home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10. Темные дела светлой Церкви

В сопровождении братьев-мастеров я осматривал поселение — распираемые гордостью и снедаемые нетерпением, Древин с Дровином подняли меня ни свет ни заря, чтобы показать все, что успели сделать за время нашего отсутствия.

А я-то, наивный, надеялся, что смогу отоспаться за всю прошлую неделю. Куда там… кто бы мне позволил…

Первые лучи солнца едва успели пробиться сквозь плотные облака и упасть на стены ущелья, когда меня бесцеремонно разбудили. По своему обыкновению спящий рядом Рикар приоткрыл один сонный глаз, буркнул что-то нелицеприятное в адрес неугомонных братьев и, поправив сползшее одеяло, продолжил спать. Уж он точно не собирался просыпаться. Со жгучей завистью я, кряхтя, поднялся — сказалась нагрузка последних дней, и мышцы нещадно ныли, — добрел до ручья, побрызгал в лицо ледяной водой, накинул потрепанную кожаную куртку и обреченно махнул Древину рукой, показывая, что готов. Те только этого и ждали и потащили меня к темнеющей поодаль громаде стены форта, на которой виднелись сиротливые фигурки часовых.

Сдерживая зевоту, я поднялся вслед за братьями на стену и поежился от пронизывающего холодного ветра. В самом поселении его не было — высокая стена защищала надежно, что не могло не радовать: хоть женщины и не расставались с иголками до самого вечера, но теплой одежды все равно катастрофически не хватало.

«Зима не за горами, — мрачно подумал я, взглянув на серое пасмурное небо. — А мы толком и не сделали еще ничего».

Подпрыгивая от радостного нетерпения — у них-то сна ни в одном глазу, — братья начали подробные разъяснения:

— Высоту стены увеличили на восемь локтей, господин, — степенно объяснял Древин. — Теперь нас нахрапом не возьмешь. Думаем поднять еще локтей на десять — тогда настоящая крепостная стена получится. В строительном материале недостатка нет — этого добра под ногами хватает. Вот только с каждым днем каменные блоки поднимать все выше приходится. Пришлось соорудить дополнительные мостки для строителей. Чего на самом деле не хватает, так это инструмента, ну и рабочих рук. Но с этим поделать уже нечего…

Древин продолжал объяснять, для наглядности тыкая узловатыми пальцами в части стены, но я уже и сам увидел все, что требовалось — как преимущества, так и недостатки обороны форта. К моему глубокому сожалению, недостатков имелось куда больше, чем достоинств. А если вспомнить манящую магию костяных пауков, то на душе и вовсе тошно становится.

Ну да ладно, будем ждать худшего, а пока постараемся сделать все возможное, чтобы улучшить защиту форта до состояния неприступности — по крайней мере для не магических атак.

Стену следует поднять еще на два человеческих роста, по краю пустить защитный парапет для лучников. Толкового подъема на стену пока нет, приходится чуть ли не ползком карабкаться по узкой приставной лестнице — и сейчас-то она под ногами ходуном ходит, а если придется подниматься в доспехах и с оружием в руках? Надо возводить надежную широкую лестницу из камня с не слишком крутыми ступенями, желательно с прочными перилами… Много чего еще надо сделать.

Надо, наконец, обустроить сторожевой пост на вершине Подковы, да как положено — помещение с толстыми стенами, где часовые смогут хоть на время укрыться от пронизывающего зимнего ветра, дождя или снега. И сделать это надо немедленно — какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что лимит удачи мы исчерпали и скоро придется платить по счетам. И платить не скупясь.

Благо нападения следует ждать только со стороны ущелья — я искренне надеялся, что шурды не обладают умением карабкаться по отвесным стенам. Хотя кто их знает…

Лучше подстраховаться и проверить внешние стены Подковы на предмет возможности подняться. Сюрпризов не хотелось.

Очнувшись от раздумий, я вновь прислушался ко все не умолкавшему старшему мастеру:

— …так думаю, что до первого снега должны управиться, господин. Будем уповать на милость Создателя.

— Это точно, — согласился я. — Это точно. Будем уповать. Благодарю вас обоих — видно, что работали не покладая рук. А теперь давайте вместе подумаем над тем, как получше обустроить подъем на стену…

Следующий час пролетел за объяснением мастерам того, что я хотел изменить в строящемся форте в первую очередь. Братья поддакивали, утвердительно махали бородами, но упорно стояли на своем — дескать, в первую очередь надо поднимать стену, а остальными мелочами можно и позже заняться. Переубедить упертых каменщиков оказалось нелегкой задачей, и ожесточенный спор затянулся надолго.

Когда мы наконец пришли к согласию, уже полностью рассвело, и с вершины стены было ясно видно, как поселение просыпается и готовится к новому напряженному дню — вставшие раньше всех кухарки суетились около парящих котлов, спеша приготовить сытный завтрак для рабочих, из темнеющего зева пещеры вышел как всегда хмурый отец Флатис в сопровождении зевающего Стефия, нагруженного несколькими толстыми книгами. Вон Рикар разложил на расстеленных на земле мешках добытое нами снаряжение и оружие и теперь придирчиво его рассматривает, уперев руки в бока. Группа охотников во главе с Литасом, привычно вскинув на плечи тощие мешки и колчаны со стрелами, направились к стене, не дожидаясь завтрака. Тезка Корис собрал вокруг себя женщин и подростков постарше и, забравшись на вросший в землю валун, что-то объяснял — не иначе как ставил им задачу на сегодняшний день. Приглядевшись внимательней, я заметил среди них светлую головку Аллариссы в окружении детей с ее бывшего поселения. Похвально. Значит, нахлебниками быть не хотят.

За полчаса спящее поселение превратилось в бурлящий жизнью муравейник, и вся эта энергия была направлена только на одну цель — выжить. Выжить любой ценой в этих негостеприимных землях.

Дождавшись, когда охотники поднимутся наверх, я подозвал Литаса и тихо сказал:

— Осторожней там. И смотрите в оба. Думаю, шурды уже хватились пропажи и теперь ищут обидчиков. Понял?

— Понял, господин, — кивнул Литас. — Не беспокойтесь. Не впервой.

— Ну и хорошо. Да! — спохватился я. — Если заметите шурдов — присмотритесь, чем вооружены, посчитайте, сколько их, и сразу уходите к Подкове. Геройствовать не надо.

— Да, господин. Не сомневайтесь.

Коротко кивнув, я отпустил Литаса и, принюхавшись к исходящим с кухни аппетитным запахам, спустился вниз, намереваясь позавтракать, благо и время подошло — мужчины с доверху наполненными мисками уже усаживались за длинные, грубо сколоченные столы, торопясь проглотить завтрак и поскорее приступить к работе. Стена сама не вырастет, и все это отлично понимали — за все время, что мы здесь, никого не пришлось подгонять или заставлять работать. Ужасающие подробности нашей вылазки к поселению Ван Ферсис (я до сих пор с содроганием вспоминал деревенскую площадь, заваленную обрубками и ошметками мертвых тел) уже разнеслись по лагерю, и это еще больше усилило стремление людей максимально оградить себя от подобной участи.

Поприветствовав людей и наполнив горячей кашей тарелку, я уселся на свободное место и, обжигаясь, приступил к завтраку, попутно выстраивая в голове список дел на сегодня.

На первом месте стоял подъем на вершину Подковы, а затем надо бы разобраться с накопившимися бумагами — со своими и с теми, что достались в наследство от отца Аллариссы. Я невольно хмыкнул — уж чего нельзя было ожидать в сердце Диких Земель, так это того, что накопятся неразобранные бумаги. Не иначе шутка Создателя. Не забыл я и про изрядно поврежденную влагой книжку, что мы нашли на останках неизвестных на берегу подземного озера. Настала пора разобраться со всеми этими загадками. Этим сегодня и займусь.

Как всегда, все мои планы порушил Рикар — небрежно потеснив плечом сидящего рядом со мной, он тяжело плюхнулся на скамейку и, зачерпнув первую ложку каши, вкрадчиво произнес:

— Вы уже готовы, господин?

— М-м-м? — отозвался я с набитым ртом, вопросительно глядя на здоровяка.

— К занятиям, — любезно пояснил тот, осторожно дуя на содержимое тарелки.

Судорожно проглотив кашу, я, предчувствуя недоброе, спросил:

— Рикар. Занятия? Какая еще, к Темному, тренировка? Ты о чем?

— Трен-ниро-вка, — медленно выговорил Рикар и отрицательно покачал головой. — Не знаю, господин, о какой тре-ни-ров-ке идет речь. Я говорю о занятиях с мечом.

Ясно. Возмущенный до глубины души тем, как я владею (вернее, НЕ владею) мечом, Рикар решил срочно исправлять это досадное упущение. Вопрос только в том, как мне теперь от этого отвертеться — зная упертый характер Рикара, я был уверен, что так просто от своей задумки тот не отступится.

— Рикар. Я, конечно, согласен, что мое владение мечом не блещет. — Рикар хмыкнул и зачерпнул ложкой очередную порцию каши. — Но согласись, что, побывав в двух боях, я остался жив и относительно невредим.

— Случай, — коротко ответил здоровяк, сразу став серьезным. — Удача. Не более того.

— Но, Рикар…

— Господин, — перебил меня мой бородатый нянька. — Это не шутки. Вот когда покойный старый барон вздумал вас этикету и искусству танца обучать, даже наставников из столицы вызвал, я ему так в лицо и сказал — баловство, мол, все это. Выдумали тоже. Здорового парня ножкой шаркать и раскланиваться учить вздумали. К чему? А вот оружием справно владеть — это дело другое. И себя оборонить, а в случае чего и за нас постоять!

— Меня обучали этикету и танцам?! — живо заинтересовался я, желая сменить тему.

— Обучали. До самой смерти барона, — буркнул здоровяк и, отставив пустую тарелку, добавил: — Господин, вы же и сами понимаете. Здесь без меча никуда. Даже в отхожее место с оружием ходим. А вы и за меч толком держаться не умеете. Думаю, за пару месяцев мы это дело хоть немного поправим.

Я и сам понимал его правоту. Дикие Земли постоянно держали нас в состоянии боевой готовности. Слабые здесь не выживали. Но когда? Накопилось столько несделанных дел, что я буквально не знал, за что хвататься. Даже сейчас, разговаривая с Рикаром, краем глаза я зацепил маячащего неподалеку тезку, нетерпеливо ждущего, когда закончится наша беседа, чтобы посоветоваться со мной по очередному важному делу — а других дел у нас и не бывает. Впору за голову хвататься.

От общинного дома есть только недостроенный толком фундамент, стена в таком же состоянии, про обещанную отцу Флатису церковь и вспоминать не хочется, сторожевого поста пока нет и в помине, запасов провизии недостаточно, зимняя одежда не пошита… да многое чего. И в это время я должен прилежно махать железякой? Пока остальные рвут жилы на строительстве? Тогда можно и занятия танцами возобновить. До кучи.

Вздохнув, я в свою очередь отставил тарелку и, повернувшись к выжидающе смотрящему Рикару, объяснил ему все причины, не позволяющие мне заняться овладением меча вплотную. Выслушав меня, здоровяк понимающе кивнул и сказал:

— Господин Корис. Оно все верно, конечно. Но я и не говорил, что заниматься будем днем. С утречка часика на два пораньше вставать будем — вот оно и время нашлось. Ну и после ужина пару часиков выкроим, и ладно будет.

— Рикар! — взмолился я. — А спать-то когда?

Рикар молча пожал широченными плечами и, встав со скамейки, сказал:

— Сегодня пару деревяшек выточу для занятий, а завтра с утречка и начнем.

Не дожидаясь моих робких возражений, он повернулся ко мне спиной и удалился, оставив меня перед тарелкой с давно остывшей кашей. Аппетит у меня пропал. Совсем.


* * * | Изгой. Книги 1-8 | * * *