сразу по выходу из “лучевого” тоннеля.

Оглядевшись по сторонам, девушка заметила, что от площадки влево и право тянулись ответвления, проходящие вдоль стен зала. Кроме того, прямо впереди находился необычного вида мост, по которому проходило монорельсовое полотно, и который был призван соединять оба конца зала друг с другом. Необычность моста заключалось в том, что центральный его сегмент отсутствовал, оставляя вместо себя пятиметровый провал, над пенящейся внизу водой. Разгадка этому нашлась довольно просто: лучевой коридор из которого они вышли, имело два уровня, и сразу над их головами сейчас располагалась еще одна точно такая же площадка и точно такой же мост, соединявший противоположные края зала, только там центральная честь была на месте, и приглядевшись, можно было понять, что эта центральная часть способна опускаться вниз, словно платформа-подъемник, становясь единым целым с низлежащим мостом. Очевидно, сделано это было для того, что бы иметь возможность оперативно спускать грузы с одного уровня на другой.

- Похоже, нужно было идти через верх… - задумчиво почесал голову ученый глядя на отсутствующий сегмент. – Жаль конечно потерянного времени, но придется вернуться.

- Не обязательно идти назад, возразила девушка. – Тут где то должен быть пульт для спуска платформы.

- Да… Вот он… - скривился ученый, указывая на закрепленную в стене панель, к которой была приделана кустарного вида табличка с надписью “не работает”.

Пульт управления спуском есть и на самой платформе, а так же на противоположной стороне зала. Но туда нам не добраться, так что придется сделать крюк через верх.

Профессор хотел было развернуться, но заметил, что девушка решительным шагом направилась к обрывавшемуся краю моста, и остановилась на самом его краю, не обращая внимание на долетавшие в её сторону брызги.

- Я смогу перепрыгнуть, и за тем активирую спуск платформы с той стороны, что бы у вас была возможность перебраться. – решительно заявила Несс, перекрикивая шум ревущих потоков.

- Вы уверены мисс Джой? – с явной тревогой в голосе поинтересовался ученый приближаясь к ней, и с опаской косясь в сторону ревущего справа от моста водоворота.

– Это может быть опасно… Если вы упадете, вас затянет в воронку… Я бы предложил вернуться и пройти через верхний ярус.

- Мы движемся слишком медленно, профессор. Есили все сказанное вами верно, то наши преследователи уже должны были успеть воспользоваться другой группой лифтов, так что вернувшись назад мы с очень большой вероятностью рискуем на них нарваться… Я перепрыгну.

- Хорошо… Надеюсь вы знаете, что делаете… - смирился с идеей девушки Дивар.

- А кстати, что это гидро-система? Не думала что в шахтах встречается нечто подобное. – небрежно поинтересовалась девушка, словно ей сейчас и не предстояло выполнить смертельно опасный трюк без страховки.

- Это грунтовые воды. – пояснил профессор. – Когда создавали рудник, их перенаправили в систему труб, попутно заставив приносить пользу, организовав за их счет получение энергии. Энерго-блок, на котором сейчас держится вся база, получает электричество за счет гидро-турбин через которые проходит этот поток. Тут вода сливается в некий резервуар, из которого уже через систему труб выбрасывается наружу далеко за пределами базы.

- Ясно… - кивнула Несс отходя от края на несколько метров. Развернувшись, и попрыгав на месте, девушка совершила разбег, после чего Арминиус с замиранием сердца увидел как она, оттолкнувшись от края моста, совершила прыжок через провал. Полет продолжался недолго, и через несколько мгновений девушка повисла на противоположном краю моста ухватившись руками за находящиеся под основной платформой, металлические конструкции. Прошла еще пара секунд, и Несси Джой совершив какой-то невероятно ловкий акробатический манёвр, вскарабкалась на мост. Поднявшись во весь рост, она. отряхнулась, и посмотрев на профессора с улыбкой показала большой палец вверх. Данный жест Арминиусу был не знаком, однако он также повторил его, радуюсь тому факту, что всё прошло хорошо.


В это время девушка развернулась, и поправив висящий за спиной лук, лёгким бегом направилась к противоположной стороне зала. Очень скоро она обнаружила точно такую же панель, что видела раньше, однако на этот раз та была исправна.

Открыв крышку, девушка пробежалась взглядом по её нехитрому устройству, и щёлкнув несколькими маленькими переключателями потянула основной рычаг вниз.

Как и следовала ожидать, расположенная наверху сегментная платформа, начала плавно опускаться вниз. Видя свой успех, Несс изобразила что-то на подобии победного танца, чем вызвала у пожилого профессора улыбку.


- Кто молодец? Несси молодец! - проскандировала девушка, приблизившись к краю платформы, и учёный, решивший, что достаточно точно разгадал смысл увиденного им ранее жеста, ещё раз поднял большой палец вверх.

Сегментная платформа наконец достигла своей нижней точки, соединив обе части моста в единое целое, и Арминиус Дивар начал переходить на другую сторону, попутно убедившись в своём предположении, что на платформе имеется своя управляющая панель. Осознание того факта, что им удалось справиться с этой непростой задачей, привело учёного в приподнятое состояние духа наполнив оптимизмом.


- Похоже, мы отличная команда, мисс Джой. - радостно заявил Арминиус Дивар вышагивая по платформе. - Если так и дальше пойдёт, то у нас есть все шансы на успех.


Выстрел, прогремевший сквозь шум воды, заставил его резко обернуться.


- Никому не двигаться! Служба безопасности империи! - пришедший вслед за выстрелом окрик принадлежал огромного роста штурмовику, сжимавшему в руках автоматическую винтовку, ствол которой сейчас был устремлён в направлении беглецов. В ту же секунду из-за спины здоровяка, стали являться и рассредоточиваться по платформе другие безопасники, также же державшие в руках оружие.


- Отступайте к туннелю мисс Джой! - неожиданно для себя Арминиус Дивар преисполнился какой-то невероятной внутренней решимостью, вскидывая оружие и направляя его на бойцов С.Б.И.


- Но...


- Быстрее! - не дал девушке возразить учёный. - просто делайте то, что я говорю!


Не решившись спорить, девушка кинулась к противоположной стороне моста, и достигнув входа в туннель обернулась, глядя на учёного.


- Я сказал стоять! - в бешенстве заорал громила, не решаясь открыть огонь, однако и не опуская оружие.


- Они не станут стрелять мисс Джой! - заявил профессор, не оборачиваясь и по-прежнему удерживая на прицеле группу штурмовиков. – Вы нужны им живой!


- Он прав! - перекрикивая рёв водопада, заявил громила. - Однако жизнь этого жалкого старика нас особо не интересует! И если ты уйдёшь, он умрёт немедленно! Но если вы оба сдадитесь, обоим будет сохранена жизнь!


По-прежнему не опуская оружие здоровяк сделал шаг на мост.


- Не приближайтесь ! - как можно более грозно рявкнул учёный, чувствуя при этом как бешено колотится в груди сердце. – Еще шаг, и я буду стрелять!


- Ты ведь не хочешь чтобы твой друг умер ? - не обращая внимания на угрозы пожилого мужчины крикнул здоровяк, обращаясь к Несс, которая застыла на границе туннеля не зная что предпринять.


- Вы её не получите! - стараясь побороть предательский дрожащий голос заявил профессор. - Я не позволю!


- Игра проиграна! Тебе все равно не уйти! - как и прежде игнорируя Арминиус, а проорал громила, дело ещё один шаг в сторону учёного. - Даже если сейчас ты скроешься, мы схватим тебя очень скоро. Но твоему другу это уже никак не поможет! Так что не делай глупостей, и просто сдавайся! Или я отдам приказ расстрелять старика! Ну!

- Нет! Не надо! – девушка подняла руки. – Я сделаю, как вы скажете! Он тут не при чем!

- Мисс Джой! Не слушайте его! Бегите! – в отчаянии закричал ученый и понимая, что надо что-то делать рванул рычаг управления платформой, в результате чего та, вместе с ним начала плавно пониматься наверх.

- Стоять!!! – еще раз заорал громила, и закинув автомат за спину ринулся к ползущей вверх платформе, успев взобраться на неё до того, как та набрала достаточную высоту.

Расчёт Агронакса был точен. Ученый не стал стрелять. Вместо этого, он развернулся и побежал к краю платформы намереваясь спрыгнуть с неё на сторону девушки до того, как высота станет слишком большой. Но в тот самый момент, когда Дивар готовился совершить прыжок, грянул выстрел. Ученый дернулся, потерял равновесие, и рухнул вниз. В падении его безжизненное тело ударилось головой о край моста, перевернулось в воздухе, посте чего кануло в бушующую пеной воду.

- Неееет!!! – крик Несс эхом отразился от стен зала. Она упала на колени рядом с провалом глядя на бешено бурлящий внизу поток воды, но Арминиуса Дивара уже не было видно.

– Нет… - прошептала она, чувствуя, как на глазах навернулись слезы. К этому моменту Агронакс поднялся на ноги, и убрав в набедренную кобуру дымящийся пистолет, подбежал к пульту управления платформой, рванув рычаг вниз, после чего та снова стала опускаться.

Громила подскочил к краю, но прыгать сразу же не решился. Находившаяся у обрыва платформы девушка вскинула на него полные гнева и слез глаза, а за тем, вскочила на ноги и бросилась прочь, за считанные секунды, скрывшись в тоннеле.

- Господин Штайгер, она идет к вам, будьте готовы встречать. – вышел в радио эфир громила.

- Принято. – откликнулась рация голосом прокуратора. - А что на счет старика?

– Яйцеголовый отбегался. Так уж получилось…

Некоторое время в эфире была пауза, после чего Курт Штайгер заговорил вновь.

- Черт с ним… Продолжайте гнать её на меня. Хочу побыстрее закончить с этим.

- Да, господин прокуратор! – откликнулся Агронакс, спрыгивая с платформы на мост и устремляясь в погоню.



ГЛАВА 12 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 14