home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16


3017 год

Планета земля

“дикая территория”

побережье безымянной реки


Арминиус Дивар открыл глаза, судорожно хватая ртом воздух. Сейчас он лежал лицом вниз, а перед глазами туманилась какая непонятная коричневая муть. Оперевшись руками обо что-то рыхлое, он, чувствуя тупую боль в плече сумел подняться, встав на четвереньки, и слыша как в ушах гулко отражаются удары сердца. Коричневая муть частично отхлынула, частично стекла грязноватыми потеками по визору гермошлема, и учёный обнаружили себя на мелководье неподалеку от берега какой-то непонятной реки.

Вода в этом месте была спокойная, и ни чем не напоминала тот бурный поток, который с ревом засасывался в огромную воронку, на территории рудников. Судя по всему, потеряв сознание, он проделал путь по многочисленным, широким трубам, выводящим воду от подземных источников прочь, далеко за пределы не только рудников, но и базы в целом. Затем, водяная струя выкинула его бесчувственное тело в русло реки, а та через какое то время прибила к берегу… Размышляя о своем подводном путешествии, и удивляясь своей везучести, Арминиус заметил, что на внутренней поверхности визора отображаются данные системы мониторинга жизнедеятельности. Сфокусировав взгляд и пробежавшись глазами по светящимся строчкам, ученый узнал, что ему был введен ряд медицинских препаратов, в том числе стимулятор группы “А”. Что же касается пулевого ранения плеча, то оно оказалось касательным, а система экстренной герметизации скафандра уже успела залепить пробоину специальным быстро-застывающим гелем, в результате чего внутри скафандра воды не было, что в текущих условиях не могло не радовать. Голова, правда, немного побаливала, видимо при падении с моста, он все же успел удариться обо что-то затылком, но гермошлем сработал на отлично, и согласно показаниям системы внутреннего мониторинга, никакого серьезного вреда даже этот удар ученому не причинил. Впрочем, на этом хорошие новости заканчивались. Во первых внутренний кислород скафандра был на исходе, и из-за этого, ученый уже сейчас чувствовал начавшее проявляться ощущение удушливости. Вторым же неприятным сюрпризом стала новость о низком значении заряда аккумулятора. Конечно, это был еще не ноль, но цифра в восемь процентов от него не далеко ушла. Решив поберечь энергию, ученый мысленным импульсом обесточил костюм, и встав на ноги нащупал на шлеме клавишу разгерметизации. Послышалось легкое шипение выравниваемого давления, и ученый стянул с головы заляпанный грязью и тиной шлем, что позволило ему более подробно осмотреться вокруг. Судя по успевшему заняться восходу, сейчас было около пяти часов утра, и вокруг действительно была дикая территория. В отличие от вчерашней непогоды, сейчас стоял полный штиль, и над гладкой, словно зеркало поверхностью реки, клубился туман. Остатки туч уносило куда-то к западу, и судя по чистой полоске неба алевшей на горизонте со стороны восходящего солнца, день обещал быть ясным, но пока что дневной свет еще полностью не вступил в свои права, а потому над протекавшей через джунгли рекой стелились длинные тени древесных крон. Вокруг было довольно тихо, разве что где-то в отдаленной глубине леса время от времени раздавались потрескивания, непонятные уханья и вскрики неведомых созданий. Так же, профессор заметил, что прямо впереди виделась полоска небольшого песчаного пляжа, к которой уже через несколько метров вплотную подступала сгущавшаяся стена джунглей. Картину затянутой туманом утренней реки можно было бы с полным правом назвать красивой, однако сейчас ученому было не до созерцания местных красот. Мысль, что он оказался вне периметра базы совсем один, и без надежды получить какую либо помощь вызвала у него состояние близкое к паническому. Штурмовую винтовку, Арминиус потерял, когда рухнул в воду. А потому сейчас единственным его оружием оставался крупнокалиберный пистолет, жестко закрепленный в набедренной кобуре, однако пессимистические мысли о том, что пустить себе пулю в голову в данной ситуации может оказаться самой безболезненной формой смерти, имевший незаурядную волю к жизни ученый отбросил сразу же.

Ну уже нет… Если уж судьбе было угодно, что бы он не погиб сразу, то он еще побарахтается… По крайней мере попробует… Впрочем думая так Арминиус Дивар осознавал, что по большей части это бравада, и положение его в данную минуту получалось весьма не завидным. Даже такой специалист по выживанию как Гатриан Лекс не справился бы с задачей продержаться в джунглях нового мира без помощи Несси Джой, при том что он был молод и хорошо физически подготовлен. А что уж говорить про ученого, который хоть и был в весьма не плохой форме для своих лет, все же большую часть жизни занимался наукой, нежели боевой подготовкой. Однако, не желавший мириться с мыслью о своей скорой бесславной кончине в пасти какой-нибудь твари, и вообще сдаваться без боя, Арминиус Дивар спотыкаясь и загребая ногами воду неуклюже побрел к берегу, убеждая себя, что от подобных мыслей проку точно не будет, и нужно думать о чем то более конструктивном.

Уже в трех метрах от суши боковым зрением ученый заметил, что под водой в его сторону что-то быстро движется. Увиденное вызвало в его крови такой приток адреналина, что Арминиус Дивар сам не заметил, как оказался на берегу. Одновременно с этим, он развернулся, и выхватив пистолет, дважды пальнув в воду, вздыбив на ней два мощных всплеска брызг. Правда, выполняя этот маневр, профессор зацепился пяткой за торчащий из песка камень, в результате чего тут же повалился на спину, выронив шлем, но удержав в руке пистолет, направленный на поверхность водоема. Эхо выстрелов прозвучало в утренней тишине особенно громко, и отразившись от воды вспугнуло каких то мелких летучих созданий гнездившихся на деревьях с противоположной стороны берега, в результате чего они, издавая странное улюлюканьем пронеслись над водой исчезнув за изгибом реки.

Арминиус Дивар тяжело дыша, смотрел на воду, не сводя с нее прицел оружия, однако на берег вслед за ним ни кто так и не выбрался. То ли мутант был исключительно водный, то ли был пуганый, и решил не связываться с вооруженным человеком. Как бы то ни было, главное было то, что в данную секунду ученого ни кто не пытался сожрать… По крайней мере пока…

Понимая, что лежать в таком положении вечно не вариант, Арминиус не убирая оружия, поднялся на ноги. Не известно привлекли ли его выстрелы чье либо внимание, однако нужно было, как-то выбираться. Но куда? Дорога к людям была ему закрыта по определению. Он поднял руку на сотрудника C.Б.И. а это означало, что помочь ему не смогут никакие былые заслуги перед Империей… Теперь он вне закона и даже Гай Тицениус, если встретит его будет обязан арестовать старого друга и передать в руки Имперского правосудия… Так что об этом варианте можно было забыть… Но что оставалось тогда? Ученый несколько секунд стоял на одном месте, размышляя над сложившейся ситуацией, после чего пришел к выводу, что самым насущным вопросом для него сейчас является вопрос убежища, потому что даже если теперь он обречен страдать от одиночества, то лучше делать это имея хоть какую то крышу над головой, чем стоя посреди диких джунглей. Но где взять такую крышу? Арминиус Дивар растерянно оглянулся по сторонам, словно ища подсказку среди объектов окружающего мира. Однако мир ответов не давал, и по-прежнему хранил свое сумеречное предрассветное молчание.

Озарение пришло внезапно. Заброшенная метеостанция! Лет двадцать назад он видел её пролетая над территорией джунглей как раз в этом районе! Конечно, этот объект был покинут Империей более ста лет назад, однако он строился капитально, и если навести внутри порядок, то вполне мог бы сойти за какое то жилье… Если конечно там уже не свили гнездо какие ни будь твари… Но даже если так… - ученый посмотрел на зажатый в своей руке крупнокалиберный пистолет. – Им придется съехать.

Конечно-же при всем при этом, внутри ученого теплилась надежда, что Несс все же удалось выбраться из рудников, оставив идущих по пятам безопасников в дураках. Но с другой стороны он понимал, что шансы на то, что ему вот так с ходу удастся вновь её встретить посреди бескрайних просторов дикой территории, практически равны нулю. А значит, следовало исходить из того, что он остался один надолго, и идея оборудовать себе убежище, как и прежде, стояла в списке задач первым номером.

Удивительно, на сколько способно преобразить внутреннее состояние человека наличие хоть какого-то мало-мальского плана действий! Еще минуту назад он чувствовал себя потерянным и несчастным, а сейчас профессора вдруг переполнила решительность! Появилось желание действовать, а призрак отчаяния пытавшийся захватить душу профессора если и не исчез полностью, то явно сдал свои позиции под напором новых эмоций.

Ученый провел быструю инвентаризацию своих запасов. Вообще покидая совместно с Несси Джой медицинский блок он готовился к тому, что доступ к медицинским и прочим препаратом у него пропадет надолго, и даже скорее всего навсегда. А потому запасся довольно большим количеством стимуляторов, лекарств и прочих необходимых для выживания вещей. Кроме того, в специальных подсумках его белого, с красными полосами, Имперского медицинского скафандра уже заранее были грамотно размещены разного рода важные предметы необходимые для выживания в дикой среде, на подобии средства для разведения огня в полевых условиях, спрея нейтрализующего запах крови, набора таблеток для обеззараживания воды, и прочих мелких, но полезных вещиц. Конечно, все это было рассчитано лишь на то, что попавший в экстремальную ситуацию гражданин Империи сможет немного продержаться, пока к нему не подоспеет подмога. Однако, даже не смотря на то, что ожидать помощи уже не приходилось, Дивар был благодарен судьбе, за то, что у него сейчас было хоть что-то, способное повысить его шансы на выживание. Кроме того, уходя из мед-блока он так же не забыл обыскать валявшихся без сознания штурмовиков, забрав у них запасные магазины к пистолету. У каждого из “безопасников” при себе оказалось по три таких магазина, так что с учетом , их емкости на двенадцать патрон, и тех боеприпасов которые уже были заряжены в пистолет ученого, получалось что на первое время этого должно было хватить… Ну а потом… До потом еще нужно было дожить, поэтому Дивар решил не забивать себе голову мыслями о дальних перспективах, и сосредоточиться на задачах более насущного характера, а именно сориентироваться на местности, и понять, как ему выйти к заброшенной станции. Арминиус рассчитывал, что сильно далеко от базы его унести не могло, а значит, он находится в приблизительно знакомом районе. Конечно, что бы сориентироваться на местности, можно было просто одеть шлем, активировать систему питания, и узнать свое точное местоположение на карте при помощи спутниковой навигации, однако ученый понимал, что как только он это сделает, то о том, что он жив, узнают те, кому об этом знать не следует. Видевшие его падение в воду сотрудники С.Б.И. наверняка решили, что старому ученому пришел конец, и больше его не ищут, так что не зачем разочаровывать их информацией о том что ставший “врагом Империи” профессор выжил, да еще и пользуется техническими благами цивилизации что бы координироваться на местности… Нет, при все притягательности такого способа быстро и без усилий узнать свое точное местоположение, минусы его превышали плюсы. Лучше уж пусть думают, что он мертв, а то еще догадаются, устроит охоту с применением поисковой авиации. Тогда его и без того не великие шансы на выживание упадут еще ниже. Так что придется воспользоваться древними методами, например, залезть на вершину какого ни будь высокого дерева, или отыскать возвышенность, и оттуда оглядеться. Идею с деревом ученый решил пока отбросить. Все же ловкость у него была уже не та, да и высоты он всегда побаивался. А вот мысль об обзоре с возвышенности показалась ему более здравой… Например, видневшийся над кронами деревьев склон горы для этих целей должен был вполне подойти.

Конечно, забираться на саму гору ему будет не нужно, однако достаточно будет оказаться выше уровня деревьев. А там он уже точно сможет понять, куда следует двигаться дальше.

Углубляться в сумеречную чащобу леса совсем не хотелось. По крайней мере, до тех пор, пока предрассветные сумерки не сменятся полноценным солнечным днем, нужно было держаться от зарослей подальше, так что единственным вариантом сейчас было движение вдоль русла реки. Бросив взгляд на валявшийся на песке гермо-шлем, ученый после некоторых колебаний решил не брать его с собой, рассудив, что запасов воздуха в его скафандре все равно не осталось. Да и заряд аккумулятора в восемь процентов как бы намекал, что о пользовании системой мониторинга вскоре придется забыть, так что практический смысл тащить шлем с собой попросту терялся. Вздохнув, ученый развернулся по направлению течения реки, и перешагивая попадавшиеся под ноги камни, зашагал вдоль воды, бросая настороженные взгляды по сторонам. Поначалу идти было легко. Тянущаяся вдоль берега полоска песчаного пляжа , была ровной и достаточно широкой. Но позже на пути стало возникать все больше преград в виде наползающих зарослей, поваленных деревьев, каких-то выброшенных на берег коряг, и тому подобных мешающих свободному движение препятствий, некоторые из которых ученому пришлось обходить по колено в воде. Солнце к этому моменту поднялось значительно выше разгоняя сумеречную мглу, и профессор, наконец, посчитал возможным отклониться от маршрута. Достав из-за спины мачете, ученый углубился в лесные заросли. Первое время он двигался очень осторожно, шарахаясь и замирая при каждом подозрительном шорохе. Кроме того, он по прежнему держал в правой руке пистолет, опасаясь убирать оружие в кобуру, и по этой причине орудовать мачете ему приходилось левой, в результате чего процесс шёл не очень продуктивно.


Однако, уже через пол часа такого прорубания через дикие дебри он почувствовал себя на столько вымотанным, что едва представлял ноги. Пистолет все таки занял своё место в набедренной кобуре, а мачете "переехал" в правую руку, однако даже не смотря на это вскоре он стал таким тяжелым, будто был отлит из свинца, в результате чего каждый новый взмах давался Арминиусу Дивару со все большим трудом. Все же гора, видневшаяся на горизонте, оказалась значительно дальше, чем он рассчитывал. В какой-то момент, прорубившись через очередной кустарник, профессор обнаружил впереди овраг глубиной метров в десять. Стенки оврага были не совсем отвесными и в общем-то позволяли как спуститься вниз так и подняться с другой стороны. Однако сейчас ученый утомился на столько, что ни о каких спусках или тем более подъемах не могло быть и речи. Тяжело дыша, профессор присел на поверхность какого-то полусгнившего дерева, переводя дух. Нет, конечно, прогулки по свежему воздуху это замечательно, но к такому его жизнь определенно не готовила. Дивар посмотрел наверх, туда где в вышине сплетались широколистные кроны деревьев, и с мрачной усмешкой подумал, что идея взобраться на дерево может оказаться более реалистичной, чем мысль тащиться куда-то дальше… Кстати, а не сбился ли он с направления? Обеспокоенный этим вопросом ученый опустил глаза и замер… То, что он увидел, в первую секунду могло показаться изломанной формы кустом, или лишенным листва крупным и ветвистым обломком ветви какого то дерева, упавшим на землю. Однако это был вовсе не обломок а…

Глаза профессора Дивара расширились… Ученый издал короткий вскрик ужаса, одновременно с этим пытаясь выдернуть из набедренной кобуры пистолет, в то время как “псевдо-куст” пришел в движение, на ходу меняя окрас с коричнево-черного на зеленый, и сразу же стало ясно, что больше всего он похож на огромного, двух метрового богомола. Расстояние между ученым и мутантом было около десяти метров, которые тварь преодолела очень стремительно. Арминиуса спасло лишь то, что пытаясь вытянуть оружие, он вскочил на ноги, и машинально попытался отступить назад, в результате чего споткнулся о ствол дерева, на котором только что сидел, и перевалившись назад, кубарем полетел в тот самый овраг. В процессе падения он несколько раз перевернулся через голову, скатываясь с довольно крутого склона, и когда оказался внизу некоторое время пытался придти в себя. Голова кружилась, по лбу текла струйка крови, льющаяся из небольшого рассечения, а от нахлынувшего притока адреналина сердце стучало так быстро, что кажется, готово было взорваться…

Дивар попытался принять устойчивое положение, поднявшись на четвереньки, и в этот момент заметил, что гигантский богомол так же спустился на дно лощины, оказавшись буквально в паре метров от человека. Правда и у него сделать это с особой ловкостью не получилось, а потому, пока хищная тварь спешно пыталась подняться на свои многочисленные конечности, ученый все таки выхватил пистолет, и направив его на монстра надавил на спуск. Грохнул выстрел. Пуля прошла мимо, выбив землю из склона оврага, в то время как пистолет Арминиуса внезапно заклинил, закусив выбрасываемую гильзу затвором. Тварь заверещала, и ринулась на профессора, после чего тот действуя скорее на инстинктах нежели руководствуясь разумом, попросту швырнул тяжелый пистолет в мутанта, попав оружием тому точно в голову . Получив по башке тварь на мгновенье опешила, и замедлилась, что позволило ученому выиграть еще секунду времени что бы вскочить на ноги и кинуться бежать, попутно осознавая, что смысла в этом никакого нет, так как мутант был гораздо быстрее, и скрыться от него бегством было попросту не возможно. Впрочем, и этот бег продлился не долго, потому как уже через пять метров нога профессора зацепилась за торчавший из земли корень какого то дерева, и он вновь упал, растянувшись на земле. Торжественный рев мутанта, раздавшийся из-за спины Арминиуса вызвал внутри человека парализующую волну ужаса. Он инстинктивно обернулся, успев заметить нависшее над ним жуткое насекомоподобное создание, а затем в воздухе промелькнула какая-то невероятно быстрая тень, и монстра просто смело в сторону. Не в силах подняться на ноги Дивар на лопатках поспешил отползти назад, с ужасом наблюдая, что на “богомола” набросилась какая -то другая тварь, с длинным и мускулистым телом, явно не относящаяся к классу арахноидов. Твари несколько секунд катались по земле, однако очень быстро стало ясно, что огромный богомол проиграл схватку. Он еще вяло сопротивлялся, однако атаковавший его мутант все сильнее вгрызался мощными клыками тому в шею, а вскоре вообще оторвал голову, после чего издав победоносный рык, повернул голову в сторону профессора. Это был гайдракс...

Арминиус Дивар уперся спиной в отвесный склон оврага, и словно под гипнозом наблюдал, как двух с половиной метровый мутант, оставив растерзанный труп своего противника, медленно приближается к нему, глядя на человека абсолютно черными без какого либо намека на радужку глазами. Тот факт, с какой ловкостью это существо только что разделался с огромным богомолом, красноречиво говорил о том, что уж какой-то там безоружный человек ему точно не противник, да и пытаться убежать от мутанта, чей вид считался самым быстрым из всех, передвигающихся по поверхности земли было не реально. Впрочем, у Арминиуса уже не было сил... Он просто ждал неминуемого конца, надеясь лишь на то, что смерть будет быстрой… Однако, не доходя до человека пары метров гайдракс вдруг лег на живот, словно бы вообще не думал о нападении, а за тем положил голову на передние лапы, не сводя глаз с профессора.

Подобное поведение мутанта был столь удивительным, что Арминиус Дивар, который уже успел всерьез попрощаться с жизнью, смотрел на действия дикого создания совершенно ошарашенным взглядом. Лишь спустя какое то время, когда ощущение шока прошло, и к ученому начала возвращаться возможность аналитически мыслить, до ученого вдруг начал доходить смысл происходящего. Еще не до конца веря в правдивость собственной теории Дивар начал осторожно подниматься на ноги, стараясь не делать резких движений, и по-прежнему не отводя глаз, от замершего перед ним гайдракса.

Тот, как и раньше не предпринимал никаких попыток нападения, лежа на животе, и рассматривая человека своими непроницаемо чернильными глазами.

Тяжело сглотнув и облизнув пересохшие губы, ученый дрожащей рукой отер перепачканное грязью лицо ладонью, после чего набравшись смелости, и чувствуя себя немного по-идиотски полу-вопросительно, полу-утвердительно произнес:

- Шейна?

Гайдракс издал какое-то утробное урчание, и приподнял голову. Означало ли это согласие, с точностью сказать было трудно, но судя по поведению монстра, это действительно был тот самый “ручной мутант” о котором рассказывала Несс.

- Ну точно… Все сходиться… Ты Шейна… - словно убеждая сам себя проговорил профессор указывая на гайдракса пальцем. В этот момент к ученому, наконец, пришло осознание, что здесь и сейчас он скорей всего не умрет, и он неожиданно для себя вдруг нервно рассмеялся.

- Шейна… Вот это номер… - прикрывая ладонью безумную улыбку проговорил Арминиус, осторожно приближаясь к гайдраксу. - Невероятно… Просто невероятно…

Мутанту наскучило лежать на животе, он поднялся на ноги, и сейчас ученый еще раз оценил, насколько же крупными и мускулистым было тело хищника. Стоя на четырех лапах в холке Шейна была ему по грудь, и в каждом её движении сквозила первобытная мощь, смешанная с какой-то невероятной грациозностью и даже красотой…

- Вот уж не думал, что когда то скажу это гайдраксу но… Спасибо… - произнес ученый, обращаясь к Шейне, уже почти не ощущая неловкости от того, что на полном серьезе разговаривает с мутантом. Понимание того, что многие твари в “секторе заражения” обладают зачатками интеллекта, не позволяющими ставить их на один уровень с простыми животными, присутствовало у пожилого ученого достаточно давно. Он посвятил много времени, изучая записи со скрытых видео-ловушек расставленных различных уголках дикой территории, и срабатывающих при появлении в зоне их видимости каких-нибудь обитателей нового мира. Однако, сейчас, когда он разговаривал с Шейной, у профессора имелось стойкое ощущение того, что этот мутант понимает его гораздо больше, чем это вообще можно от него ожидать, и что этот гайдракс как-то разительно отличается не только от обычных тварей населяющих планету, но даже от особей своего собственного вида. Дать разумное объяснение такому ощущению ученый не мог, однако четкая интуитивная убежденность в чрезвычайно высоких умственных способностях Шейны присутствовала совершенно точно. Словно ища дополнительные подтверждения своим теориям Арминиус Дивар решил устроить мутанту дополнительный опрос, начисто позабыв о том, что сейчас он находится не в лаборатории, а посреди кишащего хищными тварями дикого леса. С одной стороны в нем пробудился научный дух и неудержимая тяга к познаниям, на протяжении долгих лет являвшиеся главной движущей силой для пожилого ученого. С другой, он вдруг совершенно четко осознал, что пока Шейна рядом, то далеко не каждая тварь сунется, что бы напасть на него, ибо связываться с гайдраксом может выйти себе дороже.

- Ты узнала обо мне от Несси Джой? – поинтересовался ученый, однако не заметив от Шейны какой либо реакции понял, что скорее всего само по себе имя девушки для мутанта значит не многое. Поразмыслив над этим, он повторил вопрос, но вместо произносимого имения просто мысленно представил образ девушки. И это сработало!

К удивлению ученого гайдракс оживился, морда его, не смотря на свой довольно жутковатый видок приобрела какое то странное выражение, возможно означавшее радость или одобрение, а тонкий длинный хвост заколотил по земле.

- Так-так… - обрадованно произнес ученый, осознающий, что у Шейны наблюдаются кое какие ментальные способности, и не только лишь Несс может коммуницировать с ней при помощи усилия мысли.

– А ты знаешь, где сейчас находится девушка? – задал ученый очередной вопрос, вновь представляя образ светловолосой лучницы в момент, когда проговаривал последнее слово.

На этот раз реакция Шейны была не совсем понятной. Она издала какой-то неопределенный урчащий звук, и потом вновь встала на лапы и нервно заходила от одного края оврага к другому. Периодически бросая на ученого взгляд. Означало ли это да или нет, профессор понять пока что не мог, однако попробовал продолжить предположения.

- Ты знаешь, где она, но не можешь туда попасть? – поинтересовался Арминиус, но по реакции Шейны понял, что не угадал. Тогда подумав над еще одним вариантом, он переформулировал вопрос. – Ты знаешь, где она, но ей грозит опасность?

На этот раз реакция Шейны был однозначной, и ученый понял, что попал в точку.

- Ты сможешь меня отвести к ней?

Гайдракс решительно фыркнул, резко сорвавшись вдоль русла оврага, и пробежав несколько метров, развернулся призывно глядя в строну ученого.

- Ну что же… Идем. – произнёс Арминиус Дивар, проходя мимо трупа гигантского богомола, и подбирая с земли пистолет. – Конечно вояка из меня тот еще, но…

Арминиус поднатужившись, оттянул заклинивший затвор, высвобождая закушенную гильзу, и приводя оружие в боеспособное состояние. – Но в этом мире всем приходится эволюционировать…



ГЛАВА 15 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 17