home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3


3017 год

Планета Земля внутренний периметр ресурсо-добывающей базы А113


Стоя у окна своего кабинета, Гай Тицениус наблюдал, как на территорию вверенной ему базы втягивается колонна боевой техники, и взгляд его был мрачен. Красно-черная расцветка боевых машин, разительно контрастировавшая с камуфлированной-зеленой раскраской техники Легиона, и явственно свидетельствовала о том, кем являлись незваные гости, о прибытии которых на Землю, командующий гарнизоном узнал всего лишь два часа назад. И сказать, что это известие его встревожило, было бы сильным приуменьшением. Шутка ли, целый взвод штурмовиков С.Б.И. с собственной боевой техникой во главе которого стоял ни кто-нибудь, а лично заместитель начальника Службы Безопасности Империи, прокуратор Курт Штайгер…

Гай Тицениус подал мысленный сигнал, и миниатюрный летающий дрон подал ему очередной стакан воды. Командир гарнизона залпом осушил его до дна, однако избавиться от вызванной нервозным ожиданием жажды это не сильно помогло.

- Какого черта вам тут нужно... – пробормотал он, глядя на то, как из остановившейся техники высаживаются бойцы, в полном боевом облачении, принадлежащие, судя по всему к особой штурмовой группе службы безопасности. Безопасниками руководил штурмовик, какого-то непомерно огромного роста, и мощного телосложения. Настоящий гигант... В своей жизни претор Тицениус имел дело со столь здоровенным парнем всего однажды, было это достаточно давно, причем воспоминания об этом персонаже, были командиру базу не слишком приятны, потому как тогда он лично отправил его под трибунал обратно на Марс. Однако самым главным, был, судя по всему не здоровяк, а человек, выбравшийся на улицу из офицерской модификации "тритона".

При помощи нейрочипа, Гай Тицениус активировал на своих кибер-очках режим оптического зумирования, после чего картинка приблизилась в несколько раз, позволяя претору разглядеть командира взвода в деталях. Человек был облачен во все тот же боевой скафандр красно-черной расцветки, однако сейчас находился без шлема, и держался особняком, так, что даже без учета знаков различия, можно было понять, что это и есть сам заместитель начальника С.Б.И. Рядом с главой отряда так же находились два персонажа. Один, в таком же как и у всех черно-красном боевом скафандре, однако визор которого сейчас находился в затонированном состоянии. Второй, судя по экипировке явно какой-то научный сотрудник. Подобный скафандр с небольшими отличиями Гай Тицениус имел возможность недавно наблюдать на профессоре Диваре. Мысль о неугомонном ученом не прибавила начальнику гарнизона настроения. Он до сих пор не мог поверить, что позволил этому фанату науки убедить себя дать ему разрешение на перевозку какого-то непонятного биологического объекта на территорию А113... Нет, конечно, в словах ученого была логика, с окружающим миром, что-то действительно происходило, и проведший не одно десятилетие в “секторе заражения” военный не мог этого не замечать. И если Арминиус Дивар был прав, то любые сведения об этих изменениях были крайне важны не только для выживания его базы здесь сейчас, но и для существования человечества в целом. Ведь если земные ресурсо-добывающие объекты прекратят свою деятельность, то для пятидесяти миллионов человек живущих на Марсе это станет началом конца, ибо не смотря на то, что красная планета была богата нефтяными запасами, по многим важным для выживания ресурсам там наблюдалась явная напряженка. Взять, к примеру, базу, которой руководил лично Гай Тицениус. Не смотря на то, что все объекты в “секторе заражения” в первую очередь были организованы как военные укрепления, основной их задачей была добыча ресурсов, и в случае с А113 это была добыча урана, без которого не могла функционировать ни одна атомная станция. Разведанные запасы месторождения этого природного элемента в секторе дислокации базы, были поистине огромны. Именно потому, глубоко под поверхность основной территории А113 полегала разветвленная сеть рудниковых тоннелей, суммарная протяженность которых насчитывала несколько километров, а максимальная глубина нижнего, шестого “горизонта” шахты составляла четыреста пятьдесят метров. Работа на руднике шла почти постоянно, в несколько смен. Для этого на А113 имелся гражданский персонал шахтеров, и прочих специалистов в данной области. Правда, не смотря на свою гражданскую принадлежность, их быт мало чем отличался от быта военных. Разве что у них не было боевых скафандров, и работали они в специальных легких защитных комбинезонах оранжевого цвета. В целом же, помещения, в которых проживал персонал шахты, ни чем не отличались от казарм Легиона. Шахтеры так же делились на бригады, и перед началом, а так же окончанием смены так же проводили построения и переклички. Не смотря на то, что работающие на руднике люди относились к гражданским, за каждым из них по технике безопасности было закреплено личное оружие в виде крупнокалиберного пистолета, и двух магазинов к нему. В целом, проникновение на территорию шахт мутантов являлось случаем не частым, можно даже сказать редким, однако за годы выработки урана, сеть шахтовых галерей разрослась столь обильно, что проследить за целостностью всего периметра, было порой просто невозможно. Ситуацию частично спасали датчики движения, установленные в самых потенциально опасных местах, однако усеять ими километры подземных путей возможности не было, а потому каждому гражданскому труженику полагалось иметь оружие.

Полученную руду раз в трое суток вывозили на базу А110 для переработки, и только потом транспортировали в межсекторальный космопорт для отправки на Марс.

Конечно, ситуацию, когда несколько сотен хорошо укрепленных, и отлично охраняемых объектов вдруг разом будут выведены из строя, представить было сложно, однако до Великой Катастрофы никто так же не мог предположить, что многомиллиардная цивилизация обратиться в руины за какие-то сутки, и лишь немногим счастливчикам повезет спастись... Так что по этому поводу, претор предпочитал не впадать в излишнюю самоуверенность, и отнестись к теории ученого со всей серьезностью, хотя в душе надеялся, что тот ошибается. По завершению сеанса связи с группой “Саламандра” Гай Тицениус сделал необходимый запрос в межсекторальный космопорт, и тамошнее командование, после определенного рода препирательств, все же согласилось выделить для помощи ученому флайтрак типа "Самсон", который обычное использовался для транспортировки крупнотоннажных грузов между ресурсо-добывающими объектами.

Машина это была крупная и мощная, и её подъемной мощи должно было хватить с лихвой. Однако, сделано это было не мгновенно, а лишь после того как нужный транспорт прибыл с территории базы А110, разгрузился и прошёл дозаправку. Таким образом, группе дезинфекторов пришлось потерять несколько часов впустую, что серьезно нарушило их график. Но тут уж ничего поделать было нельзя… Не оставлять же учёного дожидаться прибытия "Самсона" в одиночестве?

Одним словом, внезапная находка внесла сумятицу и прибавила мороки всем. К примеру, весь штатный научный персонал базы А113 сейчас в поте лица, был занят сборкой гермо-модуля, куда по факту доставки должен был быть помещен таинственный кокон, для его последующего изучения. Делалось это потому, что из-за своих габаритов, запихнуть находку на территорию небольшой лаборатории, находящейся в одном из подземных уровней базы, не представлялось возможным физически. По крайней мере, целиком. А условия для изучения нужны были все-таки лабораторные, и именно на этом, во время сеанса радио-связи настаивал Арминиус Дивар. Так что сейчас с позиции начальника базы были видны не только машины С.Б.И, но и развернувшееся посреди открытого участка территории А113 строительство. Гермо-модуль собирали из дугообразных полупрозрачных листов экзополимера, закреплявшихся поверх предварительно установленных в качестве ребер жёсткости аркообразных стальных арматур,

которые образовывали собой нечто на подобии внутреннего каркаса постройки. Правда основную часть работы по возведению этой своеобразной полевой лаборатории все же делали не "научники", которых на А113 было всего десять человек, а бойцы инженерно-технического подразделения, имевшие богатый опыт возведения, а так же демонтажа разного рода сооружений как внутри периметра базы, так и за её пределами. Что же до самих ученых, то те, при помощи роботизированных погрузчиков перетаскивали из своей подземной лаборатории различное научное оборудование, которое планировали использовать в процессе исследования таинственной находки, сделанной группой дезинфекторов.

Руководил всем этим процессом, или же по крайней мере пытался это делать, глава местного научного отдела доктор Лин Джоу, который при помощи специальной двухколесной платформы, напоминающей гироскутер, и управляемой через нейро-чип, сновал туда-сюда, и активно жестикулируя, раздавал указания. Причем делал он это как в отношении своих подчиненных, так и бойцов инженерно-технического подразделения. Последние, правда, почти не обращали на него внимания, продолжая свою работу в привычном темпе.

Претор перевел взгляд в сторону горизонта, подумав о том, что сейчас не так важно какие результаты принесет собой работа ученых - главное разобраться, какого черта на его базе понадобилось нежданным визитерам, потому что от С.Б.И. можно ожидать чего угодно. В этом смысле они не предсказуемей и опасней мутантов, хотя формально Легион и Служба Безопасности Империи всегда находились на одной стороне… Но это лишь формально… По факту между военными, и “безопасниками” давно пролегала полоса взаимного недоверия и неприязни, которая со временем лишь усиливалась, особенно в связи с последними событиями, когда С.Б.И. стало особенно активно бороться с внутренними врагами государства, разыскивая ренегатов среди всех каст общества, кроме разве что правительственной… И хотя Претор Тицениус не был на красной планете много лет, он регулярно получал информацию о происходивших там событиях, а потому был в курсе того, каким человеком являлся прокуратор Курт Штайгер, а так же был наслышан о его методах работы. Именно потому личное прибытие заместителя начальника С.Б.И. в сектор заражения одновременно тревожило, и в то же время вызвало у опытного военного любопытство. Впрочем, скоро это любопытство должно было быть удовлетворено, потому как в этот момент послышался звук открывающихся дверей, сопровождаемый звучанием шагов, облаченных в боевые скафандры людей. Претор обернулся, и посмотрел на вошедшую в его кабинет группу посетителей, которую сопровождал дежурный офицер в звании квестора.


- Господин Претор! - военный приложил сжатый кулак к груди, собираясь обратиться к главе гарнизона с докладом, однако Гай Тицениус опередил его:


- Вольно Маркус, вы можете быть свободны.

- Да, господин претор. – военный коротко кивнул, и развернувшись вышел из помещения, оставив начальника гарнизона наедине с группой гостей, состоящей из трех человек. В центре группы, как и следовало ожидать, находился Курт Штайгер. Русые, зализанные назад волосы, неплохое телосложение, хотя все же не атлет. Глаза водянистые, взгляд надменно насмешливый, как впрочем, и все выражение довольно вытянутого овала лица, с острыми чертами. Завершал картину узкий подбородок со столь же тонкой линией губ. По правую руку от заместителя начальника С.Б.И. находился человек, которого начальник гарнизона сразу же опознал как сотрудника научного сектора, впрочем, с учетом его белого скафандра, с красными полосами, и эмблемой “Института Изучения Новых Форм Жизни” на рукаве, сделать это было не трудно. Однако этот научный сотрудник разительно отличался от того же Арминиуса, хотя судя по всему тот был его коллегой из того же научного центра. И дело тут было не столько во внешности, хотя и тут различия были более чем заметны, ибо профессор Дивар не смотря на свою ученую степень, и более чем солидный возраст, поддерживал себя в довольно неплохой спортивной форме, в отличие от гостя, который явно пренебрегал физическими упражнениями. Самым большим отличием были глаза... У того же Арминиуса во взгляде светилась пускай порой безумная, но все же какая то позитивная энергетика, и это проявлялось во всем, от манеры говорить, рассказывая свои фантастические теории, до манеры двигаться. Что же касается представшего перед глазами претора представителя науки, то позитивом от него и не пахло. В глазах его стояла, какая-то надменная, и в то же время тоскливая отрешенность, словно говорящая о том, что он крайне недоволен тем, что ему приходится находиться в этом месте и с этими людьми. Но одновременно с этим он принимает судьбу и готов смиренно терпеть это выпавшее ему испытание, хотя и чувствует себя при этом словно электронный микроскоп, которым вдруг вздумали заколачивать гвозди. Касательно третьего посетителя, явившегося в кабинет главы гарнизона, и находящегося по левую руку от заместителя начальника С.Б.И. , то о нем сказать что-то определенное было сложно. Как и на улице, так и в помещении он по-прежнему был облачен в шлем, с наглухо затонированным визором, не позволяющим разглядеть его лица. Это момент несколько удивил Гая Тицениуса, потому как остальные вошедшие сейчас были без шлемов, но подавать вида прокуратор не стал, и лишь внимательней присмотрелся к облику странного визитера. Таинственный незнакомец имел атлетическое телосложение, на фоне которого заместитель начальника C.Б.И. выглядел весьма средне, однако в том, как он двигался было что-то не естественное. Этот фактор опытный глаз бывалого вояки заметил сразу, еще в тот самый момент, когда гости только вошли в помещение. Если прокуратор и ученый вышагивали в обычной человеческой манере, то третий посетитель двигался иначе… Как-то слишком плавно и легко для человека облаченного в боевой скафандр, и словно бы даже неслышно… Хотя в последнем претор все же не был уверен…

И вот, оставшись наедине с этой разношерстной троицей, начальник гарнизона заметил, что Курт Штайгер не спешит говорить слова приветствия, и словно выжидает, какой будет первая реакция хозяина кабинета.

Мысленно ухмыльнувшись, Гай Тицениус решил действовать не стандартно. Он не стал суетиться, или каким либо иным образом выказывать свое волнение по случаю визита столь значительного гостя, проявляя подхалимство и желание понравится. Сейчас он намерено неспешно подошёл к своему столу, после чего с подчеркнутым достоинством опустился в кресло, и сложив руки пред собой, с излишне подчеркнутой вежливостью произнес:

- Рад приветствовать вас на территории базы А113 господа. Меня зовут Гай Тицениус, и я являюсь главой этого ресурсо-добывающего укрепления. Не знаю, какая нужда заставила вас проделать столь длительный путь, но со своей стороны хочу заверить всех присутствующих, что если вам потребуется какая-то помощь в вашей миссии, то она будет вам оказана в рамках тех полномочий, которыми я располагаю. Прошу вас, присаживайтесь...

Последнее предложение было направлено в адрес заместителя Службы Безопасности Империи, после чего начальник гарнизона замолчал, и пристально уставился в водянистые глаза Курта Штайгера. С одной стороны к его словам нельзя был придраться, и формальный протокол общениям нарушен не был, хотя бы потому, что звание претора Легиона по факту было равно аналогичному званию прокуратора С.Б.И.

Однако в том, что касалось должностей, отличие было огромным, и шло оно не в пользу военного. Гай Тицениус был всего лишь начальником одной из нескольких сотен ресурсо-добывающих баз, разбросанных по планете, и имел в своем подчинении не более трех тысяч человек, включая гражданский персонал. В то время как Курт Штайгер являлся заместителем начальника всей Службы Безопасности Империи, и имел в подчинении не менее пятидесяти тысяч бойцов, а так же располагал огромным административным ресурсом. И тот факт, что претор говорил слова приветствия, сидя за столом, в то время как высокопоставленный гость выслушивал их стоя, запросто могло быть воспринято тем как вызов своему авторитету. Однако, даже не смотря на с трудом сдерживаемое внутренне волнение, Гай Тицениус не собирался выказывать своего трепета, и как-то лебезить даже перед человеком, которого боялись если не все, то очень многие.

В воздухе повисла напряженная тишина. Курт Штайгер, не моргая смотрел в глаза хозяина кабинета, однако тот и не думал отводить взгляд. Молчаливое противостояние продлилось секунд десять, но Гаю Тицениусу они показались чуть ли не вечностью, и когда лицо прокуратура вдруг озарила улыбка, он ощутил такое облегчение, словно от его головы только что отвели заряженный пистолет.

- Что ж, благодарю за столь радушный прием, господин претор. – продолжая улыбаться Курт Штайгер подошёл к расположенному напротив стола хозяина кабинета стулу. Сел, закинув ногу на ногу, после чего продолжил. – Приятно осознавать, что даже оказавшись за миллионы километров от Марса, ты по прежнему находишься в кругу людей верных Империи, которые, не смотря на суровые условия этой проклятой планеты, исправно несут службу во благо всего выжившего человечества. Это говорит о том, что даже , благодаря таким людям как вы, господин претор, у большей части нашей цивилизации есть будущее…

Кого господин прокуратор имел ввиду под меньшей частью человечества, у которой, судя по всему будущего нет, догадаться было не сложно. “Изменники должны быть истреблены.” Этот простой и лаконичный девиз С.Б.И. существовал уже не один десяток лет, и активно предварялся в жизнь. Правда, по мнению Гая Тицениуса зачастую это происходило даже чересчур активно, но… Тут уже ничего поделать было нельзя… Идти против руководства Службы Безопасности Империи не рискнул бы ни один здравомыслящий человек, не являвшийся членом правительственной касты. Что же касается последних, то их текущее положение вещей вполне устраивало, так что С.Б.И. являло собой весьма серьезную силу, даже не смотря на то, что численно уступало Легиону в несколько раз. Стоит ли говорить о том, что полномочия “безопасников” внутри периметра марсианских городов были огромны. К примеру, постоянно носить оружие на территории любого из жилых секторов во внеслужебное время, имели право лишь агенты этой государственной организации. Даже сотрудники имперской полиции, осуществлявшие контроль за правопорядком внутри многомиллионных жилых секций, обязаны были сдавать его, по факту окончания дежурства. Что же касалось солдат Легиона, то им ношение оружия вне воинских частей запрещалось вовсе. Правда, данное правило не распространялось на пятый легион преторианской гвардии, однако это элитное, но весьма не многочисленное подразделение располагалось на отдельной базе, и в отличие от обычных воинских частей, база эта находилась вне периметра столицы Империи, где концентрация сил С.Б.И. на каждый квадратный километр было особенно плотной. А потому, гвардейцы на улицах жилых секторов были явлением крайне редким, что позволяло сотрудникам “безопасникам” чувствовать себя на особом счету, в результате чего те не редко злоупотребляли своим положением. Особенно часто информация о излишне вольном поведении штурмовиков и агентов С.Б.И поступала из женских жилых секторов, где отельные патрули службы безопасности занимались выявлением и поимкой “враждебно настроенных элементов”. Конечно же, формально существовал и такой государственный орган, как “Особый Комитет”. В его сферу входила обязанность осуществлять контроль за соблюдением нормативов Великого Догмата всеми кастами Империи, включая правительственную. Комитет был обязан принимать меры по факту каждого подобного инцидента, но Гаю Тицениусу не было известно ни единого случая, когда “особисты” привлекли к ответственности хотя бы одного СБИшника, и это явно свидетельствовало о том, что “безопасники” давно превратились в неприкасаемых. Но был один нюанс, который предавал претору определенную долю уверенности в своих силах, и заключался он в том, что все территории находящиеся вне периметра марсианских городов, выпадали из зоны прямой юрисдикции С.Б.И. и находились в ведении сил Легиона. А это означало, что любая операция, планируемая “безопасниками” на данной территории, должна была быть предварительно согласована с высшим командным составом армии. А тот факт, что Гай Тицениус не получал ни какого уведомления о том, что на вверенном ему объекте будет проводиться какая-то операция Службы Безопасности Империи, говорил о том, что господин прокуратор действует без данного согласования. А раз так, то даже не смотря на высокую должность, здесь и сейчас положение прокуратора было не на столько значительным, насколько могло бы оказаться при других обстоятельствах. Конечно же, отсутствие согласования еще не делало Курта Штайгера пустым местом, и с ним по прежнему стоило серьезно считаться, однако этот нюанс все же грел душу начальнику гарнизона и добавлял дополнительной уверенности в себе. А потому выслушав речь заместителя начальника C.Б.И, он согласно кивнул, и перешел к делу:

- Благодарю вас за столь высокую оценку важности моей работы, господин прокуратор, однако я лишь один многих тысяч солдат Легиона, а потому попросту выполняю свой священный долг перед Империей и ее гражданами. Да, условия этого мира нельзя назвать простыми, однако те, кто находится здесь много лет, к ним давно адаптировались и научились воспринимать как нечто повседневное. Однако, признаюсь честно, меня все же весьма удивил факт появления здесь целого взвода Службы Безопасности Империи. Насколько мне известно, все рейды С.Б.И. приводящиеся вне территории марсианских мегаполисов предварительно согласуются с командованием Легиона, во избежание хаоса и неразберихи. Да и у нас тут нет ни шпионов, ни повстанцев… Сплошная рутина с кровожадными тварями, и часто сменяющейся погодой, от которой постоянно не знаешь чего ждать… Так что-же могло понадобиться в нашей глуши такому человеку как вы?

- Понимаю ваше любопытство господин претор. - вновь улыбнулся Курт Штайгер. - Но получение согласования с командованием Легиона, было бы связано с некоторыми бюрократическими проволочками, а наше дело не терпело отлагательств. Впрочем, в нашей с вами ситуации, данное согласование не сильно то и нужно. И даже если бы оно у меня было, то по большей части являлось бы пустой формальностью, ибо как вы уже только что заметили в "секторе заражения" повстанцы не встречаются, и у сил Легиона здесь базирующихся нет привычки открывать огонь по всем неопознанным группам людей, не обладающим необходимыми опознавательными кодами. Так что, думаю, в нашей ситуации можно будет обойтись устной договоренностью о сотрудничестве, и согласованием наших действий прямо за этим столом. Конечно, я не имею права посвящать вас во все детали планирующейся операции по причине её секретности, однако в части не являющейся государственной тайной могу сообщить, что мы намерены кое-что отыскать. Нечто, оставшееся со времён предыдущей эпохи.

- С.Б.И. теперь занимается археологическими изысканиями? – в голосе начальника гарнизона прозвучало неподдельное удивление. – Видимо я совсем отстал от жизни…. Возможно Курт Штайгер уловил в этом вопросе еще и нотки сарказма, потому что улыбка сползла с его лица, а тон голоса стал явно холоднее:

- С.Б.И. занимается всем, что может, как-то повлиять на будущее Империи господин претор. А ключ к будущему как вы знаете нужно искать в прошлом… Так что, сегодня мы занимаемся археологическими раскопками, а завтра займемся чем то другим… - заместитель начальника C.Б.И подался немного вперед, и пристально глядя в глаза Гая Тицениуса добавил. - Или кем то другим…

Осознавая, что беседа вроде бы шла в конструктивном ключе, и не следует лишний раз испытывать судьбу, Гай Тицениус поспешил вернуть диалог в прежнее русло.

- Ну что же… Вам с вашей стороны видней, господин прокуратор… Сами понимаете, мы люди военные, выполняем задачи локального характера, так что общей картины зачастую можем и не осознавать. Но, как я уже говорил, посильная помощь, вам будет в любом случае обеспечена.

Удовлетворённый подобным ответом Курт Штайгер откинулся на спинку стула, и вновь улыбнулся.

- Очень любезно с вашей стороны, однако скажу сразу – непосредственно в самой операции помощь солдат Легиона не понадобится. У меня достаточно людей для самостоятельного выполнения поставленной задачи, и среди них есть человек, с опытом пребывания в “секторе заражения”… Кстати, по странному стечению обстоятельства он ваш бывший подчиненный, и десть лет назад служил на этой самой базе. Агронакс Броумэн. Помните такого?

Гай Тицениус мысленно выругался. Конечно, он его помнил. Ведь он лично прострелил ему обе ноги, когда тот в приливе неконтролируемой ярости до смерти забил двух своих сослуживцев, и покалечил третьего. Нужно было стрелять в голову, но претор, который в то время был лишь заместителем командира гарнизона А113, посчитал, что показательный трибунал, с последующей публичной казнью будет гораздо более предпочтительным вариантом.

- Агронакс Броумэн был осужден за двойное убийство, и причинение тяжкого вреда солдатам Легиона. – нахмурившись произнёс начальник гарнизона. – Этот человек преступник.

- Так и есть. – невозмутимо кивнул Курт Штайгер. – Точнее он был им, когда то. Однако смертельный приговор был заменен ему на службу в штрафном спец-батальоне, из тех, что бросают на обезвреживание тоннелей, в которых повстанцы понатыкали мин, и прочих смертельных ловушек с датчиками движения. Это фактически смерть в рассрочку, так как сами знаете, что немалая часть “обезвреживания” происходит, когда такая ловушка срабатывает на штрафнике. Но ваш бывший подчиненный не только выжил, но и сумел зарекомендовать себя с лучшей стороны. Он так хорошо себя зарекомендовал, что в конце концов мне посоветовали обратить на него внимание… Так что, теперь это моя “правая рука”.

Заместитель начальника C.Б.И явно наслаждался произведенным эффектом.

- И вы доверяете этой вашей “правой руке”? – с явным скептицизмом в голосе поинтересовался претор.

- Больше чем кому бы то ни было. К тому же ведь это я вытащил его из того самого отряда штрафников, и добился зачисления в ряды С.Б.И. так что, он мне весьма обязан. Конечно, у него были кое-какие проблемы с контролем агрессии и повышенной тягой к насилию, но это было связано с неверно выбранной спецификой работы. В конце концов, даже тест Кертиса порой ошибается. Однако в Службе Безопасности Империи, он нашел свое место, так что теперь все в порядке.

Конечно… – мысленно усмехнулся претор. – Особенно если учесть что С.Б.И. и “тяга к насилию” чуть ли не слова синонимы. Однако высказываться вслух по этому поводу все же не стал.

- Ну а тот факт, что этот человек в свое время проходил службу в “секторе заражения” оказался в нашей ситуации весьма кстати. Так что, привлекать ваших бойцов мне не понадобится. Однако, вы все же можете быть мне полезны, так как сама операция запланирована на завтра, и мне нужно расквартировать моих людей, дозаправить технику, а так же получить запасы “С” стимуляторов из расчёта три стандартных инъектора на человека.

- Эти препараты весьма дефицитные. – заметил претор.

- Да, я в курсе. Но мы выдвигались в спешке, так что не смогли разжиться необходимым количеством непосредственно на Марсе. Однако наша работа будет происходить в опасной среде, так что я буду весьма признателен, если вы поможете восполнить наш недостающий запас. Надеюсь, с этим не будет проблем?

- Проблем не будет… – ответил Гай Тицениус. – Вы получите все необходимое в полном объеме.

- Прекрасно! – улыбка вновь расцвела на лице Штайгера. – Кстати, я не представил вам доктора Кайзенберга. Он является руководителем отдела экспериментальной биологии “Института Изучения Новых Форм Жизни”, и оказал нам большую честь, тем что согласился сопровождать нас в этом путешествии… Так ведь доктор? – заместитель начальника C.Б.И слегка обернулся назад, покосившись на ученого.

- Я всегда рад служить на благо Империи… - откликнулся тот, правда лицо его при этом выражало совершенно противоположные эмоции, свидетельствующие скорее о том, что он всем сердцем желает послать господина прокуратора с его походом куда подальше, однако в силу понятных всем причин сделать этого не может.

- Думаю, что нашему уважаемому ученому нужно подобрать скафандр. – заметил Курт Штайгер, вновь переводя взгляд на начальника гарнизона. - Более подходящий под местные реалии… Ну, вы меня понимаете.

- Понимаю . – кивнул Гай Тицениус. – Господин доктор может не волноваться, мы дадим ему такую броню, что даже если он попадет в пасть к какой-нибудь местной зверюге, сразу же разжевать его она не сможет.

Сказано все это было в явно шутливой форме, однако кислое выражение лица Кайзенберга не только осталось прежним, но еще и побледнело вдобавок. Чего нельзя сказать о Курте Штайгере, который от души рассмеялся.

- Мне нравиться ваш юмор, господин претор. – произнес он хлопая себя по колену. – Но конечно же я надеюсь до этого не дойдет… Кстати, комплект С-стимуляторов на доктора можете не отписывать, у него выявлена индивидуальная непереносимость препарата.

- Непереносимость? – нахмурился Кай Фроузер. - Это скверно… И если мне не изменяет память, правила запрещают посещение “сектора заражения” лицам с подобными медицинскими показателями…

- Из любого правила всегда есть исключение. – развел руками прокуратор. – И это как раз такой случай… Что же касается рисков, то наш уважаемый доктор настоящий патриот, и готов на все ради блага Империи! Впрочем, как и мы все.

Гай Тицениус покосился на “пышащее патриотизмом” лицо ученого, и мысленно усмехнулся.

- Однако в медицинских показателях нашего соратника нет ничего страшного. – беспечно продолжил свою речь Курт Штайгер. - Мы присмотрим за нашим дорогим ученым, так как господин Кайзенберг слишком ценная фигура, чтобы позволять мутантам пробовать её на зуб.

- Ну что же, в таком случае я спокоен. – кивнул начальник гарнизона, после чего перевел взгляд на человека в шлеме. На протяжении всего разговора тот даже не шелохнулся, и у военного стали закрадываться сомнения на тему, а человек ли это вообще?

- Это “седьмой”. – проследив его взгляд произнес заместитель начальника C.Б.И.

- Седьмой? - Гай Тицениус с недоумением, посмотрел на предводителя “безопасников” – Это позывной или имя?

- И то и другое. Кстати в отношении него, вы можете не утруждать себя приветствиями, господин претор. Седьмой не совсем человек, и заточен под строго определенный курс задач, одна из которых обеспечение моей личной безопасности.

- Я думал, для этого у вас есть Агронакс. – заметил военный. – Но похоже вы все таки не настолько ему доверяете.

- Как я уже говорил, Агронакс Броумэн, это моя правая рука… А “седьмой”… - тут прокуратор даже задумался. – Седьмой это мое личное оружие и одновременно научный проект нашего уважаемого ученого… Впрочем, это не столь важно.

Курт Штайгер поднялся с места.

- Я и мои люди весьма устали, так что если у нас есть возможность расквартироваться прямо сейчас, мы предпочли бы не откладывать.



ГЛАВА 2 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 4