home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 14


3017 год

Планета Земля

База А113 восточный сегмент защитной стены


Небо озарилось ярким всполохом молнии, на мгновение перекрывавшим свет мощного прожектора, и замерший под проливным дождем прицип Макадли в очередной подумал о том, какой же разнообразной и непредсказуемой может быть погода на этой дикой планете. Это была его четвертая вахта в “секторе заражения”, каждая из которых длилась шесть месяцев, но он по-прежнему никак не мог привыкнуть к удивительной переменчивости нового мира. До этого ему довелось побывать на разных ресурсо-добывающих базах, и он своими глазами смог увидеть, что не только погода планеты способна поражать своим разнообразием. Порой и сам ландшафт местности настолько разительно отличался один от другого, что родившемуся и выросшему на Марсе парню было трудно поверить в то, что все это одна планета! К примеру, база U219, на которой он побывал во время одной из командировок, располагалась посреди песчаной пустыни, размеры которой было трудно вообразить. Впрочем, не только размеры пустыни, поражали воображение. Перепады дневных и ночных температур, так же впечатляли, и Дейку Макадли было тяжело представить, что в древности люди не только путешествовали через это море песка пешком, но и делали это без боевых скафандров, снабженных системой внутреннего охлаждения и обогрева. Конечно, тогда по бескрайним барханам не сновали гигантские хищные твари, отдаленно напоминавшие скорпионов, научное название которых принцип сейчас не помнил, но помнил, что они имели привычку зарываться в песок, после чего атаковать своих жертв выскакивая прямо из под ног. Одну такую зверюгу, попытавшуюся по неопытности погнаться за их вездеходом, Дейку Макадли, к слову сказать, удалось подстрелить из пулемета.

Так же во время своей позапрошлой вахты ему довелось посетить базу X703 находившейся в высокогорной местности, а два месяца назад, вместе с группой ремонтных специалистов он побывал на укутанной снегами, знаменитой базе Z122, так же носившей прозвище “ледяной”. Это было единственное человеческое укрепление, находившееся за полярным кругом. Примечательно было и то, что даже тут, не смотря на чрезвычайно суровые условия для жизни, мутанты не только присутствовали, но и чувствовали себя вполне комфортно. А на подлете к самой Z122 экипаж их флайтрака, шедшего на снижение, наблюдал в ледяных водах океан, какое то невероятно гигантское существо, длинной не меньше ста метров!

Одним словом, не смотря на огромное обилие всевозможных опасностей таящихся на каждом шагу, этот мир был невероятно притягателен своей дикой, ни на что не похожей красотой, и каждая вахта здесь приносила принципу гораздо больше впечатлений, чем вся его жизнь на красной планете. Ну а последний инцидент, когда он попал под обстрел свихнувшегося пулеметчика “Цитадели-М” а затем с остатками своего взвода отбивал атаку огромного полчища мутантов, вообще стало самым большим приключением в его жизни. Конечно в те минуты, он, как и многие бойцы, оказавшиеся с ним плечом к плечу, натерпелись немало страха. Да что там говорит, если бы не грамотное руководство и действия офицера из спец-подразделения “Черный Треугольник”, случайно оказавшегося в их конвое, то не факт, что кому либо из легионеров вообще удалось бы остаться в живых в тот роковой день. Однако в конечном итоге все закончилось благополучно, и принципа Макадли даже официально представили к награде за храбрость. Передохнув, Дайк Макадли взялся за расположенные в задней части прожектора поручни, и приложив усилия, повел мощным световым лучом, чётко вырисовывающимся на фоне стены дождя, по окутанной тьмой территории "полосы безопасности" отделявшей А113 от вздымавшейся в пяти сотнях метрах дальше полосы джунглей. Этот участок голой земли, ежедневно обрабатываемый специальными химикатами, не позволявшим стелиться по его поверхности даже невероятно живучим растениям нового мира, был густо усеян минами, а так же другими смертоносными ловушками. Сноп света выхватывал из тьмы, мокнущие под приливным дождем участки земли, покрытие размокшей грязью, витки колючей проволоки, множеством рядов опоясывающей внешний периметр, прошелся по дренажным каналам, через которые с территории А113 отводилась дождевая вода, после чего застыл, когда угол поворота прожектора достиг своего крайнего положения. Вообще в обычной ситуации прожектора на стенах вращались автоматически, но в связи с чрезвычайным положением, вызванным острой нехваткой электроэнергии, эту функцию отключили, а потому сейчас тяжелые приборы приходилось ворочить вручную. Но Макадли не жаловался. Боевой костюм не пропускал воду, так что хлещущие с небес ливневые струи не причиняли ему какого-либо дискомфорта, а осознание, что от его действий, и действий, таких как он, зависит благополучие всей базы, наполняло его гордость. Дежурство на стене в ночное время суток всегда было одной из важнейших обязанностей военного контингента не только базы А113 но и любого наземного укрепления Империи вообще, потому как, не смотря на обилие средства пассивной и автоматической защиты, все они не могли быть достойно гарантией, что внутрь периметра не проберется какая ни будь особо хитрая и опасная тварь. А в условиях сложившейся ситуации, когда внешнее освещение периметра было практически полностью отключено, и велось лишь за счет настенных прожекторов, такая ситуация была особенно вероятна, так что когда около часа назад, где-то внутри территории послышалась стрельба, а за тем по общему каналу был объявлен “красный код”, Дэйк Макадли совершенно не удивился. Впрочем, какой либо особенной тревоги у него это не вызвало. Самое главное, что тварь заметили. А раз так, то бегать и прятаться ей осталось не долго. Вскоре группы быстрого реагирования её отыщут, и ликвидируют, ибо какой бы тварь не была, а внутри территории базы она оказывалась на чужой территории, и тут против людей у неё шансов не было.

- Семь-три гамма, здесь омега сем-ноль, доложите статус. – прозвучал в эфире сонный голос офицера выполняющего функцию диспетчера, ответственного за сегмент стены, на котором нес свое дежурство Макадли. Подобные запросы с периодичностью в три-пять минут приходили постоянно, причем не только принципу Макадли, но и всем, кто выполнял функции дозорных. Обычная рутинная проверка, призванная выявить стоит ли боец на посту, или угодил на зуб какой-нибудь твари.

- На связи семь-три. – отозвался Макадли. - Статус зеленый. Подозрительная активность нулевая. Как принял омега семь-ноль, подтвердите?

- Принято семь-три. Нулевую активность подтверждаю. Продолжайте наблюдение.

- Омега семь-ноль. Позвольте вопрос, сэр?

- Спрашивай семь-три. - после некоторой задержки откликнулся дежурный офицер.

- Тварь, проникшую в периметр уже поймали?

- Ты что, слышал отмену “красного кода”? – вопросом на вопрос отозвался офицер.

- Ни как нет сэр…

- Вот тебе и ответ, семь-три. А вообще странный вопрос. Ты новичок?

- Ни как нет, сэр! – немного смутился Макадли. – Просто ни разу не был свидетелем объявления “красного кода”, и не знаю, как обычно его отменяют. Вдруг мутанта уже ликвидировали, но идет, скажем, проверка помещений, или что-то подобное.

- Даже если и так, пока “красный код” официально не отменен, считается что на территории не безопасно. Так что не важно, грохнули ли тварь или нет. Доклад о результатах идет только после того как ГБР проверят все потенциально опасные зоны.

Я ответил на твой вопрос, семь-три?

- Так точно сэр! Благодарю за информацию! – откликнулся принцип.

- Продолжай дежурство. Отбой.

Макадли зевнул, и вновь навалился на прожектор, разворачивая его в противоположную сторону. Примерно в пятидесяти метрах от него точно такую же работу выполнял другой боец легиона. Самого солдата видно сейчас не было, все же расстояние, темнота и дождь делали свое дело, однако яркий луч его прожектора, плавно ходивший из стороны в сторону по своему сектору ответственности говорил о присутствии человека. Принцип вновь собрался повторить ставшее привычным действо, и вдруг заметил, что луч прожектора невероятно быстро сместился в сторону. Сам факт смещения вопросов у Макадли не вызвал, однако то, с какой скоростью это произошло, его насторожило. Дело в том, что все настенные прожектора имели достаточно большую массу, и что бы изменить направление такого осветительного прибора, требовалось приложить усилия. А тут луч скаканул столь резко, словно излучавший его прожектор вообще ничего не весил. Более того, метнувшись, луч застыл без движения упиревшись в одну точку, и больше не двигался. Несколько секунд Макадли вглядывался во тьму пытаясь различить что произошло, но успехов эти попытки не принесли.

- Гамма семь-один это гамма семь-три, как слышишь меня, прием… - припомнив позывной солдата произнес принцип, запрашивая бойца по рации. - Гамма семь-один, повторяю запрос, как слышишь?

Ответа не было… Чувствуя неладное, принцип сунул руку за спину извлекая из заплечного крепежа, штурмовую винтовку, и снимая оружие с предохранителя.

- Омега семь ноль, здесь гамма семь три! – с волнением в голосе произнес Макадли в эфир вызывая дежурного офицера. – Утрачена связь с гамма семь один! Прошу разрешение провести проверку!

- Гамма семь три, даю разрешение. Докладывайте сразу же. – без лишних проволочек отозвался дежурный, после чего Макадли не теряя времени перешел на легкий бег, направившись в сторону замершего прожектора. Когда до места назначения осталось около полутора десятков метров, принцип перешел на шаг, взяв оружие наизготовку, после чего продолжил сближение. Солдата на месте не было… Это стало понятно уже тогда, кода до прожектора оставалось метров семь.

– Гамма семь-один… - вновь запросил Макадли. – Как слы...

Упавшее к ногам принципа обезглавленное тело легионера оборвало фразу на полуслове. От неожиданности он попятился и споткнувшись рухнул на спину. Это его и спасло, потому как в этот момент над ним, вынырнув из ночной тьмы, стремительно пронесся крупный диптераморф.

- Твою мать!!! – Макадли быстро перевернулся на живот и дал в след летающей твари короткую очередь. Мутант не успевший набрать высоту дернулся, и закувыркавшись в воздухе рухнул на стену.

- Омега семь ноль! Это гамма семь три! Атакован мутантом! Повторяю, атакован мутантом! Гамма семь один красный статус! Прошу подкрепления на участок 8/14! – затараторил в эфир принцип, поднимаясь на ноги, и быстрым шагом направляясь в сторону корчащегося впереди мутанта. Диптераморф, не смотря на ранение, был ещё достаточно активен, и при виде приближающегося человека попытался вскочить на ноги, но Макадли не дал ему это сделать, выпустив в него еще одну короткую очередь, опрокинув на заливаемую дождем поверхность стены, а после, переключившись на одиночный огонь, сделал еще пару контрольных в голову. Это был крупный экземпляр, около двух, с половиной метров в длину, с огромным, семидесяти сантиметровым жалом. И это было странно, потому как столь крупные особи обычно далеко от своих гнездовий не забирались… Разве что только если...

Вспышка молнии озарила ночное небо лишь на мгновенье, но и этого времени хватило, что бы принцип Макадли увидел приближающуюся в к базе огромную тучу летающих монстров.


***


Гигантский диптераморф на полном ходу ударил в лобовое бронестекло "грайвера" в котором сейчас находился Гай Тицениус, и сидевший за рулём гастат от неожиданности едва не подскочил на месте. В момент, когда летучая тварь врезалась в триплекс, он тут же покрылся сетью трещин, однако в целом удар выдержал, и даже сохранил приемлемую видимость. В то же время, столкновение не прошло для мутанта бесследно. Его искалеченная туша отлетела вперёд, отброшенная на холодные плиты, которыми была устлана вся территория базы, где мертвый мутант и остался лежать без движения.

- Черт! - водитель выругался. - Откуда...

Закончить фразу гастат не успел, потому как в сведущий момент все находящиеся внутри командирского транспорта люди, услышали надсадный рёв сирены зловещим воем пронёсшийся над всей территорией погруженной в ночной мрак базы, а вслед за этим в чернильно-чёрное небо потянулись множественные пунктиры трассеров и испускаемые настенными боевыми турелями.

Находящийся на своём сидении начальник гарнизона только-только успел подумать, о том, что предсказания второго центуриона Кая Фроузера начинают сбываться, а радиоэфир, просто взорвался многочисленными рапортами, наперебой сообщающими о массовой атаке мутантов.

В тот же момент, сопровождаемые воем сирен, вспыхнули и устремились в тёмные небеса многочисленные лучи дополнительных прожекторов находящийся внутри периметра базы, а еще чуть погодя, к пулемётной канонаде уже вовсю доносящейся со стен защитного периметра , добавилось грохотание мобильных зенитных комплексов расположенных на крышах строений.

- Тайфун-1! Это Зелёная Скала! Как слышите меня сэр?! - пробился в эфир голос диспетчера базы.

- Зелёная Скала! Здесь Тайфун-1! Доложите ситуацию! С какого направления идёт атака?

- Сэр, ситуация крайне не типичная! Я принимаю доклады сразу со всех направлений периметра базы! Причём началось это всё единовременно! - услышав подобное от диспетчера, Гай Тицениус был крайне удивлён.

- Повторите последний ответ Зелёная Скала! Что значит одновременно?

- Тайфун-1 повторяю! Атака диптероморфов на базу началась синхронно! Более того, сейчас к стенам А113 со всех сторон приближается огромное волна мутантов!

- Кто на этот раз? - поинтересовался начальник гарнизона, попутно указываю водителю в направлении здания являющегося центром управления системами безопасности.

- Вы не поверите, но... Кажется все, сэр! - каким-то странным голосом отозвался главный диспетчер.

- Что значит все?! - переспросил Гай Тицениус, наблюдая через стекло как сверху словно дождь падают сбитые пулями летающие твари. - Это должна быть группа какого-то строго определённого вида!

- Да сэр, я знаю сэр! - протараторил диспетчер. - Однако я получаю видео сводку со многих точек периметра! Там кого только нет! Мутанты чуть ли не всех видов! Даже тех которые изначально между собой не ладят! Прут сплошной толпой и уже приближаются к полосе отчуждения! Я такого раньше реально никогда не видел!

- Черт! Понял тебя Зелёная Скала! Дай запрос в межсекторальный космопорт! Сообщи что у нас ситуация самого крайнего чрезвычайного уровня, и то что нам срочно нужна поддержка с воздуха! Как по...

Сверхмощный удар, обрушившийся на машину, оборвал фразу Гая Тицениуса на полуслове. Тяжелый бронемобиль вдруг резко накренился на бок, а потом перевернулся на крышу, в результате чего все, кто находился в салоне повылетали со своих мест, и начальник гарнизона не стал исключением.

Сам по себе переворот автомобиля был ситуацией неприятной, но не критичной. Судя по всему ни кто особо не пострадал, и претор достаточно быстро сориентировавшись в пространстве начал принимать вертикальное положение, чтобы выбраться наружу , однако в этот момент из ночной темноты вдруг показался яркий, быстро приближающийся свет фар модифицированного "аллигатора", который на полном ходу врезался в борт перевернувшегося “грайвера” разорвав офицерскую машину на две части.


***


Доктор Кайзенберг двигался вперёд бегом, не обращая ни малейшего внимания, ни на хлещущий с неба ливень, ни на то, что сейчас вокруг разразилась настоящая война. В полуметре от учёного на землю рухнул крупный диптераморф, однако, тот не удостоив мутанта даже и взглядом, продолжил свой путь по направлению к небольшому двухэтажному строению, располагавшемуся в паре десятков метров прямо по курсу.

С крыши постройки вёлся активный огонь зенитных комплексов, а в момент, когда до дверей оставалось не более семи метров, створки распахнулись, и на пороге возник боец с оружием в руках.

- Внутрь! Быстрее внутрь! - закричал он, делая призывные жесты в сторону Кайзенберг, после чего вскинул штурмовую винтовку, и дал короткую очередь куда-то вверх.

Сохраняя свой прежний темп, доктор вбежал в помещении, после чего боец тут же захлопнул входные двери. Несколько секунд провозившись запором, солдат обернулся к учёному намереваясь поинтересоваться, почему тот один, и к какому подразделению принадлежит, однако в тот самый миг, когда он обернулся, в лицо ему уставился ствол пистолета. Грянул выстрел, лицевой визор легионера с внутренней стороны полностью окрасился кровью, и он повалялся на пол.

Сорвав с пояса убитого солдата ключ-карту, учёный спокойно шагом двинулся по коридору первого этажа, достигнув входа в подвал. Затем, преодолев двойной лестничный пролёт, он оказался на нижнем уровне. Пройдя еще немного, он приблизился к внушающего вида двери, за которой находился центральный пункт управления системами безопасности базы. Пробежавшись глазами по близлежащему пространству, он без труда обнаружил электронный замок, и приложив к нему ключ, заставил тяжелую створку двери с гулом отползти в сторону. Как только это произошло, учёный шагнул внутрь и вскинув пистолет дважды выстрелил в военного державшего в руках коммуникационный планшет, за тем направил оружие на начавшего было оборачиваться в кресле другого солдата и трижды нажал на спуск. Однако с третьим легионером вышла заминка. Военный, носивший отличительные знаки квестора, успел выхватить пистолет, в результате чего оба они выстрелили в практически одновременно. Доктор Кайзенберг упал, схватившись за пробитый живот, однако и квестор, получив пулю в середину груди, замертво повалился на пол.

Несмотря на тяжёлое ранение, учёный недолго находился в лежачем положении . Мало-помалу, Кайзенбергу всё же удалось подняться на ноги, и первым же делом, он подойдя к стене, утопил расположенную на ней клавишу запирания дверей, заставив тяжёлую бронированную створку вернуться в прежнее положение. Затем пошатываясь, и оставляя на полу кровавые следы, приблизился к креслу, где застыл один из мёртвых военных, скинул труп на пол, и занял его место. Пальцы учёного легли на сенсорную поверхность главной панели управления, после чего перед взором Кайзенберга возник основной командный интерфейс системы управления.

Прошло несколько секунд, и на экране возникла надпись:

«Подготовка деактивации всех защитных систем завершена. Вы уверены, что хотите подтвердить выбранное действие?»

Ученый пару мгновений смотрел на появившийся запрос, после чего выбрал утвердительный ответ, а затем вызвал новый интерфейс, отвечающий за управление воротами периметра. Слабеющие пальцы человека уже плохо слушались, однако он упорно продолжал водить ими по манипуляционной панели, оставляя на ней кровавый разводы.

«Внимание! Выберите ворота, подлежащие принудительному открытию.» – озарился экран новой светящейся надписью.

Тяжело дыша, ученый совершил очередную манипуляцию окровавленными пальцами, поставив маркеры во всех пяти возможных вариантах, давая системе приказ выполнить предписание.


Прошло совсем немного времени, после чего на экране возникли строки сообщения:


Процесс открытия северных ворот завершён.

Процесс открытия южных ворот завершён.

Процесс открытия западных ворот завершён.

Процесс открытия восточных ворот завершён.

…..

Процесс открытия резервных ворот завершен….


Однако ничего этого доктор Кайзенберг уже не видел. Он полусидел в кресле, уставив в экран взгляд мёртвых, не мигающих глаз, цвет радужки которых медленно приобретал свой былой оттенок.



ГЛАВА 13 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 15