home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2


3017 год

Планета Земля территория джунглей несколько километров к югу от базы А113


Гусеничные траки сминали траву, и многотонная бронированная машина уверенно шла вперед, продираясь сквозь мутировавшие заросли. Не смотря на то, что маршрут к этой точке являлся стандартным, и проделывался командой дезинфекторов раз в неделю, о том , что несколько дней назад здесь уже побывала тяжелая техника ничего не свидетельствовало, потому как к настоящему моменту, быстрорастущая флора успела начисто скрыть все следы предыдущего визита людей. Как и в древние времена, природа залечивала раны, нанесенные ей деятельностью человека, однако терпеть делала это куда быстрей, словно организм который смог выработать иммунитет к подкашивающему его заболеванию и уверенно идущий на поправку. Сидевший на одном из пассажирских сидение модифицированного «аллигатора» профессор Арминиус следил за показателями своего нового прибора, закрепленного перед ним на специальном штативе, и периодически делал какие-то заметки на планшете. Время от времени он отрывал глаза от монитора, и бросал взгляд в окно, по которому беспрерывно хлестали и скребли ветви деревьев. Машину время от времени подбрасывало то вверх, то вниз, раскачивая на неровностях дороги, и с учетом этого, ученому приходилось постоянно хвататься за поручни, чтобы удержать равновесие, и не приложиться головой о бронированное стекло окна, или тыльную часть кабины. Сидевший рядом с ним военный в звании второго центуриона, имевший необычайно светлый, практически пепельный цвет волос, и являвшийся командиром группы дезинфекторов под кодовым названием “Саламандра”, так же следил за экраном, но уже своего, командирского планшета. Время от времени он посматривал на профессора, и во взгляде его читалась ирония, смешанная с любопытством. Ученый впрочем, не обращал на него никакого внимания, сосредоточено отслеживая показатели своего странного прибора, и периодически внося какие-то коррективы в его настройки.


Второй центурион, которого звали Кай Фроузер, был в курсе, что профессор вот уже несколько дней подряд тестирует какое-то своё новое изобретение, способное дистанционно определять наличие мутантов без прямого визуального контакта, однако ни разу не видел, как эта штука работает. А потому, пока что относился к этой информации с некоторой долей скептицизма, ровно как и к теории Арминиуса Дивара о появлении в окрестностях базы какого-то нового супер-мозгокрута, способного не просто дистанционно влиять на внутреннее состояние человека, нагоняя панику или еще каким-то образом дезориентируя, а брать под прямой ментальный контроль. И хотя произошедший чуть больше недели назад инцидент с конвоем, когда стрелок «Цитадели-М» убил всех членов экипажа, а потом расстрелял из крупнокалиберных пулеметов колонну боевых машин, был весомым аргументом в пользу этой теории, многие все же сомневались в том, что виной случившемуся ЧП был какой-то там непонятный мутант. Уж слишком пугающей казалась эта теория. Проще было заставить себя поверить в то, что устроивший бойню солдат попросту сошел с ума, или же принял убеждения повстанческого движения, которое вот уже много лет вело войну с Империей. Но верить в то, что по воле какой-то непонятной твари ты можешь полностью утратить контроль над своими действиями, и превратиться в безумную марионетку, несущую смерть и обреченную в итоге на гибель, не хотелось совершенно. Размышлявший над такой перспективой Фроузер каждый раз ощущал, как где-то внутри него поднимается липкое чувство страха. И это несмотря на то, что второй центурион был опытным офицером, за время своей военной службы успевшим принять участие как в боях как с повстанцами на красной планете, так и с дикими тварями нового мира. Однако умереть таким образом было действительно страшно… Впрочем, с момента атаки на конвой никаких экстраординарных событий не произошло. Правда группа возглавляемая командиром легендарного «Черного Треугольника», которую послали в глубину неисследованной территории, с какой-то секретной миссией, понесла потери. Но в этом-то как раз не было ничего удивительного. Скорее наоборот, чудом можно было считать тот факт, что большая часть личного состава этой группы смогла вернуться на базу… А в остальном, все шло как обычно. И не смотря на то, что несколько дней нельзя было считать показателем, Кай, все же позволял себе надеяться, что предположение профессора Арминиуса о появлении супер-мутанта оказалось ошибочным. Однако тот факт, что ученый, который по прежнему был твердо убеждён в своих догадках, пообещал создать защитное устройство, позволяющее мгновенно впрыскивать в кровь противо-ментальный стимулятор, второго центуриона определенно радовал. Существует супер-мутант, или нет, а улучшенная защита от тех же «мозгокрутов» , лишней точно не будет. К примеру, сейчас ему и его команде приходилось перед каждым выходом на маршрут принимать дозу стимулятора группы «С» , так как в зону их ответственности входили как раз такие места, где очень любили селиться мутанты обладающие сильными ментальными способностями. Конечно, они не способны напрямую управлять человеком, а тем более целым отрядом, но все же если, к примеру, кому-то из солдат в момент работы с отравляющим газом вдруг покажется, что внутри загерметизированного боевого костюма слишком душно, и нужно срочно вдохнуть свежего воздуха , ни чем хорошим это не кончится. Так что принятие дозы стимулятора перед выходом на маршрут, являлось обязательным условием для всех дезинфекторов. Однако не стоило забывать, что даже без передозировки стимуляторы блокирующие ментальное влияние давали некоторые пусть и кратковременные, но все же побочные эффекты воздействия. Кто-то переносил их легче, кто то тяжелее, но то, что они всегда имели место быть, оставалось неизменно. Лично у Кая “побочка” выражалась во внезапно накатывающей апатии, и безразличию ко всему происходящему. В принципе можно было называть этот эффект безобидным, да и длился он пару часов от силы, но приятного в нем все равно было мало... Доктора объясняли это состояние следствием нарушения каких-то там процессов в голове человека, что сказывалось на всем организме в целом. Дескать “С-стимулятор” блокирует определенные участки коры головного мозга, делая их неподвластными ментальному влиянию тварей, но в то же время сама по себе блокировка этих участков, на некоторый период нарушает нормальную выработку гормонов, контролирующих эмоциональное состояние человека, что и приводит к подобного рода эффектам. Так что, если светлая голова профессора Арминиуса придумает, каким образом можно избежать обязательного приема препаратов, при этом не подвергаясь опасности попасть под влияние какого ни будь “морулума” или еще хуже “спрайксера” , то будет очень даже замечательно. Надо лишь только следить, чтобы эту светлую голову раньше времени не оторвали какие ни будь твари, и периодически напоминать профессору, что он все-таки ученый, а не солдат, дабы тот лишний раз не лез туда, куда лезть не следует. Впрочем, то что Дивар имеет суммарный стаж работы в “секторе заражения” превышающий биологический возраст самого второго центуриона Фроузера, говорило о том, что не смотря на то, что он является лицом гражданским – опыта у него очень даже не мало. Так что по большей части волноваться не стоило, и на явную глупость, ведущую к гибели, знаменитый ученый, скорее всего не пойдет. Но… Не смотря на это, командир дезинфекторской группы “Саламандра” придерживался мнения, что гражданский человек есть гражданский человек, и чудес дисциплины от него ждать не стоит. А уж если говорить об ученых, то некоторые из них прямо скажем вообще не от мира сего, и сочетают в себе казалось бы не сочетаемые качества, такие как мощнейший ум, и одновременно с этим умение совершать откровенные глупости… Кай знал официальную теорию случайного зарождения вируса изменившего планету, но не удивился бы, если бы ему вдруг сообщили о том, что историки что-то напутали, и причиной Великой Катастрофы стал просчет каких-то древних “яйцеголовых”, создавших этот вирус искусственно, а потом случайно выпустивших его на волю… Такая теория конца старого мира казалась ему даже более убедительной, нежели официальная, однако озвучивать её кому либо он не спешил. Во-первых, большинству его сослуживцев было глубоко наплевать на любые исторические теории в принципе, так что его банально бы не поняли. А во вторых – ведя такие разговоры можно было ненароком привлечь внимание С.Б.И.

Нет, конечно сам факт обсуждения каких-то исторических моментов не являлся преступлением сам по себе, в конце концов высказать сомнение в теории Великой Катастрофы не было равносильно тому, чтобы высказать сомнение в справедливости законов Великого Догмата… Однако, сам факт высказывания сомнений чему-то официально установленному, мог послужить первым сигналом для какого ни будь ретивого младшего цензора, жаждущего получить продвижение по службе, и пытающегося отыскать врагов империи везде, где-только возможно…

Впрочем, сейчас нужно было думать не об этом, потому что судя по навигатору, отображавшему положение машин дезинфекционного конвоя, они подъезжали к особо опасному участку маршрута, пролегавшему через древнее, но по прежнему функционирующее сооружение.

Второй центурион поднес ко рту тангенту рации, после чего зажав клавишу, коротко произнес в эфир:

- Говорит Спектрум-1! Личный состав внимание. Подходим к плотине. Механикам-водителям приготовиться к плавному ускорению. Пулеметчики, приоритет заводь. Борт-стрелки, сектор выбора цели свободный. Красный радиус двести метров. По тварям находящимся вне красного радиуса огонь без приказа не открывать.

Эфир отозвался короткими ответами подтверждающими получение приказа, и Кай почувствовал, как к стандартной вибрации машины, добавилась дополнительная, свидетельствующая о развороте расположенной в хвосте модифицированного «аллигатора» башни, с крупнокалиберной спаркой, способной в одну очередь разорвать на куски абсолютно любого мутанта. В густых джунглях атак особо крупных тварей можно было не опасаться, а средние по размеру и мелкие мутанты, бронированным машинам были не страшны. Но на открытых пространствах обитали создания способные если не уничтожить, то как минимум перевернуть даже крупный транспорт, к тому же некоторые из них имели обыкновение собираться в пусть и не больше, но все таки группы, а это уже была серьезная сила, с которой приходилось считаться. Впрочем, в последнее время в районе, прилегавшем к А113, нападения таких групп случались не часто, потому как частично мутантов выбили хорошо вооруженные патрули. Или повывели бригады дезинфекторов, занимающиеся зачистками трудно доступных укрытий и логовищ мутантов. Кай Фроузер командовал группой “Саламандра” уже не первый год, и за это время успел побывать в нескольких переделках, но не смотря ни на что, эта работа ему по прежнему нравилась, хотя она и была опаснее, чем служба в простом патруле. Даже можно сказать значительно опаснее, потому как в отличие от патрульных, практически никогда не покидавших свои боевые машины вне стен ресурсо-добывающих объектов, дезинфекторам приходилось делать это регулярно, причем в таких местах, где желание находиться вне надежного чрева брони, стремилось к нулю. Конечно, потери среди опытных команд, работающих на зачистке разного рода «нехороших мест» случались не каждый день, но они все же случались, и происходило это гораздо чаще, чем в простом патруле. Однако бригада второго центуриона Фроузера за последние пол года, потеряла лишь одного человека, да и то, это был новичок, который сам нарвался, злостно нарушив инструкции по технике безопасности. В остальном же, отряд второго центуриона считался одним из самых эффективных и опытных не только среди личного состава базы А113, но и в целом по сектору, насчитывавшем пять подобных ресурсо-добывающих объектов. Именно потому начальник гарнизона претор Гай Тицениус, прикрепил профессор Арминиуса ни к кому-нибудь, а именно к составу группу Кая Фроузера, что еще раз подтверждало высокий уровень доверия, как к самому второму центуриону, так и к его людям. Однако, не смотря на такую честь, сам Фроузер большого энтузиазма по этому поводу не испытывал, и сейчас в очередной раз покосился на возившегося со своим прибором ученого. Тот в свою очередь, наконец, оторвал глаза от монитора, и провернув голову встретился взглядом с военным, после чего заявил:

- И все же я считаю, что красный радиус стоит сократить до ста метров. Нет нужды отстреливать все живое на таком большом расстояния от колонны, тем более что некрупные мутанты не могут причинить вреда движущимся бронемашинам.

Второй центурион вздохнул. Этот разговор у них повторялся уже не в первый раз.

- При всем уважении, господин профессор, но инструкции по безопасности написаны кровью. И нарушать их в угоду вашему странному гуманизму я не намерен. К тому же я уже говорил, и повторю еще раз: каждая тварь на этой проклятой планете должна на пушечный выстрел бояться приближается людям. Бояться! Понимаете? На уровне рефлексов… Но для этого мы должны показать кто здесь хозяин.

- И вы действительно уверены, что действуя таким образом, вы это покажите? – с грустной усмешкой задал вопрос профессор Дивар. – Думаете, что проявляя излишнюю жестокость можно доказать окружающему миру, что с человечеством нужно считаться?

- Этот мир полон жестокости не то чтобы до краев, а она давно хлещет через край. – уверенным тоном произнес Кай Фроузер. – Планета встречает нас как врагов, и мы вынуждены вести себя соответственно.

- Планета встречает нас словно организм, в тело которого пытается внедриться враждебный ему вирус. Я не говорю, о том, что если бы вернувшись в покинутый сотни лет назад мир, мы вели себя более деликатно, то никаких проблем с новыми формами жизни у нас бы не возникло, конечно нет… Здесь действительно не то место, где можно оставаться белым и пушистым, и конечно, нужно защищать себя от агрессивных проявлений местной дикой среды… Но мы не просто защищаемся, мы нападаем… При этом, даже не пытаемся понять принципов и законов по которым живет этот новый, суровый, но все же по своему прекрасный мир… Точнее почти ни кто из нас не пытается это сделать… Но я убежден, и буду настаивать на том, что данная стратегия является в корне не верной! Мы не можем постоянно воевать со всем миром, пытаться перекроить его под свои стандарты. Поступая так, мы попросту пилим сук, на котором сидим…

- Не можем воевать? – усмехнулся глава отряда дезинфекторов. – А что же мы, по-вашему, тогда можем делать? Или вы предлагаете вместо автоматов взять в руки белые флаги, и начать с мутантами мирные переговоры? Сказать по правде я сильно сомневаюсь, что они оценят подобный жест… Точнее конечно оценят, но лишь с гастрономической точки зрения… Поэтому не знаю как вы, а я не горю желанием закончить жизнь в пасти какой-либо из здешних тварей.

- Вполне понимаю вашу иронию, мистер Фроузер. Но я имел ввиду другое. Нам нужно изменить саму нашу стратегию пребывания в этом мире. Сместить акценты с агрессивно наступательной тактики в сторону научно-исследовательской работы. И я уверен, в этом случае многие проблемы решаться сами собой.

- Мне бы вашу уверенность, господин профессор. – с сомнением покачал головой Кай. – Однако я крайне сомневаюсь, что это то место, где хоть что-то решается само собой, и без кровопролития. Взгляните вокруг! Все существа, населяющие этот мир опасны! Сотни лет беспрерывной мутации оставили в этом мире только самых агрессивных и приспособленных к выживанию тварей. И они всегда будут представлять для человека угрозу. А с угрозой, если она существует, мириться нельзя! Ее нужно ликвидировать. И именно в этом заключается моя работа. Впрочем, я не говорю что от работы ученых нет никакого толку… Вовсе даже наоборот. В конце концов, исследования действительно приносят практическую пользу… Взять те же противоядия, которые были получены благодаря научным изысканиям таких людей как вы профессор… Сколько жизней солдат Империи они спасли! К тому же, узнавая особенности строения тел, и жизненных функций мутантов, а так же их привычки, пути миграции и среду обитаниями, мы можем разрабатывать все более и более совершенные способы борьбы с ними. Так что, ученые делают важную работу, с этим я спорить не буду. Но, я никогда не поверю в то, что сместив свой курс с военного на научный, мы достигнем больших успехов.

- При всем уважении к вам, господин Фроузер, но ни вы, ни силы всего Легиона Империи никогда не смогут истребить всех мутантов на планете, и ликвидировать угрозу полностью. Их слишком много, а нас даже с учетом наших технических средств – ничтожно мало.

Ученый собирался добавить, что-то еще, но в этот момент заросли сгущавшиеся впереди поддались под напором многотонного корпуса бронемашины, и колонна вынырнул на открытое пространство, прилегающее к видневшейся впереди огромной заводи, на поверхности которой сейчас блестели солнечные блики. Погода была ясной, и даже не смотря на клубившийся, на этом участке маршрута легкий туман, местность вокруг просматривались довольно хорошо, и это было весьма кстати, потому как прежде чем попасть на плотину, бронетехника должна была преодолеть довольно обширный болотистый участок, который тянулся от полосы джунглей практически до самой заводи. Сама по себе топь проблемы не вызывала, так как составлявшие колонну «тритоны» и модифицированный «аллигатор» были спроектированы как универсальные вездеходы, и могли не только пройти по бездорожью, но и переплыть реку. А вот торчащие из болота огромные каменные валуны, поросшие местной разновидностью красного мха, были преградой, с которой приходились считаться. Кроме оттенков красного, топь изобиловала вкраплениями синих, зеленых, и иных цветов, в результате чего смотрелась весьма пестро и даже красиво. Были здесь и светящиеся растения, однако из-за яркого, утреннего солнца, сейчас они не были сильно заметны. Однако если бы колонна шла через этот участок маршрута ночью, то люди наверняка бы стали свидетелями того, как топь переливается тысячами мерцающих огней. Впрочем, оказаться здесь ночью, что бы полюбоваться этой красотой, второй центурион не хотел совершенно, потому как в этом случае шансы не вернуться на базу живым возрастали многократно. Причиной тому был факт, что где то здесь, глубоко под толщей болотной жижи скрывались огромные, болотные черви, каждый из которых размером и толщиной не уступал модифицированному “аллигатору”. Своими глазами этих существ никто не видел, и вообще данные об их существовании были получены случайно, в процессе спектрального сканирования почв с воздуха, осуществляемых ночью при помощи боевой авиации. Сканирование проводилось с периодичностью раз в неделю, и было направлено на отслеживание появления вблизи людских укреплений подземных колоний кетараморфов, другого более изучаемого вида хищных червей, не столь огромных, но гораздо более активных. Что же касается нового вида мутантов, их повадки и охотничья тактика пока оставались не изученными, и было известно лишь, что на поверхность они поднимаются лишь с наступлением темноты. Но Кай Фроузер вполне обоснованно полагал, что с учётом габаритов этих тварей ничего хорошего от них ждать не приходится даже находясь внутри боевой машины. Так что любой рейд дезинфекторов начинался как можно раньше утром, с первыми лучами солнца, чтобы успеть завершиться до того, как землю накроет ночь .


Впереди показались несколько «болотных иглострелов» росших вплотную друг к другу, и находившихся в данный момент в состоянии дневного сна. При виде потенциально опасной флоры, механик водитель, располагавшийся по левую руку от сидевшего в центре кабины ученого, повел рычагами управления, направляя тяжелую машину в сторону от заданного курса, и с явным наслаждением смял гусеничными траками всю поросль растений-мутантов, чем вызвал у профессора Арминиуса лишь тяжкий вздох.


Не то что бы Кая Фроузера волновала судьба погибших иглострелов, скорее наоборот, в душе он приветствовал подобную «прополку огорода», однако он, будучи командиром группы должен был следить, чтобы бойцы не отвлеклись на всякую ерунду, а потому бросив суровый взгляд на солдата спросил:


- Гастат Трициан, что являет собой кратчайшее расстояние между двух точек?


- Прямая, господин второй центурион. – отозвался механик-водитель немного неуверенным голосом.


- Прекрасно боец! Вижу с геометрией у тебя все хорошо! Так вот будь добр, оставь это ребячество, и ведь машину по прямой. У нас каждая минута на счету, не хватало еще петлять по болотам выкашивая местную флору.


- Виноват, господин второй центурион! – смутился молодой парень. - Более не повториться…

Водитель немного помолчал, а за тем добавил как бы оправдываясь:

- Просто, когда я служил в патруле, еще до перевода на А113, наша группа застряла на маршруте из-за поломки, и у меня товарищ получил в бок иглу от такой вот дряни во время эвакуации.. Его так и не спасли. С тех пор такая на них реакция..


- Я тебя всецело понимаю. – кивнул командир группы дезинфекторов. – Но лишняя эмоциональность в нашем деле плохое подспорье. Так что давай поспокойнее.


- Да сэр…

На некоторое время в кабине воцарилось молчание. Машина вернулась на прежний курс и уверенно двинулась в нужном направлении. Командир группы склонился над сенсорной панелью своего монитора, меняя масштаб карты, на которой в режиме реального времени цветными маркерами отображались бронемашины, идущие по заданному маршруту, убеждаясь , что все транспорты вышли из лесополосы, и соблюдая дистанцию колонной движутся вслед за ними.

- К слову о нашем разговоре, господин профессор. – произнес Кай Фроузер, вновь откидываясь на спинку сидения. – О каком гуманизме может идти речь, когда на этой планете даже растения пытаются нас убить. Кстати, я заметил, что вы и сами вооружены, так что не можете отрицать правоту моих слов.

- Возможно вы удивитесь, однако наличие у меня оружия ни как не противоречит моим убеждениям. – ни чуть не смутился ученный.

– Что же касается местной растительности, то не стоит делать глобальных обобщений. Этот мир при правильном подходе способен дать нам гораздо больше, чем мы думаем взять у него силой… К примеру возьмем тот же красный мох... – ученый сделал жест рукой в сторону одного из покрытых мутировавшей флорой гигантских валунов, мимо которого они как раз проезжали. – Вот лично вы знаете, чем именно примечателен этот вид “muscus ruber”, и что отличает его от других подобных?

Кай Фроузер покосился на Арминиуса, словно прикидывая, шутит ли он, или говорит серьезно, однако, не заметив по выражению лица ученого и намека на улыбку сказал:

- Я конечно многое знаю об этом мире, господин Дивар, но все же мои знания имеют более практичный характер. Например, как сделать так, чтобы не быть съеденным какими ни будь тварями, и не позволить этим тварям пообедать вверенными мне людьми, такими например как вы. Что же до подобных мелочей, то сами понимаете, мне нет до них дела. То, что не представляет собой прямую угрозу, лежит вне сферы моих познавательских интересов.

- Вот видите! - ученый напутственно поднял палец вверх. – В этом-то и заключается главная ошибка неправильно расставленных приоритетов, которую в очередной раз совершает человеческая раса. Мы тратим девяносто процентов наших ресурсов на то, чтобы воевать с этим миром, и лишь десять на то, чтобы изучать его по-настоящему! Хотя следовало бы делать это хотя бы в соотношения пятьдесят на пятьдесят! Ведь эта дикая планета таит в себе не только угрозу, но и очень много невероятных тайн, которые могли бы послужить нам во благо! И я не зря привел в пример красный мох! Ведь именно благодаря этому растению вы, и ваши люди, можете делать свою работу, находясь при этом в значительно большей безопасности, нежели если бы его не существовало. А все потому, что красный мох, а точнее его экстракт, является основой для изготовления стимуляторов группы «С» , тех самых благодаря которым можно временно обезопасить свой разум от влияния мутантов наделенных ментальными способностями. А теперь представьте, от скольких неприятностей избавило солдат Легион это знание, полученное в результате научных исследований, какого то на первый взгляд совершенно не примечательного растения.

Кстати тот же дефицит препаратов этой группы объяснятся тем, что “muscus ruber” встречается в основном в очень труднодоступных местах, а наладить его искусственное выращивание долгое время не получалось из-за отсутствия достаточного внимания этому вопросу. И я могу перечислить еще несколько таких же примеров, доказывающих, что не смотря на то, что этот мир дик и опасен, он не являет собой абсолютное зло с которым нужно воевать до последней капли крови. Именно эту мысль я и пытаюсь донести.

Второй центурион на некоторое время задумался.

- Что-ж… Ваша позиция мне ясна... И в какой-то мере я с ней даже согласен. – произнес командир бригады дезинфекторов. – Хотя полное понимание между нами вряд ли возможно ввиду разной направленности нашей с вами деятельности.

- Я буду доволен степенью взаимопонимания обеспечивающего нам нормальное сотрудничество. – сообщил ученый. – Претор Тицениус проинформировал меня, что вы и ваши люди являетесь одними из самых опытных бойцов задействованных в процедурах зачистки потенциально опасных объектов находящихся в зоне прилегания к базе А113. Не доверять его рекомендациям, у меня нет основания, а потому я обещаю, что буду всецело выполнять ваши инструкции. Однако хотел бы попросить вас не перебарщивать с опекой моей персоны, и не действовать по принципу тройной перестраховки. Я все же не в первый раз в “секторе заражения”, и кое-какой опыт у меня так же имеется. А потому, я официально заявляю, что даже если со мной что-то случиться, то претор Тицениус не будет вменять вам это в вину. Он мне это лично обещал.

Ученый пристально посмотрел в глаза второго центуриона. Тот некоторое время задумчиво молчал, а затем кивнул.

- Договорились, док. Перестраховываться не буду. Но если я что-то говорю – ваша задача выполнять без лишних вопросов.

- Хорошо. – Арминиус Дивар кивнул. В этот момент радио-эфир ожил, и до слуха всех присутствующих в кабине донесся доклад одного из пулеметчиков управлявшего крупнокалиберной спаркой.

- Говорит Вышка-3! Наблюдаю движение на пятнадцать часов. Удаление триста метров. Предположительно варги. Приблизительное количество около трех десятков особей. Движутся параллельным курсом. Запрашиваю разрешение открыть огонь.

При этих словах профессор Арминиус оживился, и склонился над своим аппаратом.

- Это действительно варги… - заявил он через несколько секунд. – Точное количество тридцать две особи…

Он вновь перевел глаза на командира отряда дезинфекторов, после чего спросил:

- Надеюсь, вы не собираетесь их расстреливать?

Второй центурион, который уже держал в руках тангенту рации, и собирался отдать приказ проредить группу мутантов при помощи пулеметных очередей, удивленно посмотрел на ученого.

- Насколько я помню из рассказа господина претора, именно эти мутанты чуть было не убили вас во время вашей первой командировки в сектор заражения? – произнес он временно убрав переговорное устройство от рта.

- Мутанты этого вида, если быть точным. Именно тех мутантов, что на меня напали, расстреляли практически сразу же. – поправил его ученый. – Но в целом я понимаю ваш вопрос, и отвечу прямо, я не испытываю ненависти к этим неразумным тварям, за то, что тогда произошло. Для меня все они просто часть единой экосистемы. И я считаю, что если непосредственной угрозы они не несут, то вносить в эту экосистему нарушения не рационально. Варги контролируют этот участок болота. Они не слишком умны, но и инстинкт самосохранения у них развит вполне нормально, так что на бронетехнику они первыми не полезут. То, что они следуют параллельным курсом, это лишь символический жест, означающий, что им не все равно, что кто-то проходит через их территорию, и они, если придется, готовы ее отстаивать. Если мы нанесем их стае критические потери, то на их место либо придет другая стая варгов, и ничего не изменится, либо явятся совсем другие болотные мутанты, возможно даже более опасные например те же кислотники, чей плевок с расстояния в пятьдесят метров может серьезно повредить обшивку средне бронированной машины … Эти твари боятся варгов, так как сами по себе медлительны и не поворотливы, но машины будут восприняты ими как потенциальная добыча, и вот тогда на этом участке действительно придется потратить не мало патронов. Так что, я бы советовал по возможности сейчас обойтись без стрельбы…

Кай Фроузер еще некоторое время смотрел на ученого, словно что-то решая, после чего зажал клавишу селектора и произнес:

- Вышка-3, это Спектрум-1… Огонь не открывать. Повторяю – огонь не открывать. Поберегите боеприпасы… Как поняли меня?

- Понял вас Спектрум-1, огонь не открывать… - отозвался голос пулеметчика, в котором слышалось явное разочарование.

- Правильное решение. – удовлетворённо произнес Арминиус Дивар.

Командир бригады дезинфекторов вернул тангенту на место, но ничего не ответил.

Колонна пересекала болото, двигаясь значительно быстрее, чем по джунглям, и вскоре головная машина, лязгая гусеницами, выбралась на твердую почву, которая при более внимательном рассмотрении оказалась останками древнего полотна дороги. Конечно же, за прошедшие столетия, даже сверхпрочное дорожное покрытие из граникомбикона, применявшееся для прокладки дорог с середины двадцать второго века, пришло в плачевное состояние, и было испещрено бесчисленной паутиной трещин, через которые на поверхность пробивалась разнообразная растительность. Однако для гусеничной техники способной идти там, где дороги нет вовсе, древняя трасса была словно скоростной хайвэй, и модифицированный “аллигатор” устремился вперед со скоростью около восьмидесяти километров в час. Три других бронемашины из состава колонны так же набрали скорость, не забыв увеличить между собой дистанцию, и сейчас уверенно держались следом.

Плотина приближалась, и сейчас Арминиус Дивар мог наблюдать, как потоки воды срываются с высоты более двух сотен метров, за тем мощными каскадами устремляются вниз, где сливаются в один шумный бушующий поток. Длина древнего сооружения так же впечатляла, и составляла целых полтора километра. Дивар перевел взор на другую сторону плотины, и скользнул взглядом по поверхности огромного залива, образовавшемуся внутри русла реки, благодаря выстроенной человеком искусственной преграде. Где-то далеко над поверхностью воды, скользили какие-то не крупные быстрые тени, похожие на летающих скатов, с длинными извилистыми хвостами, однако расстояние между ними и колонной машин являлось слишком большим, так что понять, что это были за существа, не получилось даже при помощи спектрального бионетического анализатора профессора.

В момент, когда головная машина въехала на плотину, в небе показалась группа из трех быстро движущийся летательный аппаратов, в которых ученый почти сразу же определил “скайфайторы”, скорее всего принадлежавшие боевой авиации дислоцирующейся на территории межсекторального космопорта. Ресурсо-добывающие базы, такие как А113 тоже имели свою авиацию, но как правило более скромную, на подобие тех же глэйдеров. А эти машины были куда серьезнее, и могли при случае не только разведать, но и разбомбить крупное скопление мутантов, как это произошло совсем недавно во время инцидента связанного с попавшим под метальное влияние стрелком “Цитадели-М”. Воспоминая об этом случае, едва не ставшим причиной его гибели как-то естественным образом привели профессора к воспоминаниям о человеке, которому он, да и весь личный состав конвоя, уцелевший после расстрела, был обязан жизнью. А именно к первому центуриону Гатриану Лексу, с которым он познакомился перед высадкой на Землю еще на борту межпланетного транспорта “Голиаф”. Молодой офицер показался ученому на редкость интересным собеседником, и человеком, чей кругозор простирался гораздо шире, чем могло бы понадобиться для выполнения его непосредственных служебных обязанностей. А потому Арминиус Дивар был крайне опечален известием о его гибели. Хотя если быть точным , тело командира “Чёрного Треугольника” найдено не было, так что правильнее было бы считать его пропавшим без вести, однако в условиях джунглей заполоненных смертельно опасными тварями, пропасть без вести означало ту же смерть, это понимал каждый. В конце концов, на сколько бы не был высок боевой уровень этого человека, но продержаться в столь агрессивной среде в одиночку не смог бы даже он.

Профессор вздохнул. Жаль когда погибают люди… Вдвойне жаль, когда столь молодые, и полные сил. Оставалось лишь надеяться, что смерть Гатриана Лекса была не напрасной, ведь основная часть отряда посланного с ним в рейд смогла вернуться на базу, успешно выполнив задание, о сути которого Арминиусу Дивару впрочем, ничего известно не было, по причине чрезвычайной секретности.

Звено “скайфайторов” сбавило скорость, и неподвижно зависло в воздухе, сохраняя впрочем, приличную высоту. В тот же момент в радио-эфире возник голос одного из пилотов:

- Огненный Глаз -7 запрашивает неизвестный конвой. Повторяю, Огненный Глаз -7 запрашивает неизвестный конвой. Как слышите?

- Огненный Глаз-7, говорит командир дезинфекционной бригады “Саламандра” Спектрум-1. – отозвался Кай Фроузер, вновь взявшись за рацию. - Слышу вас громко и четко.

- Спекрум-1! В квадрате L17 наблюдали небольшую стаю гаргалионов. Всего пять особей, и вашим машинам они не страшны, однако если направляетесь в ту сторону, и планируете там пешую операцию, имейте ввиду.

- Принято! Спасибо за информацию Огненный Глаз-7! Но нам в другую сторону! Идем в квадрат U14!

- Это практически на границе с “пепельной зоной”. – заметил голос пилота. – Несколько далековато для стандартного радиуса работы групп дезинфекции.

- Да, так и есть. Прямо внутри “туманного пояса”. Но там обнаружился очень скверный участок грозящий появлением “мозгокрутов’, теперь приходится устраивать там профилактику. Но до самой “пепельной зоны”, оттуда еще километр, так что риск не так велик, как кажется.

- Понял вас Спекрум-1! Если что, мы будем поблизости!

- Принято! – отозвался, глава бригады дезинфекторов, после чего висевшие неподвижно «скайфайторы» вновь пришли в движение, набирая скорость, и вскоре исчезли из виду. Ученый проводил их взглядом, на сколько хватило видимости кабины, после чего вновь посмотрел на Кая Фроузера.

- Возможно, мой вопрос прозвучит странно, но не будете ли вы так добрый просветить меня о какой «пепельной зоне» вообще идёт речь?

- Когда вы в последний раз были в секторе заражения, профессор? – вместо прямого ответа задал вопрос второй центурион.

- Если честно, то достаточно давно… – отозвался Арминиус Дивар. – Я долго работал на Марсе над полученными в прошлый раз данными, в частности готовил к испытанию свой новый прибор. Но когда я был здесь раньше, ни о чем подобном слышно не было…

- Верно. – кивнул Кай. – В все потому, что раньше не было этих самых «пепельных зон».

- Зон? Вы хотите сказать, что их много? И что они из себя представляют? Когда возникли? Почему так называются? – вопросы посыпались из ученого, как из рога изобилия.

- Не так быстро, док. Все по порядку. – отозвался Кай, вновь склоняясь над стереопанелью и уменьшая масштаб карты.

- По поводу того, что это такое, мы до сих пор уверенно не знаем. Первая такая зона возникла примерно шесть месяцев назад вот здесь. – военный ткнул пальцем в участок виртуальной карты, на котором ученый увидел изображение пятна почти идеально круглой формы.

– Площадь примерно десять квадратных километров. Со спутника это выглядит как пятно, а вблизи как некий участок пространства покрытый туманом. Точнее туман покрывает приграничную территорию, диаметром километра три. А далее начинается сама “пепельная зона”, внутри которой видимость затрудняет не только туман, но и клубящиеся в воздухе частицы, при оседании образующие, что-то на подобии белого пепла.

- И что же находится внутри этой зоны? – глаза ученого загорелись азартом.

- Нам это доподлинно не известно. “Туманный пояс” еще можно посещать, соблюдая меры предосторожности, кстати наша точка назначения лежит именно там… А вот в саму пепельную зону я бы не стал соваться. Внутри фиксируется сильное искажение магнитных полей негативно влияющих на электронику, так что мы потеряли два беспилотника, когда пытались заглянуть внутрь. Наземная техника вообще глохнет на подходе без каких либо причин… С радиосвязью тоже беда , чем ближе к “зоне” тем хуже… В общем, в связи с этими аномалиями посылать туда людей ни кто из командования не решился. И это хорошо, потому что я уверен, ни чем хорошим это бы для них не закончилось. Так что, если вы планируете организовать внутрь исследовательскую экспедицию, лучше оставьте эту мысль. Начальник гарнизона на такую авантюру бойцов не отправит. – произнеся эти слова командир группы серьезно посмотрел в глаза ученого.

- Пока что я ни о чем таком не думал… – уклончиво отозвался тот. Кай Фроузер хотел заметить, что его крайне смущает словосочетание «пока что», однако сдержался, после чего продолжил вводить ученого в курс дела.

- Далее, за пол года возникло еще четыре подобных аномальных участка, все примерно одного размера, расположены хаотично, на значительном расстоянии друг от друга. Так к примеру в нашем секторе таких зон только одна, но лежит она как раз в радиусе ответственности базы А113, а опоясывающий ее туманный пояс покрывает древний нефтеперерабатывающий завод, с разветвленной сетью подземных коммуникаций.

Просто идеальное место для размножения “мозгокрутов”, или еще какой дряни… Именно потому мы сейчас туда направляемся.

- Думаю, это большая удача! – воодушевленно воскликнул ученый.

- Да… Мы просто счастливчики… – усмехнулся второй центурион. – Заполучить на своей территории какую-то неведомую хрень, от которой непонятно чего можно ожидать… Что может быть лучше?

- Я имел ввиду другое. – пояснил ученый. – Вы ведь говорите, что внутри «пепельной зоны» техника отключается, а личный состав посылать туда не рискуют, и из-за этого по-прежнему остается загадкой, что там внутри…

- Если вы думаете, что я пущу туда вас, как лицо официально не входящее в состав гарнизона, то этого тоже не будет. – твердо заявил Кай. – И не просите.

- Господин Фроузер, - улыбнулся Арминиус Дивар. – Я конечно готов ради науки на многое, однако суицидальными наклонностями не страдаю. Я имел ввиду, что попробую просканировать эту вашу «пепельную зону» при помощи своего бионетического анализатора полей.

- И каков радиус действия вашего прибора?

- На данном этапе около пятисот метров… Хотя я работаю над его увеличением.

- Не пойдет. – решительно заявил военный. - Если вы помните из моего разговора с пилотом, до “пепельной зоны” от нашего места назначения около километра. А ближе подходить мы не будем, так как у нас есть еще четыре пункта, которые нужно обработать, а мы не должны выбиваться из графика. Так что на этот раз можете ограничиться изучением “туманного пояса”…

Судя по погрустневшему лицу ученого, он был явно разочарован. Однако понимая, что в словах командира бригады есть свой резон, не стал настаивать, задав другой вопрос:

- А кстати, этот ваш туман кто-нибудь брал на химический анализ? Им вообще можно дышать?

- Ну само собой… - откликнулся Кай. – У нас тут хотя и не научный центр, но есть свой небольшой штат биологов. Кстати разве вы еще не познакомились?

- Совсем мельком. – вздохнул ученый. – Можно сказать только поздоровались… Дело в том, что меня запихнули в лазарет на несколько дней, оказалось что у меня трещина в плече, и пришлось потратить кучу времени на лечение этого пустяка… А как только я оттуда выбрался, то узнал о том, что вы готовитесь к очередному рейду, и договорился с претором, чтобы меня включили в состав вашей бригады.

- А-а… Ну тогда понятно почему вы еще не знаете об этом явлении… Что-ж, касательно вашего вопроса отвечу. Да, анализ тумана они делали. И по результатам выяснилось, что дышать им конечно можно, но не слишком полезно. Поэтому там лучше переводить свой скафандр в режим замкнутого дыхательного цикла. Впрочем, что касается нашей группы, мы всегда работаем исключительно в этом режиме, так как имеем дело с боевыми отравляющими веществами.

- И больше никаких особенностей при анализе найдено не было?

- Не знаю. Может и было, но нам сказали лишь то, что слишком долго туманом дышать не желательно. А так, лучше вам их самостоятельно расспросить.


***


К месту назначения они прибыли через пятнадцать минут. Для это пришлось вновь углубиться в джунгли, однако на этот раз их путь пролегал не по быстро зараставшей побегами мутировавшей флоры колее, а по все той же, разрушающейся, но все еще не плохо сохранившейся древней дороге, которая проходила через дикие чащи лесов нового мира. Сама трасса была практически чистой, если не считать травы, и мелких кустарников пробивавшихся через разломы и выбоины в её поверхности. Но в то же время ветви деревьев растущих по краям дороги, нависали над ней, сцепившись и сплетясь бесчисленным количеством ветвей, соединившись побегами множества лиан, образуя, таким образом, свод и стены своеобразного природного тоннеля.

Еще в пути профессор Арминиус обратил внимание на значительно ухудшившеюся видимость, говорившую о том, что колонна вошла на территорию “туманного пояса”.

Из-за этого, в образованном нависающими над дорогой деревьями тоннеле, вскоре сделалось весьма сумрачно, так что механику-водителю даже пришлось включить фары. И хотя когда они выехали на открытое пространство, вокруг вновь посветлело, прежнего голубого неба над головой профессор Дивар не увидел. Вокруг все тонуло в серой сумеречной дымке, из-за чего машины шли медленно. Наконец первые постройки, оставшиеся со времен древности, начали плавно выплывать из туманной мглы, словно призраки давно минувшей эпохи.

Заводские строения стояли друг к другу не плотно, и между ними имелось достаточно свободного пространства, чтобы бронемашины прошли не только колонной, но даже встав борт к борту. Впрочем, порядок движения второй центурион предпочел не менять, и машины двигались в прежнем порядке до тех пор, пока Кай Фроузер не дал команду остановиться.

За время пути ученый успел внимательно разглядеть все, что не было скрыто туманной дымкой, составив для себя более внятную картину об окружающем его пространстве, особенно обратив внимание на присутствие здесь разного рода металлических конструкций из прочных, коррозийно-стойких материалов, в частности огромных горизонтальных труб, установленных на гигантских распорках, и тянущихся под разными углами, по всей видимости через всю территорию завода. Так же тут присутствовали огромные баки и цистерны, и даже остовы каких-то крупных древних машин. Конечно же, и они давным-давно утратили свой первоначальный вид, а так же поросли всем, чем только можно порасти в текущих условиях. Однако если говорить о растительности вообще, то деревьев на территории завода не наблюдалось, не смотря на то, что джунгли подступали к ней вплотную. И это было не удивительно, потому как вся площадь внутри периметра была выстлана огромными плитами из какого-то очень стойкого к разрушению материала. На столько стойкому, что даже не смотря на прошедшие столетия, плиты эти местами хоть и вздыбились, и поросли мхом, но не рассыпались и даже не растрескались.

- Говорит Спектрум-1. Боевым подгруппам приготовиться к высадке. Пулеметчикам доложить данные по теплосканированию периметра. – произнес Кай Фроузер, запрашивая данные которые бойцы находящиеся внутри стрелковых башен могли получить при помощи телевизионных прицелов своих крупнокалиберных спарок.

- Вышка-1 чисто.

- Вышка-2 чисто.

- Вышка-3 наблюдаю тепловые сигнатуры мутантов. Классифицировать не представляется возможным. Удаление двести семнадцать метров. Прячутся в зарослях рядом с северным краем заводской территории. Похоже, наблюдают и чего то ждут.

Догадаться чего могут ожидать засевшие в засаду твари было не сложно, а потому глава бригады дезинфекторов зажал клавишу селектора, и покосившись на ученого произнес в эфир:

- Вышка-3! Продемонстрируй тварям, что мы не любим, когда за нами подглядывают.

- Да, сэр! – с явным воодушевлением отозвался боец, и несколько секунд спустя крупнокалиберная спарка произнесла короткое и раскатистое “бу-бух”, после чего в сторону затаившихся на кромке леса, и невидимых невооруженным глазом мутантов рванулись пунктиры трассеров. Сориентировавшись по попаданию, стрелок добавил в том же направлении еще одну очередь, уже на четыре сдвоенных выстрела, разворотив приграничные кусты, тех кто в них скрывался, и даже вызвав падение одного из не очень толстых деревьев. Некоторое время стояла тишина, а затем эфир вновь прорезался докладом стрелка:

- Вышка-3 чисто! Все цели уничтожены!

- Вышка-4 чисто. – завершил доклад последний из пулеметчиков, и Кай Фроузер мысленно кивнул, словно зачеркивая в уме очередной пункт стандартной подготовительной процедуры, проводимой перед началом работ на “голой земле”, в глубине души радуясь тому факту, что гуманист-ученый не стал причитать по невинно убиенным чудовищам, которые “всего лишь спрятались от людей и вовсе не собирались ни на кого нападать”. Может, оно конечно так и было, только ты пойди-узнай, что на уме у этих тварей. А девиз отряда дезинфекторов “хороший мутант это мертвый мутант” еще ни кто не отменял.

- Личному составу группы тридцатисекундная готовность к высадке. – отдал новый приказ командир конвоя надевая боевой шлем. Закончив процесс герметизации он покосился на ученого, который следуя примеру военного, экипировался для выхода "на голую землю", так же закрепляя на голове гермо-шлем несколько непривычного вида.

Окинув амуницию Арминиуса скептическим взглядом, второй центурион сделал в голове пометку, что в следующий раз надо бы потребовать, чтобы ученому подобрали нормальный боевой скафандр армейского образца. Такой, в котором будет хотя бы минимальный набор защиты, и который будет иметь нормальную камуфляжную окраску. А то в этом белом, с красными полосами одеянии, ученого не то что со ста метров - можно даже из космоса разглядеть... Особенно на фоне местного ландшафта, в котором преобладали зеленые, голубые, и даже красные цвета. Но ни как не белые... Конечно местные твари весьма глазастые, и просто так от их взгляда не укрыться, но это не значит, что нужно уж совсем пренебрегать маскировкой.

Ученый, наконец, закончил герметизацию шлема, и вышел во внутренний канал связи с командиром группы.

- Готов выполнять ваши указания, господин Фроузер. – произнес он глядя на второго центуриона через прозрачный визор.

- Выход из кабины только по моей команде. На “голой земле” держитесь рядом. – проинструктировал ученого Кай Фроузер. - Если возникнет желание сунуть голову, в какую ни будь подозрительную дыру, сперва спросите у меня.

- И вы разрешите? – с легкой иронией поинтересовался ученый.

- Конечно же нет. – в тон ему отозвался военный.

- Зачем тогда спрашивать? – усмехнулся Арминиус Дивар.

- А такой у нас, знаете ли, сценарий. – откликнулся командир группы вынимая из распложённого под потолком крепежа свою штурмовую винтовку, и досылая патрон в патронник. - Вы спрашиваете, я не разрешаю, и все остаются живы… Не знаю как вам, а мне нравится.

Сказав эту фразу, Кай Фроузер немного помолчал, после чего словно смягчившись, добавил:

- Если мне покажется возможным продемонстрировать вам чуть больше возможного, я это сделаю… Но обещать в обязательном порядке не могу.


- Как скажете, господин Фроузер. - с несколько наигранной обреченностью вздохнул ученый. - Доверяюсь вашему профессионализму, и буду признателен за любую возможность. Но если что, прошу вас учесть, что я тоже не беспомощен. – Дивар похлопал себя по набедренной кобуре с пистолетом.

- Ну-да, ну-да… - кивнул военный, однако по его тону нельзя было сказать, что он питает иллюзии на счет способности ученого в случае чего оказать реальное сопротивление какому ни будь мутанту. Тут ведь нужно действовать на рефлексах - увидел-убил... А не “увидел, задумался над классо-видовой принадлежностью особи, и ее роли в местной экосистеме, а так же степенью необходимости применения насилия”. Впрочем, для того чтобы перед ученым не возникло необходимости в таких размышлениях здесь и присутствуют Кай Фроузер и его люди. Глава бригады дезинфекторов перевел взгляд на механика-водителя, который так же, успел облачиться в боевой шлем, хотя покидать кабину по плану операции был не должен, после чего сунул штурмовую винтовку себе за спину, и вернулся на общий канал связи:

- Командирам боевых подгрупп доложить готовность.

Эфир тут же заполнился раппортами квесторов, руководивших подгруппами.

- Красная подгруппа готова.

- Синяя подгруппа готова.

- Зеленая подгруппа готова.

- Всем подгруппам, "красный восход". – отдал новый приказ Фроузер, после чего утопил затянутой в перчатку ладонью большую выступающую вперёд красную кнопку, расположенную на задней стенке кабины “аллигатора”. Послышалось монотонное гудение, сопровождаемое процессом открытия в потолке крышки аварийного люка, и как только она распахнулась на достаточно большое расстояние, Кай Фроузер первым выбрался наружу.


Оказавшись на крыше, он опустился на одно колено, и выдернув из-за спины штурмовую винтовку принялся внимательно оглядываться по сторонам. Неподалеку от него, наружу так же выбрались люди. Три боевых подгруппы по семь человек в каждой. Зеленая и синяя подгруппы – разведка. Состав каждой из них включал в себя пятерых стрелков вооружённых штурмовыми винтовками, и двух человек с легкими пулеметами.

Третья группа - красная , являлась группой химической зачистки. В руках у этих бойцов, которые все как один были крупными и рослыми, имелись модифицированные барабанные гранатометы, переделанные под стрельбу химическими боеприпасами, и когда две первые подгруппы спустились вниз, рассыпавшись по ближайшему обозримому пространству, бойцы красной подгруппы остались ждать на крыше.

Как и группа химической зачистки, второй центурион вниз спускаться не стал, и сейчас наблюдал затем, как бойцы синей, и зеленых подгрупп занимаются осмотром подозрительных объектов находящихся поблизости. В частности, тех самые крупных древних машин, чьи остовы были хаотично разбросаны по территории древнего завода. Возможно когда то, это были грузовики, или какая-то строительная техника. Однако сейчас понять это было невозможно, так как оплетавшая их останки густая растительность скрывала и без того изменившиеся черты железных гигантов, меняя их до полной неузнаваемости. Впрочем, чем бы они не являлись в прошлом, сейчас это было идеальное укрытие для неожиданной атаки, и потому люди действовали крайне осторожно… Хотя… Почему то у Кая Фроузера возникло ощущение, что внутри древних машин они ничего не найдут… Он не мог себе это объяснить, однако вдруг поймал себя на мысли что точно знает, что никаких, ставших уже привычными, мутантов поблизости нет… И в то же время что-то есть… Что-то, непонятное… Плохое… Что-то, от чего хотелось немедленно приказать личному составу паковаться обратно в бронетехнику, и уезжать отсюда как можно быстрее… Странное ощущение продлилось не более секунды, исчезнув словно наваждение, и только учащенно бьющееся сердце было свидетельством произошедшей только что панической атаки.

Что за черт… - мысленно одернул себя офицер. – Влияние мозгокрута? Но он принял “С” стимулятор, так что этот вариант можно было пока отбросить… Тогда что это было?

- Древние машины проверили, все чисто. – доклад командира одной из подгрупп вывел Фроузера из задумчивости.

- Красная группа за работу. Зеленая и синяя обеспечить прикрытие. – распорядился офицер, после чего бойцы группы химической зачистки начали один за другим спускаться вниз, а глава бригады дезинфекторов переключился на индивидуальный канал связи, и сообщил профессору, что тот может подняться на крышу. Получив приглашение, Арминиус Дивар не заставил себя долго ждать, и вскоре оказался рядом с командиром отряда, держа в руках свой чудо-прибор.

- Я хотел сказать вам, что согласно показаниям бионетического анализатора полей, в радиусе пятисот метров нет никаких мутантов. Однако вы бы, наверное, мне все равно не поверили…

- Дело не в том, поверил бы я вам или нет. – заметил Кай не глядя на ученого и продолжая наблюдение за действиями своих людей. - А в том, что не смотря на показания вашего прибора, мы обязаны следовать четким инструкциям. Конечно, в будущем, когда этот ваш анализатор зарекомендует себя как “на сто процентов надежный” , все может быть и изменится, но пока что мы работаем по старинке. Так оно надежнее…

- Как скажите… - задумчиво отозвался ученый глядя на экранную панель своего устройства. – Однако вам не кажется это… Странным…

- Странным… - задумчиво проговорил Фроузер, вспоминая охватившее его совсем недавно непонятное чувство, и желание убраться от этого места подальше. – Может быть… Скажите профессор… А если не брать в расчет ваш прибор, вы сами ничего не почувствовали… Вот совсем недавно…

Ученый оторвал от экрана взгляд и посмотрел на Фроузера.

- Нет… А что я должен был почувствовать?

- Не знаю… - вновь задумчиво произнес офицер. – Может и ничего… Наверно показалось.

Со своих позиций они видели как подгруппа химической зачистки в сопровождении прикрывающих их действия разведчиков, приблизилась к одному из уцелевших заводских строений, после чего в его окна полетели химические снаряды выпущенные из стволов модифицированных гранатометов. Прошло буквально несколько секунд, а из окон здания начал струиться какой-то странный, белый дым, клубы которого в отличие от обычного дыма не стремились подняться вверх, а перевалившись через края оконных проемов, словно водопадом сливались вниз.

В этот момент машина под ними очень плавно тронулась с места, и поползла в сторону движущихся пешком людей, периодически вращая расположенной в хвосте корпуса башней пулеметной спарки.

- Что они делают? – задал вопрос профессор.

- Первичная зачистка. – пояснил действия подчиненный Кай. – Входить внутрь зданий слишком рискованно, но если внутри кто-то затаился, боевой газ сделает всю работу за нас.

- Я так понимаю, вторичная зачистка это уцелевшие подвалы? – уточнил ученый.

- Все верно… Только там мы уже заливаем отраву из цистерны, так как снарядами туда особо не постреляешь.

- Удивительно, что при этом здесь сохранилась хоть какая то растительность. – заметил профессор, наблюдая как бойцы красной подгруппы переходят к обработке следующего здания.

- Местная растительность крайне живуча, как и местные обитатели. Впрочем, от газа она на некоторое время жухнет, это факт. Но к нашему очередному визиту , здесь все снова цветет как в оранжерее. Мне порой даже кажется, что наши химикаты идут на пользу флоре, так как они уничтожают, каких ни будь, докучающих ей мелких вредителей.

В этот момент движущаяся вдоль уцелевших заводских корпусов группа людей вдруг остановилась, и Кай Фроузер заметил, что все они вразрез с инструкциями смотрят в одном направлении. То, на что именно были устремлены взгляды бойцов подразделения, с позиции, где находился второй центурион, увидеть было не возможно, так как привлекший внимание людей объект был скрыт за углом одного из зданий. Однако в момент, когда Кай собирался, было открыть рот, дабы выяснить какого черта происходит, в эфире возник голос одного из коммандиров боевых подгрупп.

- Второй центурион… Сэр… - голос бойца звучал растеряно. – У нас тут… У нас…

- Да что там у вас, квестор?! Доложите по форме что наблюдаете!

- Наблюдаю… Какую-то неведомую хрень, сэр…

- Конкретнее! На что эта ваша хрень похожа?

- Сэр… Я не уверен но… Выглядит она как гигантский кокон…


***


Кай Фроузер, не моргая смотрел на странный объект, подвешенный в десяти метрах от земли, стараясь справиться со вновь охватившим его внутренним волнением. Гигантский белесый кокон был закреплен на своего рода растяжках, в обильном количестве протянувшихся к нему от стен заводских зданий.  Так же, он был неподвижен, и на первый взгляд, не представлял какой-то прямой опасности, однако от него просто таки веяло непонятной, скрытой угрозой. Кай ощущал это настолько же явно, насколько это вообще было возможно. Сгущавшийся вокруг туман, в котором тонули расположенные поодаль детали заводских строений, делал ситуацию еще более напряженной, угнетая сознание и оказывая дополнительное давление на психику. Какая бы тварь не подвесила здесь этот "подарок", размеры ее наверняка были более чем впечатляющие…


А вот профессор, похоже был в полном восторге, к которому правда примешивалась изрядная доля замешательства, вызванная показаниям прибора.


- Очень странно... - звучащий в радиоэфире голос ученого казался немного растерянным. - Этот кокон определенно должен представлять собой биологический объект, однако мой анализатор не фиксирует никаких излучений свойственных любым живым организмам, словно он экранирован от внешней среды...


Кай, покосился на ученого, затем вновь перевел взгляд на подвешенный над землёй огромный кокон, и переключив штурмовую винтовку в режим подствольной ракеты, вскинул оружие.


- Нет-нет! Что вы делаете! - панический возглас ученого все же удержал его от того, что бы нажать на спуск, хотя боевая система скафандра успела оповестить его о том что "цель захвачена".


- Чем бы ни была эта дрянь, я чувствую, что она предоставляет собой угрозу, а угрозу я привык ликвидировать. - отозвался Кай не сводя взгляда с мигающего индикатора захвата цели. Оставалось лишь совершить небольшое движение пальцем, и с коконом будет покончено. Однако в это же время, он, почему то медлил с выстрелом.


- Мы не можем так просто взять и уничтожить эту необыкновенную находку, не разобравшись, что она из себя представляет! - продолжил убеждать ученый. - Просто уберите оружие и позвольте мне сказать пару логических аргументов! Расстрелять её вы всегда успеете!


Второй центурион еще несколько секунд боролся с искушением выстрелить, но в конечном итоге все же поставил штурмовую винтовку на предохранитель, и опустив ствол посмотрел на профессора.


- Только коротко док. У нас мало времени.


- Хорошо! Представьте, вы уничтожили кокон, ликвидировали некую угрозу здесь и сейчас.. Но вы так и не узнали, в чем именно эта угроза заключалась! И когда она возникнет в следующий раз, уже не в виде кокона, а чего-то другого, например того, что из него должно было появиться, мы к этому окажемся не готовы ! Вы же не думаете, что этот кокон будет последним? Наверняка будут и другие подобные! Если они уже не появились... Только совсем не факт, что мы сможем их обнаружить, до того пока не станет слишком поздно!


Учёный перевел дух, и продолжил.


- Я вам не рассказывал, но у меня есть теория, согласно которой экосистема планеты эволюционирует, реагируя на вторжение человека, словно единый организм, и вырабатывая своего рода антитела для борьбы с "инфекцией". И я убеждён, что появление мутантов с ментальными сверх-способностями, возникновение "пепельных зон" а теперь вот и этого кокона, это все части одно процесса! Так что мы должны понять этот процесс, чтобы разработать контрмеры! И если первые два фактора нам пока не доступны для изучения, то мы можем исследовать хотя бы этот!

Мы должны это сделать, потому что нельзя победить в войне с помощью одной лишь грубой силы! Тем более в войне с целой планетой! Знание - самая большая сила, и мы обязаны их пополнять при любой возможности, особенно при возможности, столь уникальной...


Арминиус Дивар закончил свою пламенную речь, и как можно более выразительно посмотрел на главу группы дезинфекторов. Тот долго буравил учёного взглядом, что-то решая, после чего спросил:


- Предположим, что ваша теория верна... Но как в таком случае вы собираетесь исследовать этот объект? Думаете развернуть прямо здесь научный лагерь?


- Нет! Конечно же нет! - в голосе Арминиуса Дивара слышалось явное облегчение, от осознания того факта, что его аргументы оказались услышаны. - Кокон необходимо транспортировать на базу, где есть соответствующее оборудование! Там я смогу провести всестороннее изучение, не отвлекаясь на посторонние факторы.


- Вы хотите перетащить ЭТО на А113??? - Кай Фроузер был явно поражен такой идее биолога. - Профессор, я конечно все понимаю, но вам не кажется, что это уже слишком? К тому же я сильно сомневаюсь, что претор Тицениус придёт в восторг от данной идеи.


- Если вы все понимаете, то должны осознавать, что проводить работу здесь невозможно, так что иного выхода просто нет. - развел руками Арминиус Дивар. - О господине преторе не волнуйтесь, я думаю, что смогу убедить его в необходимости такого рода мероприятия.


- Даже если и так, вы разве не видите размеры этой штуковины? – по-прежнему не унимался второй центурион. - Она крупнее любой из наших машин! Или вы предлагаете зацепить её тросами и волочь по земле до самой базы?


- Нет, не думаю, что это хорошая идея... - без тени смущение отозвался ученый, не замечая сарказм в последней фразе военного. - Не знаю, насколько высока прочность поверхности этого кокона, но я бы хотел выяснить этот момент в лаборатории. А что до транспортировки, то я думаю нужно вызвать сюда какой-нибудь крупный летающий транспортник, и переправить нашу находку по воздуху.


- В техническом парке А113 нет подобных машин. – с сомнением заявил командир группы дезинфекторов.


- Зато они есть в распоряжении межсекторального космопорта. – парировал Арминиус Дивар. - Свяжитесь с претором Тицениусом, у него имеются полномочия запросить техническую поддержку подобного рода.


- Если он вообще станет меня слушать.. - скептически заметил Кай.


- О, не волнуйтесь! Это уже моя забота. – заверил его ученый. – Просто вызовите его не связь, и переведите господина претора на меня. А дальше я все улажу.



ГЛАВА 1 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 3