home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

На сборы мне понадобилось всего ничего. Тем более Хам не собирался оставаться в стороне, а принял весьма активное участие в сборах. Трогать свои вещи я ему не разрешила, но вот доставать и открывать чемоданы – пожалуйста. При этом торопливо запихивала нижнее белье в плотные тканевые мешочки. Чтобы всякие высшие на него не смотрели. Зачем лишний раз провоцировать?

Вот все же и от мужа есть польза. Сейчас он взял все три чемодана и легко отнес к воротам, куда уже подъехал заранее вызванный экипаж. Спасибо тому, кто придумал магический вызов при помощи кристаллов. Да, стоимость поездки чуть дороже, чем если поймать ее на дороге, но зато все экипажи новенькие, крытые и даже с обогревателями на случай холодов. А я провела рукой по подоконнику, посмотрела на осиротевшую кровать и тоже вышла.

– Хамсферженвальд, у нас проблема, – проговорила, когда уже села в экипаж, рядом с высшим. Привратник круглыми глазами смотрел и нас и, кажется, сомневался, не начался ли у него бред. Потом тихо удалился к себе. Подозреваю, чтобы не попасть под взгляд Хама.

– Говори, я ее решу.

Так мило. А если я скажу, что мне нарры снятся, как он эту проблему решит? Запретит мне спать?

Я устроилась поудобнее на пухлых сиденьях экипажа, бросила взгляд на застывшую в зное улицу и проговорила:

– Видишь ли, у наших с тобой рас разные обычаи. Совсем разные. А ты взял меня в жены, и теперь у нас проблемы.

– О, да-а-а, – протянул высший так, что мне едва не стало стыдно.

Но не стало.

– У нас принято знакомиться семьями перед свадьбой. Точнее – в тот момент, когда двое решают назваться женихом и невестой. Пока идет ухаживание, семьи узнают друг друга все лучше. И в конце концов, мы по сути становимся одной большой семьей. А тут ты… и я… и… и… ужас, ужас!

– Ну прямо, – поморщился Хам, то ли от моих слов, то ли от того, что экипаж подпрыгнул на выбоине, – небольшая проблема, но не ужас, ужас.

Он как-то автоматически вертел в пальцах моих волос. Я то и дело косилась, но молчала. Не дергает же и ладно.

– Цветочек…

– Дэрин! – мигом взъерошилась я.

– Цветочек, – настаивал Хам, – ты такая же нежная и так же сладко пахнешь.

Краска медленно заполыхала на моих ушах, двинулась к щекам. Ну что за комплименты такие, от которых в голове всплывают моменты из горячих источников?!

– Думаю, не стоит так называть меня при посторонних.

– Я так понимаю ты имеешь в виду адептов, а не своих родителей? – с невинным видом поинтересовался Хам, продолжая мучить мои волосы.

– Моя мама будет в бешенстве. Она мечтала о грандиозной свадьбе, уже придумала, где будет проходить обряд обручения и…

– И в итоге познакомится с отличной семьей высших демонов, да еще к тому же королевской крови.

– Так она у тебя есть! – вырвалось у меня.

И я тут же смутилась, так как Хам посмотрел таким взглядом. Ну почти как на дурочку. И ответил:

– Конечно, есть. Отец живет в Изинархе, у него там доходное дело по поставке минералов, а дядя предпочитает путешествовать. Видимо, сказалось королевское прошлое.

Я смотрела круглыми глазами, а Хам продолжал невозмутимо:

– На Крокусе он был эсхером. По-вашему – императором. Одного из самых сильных континентов. А сейчас наслаждается свободой.

– И вы всегда были такими… – я щелкнула пальцами, подбирая слово, – собственниками?

Просто насчет пар пока понимала смутно. Знала, что пары есть у вервольфов, но они живут далеко на востоке, на континенте Арики. И ведут довольно закрытый образ жизни.

– Собственниками?

– Женщин под замок запираете? – пояснила я.

– Мы никого не запираем!

– Хорошо, вы просто не даете им работать.

Хам глубоко вдохнул… и сдержался. Хотя в голосе послышались громовые раскаты. Едва слышные, но ощутимые.

– Цветочек, ты просто не понимаешь, что такое – найти свою половину. Это и счастье, и дикий страх. За нее… или за него.

– Женщины тоже переживают?

– Конечно. Но раньше это не чувствовалось так остро. Высших сложно убить.

Да уж, там проще самому помереть от разрыва сердца. Хотя бы быстро и не так болезненно. Но все равно было непонятно. Вот есть пара, да. И что? А если нельзя друг друга полюбить? Если ты уже на кого-то другого смотришь?

Я замотала головой, которая моментально заболела от попыток впитать информацию. И услышала голос Хама.

– Можешь узнать у моего отца, каково это – потерять вторую половину. Хотя я бы не стал рисковать и спрашивать.

– Ты… – у меня перехватило горло, но высший понял, что я хотела спросить. И сухо произнес, переводя взгляд на улицу за открытыми окнами экипажа:

– Мы не всех успели эвакуировать с Крокуса. Сначала дети, потом – женщины. Но как раз, когда до них дошла очередь – портал взорвался.

Ой…

В истории о таких подробностях не писали. Да, я в курсе была, что взорвался портал, а Крокус – мир высших – погиб. После долгой и затяжной войны с Черной нечистью, остатки которой пытались пробиться к нам, на Андорр.

– Мне жаль.

Я даже не нашлась, что ещё сказать, понимая, что он потерял мать.

– Это боль нашего народа.

– Спасибо, что рассказал.

– Мы не любим об этом говорить. Я хотел предупредить, чтобы ты знала.

Ладно, учту, что об этом лучше не спрашивать, а то я уже хотела расспросить о Крокусе. Интересно же послушать о легендарном родном мире демонов.

– Как ты смотришь на то, чтобы отдать подготовку свадебной церемонии и приёма своей матери?

– Что? – не сразу даже поняла я о чём он, из-за резкой смены темы.

– Тебе же некогда будет этим заниматься. Я бы нанял для этого людей, но она знает твои вкусы.

Хм… Что-то мне подсказывало, что мать скорее организует мне побег, чем своими руками отдаст демону, хоть и высшему.

– Я не знаю…

– Она всё же странно отреагировала… – задумчиво произнёс мой, хм… супруг. Надо чаще его так называть, чтобы привыкнуть. – Мне показалось, что она всё же чем-то недовольна.

Показалось?! Я свою родительницу в таком шоке никогда не видела!

– Нашим поспешным замужеством, – дипломатично ответила я.

– Ничего, внуки её смягчат, – этак успокаивающе погладил меня по руке Хам, вызывая противоположную реакцию.

«То есть, его это не беспокоит, он меня успокаивает!» – стала закипать я.

Постойте, какие внуки?! Я ещё замужество своё не осознала!

Пока я возмущённо то сопела, то бледнела, мы подъехали к мрачному особняку из серого кирпича, с высокими башнями и острыми шпилями, грозно смотрящими в небо. Это городской дом, где мне будет удобней жить?! Я поёжилась, втайне надеясь, что внутри будет лучше. Напрасно.

Несмотря на тёплую погоду, в особняке оказалось прохладно, и руки покрылись гусиной кожей. Величественный, огромный дом, производящий такое же надменное впечатление, как и высший в нашу первую встречу.

– Красный?! – ахнула я, когда увидела встречающего нас элементаля.

– Кто?

Демон удивлённо посмотрел на меня, а потом перевёл взгляд на огненного, который невозмутимо стоял, и не обращал на меня внимания.

– Нет, это другой, – объяснил он и приказал. – Хозяйка дома, слушаться как меня. Возьми наши вещи.

Элементаль испарился, а моё знакомство с домом решили начать со спальни.

– Пойдём, я покажу тебе хозяйские покои. Посмотришь, как тебе.

Мы поднялись по широкой мраморной лестнице на второй этаж. В пустом доме гулко разносились наши шаги.

– А обычные слуги здесь есть?

– Нет, только элементали следят за домом. Я здесь в последнее время редко появлялся, предпочитая климат долины. Но вызвал нам оттуда повариху.

– Кости на старость лет ломят? – само слетело с языка ехидное замечание, и я тут же поплатилась.

– Ой!

Меня подхватили на руки и предупредили:

– Цветочек, не дразни меня. Я и так еле сдерживаюсь.

Благоразумно прикусила язык, дрогнув под голодным взглядом демона. Позволила занести себя в покои, которые он открыл пинком ноги. Хорошо хоть после этого меня поставили на ноги и дали осмотреться.

– Это твоя комната. Моя смежная, – сообщил высший.

Нда… Тёмная массивная мебель, богатая отделка, как и во всём доме, но как-то безлико. Нет милых безделушек, цветов, хоть как-то проявляющих индивидуальность владельца. С ностальгией вспомнила свою комнату, где цветущие растения покрывали стены, и я просыпалась утром, вдыхая их аромат. Наш дом, где в комнатах струились водопады с ключевой водой, они пронизывали весь дом и стекались в главном зале. Очень удобно. Чтобы не заплутать в большом доме, достаточно идти по направлению течения воды.

Я подошла к окну. За стеклом светило солнце. Дом располагался в самом престижном районе, рядом парк, много зелени, виднеются красивые соседские особняки с красной черепицей на крыше. Создавалось впечатление, что наш дом застыл мрачной глыбой среди всеобщих ярких красок.

– А есть ещё гостевые комнаты? – спросила я, втайне надеясь выбрать себе другую спальню, не рядом с супругом.

– Есть несколько смежных комнат поблизости. Желаешь посмотреть?

Я подавила вздох. Мне ясно дали понять, что выбор ограничен лишь смежными покоями.

– Не надо. Сойдёт и эта.

– Ты можешь изменить обстановку по своему вкусу, – щедро предложил высший.

Я прошлась по спальне, сунула нос в просторную гардеробную и отдельную уборную с большой круглой ванной, стоящей на возвышении и одной полностью зеркальной стеной.

– Только здесь можно менять? – уточнила я. – Ты извини, но у нас даже склепы веселее выглядят.

Моя шпилька не достигла цели.

– Этот дом в твоём распоряжении, как и все другие, – спокойно произнёс высший.

Кажется, ему даже нравилось, что я проявила интерес к дому.

– Хочу, чтобы тебе везде было комфортно.

Он произнёс это так искренне, что я отказалась от идеи здесь порезвиться, знакомя его с новаторскими дизайнерскими решениями. В конце концов, мне тоже придётся здесь жить, и он прав, в доме должно быть комфортно. И уютно. Определённо стоит пройтись по магазинам и присмотреть что-нибудь. Начать хотя бы со своей спальни. Здесь явно не хватает пушистого ковра у кровати и ярких красок. Нужно сменить коричневое покрывало на более светлое, и добавить подушек на кровать. А в глубокое кожаное кресло можно положить шёлковые валики под спину, это немного разбавит его мрачность.

Или вообще все выбросить и купить другую мебель: легкую, резную, со стеклянными цветными вставками.

Я смутилась, поймав на себе проницательный взгляд демона. Как будто он знал, о чём я думаю и ему нравилось моё желание здесь всё обустроить.

– Пойдём, я покажу тебе дом.

Особняк был огромным. Тем острее чувствовалось отсутствие слуг, тишина давила.

«С другой стороны, не будет любопытных взглядов», – сказала себе.

Элементалям нет дела, ругаемся мы с Хамом или нет. Им плевать почему, будучи женатыми, мы не спим вместе. От обычных слуг такое не утаишь.

После осмотра дома, высший предложил проехать по магазинам, если у меня есть желание. Оно было. Находиться в мрачном особняке не хотелось, стены давили. В этом плане поместье в долине не шло ни в какое сравнение. В нём даже дышалось легче.

Подумать не могла ещё неделю назад, что буду степенно прогуливаться под ручку с высшим по улицам Оноры. Мы приехали в Семицветье, квартал самых дорогих магазинов, в которых можно было купить всё, начиная от изысканных ювелирных украшений и заканчивая частными прогулочными яхтами.

Прогулочная яхта, оказывается, у высшего уже была, сделанная по индивидуальному заказу. Мимо ювелирных магазинов я его протащила, а вот для интерьера спальни сделала заказ. Еще прошлись по магазинам одежды, где я купила себе дорогие, но скромные рубашки для сна и пеньюары. Все же спальни у нас смежные, и проверять выдержку супруга соблазнительными кружевными нарядами я не собиралась.

Мне понравилось ходить по магазинам с Хамом. При его появлении покупатели забывали зачем они пришли и уходили, а продавцы делали хорошие скидки, лишь бы мы скорее ушли. Всё же аура у высших демонов тяжёлая, давящая. Это я ее не чувствую.

За что и поплатилась.

Увлечённые прогулкой, домой мы вернулись к вечеру. Днём поели в городе, а вот ужинали в особняке. Я ещё не познакомилась с поварихой, но её талант оценила. Она наготовила столько всего вкусного, что можно было накормить ещё десяток гостей.

Разомлевшая после сытной еды, я приняла предложение высшего посидеть у разожженного камина. Несмотря на летнюю погоду за окном, в доме было прохладно, так что тепло камина пришлось кстати. И вот смеркалось, мы мирно беседовали и тут меня как обухом по голове – адепты! Я же их сама направила в музей и тянуть с проникновением они не будут. А вдруг попадутся? Я же себе этого никогда не прощу!

– Дэрин, что случилось? – заметил мою тревожность высший.

– Мне нужно срочно в Академию! – кусая губы, объявила я. – Один из моих адептов влюбился. Не в меня! – едва не заорала, так как глаза Хама медленно начали алеть, – в свою соотечественницу.

– Дай мне развернутый ответ, Цветочек, потому что пока я не понял ничего.

Вот как объяснить ему про первую любовь, трепет ресниц и так далее? Я подумала и решила изложить по-военному коротко:

– Адепт влюбился. Она требует калмана. Они решили его спе… стащить из музея. Я подсказала.

Нет, ну что, я изложила проблему. Судя по взгляду, Хам все понял, как-то странно кашлянул и спросил:

– Орк что ли?

– Он самый.

Хам поставил опустевший бокал на столик, откинулся на спинку кресла и спросил:

– А ты здесь причем?

– Чувствую ответственность. Я им про музей подсказала.

– И что? – равнодушно спросил Хам. – Если попадутся – их проблемы. Будущие воины должны уметь просчитывать риски.

– Риски они просчитывают на занятиях, а тут любовь!

– Ну и благослови их мысленно, – зевнул высший, – смотритель музея уже пьяный валяется, скорее всего. Так что украдут чучело, покажут строптивой девчонке и все будет хорошо. А попадутся – их вина. Ты то что прыгаешь?

– Я же сказала, мне надо в Академию!

Только было расслабившийся Хам снова ощутимо напрягся. Это было видно по тому, как он сжал подлокотники кресла. Они аж затрещали.

– А ты что там забыла?

Сказка про белого бычка, честное слово.

– Я им подала идею. И хочу проследить, чтобы все прошло гладко. Тем более, Декст – хороший адепт. А орчанка – дура.

– Не дура, а практичная особа. Они же выбирают самцов по силе. Сумел добыть – значит хороший муж будет, и потомство крепкое. И не надо тридцать лет ухаживать.

Что-то в последней фразе мне послышалось ехидство. Тоже поставила бокал на столик и встала. Чтобы сердито проговорить:

– Уж не знаю там про тридцать лет, не довелось мне этого узнать. Но кто-то обещал ухаживать.

Хам развел руками в стороны, изображая объятия. Мол, идем, поухаживаю. Оказывается, у него и чувство юмора есть. Но очень хорошо спрятанное. Просто не высший, а кладезь талантов.

– Цветочек, а что, помощь адептам в устройстве личной жизни как-то повлияет на мои отношения с женой?

– Жена будет безумно благодарна, – заверила я, уже догадываясь, что сказала чуть больше, чем хотелось. Сейчас Хам в лучших мужских традициях потребует в качестве награды или поцелуй, или проживание в одной спальне.

Но высший не спешил с подобными притязаниями. Сидел и потирал подбородок. При этом то глядя в окно, где уже сгустились сумерки, то на меня.

– С другой стороны, – проговорил медленно, глядя мне в глаза, – если у твоего адепта все сложится, то могут родиться дети. А в таком союзе они наверняка будут сильными. Будущее Империи.

– У высших изумительная логика, – решила польстить я, – и вы всегда радеете за будущее Империи.

– Мы давали присягу Императору, – ответил Хам.

Потом хлопнул ладонями по подлокотнику и встал. Я машинально вжалась в спинку кресла. Все же высший огромный. Прямо скала.

Все еще не верю, что теперь его жена. Да ладно, несколько дней назад он мою грудь «сомнительными прелестями» обозвал. А теперь даже на ухаживания соглашается.

– Ты пойдешь так? – спросил Хам, взглядом давая понять, что ему такой расклад не нравится. Но тут и не поспоришь. Похищать калманов явно лучше не в платье от известного бренда.

– Ты согласен?! – подалась вперед, не веря своему счастью.

– На что только не пойдешь ради будущего Империи…и ради жены. Но учти: вляпаются по собственной глупости – пусть выкручиваются сами.

Это я услышала уже на бегу в гардеробную. Там точно были плотные штаны и рубашка. Сама сегодня выбирала для практических занятий. Быстро переоделась, завязала волосы в узел и скатилась со второго этажа… прямо в руки высшего. Тот, конечно, ситуацией воспользовался и прижал меня к себе. Но тут же отпустил и как-то сухо проговорил:

– Идем порталом, так будет меньше шума. И привратник не заметит.

Демонический портал… бр-р-р-р. У меня даже сейчас внутри все скрутило. Но лишь кивнула и попросила:

– Только поближе к музею. Там как раз заросли густые, никто и не заметит.

Хама так уж точно не заметят. Он натянул черные штаны и рубашку, плюс смуглая кожа. Еще и талант маскировки.

– Может, сами калмана стащим? – предложила я. – Обрадуем Декста.

Но высший был другого мнения:

– Цветочек, не наглей. Помочь – одно дело, а вот провернуть все самим – другое. Если готова и согласна – идем.

Молча подала ему руку и приготовилась к не самым приятным ощущениям. Ну почему их порталы такие отвратительные? И еще более отвратительно, что сами высшие словно и не чувствуют, как их желудок выворачивает наружу.

Зажмурилась в ожидании «приятных» ощущений. Почувствовала, как меня обняли, и сама тоже обхватила высшего за талию. Уткнулась носом в грудь, надеясь, что не выплюну ужин прямо на него.

Вспышка ослепила даже сквозь веки, потом снова незабываемые чувства, когда тебя разбирают и собирают заново, при этом пнув в желудок. Ужин медленно, но верно начал подниматься к горлу, но тут все закончилось. В нос ударил запах жасмина, который в саду Академии рос в огромном количестве. Я же ощутила, как губы высшего обожгли мой затылок, а затем раздалось приглушенное:

– Ужин – в кусты.

Ага, размечтался. Благородные эльфийки не ползают, как упившиеся тролли. Я сделала пару глубоких вдохов и с облегчением поняла, что последовать совету Хама уже не хочу.

– Ненавижу ваши порталы!

– Согласен, лучше скакать на единорогах. Куда как быстрее, да?

Все же он отвратителен, когда издевается, да еще с такой высокомерной рожей. Я кое-как отстранилась, Хам же не препятствовал, а насмешливо следил за моими попытками прийти в себя.

– Едино… – я еще раз глубоко вдохнула, – …единороги хотя бы не… фух… не пытаются тебя вывернуть. Фу-у-у-у-у! Бедный мой… Совуша.

– Это еще кто?

Разговаривать приходилось шепотом.

– Единорог мой. Я его уже год не видела.

– Они же могут жить только на открытых пространствах?

– Да, – вздохнула я, выпрямляясь, – он в наших полях, а я в городе. Жалко. Совуша скучает, я чувствую. Здесь.

Прижала на мгновение руку к сердцу. И тут же спохватилась: мы же тут не переживаниями делимся, а Декста выручаем.


* * * | Пикантная особенность | Глава 18