home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6. Глубокий снег и тонкий лед

Оставив поселение на разграбление гномам, мы выдвинулись в обратный путь, следуя по собственным следам. Прощание с гномами получилось скомканным — мы обменялись прощальными жестами и разошлись. Говорить нам было больше не о чем.

Рикар уже достаточно оправился от удара и бодро передвигался на лыжах, таща за плечами набитый мешок. Снять с него доспехи не удалось — ремни хоть и сохранили некоторую гибкость, но упорно не желали пролезать сквозь тугие пряжки. Придется здоровяку щеголять в доспехах весь путь до форта, в принципе, как и всем нам.

Когда здоровяк выяснил, что случилось, то первым делом занялся зачарованными мною доспехами, проверяя их на прочность всеми доступными способами. Доспехи не подвели. Лезвие ножа соскальзывало с проваренной кожи, не оставляя следа, прямой удар острием меча также не принес успеха. Под конец Рикар так уверился в прочности брони, что предложил Литасу жахнуть по ней топором с размаху или выстрелить из арбалета в упор, но тут уже воспротивился я и твердой рукой прекратил испытания. Зная свою «удачливость», я был уверен, что на первом же выстреле из арбалета броня потеряет свои чудесные свойства, а здоровяк получит арбалетный болт в кишки. Только этого события мне и не хватало для абсолютного счастья.

Не успели мы тронуться в путь, как ко мне подошел Литас и застенчиво попросил подержаться и за его доспехи тоже, а то этот «бородатый хмырь» уже всех достал своей похвальбой. Литаса мне пришлось разочаровать — контролировать свой дар я пока не мог, но пообещал ему, что как только научусь, то первым делом займусь его доспехами.

Сам я шел налегке — рана в плече не давала переносить тяжести, поэтому мешок и оружие пришлось положить на одну из волокуш, благо лошади легко справлялись. Думаю, после тяжеленных туш ниргалов наши волокуши показались лошадям просто детской забавой. Чтобы не оставаться безоружным, я подвесил на пояс короткий меч, найденный в арсенале поселения Ван Ферсис.

В отдельном мешке хранились останки напавшей на нас твари — я хотел показать их отцу Флатису, возможно, он уже сталкивался с чем-то подобным за свою жизнь. От взорвавшейся твари уцелели фрагмент лапы и пара кусков туловища. К тому же Литасу удалось обнаружить все четыре метательных снаряда — два торчали в бревенчатой стене дома, еще два отлетели от груди здоровяка и затерялись в снегу. Внешне они были похожи на заостренный ледяной стержень в пол-локтя длиной и толщиной с палец взрослого человека. Чтобы проверить свою догадку, я сунул один из стержней в горящую печь, и спустя несколько минут он растаял, оставив после себя небольшую лужу воды. Вот так. Все-таки лед. Но лед более чем необычный — как сильно ты ни метнешь сосульку в деревянный забор, она разлетится на части, а забор останется неповрежденным. А тут все наоборот — ледяной стержень с легкостью прошел через несколько преград сразу и остался цел. Страшное оружие.

Я вспомнил, как тварь пригоршнями зачерпывала снег и уминала его в ладонях — подготавливала метательные снаряды. Нас спасла медлительность ледяной твари — будь она немного пошустрее, то могла бы положить весь отряд, оставаясь незамеченной.

Разобрав по полочкам и оценив действия ледяного монстра, я пришел к выводу, что против одиночного противника он не особо эффективен. А вот если несколько таких созданий выпустят по паре ледяных стержней по идущим походным строем солдатам, то несколько шеренг выкосит, словно косой. Затем уход на безопасное расстояние, перезарядка и еще один удар с другой стороны. Пары дней таких внезапных ударов достаточно, чтобы проредить ряды противника и посеять нешуточную панику — ведь монстры не оставляют следов на снегу и почти невидимы обычным взглядом. Я бы поступил именно так. Не исключено, что в далекие времена так и было — в те дни, когда здесь бушевала смертельная магия и в битве сходились многотысячные армии.

С каждым прожитым днем Дикие Земли преподносили все больше неприятных сюрпризов. И я все больше убеждался, что иду неправильным путем. Я пытаюсь выжить в заведомо гиблых условиях, где каждый шаг может оказаться последним, тогда как следует сосредоточить усилия над обдумыванием возможности покинуть Дикие Земли навсегда. Понятно, что в Империи нам рады не будут, но ведь помимо нее есть и другие страны, где старый король не имеет влияния. Знать бы еще, где они, эти страны. Хотя это наименьшая проблема — в моем распоряжении память всего поселения. Особенно полезным может оказаться отец Флатис — не сомневаюсь, что он изрядно поколесил по миру, выполняя поручения церковного ордена. Для нашей общины идеально подойдет небольшая, пусть даже горная страна, подальше от всех опасностей Диких Земель и многочисленных тварей. Отстроить небольшую деревню, возвести церквушку и спокойно жить… Вот только лорд Ван Ферсис так просто не успокоится… особенно после того, как получил мое послание. Мальчишество? Возможно. Хотя я больше старался разозлить его, вывести из себя, подтолкнуть на необдуманную выходку.

Отвлекшись от размышлений, я остановился перевести дыхание и оглядеться. Разоренное шурдами поселение уже скрылось из виду. Благодаря тому, что мы шли по уже утоптанному нами же снегу, скорость передвижения заметно возросла. Да и лошади заметно оживились — по прибытии в поселение здоровяк незамедлительно притащил животным несколько охапок сена и три мешка овса. На каждой волокуше лежало по еще одному туго набитому мешку с овсом — дорожный паек для животных. Отряд слаженно двигался вперед. Не выказывая усталости и глядя на заполненные доверху волокуши, я чувствовал прилив сил. Неплохая ходка, неплохая добыча.

Жаль, что про поселение пронюхали коротышки, столь неожиданно свалившиеся на мою голову. Теперь об еще одной ходке к поселению можно забыть — гномы не оставят ничего из съестного. Утащат все, что можно. Своим шумом привлекут внимание опасных тварей. Если мы успешно охотились при любой погоде, то для малорослых гномов это было непосильной задачей. Скорей всего, раньше они покидали свои подземелья лишь для торговли с людьми, выменивая изделия из металла на провизию и ткани. Дикие Земли быстро расправятся с неприспособленными и слишком шумными коротышками. Я почти уверен, что ледяная тварь пришла на шум, издаваемый басистыми гномами, — мои люди переговаривались большей частью жестами, передвигались бесшумно. Вспомнив, как один из гномов высунулся из чердачного окна и радостно заорал на всю деревню, потрясая связками копченого мяса, я лишь покачал головой. Смерти они своей ищут, не иначе. Привыкли небось у себя в подземельях перекликаться друг с дружкой.

Тут я поймал себя на мысли, что просто подыскиваю сам себе оправдания за отказ принять гномов — дескать, они все одно смертнички…

Раздосадованно сплюнув в снег, я завертел головой по сторонам, разыскивая здоровяка — следовало срочно отвлечься. Рикар обнаружился впереди отряда рядом с Литасом рассматривающим что-то в снегу. Там же крутился огромный пес, исходящий утробным рычанием и тревожно нюхающий морозный воздух. Передняя волокуша начала было останавливаться, но здоровяк дал отмашку, и отряд продолжил движение вперед. Заметив пасмурное лицо здоровяка, я насторожился. Неуклюже переставляя лыжи, подкатился поближе и вопросительно взглянул на охотников.

— Что?

— Следы, господин. — Рикар мрачно ткнул пальцем в снег, а Литас добавил:

— Цепочка следов. Тянутся с севера и аккурат натыкаются на оставленную нами борозду.

Подойдя поближе к указанному участку снега, я отогнал крутящегося пса, присел и уставился на глубоко отпечатавшиеся в нем следы. Следы огромных когтистых лап, в каждом из которых свободно поместятся оба моих сапога и еще место останется. С трудом удержавшись от изумленного присвиста, я провел пальцем по отпечатавшемуся следу когтя — в длине не уступает лезвию охотничьего ножа. Не знаю, что за зверь здесь был, но встречаться с ним не хочется. Припомнив наставления Литаса, я попытался прочесть следы самостоятельно.

Получалось, что наткнувшись на наши следы, зверь остановился и долго принюхивался, затем развернулся и вернулся в ту сторону, откуда пришел.

— Литас, тебе эти следы знакомы? Что за зверь? — решил я узнать мнение следопыта.

— Знакомы, господин, — вместо охотника ответил здоровяк. — Мы как последний раз такие следы увидели, так, почитай, сразу и рванули к столице. Только что с визгом не бежали.

Взглянув в серьезное лицо здоровяка, я понял, что он и не думает шутить.

— Хочешь сказать, что это следы сгарха? — уточнил я, уже зная ответ. — Литас, ты тоже так думаешь?

— Да, господин, — кивнул глава охотников. — Я видел их лишь однажды — в разоренной и залитой кровью деревне, — но никогда не забуду. Это следы сгарха. И не только его. Взгляните вот сюда, господин.

Проследив взглядом за указывающей рукой Литаса, я увидел рядом с огромными следами лап еле заметный отпечаток узкой ступни, появившийся словно ниоткуда.

— Кто? — коротко спросил я, не желая тратить время на загадки. — Шурд?

— Да. И судя по следам, до этого места он путешествовал сидя на спине у сгарха.

— Литас, теперь с самого начала опиши мне все, что понял по этим следам, — скомандовал я, ощущая, как по спине начинают расползаться ледяные мурашки.

— Дело было вчера. Сгарх пришел с севера. Наткнулся на оставленные нами следы, с его спины слез шурд, немного потоптался на месте. Затем шурд забрался обратно на спину сгарху, и тот очень быстро помчался обратно на север. Это все, господин.

— Почему ты решил, что обратно сгарх бежал очень быстро? — уточнил я.

— Ведущие на север следы гораздо глубже, расстояние между ними больше. Вот, взгляните сюда, господин, — здесь он на бегу задел когтями землю и выворотил кусок дерна.

— Плохо дело, — буркнул Рикар. — Не иначе за подмогой помчался.

— Может, и не за подмогой, — пожал плечами Литас. — Может, испугался шурд, вот и рванул куда подальше.

— Ага! Сидя на огромной твари, испугался нескольких человек?! Литас, ты, видать, совсем плохой стал, — ядовито отозвался Рикар и в сердцах пнул запорошенный снегом куст. В воздух взвилось облако снега и медленно осело на землю.

— Это был разведчик, — бросил я. — Рикар прав. Скоро он вернется сюда, и уже не один. Надо уходить. Литас, ты сможешь замести наши следы?

— Не поможет, господин, — покачал головой охотник. — По запаху нас найдут. Как пить дать.

— Тогда остается одно — бежать что есть сил. Никаких остановок, никаких ночевок. Литас, вышли вперед отряда разведчиков — накажи, чтобы путь выбирали полегче. Все ясно?

— Ясно! — рявкнули оба воина и развернулись вслед отряду, который уже успел отойти на изрядное расстояние.

Я несколько задержался. В моей голове лихорадочно крутились мысли, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации.

Вернуться в поселение Ван Ферсис и занять оборону там? Продовольствия там полно. И что дальше? В поселении нет ни одной каменной постройки… Пара факелов — и шурды полакомятся хорошо прожаренной человечиной.

Нет. Надо двигаться к Подкове. Только добравшись до форта, мы окажемся в безопасности. Передвигаемся мы достаточно быстро. Лошади обеспечены овсом, которого хватит до конца пути. Просто надо собрать все силы и сделать один маршбросок. Быстрое передвижение — это залог нашего спасения…

— Господин! — окрик Рикара вернул меня в реальность, и я увидел, что уже ушедший вперед Рикар спешно возвращается обратно. За ним скользили Литас и еще два охотника, на ходу доставая из колчанов стрелы.

— Рикар? — настороженно спросил я, озираясь по сторонам. Рука машинально потянулась к рукояти меча.

— Взгляните назад!

Посмотрев на пройденный нами путь, я увидел силуэты двух лошадей, идущих точно по нашему следу. Что за?..

Подбежав, Рикар прищурил глаза от сверкающего снега, вгляделся в ту сторону и, обессиленно опустив руки, произнес:

— Святой Создатель. Это давешние недомерки.

— Что? — поразился я и в свою очередь попытался разглядеть приближающихся незнакомцев.

Здоровяк, как всегда, оказался прав. Через пять минут я имел удовольствие лицезреть бородатого Койна, сидевшего верхом на лошади, в сопровождении еще одного гнома, в котором я узнал Диксу, что возился с мешком муки. Гномы пришли налегке — ни волокуш, ни мешков.

— Друг Корис! Какая радостная встреча, — еще издали закричал Койн, заставив меня поморщиться. — А мы так спешили! Так спешили! Думали, уже и не догоним!

— Тоже рад тебя видеть, Койн из рода Чернобородых. Случилось что? — спросил я, когда улыбающийся коротышка подъехал вплотную и с трудом сполз с лошади. Судя по вздымающимся бокам животного, гномы гнали лошадей что было сил.

— Случилось! Когда ты уехал, мы долго думали и решили, что сам Великий Отец устроил нашу встречу! Мы принимаем твое щедрое предложение и все условия. Род Чернобородых с радостью вольется в твое поселение! Рад ли ты, Корис?

Твою же так…


Отступление четвертое | Изгой. Книги 1-8 | * * *