home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

Миками быстро позвонил Суве, затем сел в машину и уехал. Он решил нанести Такэси Цутиганэ визит без приглашения. Цутиганэ был годом старше Миками; с весны прошлого года он замещал руководителя следственной группы по «Делу 64». Они с Цутиганэ не считали друг друга ни близкими друзьями, ни врагами. Кроме того, Миками помнил, что Цутиганэ живет в доме, принадлежавшем его бабушке и дедушке; пока запрет на общение с административным департаментом остается в силе, рискованно навещать кого-либо из детективов, живущих в служебных квартирах, поскольку там они со всех сторон окружены коллегами.

На дорогах было спокойно. Миками довольно быстро добрался до места назначения – квартала Мидорияма. Он медленно ехал по улочкам, высматривая номера домов. Повернув в очередной раз, он увидел, что тот, к кому он направляется, моет машину перед домом. Цутиганэ стоял к нему спиной. Он рассеянно обернулся – судя по всему, никуда не спешил и наслаждался заслуженным отдыхом. Но стоило ему разглядеть за рулем Миками, как он помрачнел.

– Давно не виделись! – крикнул Миками, опустив стекло.

Глаза Цутиганэ сместились на кончик шланга.

– Точно, Миками. Видишь, мою машину на холоде, собираюсь свозить жену в магазин и купить подарки к отпуску.

Цутиганэ явно хотел, чтобы Миками оставил его в покое. Миками понимал, раз Цутиганэ не на работе, значит, «Дело 64» уже не считается приоритетным, иначе следователям ни за что не дали бы целых два выходных дня.

Миками вылез из машины и протянул Цутиганэ коробку с лапшой удон, которую он купил по дороге. Он помнил традицию, бытовавшую среди детективов: нельзя отказать человеку, который привез тебе подарок. Цутиганэ неохотно пригласил Миками в дом. Они прошли в гостиную, обставленную в западном стиле, и сели друг напротив друга на диваны, обитые ситцем. Миками заговорил, стараясь внушить Цутиганэ, что в душе он по-прежнему детектив. Однако, как он ни старался, по тому, как Цутиганэ отводил глаза в сторону, с самого начала стало ясно, что «железный занавес» не пробьешь.

– Извини, что так ворвался, да еще в твой выходной, – начал Миками, почтительно склонив голову.

Цутиганэ находился в ранге инспектора полиции. Официально Миками был старше его по званию, но, работая вместе, они привыкли общаться на равных.

– Я приехал, чтобы спросить тебя кое о чем. Конкретно – о «Деле 64».

– Говори.

– Почему Ёсио Амэмия сердится на нас?

Цутиганэ вытаращил глаза:

– Ты к нему ездил?

– Совершенно верно.

– Когда?

– Два дня назад. Должен сказать, он меня очень удивил. Мне показалось, что он затаил на нас обиду.

– И что?

– Вот я и хочу узнать, откуда такая перемена.

– Не могу тебе сказать.

– Почему не можешь? В конце концов, ты ведь заместитель начальника следственно-оперативной группы по «Делу 64».

– Слушай… я не могу сказать тебе того, чего я не знаю.

Собственно говоря, для начала Миками просто проверял, до каких пределов распространяется запрет на передачу информации. Сделав паузу, он задал первый по-настоящему важный вопрос:

– Скажи на милость, что у вас в уголовном розыске вообще творится?!

– Да ничего, – ответил Цутиганэ, заметно раздражаясь.

– Ладно, мы с тобой можем поговорить начистоту? Объясни, почему уголовный розыск решил закрыться от всего административного департамента?

– Ты тоже кое-что объясни! Зачем ты вообще ездил к Амэмии?

– Позвонили из Токио. Комиссар хочет лично нанести визит Амэмии, засвидетельствовать свое почтение. Моя обязанность – проследить, чтобы все было в порядке.

– Вот как, сам комиссар?

– Не притворяйся, будто не знаешь. Можно предположить, что визит комиссара и ваш запрет как-то связаны между собой.

– Повторяю, я ничего не знаю. Если ты в самом деле хочешь что-то выяснить, спроси у Аракиды.

– Ну да. Не он ли наложил запрет на передачу информации?

Цутиганэ быстро кивнул:

– Вот именно, так что у тебя нет причины охотиться на нас, мелких сошек. Оставь меня в покое.

– Ты заместитель начальника, хочешь сказать, что ты – мелкая сошка? – Миками не собирался его провоцировать, и все же Цутиганэ вскипел:

– А если так и есть? И вообще, зачем спрашивать? Совершенно очевидно, что Аракида наложил запрет, потому что вы всюду суете свой нос!

«Вы всюду суете свой нос»… Миками передернуло. Перед ним снова замаячил образ Футаватари.

– Пожалуйста, успокойся. Что ты имеешь в виду, говоря «вы»? Ты и меня включаешь в это понятие?

– А что, не так? «Моя обязанность – проследить, чтобы все было в порядке». Шутка не удалась, знаешь ли! Тебе не кажется, что, если ты собирался поговорить с Амэмией, вначале нужно было спросить разрешения у нас? Но нет, ты все делаешь тайно, как…

– Как по-твоему, зачем я к тебе сейчас приехал?

– Наверняка затем, чтобы испортить мне выходной. Разве тебе самому не нужно покупать подарки? Или у вас в административном департаменте лучший способ продвинуться заключается в том, чтобы лизать задницу начальству? – Цутиганэ не упустил возможности лишний раз куснуть Миками, напомнив ему, что он уже не детектив.

– Не надо все время менять тему. Кстати, что-то не верится, будто запрет на передачу информации был наложен из-за моей поездки к Амэмии.

– Может быть, и так, но не только ты один работаешь на Акаму.

– К тебе приезжал Футаватари?

– Зачем ему сюда приезжать? Вот ты приехал, верно?

– Мы с ним никак не связаны. Я понятия не имею, что он задумал.

– Ты думаешь, я тебе поверю?

– Значит… он не подходил к тебе с вопросами?

– Ко мне – нет. А к другим подходил. Мне докладывали, что он донимает вопросами всех моих подчиненных, вплоть до новичков.

– Вплоть до новичков…

– Не притворяйся, мать твою! Неужели вы, «белые воротнички», так уж рады, что Амэмия оборвал все связи с нами?

– Оборвал все связи?!

Миками был изумлен. Значит, речь идет не просто о каком-то недоразумении, раз Амэмия оборвал все связи с уголовным розыском.

– И что ты теперь будешь делать? Доложишься своему боссу? Иди докладывай! И нечего пудрить мне мозги!

– Значит, вот что сказал тебе Аракида…

– Что?

– «Подручные Акамы вынюхивают о «Деле 64». Акама хочет слить журналистам информацию о том, что Амэмия разорвал с нами все отношения… Так что смотрите, если кто-то из администрации будет спрашивать, держите язык за зубами!» Так он вам сказал?

– А как могло быть иначе? Сам скажи, если знаешь! – с неподдельным любопытством ответил Цутиганэ.

Выходит, он занимался домыслами, только и всего. Как и Итокава из Второго управления – ему Аракида тоже не объяснил, почему наложил запрет на передачу информации.

– Значит, все связи разорваны?

– Что?

– Между нами и Амэмией.

– По-прежнему притворяешься, будто не в курсе… Сам-то ты разве не для того ездил к нему, чтобы докопаться до сути?

– Из-за чего вы поссорились?

– Без всякой причины! Наверное… прошло много времени. Что-то атрофировалось, отмерло, называй как хочешь. Но погоди – если мы схватим похитителя, он сразу прибежит нас благодарить со слезами на глазах.

Миками понимал: Амэмия мог разочароваться в уголовном розыске из-за того, что похитителя так и не нашли. Но единственная ли это причина?

– Еще тогда, четырнадцать лет назад, вы допрашивали Мотоко Ёсиду.

– Что?!

– Я слышал, что с ней обошлись довольно жестко, а потом Амэмия взял ее под крыло.

Цутиганэ цокнул языком; губы у него скривились.

– Ради всего святого, ты же был детективом! Ты бы тоже обращался с ней как с возможной сообщницей, если бы узнал, что она разговаривала с похитителем, когда он звонил в контору!

– Не обязательно все время напоминать, что я сейчас не детектив…

– Ах, ах, мы обиделись! А допрашивать бывшего коллегу – это как?

– Значит, есть вероятность, что он затаил на нас обиду из-за Ёсиды…

– Похоже, ты совсем утратил хватку в своей администрации!

– Утратил хватку? О чем ты?..

– Послушай. Амэмия не был влюблен в Мотоко Ёсиду. Больше всех на свете он любил Сёко, свою единственную дочь. Холил ее и лелеял. А ее похитили и убили. Сейчас я уже могу тебе сказать… единственным человеком, кого Амэмия тогда не считал подозреваемым, была его жена.

Миками почувствовал, что атмосфера снова изменилась: наконец-то пошел нормальный разговор.

– Знаешь, мне показалось, он и сейчас такой… – продолжал Цутиганэ. – В глазах Амэмии они все подозреваемые. Абсолютно все – от рабочих на его заводе до младшего брата.

Миками кивнул не улыбаясь. Ни один детектив, пусть даже и бывший, не может до конца избавиться от подобных подозрений.

За четырнадцать лет ничего не изменилось. Похититель до сих пор разгуливает на свободе. С течением времени отношения Амэмии и следственной группы просто выцвели. Должно быть, так и есть; так ему сказал заместитель руководителя, человек, который вел дело с самого начала. И все же…

Никто не гарантировал, что Футаватари разделяет его точку зрения.

– Прости, что отнял у тебя время. – Миками встал, но тут же сделал вид, будто кое-что вспомнил в последний миг. – Кстати… Я слышал, что Кода, который тогда находился у Амэмии дома, вышел в отставку?

Цутиганэ тут же насторожился:

– Верно. Только он ушел уже давно.

– Тебе известно, что за история с его запиской?

– Какой еще запиской?

– С так называемой запиской Коды.

– С таким же успехом я могу тебя спросить: что такое записка Коды?

Похоже, Цутиганэ в самом деле был не в курсе. Миками задумался. Он узнал о существовании записки от одного из членов следственной группы. Не может быть, чтобы заместитель начальника впервые слышал о ней!

– Я тоже не знаю.

– Врешь! Ты хочешь меня подставить!

– А где сам Кода? Судя по всему, этого вообще никто не знает.

– Не так уж редко люди, уйдя из полиции, исчезают из вида.

– И никаких следов?

– Я о них не знаю.

– Ладно. Ну что ж, пока.

Миками поклонился. Цутиганэ нахмурился и шагнул к нему. Миками посмотрел на него в упор.

– Выясни, что такое эта записка Коды, а потом приди и расскажи мне о ней. Если сделаешь так, я замолвлю за тебя словечко перед Аракидой.

Миками не отвел глаза в сторону:

– Сделаю, что смогу.

– Да ладно тебе, ты на многое способен! Сомневаюсь, что ты до пенсии собираешься быть мальчиком на побегушках на втором этаже!


Глава 21 | 64 | Глава 23