home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8


3017 год планета Земля внутренний периметр базы A113


Профессор Арминиус застыл перед белесой поверхностью кокона, держа в руках планшет. Сейчас он был облачен в свой привычный скафандр, который загерметизировали перед тем, как войти в помещение гермо-модуля. Занимавшие места за различным научным оборудованием местные ученые, в том числе и доктор Лин Джоу так же находились в скафандрах, внимательно наблюдая за действиями профессора, и дожидаясь его указаний. Но сейчас ученый, почему то медлил… Удивительно, еще пол часа назад, получив от главного инженера уведомление о том, что гермо-блок вновь подключён к электро-снабжению, он рвался в бой, однако сейчас на него словно вдруг накатила волна странной нерешительности, тревоги, и даже какого то непонятного, смутно ощущаемого страха. Ранее ему ещё не доводилось быть к таинственному кокону столь близко, однако стоило ему оказаться внутри гермо-модуля, он с удивлением для себя вдруг совершенно явственно ощутил, что не хочет здесь находиться… Ощущение, было настолько внезапным, что ученый даже опешил. Он не мог себе этого объяснить, но что-то внутри словно протестовало против нахождения здесь, и это было очень странно, так как Арминиус Дивар не был склонен к паническим атакам. В тот момент, профессору захотелось спросить, чувствуют ли его коллеги то же самое, но представив, насколько глупо прозвучит подобный вопрос, он усилием воли взял себя в руки и заставил вести себя как ни в чем ни бывало.

- И так, коллеги, если все готовы, то думаю, можем начинать… - борясь с предательски дрожащим голосом произнес в эфир ученый, и не встретив возражений включил аудио запись.

- Настоящая дата двадцать седьмое мая три тысячи семнадцатого года. Предмет исследования неопознанный объект предположительно биологического происхождения обнаруженный в так называемом туманном поясе близ пепельной зоны. Точные координаты и обстоятельства обнаружения прилагаются к этой записи отдельным файлом… Место проведения исследования ресурсо-добывающая база А113. Состав исследовательской группы доктор биологических наук Лин Джоу. Кандидат биологических наук Рай Вэлман. Старший научный сотрудник Роб Кабмэн. Научный сотрудник Макс Дрейзи. Руководитель исследовательской группы профессор Арминиус Дивар. Точное время начала исследования: двадцать часов сорок минут…

Закончив зачитывать формальную часть, Арминиус Дивар сделал небольшую паузу, и перешёл непосредственно к практической части.

- Длинна объекта… - ученый сверился с данными планшета. - Пятнадцать метров... Высота три с половиной метра… Температура поверхности не однородна. Ближе к центральной части она составляет около сорока градусов по цельсию, и равномерно снижается по направлению в обе стороны от центра. – профессор пробежался пальцами по программному интерфейсу экрана планшета активируя с его помощью свой недавно изобретенный прибор. Некоторое время наблюдал за выводящимися на экран данными, после чего произнес: – Особо хочу отметить, что как и при обнаружении, так и в настоящий момент, бионетический анализатор полей не фиксирует со стороны исследуемого объекта никаких излучений.

Профессор вновь произвел манипуляции с планшетом переключаясь на следующий интерфейс.

- Для определения внутреннего состояния объекта, проведем послойное ультразвуковое сканирование. – сообщил он и обернулся в сторону Лин Джоу. - Прошу вас, доктор. Начнем с глубины в десять сантиметров.

Азиат кивнул, и так же быстро пробежался пальцами по своему планшету, активируя нужное оборудование. Прошло несколько секунд, после чего дуга трехмерного ультра-звукового сканера, находящаяся над коконом двигаясь по специальным рельсам медленно с тихим механическим гудением, поползла от одного края исследуемого объекта к другому. При этом на экранах всех ученых начало проявляться темное изображение трехмерного объекта, который впрочем, пока что ни чем не отличался от того, что исследователи видели своими глазами.

Сканирующая дуга доползла до конечной точки и остановилась, после вновь послышался голос Арминиуса:

- Очевидно, что толщина кокона превышает заданные десять сантиметров. Попробуем увеличить значение до двадцати.

Лин Джоу вновь кивнул, вбивая новые данные в программу, и снова запустил сканирующую дугу. Но когда та вернулась к исходной точке, картина на мониторе не изменилась.

- Объект имеет плотность внешнего слоя большую, чем я предполагал… - констатировал Арминиус. - Будьте так добры доктор Джоу, глубину сканирования тридцать сантиметров.

И вновь сканирующая дуга двинулась вдоль белесого кокона, однако на этот раз на изображении начало что-то проявляться.

- И так, у нас есть картинка… - констатировал профессор, наблюдая, как на планшете синхронно с движением ультразвуковой дуги начинает проявляться какое-то черно-белое изображение. – И это похоже на…

Внезапно, все горевшие в помещении мониторы, кроме тех, что не были запитаны от общей электросети, разом отключились. Одновременно с этим так же погасли все осветительные приборы, и не будь гермо-модуль собран из полупрозрачных материалов, единственным источником света внутри остались бы лишь планшеты ученых. Однако, на улице еще не стемнело, так что какой-никакой солнечный свет внутрь все же проникал, хотя общая обстановка сделалось значительно сумрачнее. Одновременно с этим прекратила свое движение и сканирующая дуга, а начавший растерянно озираться по сторонам Арминиус заметил, что даже работающая под потолком система вытяжных вентиляторов замедлила свое движение, а затем полностью остановилась.

- Что за черт… - растерянно произнес профессор, оборачиваясь в сторону Лин Джоу.

- Похоже, это очередной энергосбой… - развел руками азиат. – Однако же, как не вовремя…

- Согласен с вами… Но предлагаю выйти наружу, и поговорить на свежем воздухе. – сообщил ученый, ловя себя на мысли что в глубине души рад тому факту, что появилась уважительная причина оказаться подальше от кокона, потому как давящее чувство тревоги не только не исчезало, а наоборот, становилось все сильнее.

Едва ученые оказались на улице, Арминиус поспешил разгерметизироваться свой шлем, стянув его с головы, и с наслаждением вдохнув свежий воздух . К слову сказать, погода явно менялась, где-то в дали небо заволакивали совсем не слабые тучи, да и ветер определенно усилился.

Стянувший с головы свой гермошлем Лин Джоу так же сделал глубокий вдох, после чего посмотрел на профессора.

- Я думаю, энергоснабжение скоро восстановят, и мы сможем продолжить.

- Думаю да… - задумчиво кивнул ученый, не сводя глаз с темнеющего неба. Не смотря на то, что теперь со странным коконом его разделяло уже большее расстояние, чувство тревоги, словно привязанное угнездилось где-то внутри, и теперь ни как не хотело оставлять профессора.

- Люблю этот запах перед дождем… - Лин Джоу втянул носом воздух. – Я в секторе заражения примерно пол года, но заметил, что перед каждым ливнем он стабильно появляется. Даже стало интересно почему.

- Это геосмин. – машинально пояснил профессор. – Особое соединение в почве, которое выходит наружу при сильном дожде, когда почвенный покров нарушается. Человеческое обоняние особенно чувствительно к нему, и мы можем почувствовать присутствие геосмина в воздухе на уровне всего десять триллионных. Так что если во многих километрах от нас уже идет дождь, мы узнаем об этом по запаху.

- Ну надо же… - с уважением кивнул биолог. – У вас весьма широкая область сторонних знаний, господин Дивар.

- Я всегда считал, что сторонних знаний не существует. – ученый посмотрел на своего более молодого коллегу. - Все знания, по сути части единой картины мироздания, и рассматривая её лишь по кускам мы не поймем великого замысла того, кто её создал.

- А вы считаете, что наш мир имеет некоего создателя? – биолог был явно удивлен, услышать подобное заявление от ученого такой величины как профессор Дивар. До великой катастрофы в мире насчитывалось несколько крупных религий, после – не осталось ни одной, причем упразднение их произошло задолго до того, как были созданы законы Великого Догмата.

- Я верю что у всей нашей вселенной есть некий создатель. – откликнулся на вопрос Арминиус Дивар. – Однако моя вера не имеет ничего общего, с каким либо из существовавших в древности религиозных культов. Я просто знаю, что вся эта невероятно сложная структура вселенной, не могла возникнуть сама по себе. Но это единственное что я знаю точно. Касательно всего остального я могу лишь делать предположения.

Азиат хотел что-то добавить к разговору, однако в этот момент к ним на полном ходу подкатил “бронемаг” без крыши, водителем которого оказался принцип Дэйк Макадли, тот самый с которым Дивар был знаком еще по инциденту с расстрелянным конвоем.

- Доктор Джоу! Профессор! Срочно нужна ваша помощь! – сидевший за рулем молодой человек выглядел крайне возбужденным. – На базу только что вернулся дезинфекционный конвой Кая Фроузера! Они нашли Гатриана Лекса!

- Нашли его тело? – с грустью на лице поинтересовался у солдата ученый. - Спустя столько времени?

- Вы удивитесь профессор! Но Гатриан Лекс жив! – выпалил принцип, которого аж распирало от переполнявших его эмоций. – И еще больше вы удивитесь, когда узнаете, что вместе с ним нашли какую то девушку! Она ранена и ей срочно нужна медицинская помощь!

Ученые лишь переглянулись, и не задавая лишних вопросов быстро забрались в машину, которая тут же стартовала набирая скорость.

- Вы уверены на счет того, что второй обнаруженный человек действительно девушка?

- Так точно сэр! Уж поверьте, женщину от мужчины я отличить сумею, не раз бывал в свободном секторе… Особенно такую! - без тени сомнения отозвался Макадли.

- Но… Это же невозможно! – подал голос Лин Джоу. – В секторе заражения нет, и не может быть никаких женщин!

- Выжить на дикой территории после крушения в течении более чем недели, тоже считалось не возможным. – пожал плечами принцип, закладывая вираж вокруг одного из казарменных помещений. – Но видимо легенды о подготовке бойцов из “Черного Треугольника” не только не врут, но даже не отображают и половины их умений и навыков этих парней… Настоящая, непобедимая элита!

- Да, но… Но женщина! Уму не постижимо! – по прежнему не унимался Лин Джоу. – Откуда она здесь?!

- Я думаю мы во всем разберемся, коллега. – не смотря на обуревавшие его точно такие же чувства, профессор решил проявить последовательность. – Пока что мы знаем, что эта девушка, кем бы она ни была, нуждается в нашей помощи, так что сосредоточимся на этом. А после разберемся и с остальными вопросами…


***


Курт Штайнер вышел из душевой комнаты с накинутым на плечо полотенцем, и приступил к процессу одевания. Выделенный ему офицерский модуль, конечно же не мог даже близко соперничать с его жилищем на Марсе, однако для такой дыры как эта, был вполне себе сносным. Помимо душевой в нем имелась персональная кухня, довольно удобная кровать, а так же окно, выходившее на внутренний двор А113. Никакого панорамного вида как в кабинете претора Тицениуса, однако, заместителю начальника C.Б.И это и не требовалось. Он пребывал в прекрасном расположении духа, и даже если бы ему предоставили значительно более скромные апартаменты, это бы ни как не смогло сказаться на его настроении. Все шло по плану, и он был в шаге от успеха в сравнении с которыми, любые мелкие неприятности просто меркли. Ведь скоро, очень скоро он должен был обрести то, о чем на протяжении всей истории человечества мечтали миллиарды… И лишь ему, удастся воплотить эту мечту в реальность.

Абсолютная власть…

При мысли об этом, Штайгера захлестывала волна столь невообразимого восторга, что он начинал буквально дрожать от возбуждения, и порой ему даже приходилось прилагать намеренные усилия чтобы успокоиться… Но каждый раз подавить бушующие внутри эмоции становилось все сложнее, особенно сейчас, когда до исполнения мечты всей его жизни оставался буквально один шаг…

Как и все дети Империи, Курт Штайгер не знал своих родителей, и прошёл тот же путь, что проходит каждый ребенок, после того, как его сразу же после рождения забирают от матери… Детский инкубатор. Далее подростковый распределительный блок, и после Имперская Академия Вооруженных Структур, по окончанию которой его зачислили в С.Б.И. Но ведь он жаждал другого! Его предназначением было не служить! Он был создан повелевать! И плевать, что там говорил проклятый тест Кертиса!

Тем более что как раз в момент, когда он был ребенком, повстанцы, которые уже тогда всячески пытались внести смуту в общество Империи, каким то образом проникли в компьютерную базу и успели подменить результаты десятков тысяч тестов. Замечено это было лишь годы спустя, когда проводить повторное тестирование было уже поздно. В результате множество тех, кто по результатам тестирования должен был попасть под процедуру нейрокоррекции, как потенциально склонные к мятежу, не только избежали этой участи, но и смогли проникнуть во многие структуры, где таких людей по определению быть не должно.

Взять для примера того же Гатриана Лекса. Человек который по долгу службы должен был являть собой образец преданности идеалам Империи, не только скатился до проявления эмоциональной привязанности к женщине, что в общем то встречалось не так уж и редко, но дошел до того, что стал покрывать её даже в момент, когда узнал о её инакомыслии. По опыту прокуратор знал совершенно точно, что на этом командир “Черного Треугольника” не остановится, и вслед за одним преступлением последуют и другие. Как говорится “коготок увяз – всей птичке пропасть”. Впрочем, о том, что этот человек не благонадежен Курт Штайгер знал ещё с той истории, во время которой при странных обстоятельствах погибла группа бойцов специального штурмового отряда, во главе со вторым куратором Вариусом Квинтом. Тогда прямых доказательств вины первого центуриона не нашлось, на отряд Квинта якобы напал превосходящий его по численности отряда повстанцев. Но по словам выживших безопасников, поведение Гатриана Лекса, который со своими людьми так же оказался в эпицентре заварушки, было мягко говоря странным… А потому несколько раз проанализировав тогдашние события, и показания первого центуриона, заместитель начальника C.Б.И пришел к выводу, что этот человек явно что-то скрывает. И как показало время – он был совершенно прав. Что-ж… Теперь это уже не имело никакого значения. Лекс был мертв, а он стоял в шаге от самого значительного события своей жизни. Осталось лишь получить технологию “Кукловод”, и привести её в действие… Тогда все граждане Империи, которые еще с детства в обязательном порядке проходят процедуру нейрочипирования, будут верны ему, и только ему. Одна Империя. Один правитель. Никаких несогласных. Конечно, среди повстанцев есть много тех, кто родился уже вне досягаемости сил государства, и у кого никогда не было нейрочипа, но количества таковых в любом случае не велико, а если учесть, что он получит контроль еще и над их чипированными соратниками, то можно считать, что песня сопротивления окончательно спета. Курт Штайгер мысленно улыбнулся и принялся облачаться в боевой костюм. Конечно, операция предстояла лишь завтра, и на территории А113 можно было обойтись и повседневной формой одежды, однако после катастрофы с флайтраком, который приволок из-за периметра какую-то неведомую хрень, явно биологического происхождения, а потом рухнул, повредив систему энергоснабжения базы, уверенности в полной безопасности периметра сильно поубавилось. Так что прокуратор предпочел лишний раз не рисковать, и в течении всего периода нахождения в “секторе заражения” носить полную экипировку. Внезапно умереть в шаге от абсолютного мирового господства было бы не просто обидно, это был бы самый эпический провал в истории человечества.

Дверь в помещение отворилась, и на пороге возникла гигантская фигура Агронакса.

- Докладывай, что там у нас. – без лишних церемоний бросил в его сторону заместитель начальника C.Б.И , продолжая процедуру экипировки.

- Все идет согласно планам господин Штайгер. – отозвался гигант, пригибая лысую голову, чтобы протиснуться в дверной проем. - Боевые машины дозаправлены, комплекты С-стимуляторов получены. Личный состав отряда расквартирован.

- Прекрасно. – Курт с улыбкой посмотрел на своего главного помощника. – Передай, что никаких вахтенных дежурств не будет. Пусть люди отдохнут. Подъем в четыре тридцать утра. Мы выступаем с рассветом, и мне нужно, чтобы все были полны сил. Завтра нас ждет великий день…

- Будет исполнено, господин Штайгер.

– Агронакс кивнул, однако по его виду прокуратор заметил, что он хочет сказать, что-то еще.

- Если есть что сообщить, то не затягивай.

- Да господин Штайгер. Это касается подопытного, над которым работал этот яйцеголовый Кайзенберг… Я ему не доверяю.

- Агронакс, если ты не забыл, то мы с тобой несем службу в рядах C.Б.И. и не доверять никому, наша прямая служебная обязанность. – Курт Штайгер ободряюще улыбнулся гиганту. – Но не доверять кому либо, это еще не повод его не использовать.

- Я считаю что он опасен. – без тени улыбки продолжил гнуть свою линию здоровяк. – Мне кажется, выдать ему оружие было слишком поспешным решением…

Гигант замолчал, отведя глаза в сторону.

- Поспешным решением? – прокуратор приподнял одну бровь, и усмехнулся. – Если ты не забыл, мы находимся в “cекторе pаражения”. Тебе ли не знать, насколько серьезную опасность для жизни человека представляет собой здешняя среда. А этот… Этот человек… Он наш единственный ключ к успеху всей операции. И ты считаешь, что когда мы окажемся в рейде, будет лучше, если ему откусит голову какой-нибудь местный мутант?

- У нас есть оружие, и мы сможем этого не допустить. – возразил гигант.

- При помощи своего оружия, каждый участник экспедиции должен не допустить в первую очередь откусывание собственной головы. – Курт Штайгер нравоучительно поднял палец вверх, после чего добавил. – К тому же, если произойдет то, чего ты опасаешься, и подопытный доктора Кайзенберга каким то образом вдруг выйдет из-под контроля, то неужели ты считаешь, что ему составит большого труда отнять оружие у того, кто в этот момент окажется поблизости?

Помня о первом знакомстве с “номером семь”, здоровяк счел за лучшее промолчать, понимая, что заместитель начальника C.Б.И прав.

- Но я бы на твоем месте все же не стал переживать. Ты же помнишь, что сказал ученый? Для того, что бы, что-то пошло не так, наш персонаж должен увидеть нечто, что вызовет в его памяти чрезвычайно сильные эмоции. То есть в этом мире, что-то должно не только сохраниться без изменений, но и как-то быть связано с его глубинными переживаниями.

Но, за те восемь с лишним столетий минувших с момента Великой Катастрофы, ничего не измененного в этом мире остаться попросту не могло.

- Надеюсь, вы правы, господин Штайгер. – пробасил Агронакс. – Возможно, я слишком перестраховываюсь…

- За это я тебя и ценю. – прокуратор подошел к громиле и глядя на того снизу вверх хлопнул по плечу. – Кстати, ты уже пресекался со своим бывшим начальником? Когда я сообщил Гаю Тицениусу, что ты являешься моим ближайшим помощником, у него на лице отразилась непередаваемая гамма эмоций.

- Пока еще не довелось… - ухмыльнулся громила.

- Хочу напомнить еще раз, чтобы при этой встрече ты держал себя в руках. – лицо Курта Штайгера сделалось серьезным. - Я понимаю, что ты испытываешь к претору “самые теплые чувства”, но здесь под его началом три тысячи бойцов, и любой инцидент может не просто выти нам боком, но и попросту сорвать нашу миссию.

- Я понимаю, господин Штайгер… - мрачно отозвался громила.

- Но посте того, как мы достигнем нашей цели… - Курт бросил задумчивый взгляд в окно через которое с расстояния в несколько сот метров виднелись панорамные окна рабочего кабинета начальника гарнизона. - Я отблагодарю тебя за выдержу. Ты сможешь своими руками поквитаться с этим чересчур дерзким воякой. Он слишком много о себе мнит, а я таких вещей не прощаю.

Лицо Агронакса осветила мрачная ухмылка.

- Я буду признателен за такую возможность… - произнёс он. – Это будет отличной наградой.

- Это меньшее из того, что ты заслужил, за свою верность. И на этом, моя благосклонность не ограничится. Ты получишь больше. Гораздо больше! Но сейчас… Сейчас нам нужно полностью сосредоточиться на поставленной задаче.

- Как скажите господин Штайгер… - здоровяк приложил кулак к груди.

В этот момент, дверь ведущая в помещение вновь отворилась, и на пороге появился доктор Кайзенберг. Ученому уже успели выдать новую экипировку, и облаченный в боевой скафандр военного образца тот выглядел весьма не привычно и даже забавно.

- О! Наш дорогой доктор! – развел руками заместитель начальника C.Б.И. – Вижу вы, наконец-то оделись подобающим образом. Вы только посмотрите! Хоть сейчас зачисляй вас в ряды Легиона! Надеюсь, ваш боевой дух так же на высоте, а то последнее время по вашему лицу я начинаю подозревать, что вы словно не рады уникальной возможности принять участие в нашем путешествии. Или, мне просто, кажется?

- Я совершенно точно рад возможности, которую вы мне предоставили, господин Штайгер… - откликнулся ученый лицо которого по-прежнему оставалось довольно кислым. - Просто не совсем хорошо себя чувствую из-за акклиматизации… Но это пройдет…

- Очень на это надеюсь, дорогой доктор… - с наигранной заботой кивнул прокуратор, приближаясь к Кайзенбергу обнимая его одной рукой за плечо. - А то знаете, в этом диком мире больные и слабые особи не выживают…

При этих словах Агронакс хищно ухмыльнулся, а лицо ученого приобрело бледно-серый оттенок.

- Да я шучу! - засмеялся Курт Штайгер хлопнув Кайзенберга по грудной бронепластине свеже-выданного боевого скафандра, и направляясь к аппарату с питьевой водой.

– Мы вас в обиду не дадим, можете не сомневаться. - заместитель начальника С.Б.И. наполнил стакан, и сделав пару глотков обернулся к доктору. - В конце концов, вы наш главный специалист по “седьмому”. Кстати как он? Вы сказали, что хотите провести с ним курс, каких то процедур в своей перевозной лаборатории.

- Состояние подопытного стабильно… - отозвался Кайзенберг немного дрогнувшим голосом, пытаясь прийти в себя от специфического юмора безопасника. – Я погрузил его в режим нейрогибернации. Эта процедура вкупе с особым циркулятивным методом синопсного программирования позволяет укрепить сеть контрольных нейроблокираторов, позволяющих удерживать его в состоянии подчинения. И я бы предпочел, чтобы в этом режиме подопытный пробыл еще хотя бы неделю…

- У нас нет такого времени. – отмахнулся Курт. – Как вы знаете, наше дело не терпит отлагательств. Я понимаю, вы перестраховываетесь, но судя по тому, что я вижу, ваш подопытный ведет себя идеально. Вы хорошо поработали дорогой доктор. – похвалил ученого начальник C.Б.И. - И поверьте, когда наш рейд завершится успехом, я не забуду о вашем вкладе.

- Как скажите господин Штайгер… Но я зашел к вам по другому вопросу...

- И что за вопрос?

- Час назад на базу вернулся конвой местных вояк. Так вот, они подобрали на дикой территории двух человек. Какого-то военного, и вы не вы не поверите… Женщину!

- Женщину? – Курт Штайгер недоверчиво прищурился. – Но в “секторе заражения” по определению не может быть женщин. Это какая-то ошибка…

- Я уделён не меньше вашего, господин прокуратор! – доктор Кайзенберг развел руками. – Но я видел её своими глазами! Пусть и с расстояния, так как внутрь медицинского блока, где она находится, меня самым бестактным образом не пустили, не смотря на мой статус научного работника! – лицо руководителя отдела экспериментальной биологии выражало явное возмущение. - Представьте, они сослались на то, что я не являюсь штатным работником научного отделения базы, и в то же время, присутствующий здесь же профессор Арминиус Дивар, так же не входящий в местный штат, имеет доступ к помещению, где содержится обнаруженная женщина! Это возмутительно!

- Вы правда уверены в том, что видели? С расстояния могло многое показаться… – в голосе заместителя начальника C.Б.И звучал явно выраженный скептицизм. – Вы же понимаете, что тут априори не может быть никаких женщин...

- Я уверен в это так же, как и в том, что сейчас стою и говорю с вами! - твердо заявил Кайзенберг. – Это действительно женщина, а точнее молодая девушка, и она не с Марса!

Лицо прокуратора сделалось предельно серьезным и даже мрачным. Еще минуту назад он был в прекраснейшем расположении духа, будучи уверенным, что в игре, которую он затеял, ему известны все значимые фигуры. Однако факт обнаружения в “секторе заражения” какой то непонятной девчонки свидетельствовал об обратном. Если на этой проклятой планете тайно существует, какая то непонятная группа людей, о которых Империи ничего не известно, то это может серьезно осложнить его планы. И что значит если? В конце концов – не могла же эта девица быть здесь одна! Это абсолютно исключено! А раз не могла, значит там, за пределами укрепленных стены базы есть еще люди, о численности, вооружении и укреплениях которых не известно ровным счетом ничего! И совершенно не понятно откуда они тут взялись… Конечно он слышал о том, что повстанцы мечтают переселиться на Землю, и это является одним из основных лозунгов их безумной борьбы с Империей… Но одно дело мечтать, а другое – иметь возможность… Корабли способные пересечь космическое пространство, разделяющее две планеты есть только у Империи. Да что там корабли, у повстанцев вообще нет никакой летательной техники. Так что перекинуть на Землю группу своих людей они просто не могли...

Или могли?

- Вот же не было печали… - процедил “безопасник” бросая хмурый взгляд на Кайзенберга, после чего задал волновавший его вопрос. – Почему вы решили, что она не с Марса?

- Потому что у нее нет нейро-чипа! – развел руками доктор.

- У некоторых повстанцев его тоже нет. – хмуро заметил заместитель начальника C.Б.И.

- Да но… Она не похожа на повстанца…

- В каком смысле?

- Я видел её…. Кхм… - ученый замялся. – Видел её одежду, если это конечно можно так назвать, и уж поверьте, повстанцы такое бы носить точно не стали. Особенно здесь… К тому же вместе с ней на базу доставили её оружие… Вы не поверите, но это не автомат, или винтовка… Это лук!

- Лук? – в очередной раз переспросил прокуратор. – Какой еще, к чертовой матери, лук?

- Я не сильно разбираюсь в луках, но кажется блочный… - неуверенно проговорил Кайзенберг.

Курт Штайгер и Агронакс Броумэн переглянулись.

- И стало быть, вас к ней не пустили? – еще раз уточнил заместитель начальника C.Б.И.

- Да! А мне как биологу было бы крайне интересно понять, как человек, тем более женщина, может выжить в условиях “сектора заражения”!

- Я не биолог, но меня терзают точно такие же вопросы… - мрачно произнес прокуратор, всовывая пистолет в набедренную кобуру. – Что-ж, вам очень повезло, что вы прибыли в моем сопровождении, уважаемый доктор. Я обещаю, что у вас будет возможность утолить свое любопытство. Следуйте за мной!


***


Профессор Арминиус устало протер глаза, и вновь припал к окулярам электронного микроскопа. Некоторое время он оставался неподвижен, регулируя настройки сложного медицинского прибора, а затем откинулся на спинку кресла, произнеся фразу, которую за прошедший час произносил уже как минимум раз пять.

- Невероятно… Это просто невероятно…

Ученый провел пальцами по волосам, бросив взгляд в сторону лежащей на медицинской кушетке невероятной красоты девушки, укрытой тонким белым одеялом, которой он некоторое время назад при помощи биокоррекционного восстановителя, зашил рану на голове. Точнее не просто зашил, а переделал работу, которую в полевых условиях проделал штатный медик бригады дезинфекторов. Конечно, работать в условиях медицинского блока и в дикой среде это большая разница, но это не значило, что криво наложенные регенерационные швы следовало оставлять в прежнем виде.

В момент доставки на базу, пациентка находилась в состоянии медикаментозного сна, в который её погрузили для того, чтобы она менее болезненно перенесла дорогу, а сразу же по прибытию переместили в операционную, где ей занялся лично Арминиус Дивар, который был не только биологом, но и весьма неплохим нейро-хирургом. К счастью никакого серьезного хирургического вмешательства не понадобилось. Рана светловолосой красавицы, оказалась не столь серьезна, а потому профессор ограничился лишь косметической правкой работы военного медика. После чего, не смог отказать себе в том, чтобы провести несколько стандартных медицинских процедур био-сканирования её организма, результаты которых оказались настолько невероятными, что Дивар даже засомневался в исправности своего оборудования. Но даже после перезагрузки все датчики показали прежние результаты, а прямое рассмотрение образцов крови девушки свидетельствовало о том, что даже не смотря на то, что находящаяся на медицинском ложе таинственная красавица является человеком, её организм намного совершеннее и сложнее, чем организм любого из обычных людей.

И это с одной стороны пугало старого ученого, а с другой вызывало в нем какой-то благоговейный восторг, ведь здесь и сейчас он столкнулся с чем-то совершенно невероятным. Возможно, новой формой человеческой эволюции… К сожалению поделиться с кем либо своими мыслями в данную секунду он не мог, так как доктор Лин Джоу, ассистировавший ему в течении операции, отправился выяснять причину внезапного отключения электричества в гермо-модуле, оставив пожилого ученого наедине со спящей пациенткой и своими мыслями.

Кроме всего прочего, интерес ученого вызвали одежда и снаряжение, которые были на девушке, в момент её доставки на базу. Костюм из лент, блочный лук и стрелы… Все это было явно изготовлено не на Марсе, хотя бы потому, что ничего подобного на красной планете попросту никогда не производилось… И хотя само снаряжение и одежду пришлось оставить за порогом мед-блока, в специальном боксе, дабы не нарушать условий стерильности, одну из стрел ученый продезинфицировал, и так же подробно изучил, обнаружив на её древке клеймо с надписью “AMREGO”, что еще больше убедило его в мысли, что стрела скорей всего была произведена на Земле, а раз так, то произошло это еще до великой катастрофы…

Подобное открытие не дало ученому ответов на и без того множество крутившихся в его голове вопросов, а лишь породило новые. Он пытался хоть как-то связать древнее оружие, и светловолосую девушку, которая выглядела весьма молодо, а так же факт её обнаружения в дикой агрессивной среде, но так и не смог выстроить какой-либо внятной теории. Осознав, что в этом уравнении явно не хватает каких-то данных, ученый решил, что разумнее будет расспросить об этом саму пациентку, когда та проснется. Произойти это должно было примерно часа через полтора, а потому, бросив взгляд на часы, Дивар активировал свой нейрочип запустив процесс экспорта данных с электронного микроскопа, после чего обернулся в сторону, где должна был лежать девушка и… Обнаружил, что таинственной красавицы на месте нет… Не успел он удивиться данному факту, как кто-то с силой рванул Арминиуса за ворот, одновременно выбив из под него стул, и ученый оказался лежащим на полу, в то время как в горло ему уперся наконечник стрелы, которую сжимала в руке его пациентка, взгляд фиолетовых глаз которой сейчас был очень не добрым.

- Кто ты такой?! – процедила она, и по тону её голоса ученый пришел к выводу, что воинственная красавица настроена крайне серьезно.

- Пожалуйста, успокойтесь… - как можно более умиротворяюще проговорил ученый. - Вы были ранены, и меня попросили оказать вам помощь!

- Где Гатриан?! – девушка, как и прежде, держала острие упертым в горло профессора. - И что это за место?!

Ученый заметил, что девушка часто жмурится и моргает, так, словно пытается убрать с глаза пелену и придти в себя. Так же от глаз профессора не ускользнуло, что не смотря на свой воинственный тон, его пациентка вся дрожит.

- Я точно не знаю, где сейчас находится господин Лекс, знаю лишь, что он прибыл на базу вместе с вами… - все тем же успокаивающим тоном проговорил он . – Вас подобрал конвой дезинфекторов… Разве вы не помните?

По взгляду светловолосой было заметно, что она пытается вспомнить последние события, но это выходит у нее не слишком успешно.

- Вы изучали меня?! – выкрикнула она, и острие наконечника сильнее вжалось в горло ученого, натолкнув профессора на мысль о том, что данный вопрос является для светловолосой незнакомки особенно болезненным. Возможно, ей уже приходилось контактировать с такими людьми как доктор Кайзенберг, для которых в науке нет никаких моральных норм, и сейчас она приняла Арминиуса за одного из подобных аморальных деятелей. Эта догадка вполне все объясняла. Взгляд ученого упал на небольшой пистолетообразный инъектор заряженный сильнодействующим транквилизатором, который лежал на столике с медицинскими приборами. Однако пытаться добраться до него, явно было не лучшей идеей. Девушка, не смотря на свой хрупкий вид, явно обладала не характерной для своих размеров силой, и даже не смотря на то, что сейчас ей было явно не хорошо, проверять скорость её реакции ученому совершенно не хотелось.

- Все что я сделал, было направлено исключительно вам во благо… - стараясь говорить как можно убедительней, отозвался Дивар. – Я биолог, но так же имею медицинскую степень по нейрохирургии и по сути являюсь квалифицированным врачом… У вас было сильное рассечение тканей головы, а так же у меня возникло подозрение на черепно-мозговую травму… Я провел ряд необходимых медицинских процедур, но мне было так же необходимо убедиться что у вас нет других, скрытых повреждений… - произнес профессор решив что девушка возмущена тем фактом, что очнулась совсем без одежды. - А ваша одежда и снаряжение были слишком запачканы, чтобы находиться в стерильной среде… Они сейчас в соседнем помещении, вход в которое расположен прямо позади вас.


Дивар движением глаз указал, куда-то за спину светловолосой пациентке, но та и не подумала обернуться.


- Слушай меня внимательно, биолог... - стальным тоном произнесла девушка, старательно борясь с бьющей её дрожью, и пристально глядя в глаза ученого. - Я собираюсь уйти отсюда... И ты не станешь мне в этом препятствовать... Ты меня понял?!


- Вы свободны делать все, что считаете нужным... - покорно отозвался Дивар. - Я просто оказал вам помощь, только и всего... Вам тут ни кто не желает зла...


Девушка резко отстранилась, вставая на ноги и по-прежнему держа стрелу в направлении Арминиуса, который приподнявшись на локте, ощупал горло в том месте, куда секундой ранее упиралось острие наконечника.

Тем временем, светловолосая сделала еще один неуверенный шаг назад, а затем как будто одолеваемая приступом внезапно навалившегося головокружения пошатнулась. Её резко повело в сторону, и чтобы не упасть она оперлась о передвижной столики с медицинскими инструментами, выронив стрелу, и хватая ртом воздух.


Дивар был уже на ногах, но сразу же приближаться к пациентке не спешил.


- Вы только что очнулись после наркоза. - произнес он мягким и убедительным тоном, делая острожный шаг к ней. - Вам нужно придти в себя. Позвольте помочь вам...

- НЕТ! – девушка дернулась, но едва не потеряв равновесие вновь схватилась за столик.

– Ни кто из вас… Ни кто из вас больше не будет делать со мной то, что вы делали… Я не стану подопытным животным… Я лучше умру…

Глубоко дыша, светловолосая вскинула на биолога искрящийся молниями взгляд из под бровей, и тот поднял руки ладонями вверх в знак подчеркнутой дружелюбности.

- Я не знаю кто вы, и что пережили… Я допускаю что ваши страхи связаны с людьми, которые использовали вас ради своего тщеславия, в качестве подопытной… Но я вам не враг… - произнес он вкрадчиво. – Мое имя Арминиус Дивар… И я прошу вас успокоиться…

- Дивар? - во взгляде девушки, что-то мелькнуло. – Профессор?

- Да! – закивал биолог, обрадованный тому, что девушка так среагировала на его имя, а так же тому, что она знает его ученую степень. – Мистер Лекс рассказывал вам обо мне?

- Да… - девушку по-прежнему трясло, но в её глазах, наконец-то появилось что-то похожее на первые признаки доверия. – Я слышала о вас от него…

- Гатриан, невероятный человек… Он спас мне жизнь! – схватился за тему пожилой ученый. – Если вы верите ему, то не доверять мне у вас причин быть не должно… Позвольте мне… - ученый снял с себя белый лабораторный халат, осторожно приблизившись к девушке, накрыл им её плечи. Та по-прежнему дрожала, но не сопротивлялась.

- Вот так… Вот так… Все хорошо… Вы в безопасности…

Поддерживая Несс за тонкие плечи, ученый сопроводил её обратно к медицинскому ложементу, и усадив поспешил достать со столика для медицинского оборудования тот самый пистолетный инъектор.

- Не волнуйтесь. – произнес он, видя встревоженный взгляд своей пациентки меняя ампулу с транквилизатором на другую, содержащую специальный стимулятор. - Это поможет вам быстрее отойти от наркоза… Кстати, как мне к вам обращаться?

- Несси Джой… - отозвалась светловолосая. - Можно просто Несс…

- Хорошо мисс Джой. Позвольте вашу руку… - попросил ученый и при помощи инъектора сделал девушке укол.

- Сейчас вам начнет становиться лучше… - с ободряющей улыбкой сообщил Дивар, возвращая ампулу с транквилизатором обратно в инъектор, и откладывая его на столик.

- Вы почувствуете это практически сразу.

- Спасибо… - проговорила Несс. – И в правду, работает…


- Посидите немного, я принесу вашу одежду. – Арминиус Дивар пересек помещение и под пристальным взглядом гостьи, приложил к идентификационный панели свою ладонь. Полупрозрачная дверь, ведущая в смежное помещение с шипением отползла в сторону, и скрывшись в проходе ученый через пол минуты вернулся с вакуумным пакетом, в котором было запечатано снаряжение Несс.


- Вот. Можете переодеться. Все уже почистили от грязи. Ваш лук находится герметичном боксе, в соседней комнате, можете его забрать как будете готовы. - ученый положил пакет на ложемент и чтобы лишний раз не смущать девушку демонстративно отвернулся, подойдя к столу где уселся за микроскоп. Послышался звук вскрываемого пакета и шелест лент. Наконец щелкнули карабины, и Арминиус Дивар счёл возможным обернуться. Вид девушки облаченной в ленточный костюм, к которому крепился на половину заполненный колчан со стрелами, вернул его мысли к вопросу, который он давно хотел задать.

- Скажите мисс Джой… Если я все правильно понимаю, то вы живете на территории вне периметра людских укреплений?

- Вы правильно понимаете. – кивнула девушка завершая утягивать лены по фигуре.

- Но… Я не могу понять… Как вам удается выживать в этой дикой среде? Я более сорока пяти лет изучаю сектор заражения, и как никто знаю, насколько опасен мир, лежащий за пределами стен любой из ресурсо-добывающих баз…

Несс как-то странно посмотрела на ученого, словно решая, стоит ли отвечать, и после некоторых раздумий произнесла:

- Скажем так… У меня есть к этому определенный талант…

- Да… Иначе и быть не может… - проговорил ученый задумчиво глядя куда то в сторону.

– Знаете, мисс Джой… Я посвятил исследованию этого мира столько десятилетий, но порой мне казалось, что я до сих пор ничего о нем не знаю…

Арминиус Дивар вновь посмотрел на девушку.

- И вы, являетесь лучшим тому доказательством, ведь до сегодняшнего дня, я и представить себе не мог, что в секторе заражения могут существовать такие люди, как вы…

- Если речь конкретно обо мне, то я для этого мира скорей исключение, чем правило. – пожала плечами красавица.

- То есть, вы хотите сказать, что вы там совсем одна? – брови профессора поползли вверх.

- Ну почему же совсем… У меня есть Шейна… - улыбнулась Несс, впрочем выражение её необычайных глаз не смотря на улыбку наоборот стало грустным.

- Шейна? Это ваша подруга?

- В каком то смысле да… Я не сильна в вашей терминологии обозначения живой фауны, но если верить словам Гатриана, то вид, к которому относится Шейна, вы называете гайдраксами.

- Ручной гайдракс?! – словно не веря в услышанное, переспросил профессор. – Это… Это феноменально!

Арминиус Дивар сорвался с места, словно не зная, что делать с переполнявшими его эмоциями заходил по помещению, то и дело бросая на девушку взгляды в которых читался восторг смешанный с благоговением.

- Это же полностью опровергает постулат о том, что с миром Земли в принципе не возможно мирное взаимодействие! Это все в корне меняет! - профессор вдруг остановился и покосился на Несс. - Только…

- Только что? - склонила набок голову та.

- Я прошу прощения за бестактный вопрос, мисс Джой, но… Но вы же… - ученый, словно не решался продолжить фразу.

- Не совсем человек? – закончила за него фразу Несс.

- Да… - медленно кивнул Дивар, и помолчав добавил. – Я понял это, когда изучил образцы вашей крови… К тому же цвет ваших глаз… У людей такого не бывает…

Девушка отвела взгляд в сторону, и некоторое время пребывала в молчании. Профессор терпеливо ожидал, пока она соберется с мыслями для ответа, и когда Несс наконец заговорила, голос её звучал печально.

- Да вы правы… Я не совсем человек… - сказав это, девушка устремила взгляд ученому прямо в глаза.

- Но… Кто же вы? – растерянно спросил тот.

- Я и сама до конца не знаю… - слегка пожала плечами та. – Поначалу, я задавалась этим вопросом, но позже ввиду его неразрешимости решила считать, что я это просто я…

- Что-ж… Наверное в вашей ситуации это наилучшее решение. - вновь кивнул ученый. – Но скажите… Упомянув о том, что для этого мира вы скорей исключение чем правило, вы имели ввиду, что там, за периметром вы не встречали кого-то похожего на вас?

– Нет… - отрицательно покачала головой красавица. - И даже если подобные мне существовали, или существуют где либо, то мне об этом ничего не известно…

- Что-ж… Спасибо за ответы… - ученый о чем то размышлял, задумчиво теребя короткую, седую бороду.

- Как я уже говорил, я не стану препятствовать вашей свободе перемещения, однако вы находитесь на военном объекте и главный тут не я, а претор Тицениус. Он достойный человек, и мой старый друг. И если вы желаете покинуть наше укрепление, уверен, он не станет чинить вам преград. Но в любом случае мне следует представить вас ему, дабы вам был, как минимум, организован свободный выход за пределы территории базы…

Ученый бросил взгляд на часы.

- Насколько я знаю, в это время у него проходит вечернее совещание. Закончится оно примерно через час. Вы не сильно спешите?

- Да в общем то нет… - повела плечами Несс. – С тех пор, как я очутилась в этом мире, такая вещь как строгий распорядок дня стала для меня не очень актуальна.

- Вы сказали “с тех пор как”… - заметил ученый, подходя ближе и усаживаясь на ложемент рядом с девушкой. – Могу я узнать, а где вы были, пока не очутились в этом мире? Если конечно, этот вопрос не является чем-то таким, что задевает ваши чувства…

- Мои чувства… -с грустной усмешкой произнесла Несси. – Возможно отчасти это так, но скрывать не стану, в этом мире, а точнее в этой эпохе я нахожусь около четырех месяцев. Что же касается того, где я была до этого… То согласно словам Гатриана Лекса вы называете это время эпохой до Великой Катастрофы…

- Вы… Вы видели старый мир?! – профессор в очередной раз не смог сдержать удивления.

- Да. По сути я провела там основную часть жизни. – кивнула Несс. Конечно, при иных обстоятельствах она бы сто раз подумала, прежде чем спешить делиться всей информацией о себе, но этот пожилой мужчина внушал ей полное доверие, и девушка, чье человеческое общение за последние месяцы ограничилось лишь краткосрочным обществом Гатриана Лекса, не стала запираться, и играть в таинственность.

- Мисс Джой… Я понимаю, что возможно мое любопытство может показаться вам излишне навязчивым… - ученый умоляюще сложил руки. - Но пока у нас есть время, вы не могли бы рассказать мне обо всем подробнее?

- Ну хорошо… - улыбнулась девушка. – О чем вы хотите узнать?



ГЛАВА 7 | 3017: Ренегат | ГЛАВА 9